Буржуазный атеизм Докинза
14-07-2014

Люди сегодня, несмотря на продолжающуюся научно-техническую революцию, во многом остаются глубоко религиозными, особенно в отсталых странах так называемого «третьего мира». Да и в развитых странах религия, несмотря на некоторую потерю церковью своего авторитета, многие люди остаются верующими. Разумеется, подобное положение дел вызывает среди передовой интеллигентской среды неприятие и появляются теоретики атеизма, бросающие вызов религиозному мракобесию.

По признанию западных СМИ, самым популярным атеистом сегодня является Ричард Докинз. По анализу его воззрений можно сделать вывод о взглядах, которых придерживается большинство атеистической общественности.

I. Докинз и философия

Так или иначе, вопрос существования бога уходит в область философии. В игнорировании философских оснований бога и религии заключается первый промах Докинза. Он поет осанны науке, считая, что сами по себе естественнонаучные знания способны вытравить религиозную чуму. К сожалению, это не так. Безусловно, научные открытия способны отвоевать у церкви некоторое место в умах людей, но для бога там всегда останется место. Теологии под давлением науки пришлось признать и идею возникновения человека, и современную теорию строения космоса, но идеализм и богословие, как разновидность идеализма, обладает огромной способностью к спекуляциям. Путем этих спекуляций дарвиновская теория преподается как «божественный задел в природу, который и позволил появиться человеку», а известный Большой Взрыв оказывается спровоцированным божественным вмешательством. И здесь наука сама по себе уже бессильна. Ее достижения признаются, а вопросы «божественного вмешательства» — это уже вопросы философии. Поэтому столь сильное преклонение Докинза перед научным знанием выглядит довольно странно. Ему также могут преклоняться и теологи без какого либо ущерба для своих мракобесных теорий.

Однако, участвуя в решении подобных вопросов, человек вторгается в философскую область, пусть и несознательно. Докинз в своей полемике с мусульманским журналистом в Оксфорде утверждает о невозможности верификации бога, то есть невозможности свести его к чувственному восприятию. Верификация — это позитивистский прием, прием субъективного идеализма. Сведение познания исключительно к чувственному восприятию, к опыту и эксперименту — такой критерий явно недостаточен для науки.

Особенно его недостаточность проявляется в науках, изучающих фундаментальные вопросы мироздания. Верификации не поддаются и основные законы физики, и законы общества (нельзя «прочувствовать» стоимость, эксплуатацию, товарно-денежные отношения). Но это не отменяет их научности. Поэтому и невозможность верификации бога никак не опровергает его существования. Еще одна брешь в докинзовском атеизме для теологии.

На самом деле, опровержение богословия(и идеализма в целом) возможно только с материалистических позиций. Материализм прямо утверждает о первичности материального в мире. Он утверждает о бесконечности мира, что сразу отбрасывает доказательства бога из необходимости в перводвигателе и первоначале. Раз мир бесконечен, то никакого «первого звена» в цепочке причинно-следственных связей нет, так как их количество тоже бесконечно. Но Докинзм об этом не говорит. Он посредственно признает конечность мира, утверждая, что наличие перводвигателя не означает того, что этот перводвигатель является богом. Просто непаханное поле для идеалистических спекуляций!

Из этих материалистических посылок следует то, что в мире попросту нет места для бога. Он прекрасно объясняется из самого себя. Попытки религиозных деятелей «всунуть» бога в передовые области науки, где окончательная истина еще не установлена и царит сомнение, выглядят крайне мерзко. Когда в этих областях все будет открыто окончательно и появятся новые нераскрытые вопросы, теология вновь побежит вперед телеги и будет тыкать туда своим богом. Эстетические доказательства бытия божьего Докинз отвергает последовательно, но он просто взял их у прежних философов без изменения.

В общем, можно сказать, что он борется с религией с чисто естественно-научных позиций, а в философии остается на позитивистских субъективно идеалистических воззрениях, которые скорее культивируют поповщину, чем с ней борются.

II. Социальные корни религии.

Почему же религиозное мировоззрение было и во многом остается столь массовым? Развернутого ответа на этот вопрос Докинз так и не дал. Однако, интересно посмотреть на то, что он все таки сказал по этой теме.

Например он утверждает о том, что религия берется из незнания человеком законов природы и страхом перед непокоренной стихией природы. Несомненно, это является одной из причин, но далеко не определяющих. Необходимо искать действительно общественные корни религии, так как и сама религия — явление общественное. В первобытном обществе человек был абсолютно бессилен перед природой и знания о ней были крайне скудными. Однако религии тогда не существовала, мифологическое мировоззрение отличалось от нее существенно хотя бы тем, что оно не делило мир на естественный и сверхъестественный, для него все было едино, в то время как для религии это деление было основополагающим. А возникла она в тот момент человеческой истории, когда знания о природе были куда богаче, чем в дорелигиозный период. В конце, концов, сегодня среди известных ученых достаточно верующих, а их в незнании науки тяжело обвинить. Все это говорит против докинзовского (и не только, на корнях религии от незнания стоит почти весь современный атеизм).

Чтобы понять сущность религии, необходимо распостранить общефилософский материализм на общество. Только тогда мы сможем проследить через материальные общественные отношения между людьми их влияние на надстройку — общественное сознание. Религия возникла точно тогда, когда первобытное бесклассовое общество стало разлагаться и возникали первые классовые общества — рабовладельческие и азиатские. Именно тогда возникло отчуждение человека и эксплуатация. Именно тогда человек начал искать спасение от тягот земной жизни в мире загробном, божественном. Именно тогда общественные силы, властвующие над ним, он стал обожествлять и давать им полное всемогущество(совпадающее с всемогуществом эксплуататорских классов).

Религиозные институты были порождены самими верующими (вопреки мнение многих атеистов, что поповщина насильно взяла власть над паствой и заставила их верить) и при этом они закрепляли власть эксплуататоров и держались за нее до конца — в этом и заключается реакционная суть религии. При смене формаций, при революциях, передовые классы всегда шли против религии(по крайней мере, против религии существующей).

Широко известен прогрессивный атеизм буржуазных философов и политиков Нового времени, однако после взятия власти капиталистами они быстро подстроили религиозные институты под свои нужды против нового передового класса, который только набирал силу — пролетариата. А знамя атеизма подхватила философия этого передового класса — марксизм. И именно марксистский атеизм, который проводится с диалектическо-материалистических позиций является наиболее глубоким и последовательным.

Но атеизм Докинза, да почти весь современный атеизм является именно буржуазным. Он представляет собой изуродованную и искореженную (подстать современной буржуазии!) версию атеизма либеральных просветителей 18 века (Докинз бесконечно далек даже до них). Оно и понятно, прямой и последовательный атеизм сегодня возможен только с революционных, антибуржуазных позициях. Либералы же, носители буржуазного атеизма, не выступают против эксплуатации и угнетения, потому и не могут последовательно провести атеизм, ибо тогда им придется стать марксистами.

Источник

 



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.