Совещание по вопросам партийной пропаганды и агитации

Совещание по вопросам партийной пропаганды и агитации при ЦК ВКП(б)

(4 — 7 декабря 1935 г.)

ОТДЕЛ ПАРТИЙНОЙ ПРОПАГАНДЫ И АГИТАЦИИ ЦК ВКП(б)
СОВЕЩАНИЕ
ПО ВОПРОСАМ
ПАРТИЙНОЙ ПРОПАГАНДЫ
И АГИТАЦИИ при ЦК ВКП(б)
 
 
(4 — 7 декабря 1935 г.)
ПАРТИЗДАТ ЦК ВКП(б). 1936
Всем заведующим отделами партийной пропаганды и агитации обкомов, крайкомов и ЦП нацкомпартий, начальникам политуправлений, ЦЛ ВЛКСМ и заведующим культпропами горкомов и райкомов ВКП(б).
 
 
 
 
НАПРАВЛЯЕМ ВАМ В КАЧЕСТВЕ ИНФОРМАЦИОННОГО МАТЕРИАЛА, НЕ ПРЕДНАЗНАЧЕННОГО ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В ПЕЧАТИ, СТЕНОГРАММУ СОВЕЩАНИЯ ПО ВОПPOCAM ПАРТИЙНОЙ ПРОПАГАНДЫ ПРИ ЦК ВКП(б), СОСТОЯВШЕГОСЯ 4 — 7 ДЕКАБРЯ 1935 г.
 
ОТДЕЛ ПАРТИЙНОЙ. ПРОПАГАНДЫ И АГИТАЦИИ ЦК ВКП(б)
 

 

 
4 — 7 декабря 1935 г. состоялось при ЦК ВКП(б) совещание заведующих отделами партийной пропаганды и агитации обкомов, крайкомов и ЦК нацкомпартий под руководством заведующего Отделом партийной пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) т. Стецкого А. И.
В совещании помимо работников Отдела партийной пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) приняли участие заведующие отделами партийной пропаганды и агитации ЦК нацкомпартий: ЦК КП(б) Украины — т. Ашрафьян, ЦК КП(б) Белоруссии — т. Коник, Закавказского краевого комитета партии — т. Бедия, ЦК КП(б) Азербайджана — т. Гусейнов, ЦК КП(б) Армении — т. Арисьян, ЦК КП(б) Грузии — т. Гогешвили; от обкомов и крайкомов: т. Позерн — Ленинградский обком, т. Хавинсон — Ленинградский горком ВКП(б), т. Дедиков — Московский обком, т. Ратнер — Московский горком ВКП(б), т. Кабулов — Казахстанский крайком, т. Семякин — Северокавказский крайком, т. Рысин — Курский обком, т. Татулов — Саратовский крайком, т. Хорошко — Северный крайком, т. Каучуковский — Сталинградский крайком, т. Сливицкий — Куйбышевский крайком, т. Партигул — Горьковский крайком, т. Дволайцкий — Азово — черноморский крайком, т. Лисин — Кировский крайком, т. Каган — Западный обком, т. Восканян — Калининский обком, т. Сергеев — Донецкий обком, т. Ипполитов — Челябинский обком, т. Раскин — Чувашский обком, т. Карпов — Киевский обком, т. Николаев — Харьковский обком, т. Васильев — Ивановский обком, т. Фрумкина — Западносибирский крайком, т. Котов — Архангельский горком, т. Рагимов — Бакинский горком; от ЦК ВЛКСМ — секретарь ЦК ВЛКСМ т. Файнберг; от политуправлений: ПУРККА — т. Харитонов, НКПС — т. Сунгурова, Наркомвода — т. Южный, Наркомпищепрома — т. Джабиев, Гражданского воздушного флота — т. Орлов и заведующие культпропотделами райкомов Москвы.
В совещании принимал участие секретарь ЦК ВКП(б) т. Андреев А. А., выступивший с большой речью об очередных задачах в области партийной пропаганды и агитации. В своей речи т. Андреев охарактеризовал основные недостатки в состоянии пропагандистской работы и указал конкретные задачи, стоящие перед отделами партийной пропаганды и агитации.
На совещании обсуждались следующие вопросы:
1.                 Организация сети партийного просвещения (система, типы школ и кружков, комплектование). Сообщение т. Позерна (Ленинградский обком), т. Хавинсона (Ленинградский горком), т. Ашрафьяна (ЦК КП(б) Украины).
2.                 Состояние занятий в партийных школах и кружках и руководство их работой по существу. Сообщение т. Ратнер (Московский горком), т. Восканяна (Калининский обком), т.Сергеева (Донецкий обком).
3.                 Организация помощи пропагандистам (переподготовка, пропсеминары, парткабинеты, инструктаж и информация пропагандистов, организация обмена опытом, бюджет времени, работа над повышением культурного уровня). Сообщение т. Бройдо (Ленинский райком, Москва), т. Дедикова (Московский обком), т. Семякина (Северокавказский крайком).
4.                 Об учете и подборе пропагандистов. Сообщение т. Бедия (Закавказский крайком), т.Хорошко (Северный крайком).
5.                 Постановка низовой агитации. Сообщение т. Дволайцкого (Азово-черноморский крайком), т. Партигула (Горьковский крайком).
 
 
Вступительное слово т. Стецкого
 
Товарищи! Наше совещание созвано по решению Оргбюро Центрального комитета партии. Это совещание пока еще не всесоюзное. Через некоторое время, после того, как новые отделы партийной пропаганды и агитации развернут свою работу, мы созовем более обширное, всесоюзное совещание.
Сейчас работа новых отделов только начинает развертываться. Здесь присутствуют многие товарищи, которые были до этого на работе в качестве секретарей райкомов и на другой работе и которые впервые начинают по — настоящему заниматься работой по партийной пропаганде. Тем важнее для нас посмотреть сейчас, что делается на местах, подвести некоторые итоги работы и внести соответствующие предложения в ЦК.
Нам теперь приходится работать в новых, более сложных условиях. Наша работа протекает в условиях особо возросшего сейчас значения партийной пропаганды, в условиях ликвидации сезонности, растущего разнообразия форм партийной учебы.
В этих новых условиях требования к руководству партийной пропагандой чрезвычайно возрастают.
От нас требуется конкретное и повседневное руководство по существу. И надо сказать, что новые отделы партийной пропаганды и агитации своих задач не выполнят, если они не усвоят того положения, что в этих условиях первостепенное значение приобретают вопросы правильной организации всего дела, что пропагандистская работа — крупнейшая организаторская работа.      I
Я надеюсь, товарищи, что это наше совещание будет проходить под знаком большевистской самокритики. Оно должно вскрыть все недостатки в области постановки партийной пропаганды, все организационные слабости и принять ряд практических решений по всем основным вопросам пропагандистской работы.
Недавно на Оргбюро ЦК ВКП(б) стоял вопрос о состоянии партийной пропаганды в Белоруссии. Отчитывался т. Коник, который здесь присутствует. Я думаю, что он сам расскажет о том, как у них дело обстоит. Материалы обследования по Белоруссии показали крайне слабую постановку этого дела. Это было подчеркнуто в выступлениях секретарей Центрального комитета тт. Андреева и Ежова. Этот важнейший участок партийной работы сейчас в значительной степени предоставлен самотеку: каждый пропагандист ведет свою работу так, как ему вздумается, не имея над собой должного наблюдения и руководства.
Товарищи, вы помните, конечно, то место из постановления ЦК ВКП(б) по Свердловской области, где говорится, что Свердловский обком партии не сделал надлежащих выводов из постановления ЦК «О пропагандистской работе в ближайшее время», не обеспечил должного руководства и своевременной проверки выполнения директив ЦК на местах, а горкомы, райкомы партии (Кабаковский горком — секретарь т. Смирнов, Нижнетагильский горком — секретарь т. Окуджава, Уралмашзавод — секретарь т. Авербах) не организовали комплектования партийных школ и кружков в соответствии с постановлениями ЦК; в партийных кружках и школах не проводятся беседы по вопросам политики партии я международного положения, недостаточно разъясняются членам партии неясные для них или интересующие их вопросы. Вместо действительной заботы о выполнении постановления ЦК указанные партийные комитеты ограничились общими резолюциями и постановлениями. Сами секретари горкомов и райкомов не занимались руководством партийно-пропагандистской работы, перепоручая это дело отдельным; работникам партийного аппарата.
Здесь было прямое нарушение указаний о том, чтобы внимательнейшим образом учитывать уровень развития, интересы каждого коммуниста, прежде чем направлять его в какой-либо кружок.
Отдел партийной пропаганды и агитации Свердловского обкома отнесся пренебрежительно к таким вопросам, как, например, вопросы подготовки пропагандистов, в частности, к делу проведения областных курсов пропагандистов. Центральный комитет в своем постановлении указал заведующему отделом партийной пропаганды и агитации Свердловского обкома на то, что он лично не позаботился о подборе пропагандистов на эти областные курсы, что бюро обкома не утверждало состава курсов, в результате чего 50%: -из выпуска этих курсов не могли быть использованы на пропагандистской работе. Такое же пренебрежение самыми элементарными правилами организаторской партийной работы получилось и у т. Коника в Белоруссии.
В Белоруссии было затеяно большое полезное дело — были созданы республиканские курсы по подготовке пропагандистов. На эти курсы были ассигнованы огромные средства, им было предоставлено хорошее помещение как для занятий, так и под общежитие. Казалось, курсы должны были работать хорошо. Что же обнаружил т. Зеймаль? Эти курсы оказались в самом беспризорном положении. Заведующий отделом партийной пропаганды и агитации ЦК КП(б) Белоруссии т. Коник не позаботился о том, чтобы самому подобрать на эти курсы пропагандистов. Состав курсантов оказался засоренным: партийно невыдержанными и даже классово враждебными элементами. Из 117 курсантов 42 оказались с партийными взысканиями. При проверке партийных документов 5 человек были исключены из партии, причем некоторые из них не подходили для курсов даже по возрасту: вместо требуемых 35 лет один имел 46 лет. Такое отношение к делу подбора пропагандистов мы считаем преступным.
Нужно усвоить, прежде всего, то положение, что мы не сможем поставить партийную пропаганд), если Не возьмемся как следует за изучение и подбор тех работников, на которых возлагается эта ответственейшая партийная работа—работа по партийному воспитанию масс, начиная от .пропагандиста на фабрике, на заводе, в колхозе и кончая самим аппаратом, руководящим делом партийной пропаганды.
Второй чрезвычайно серьезный вопрос — это вопрос о руководстве партийными школами и кружками по существу, по содержанию работы и о системе партийного просвещения. Постановление Центрального комитета «О пропагандистской работе в ближайшее время» отнюдь не означало, что мы можем ликвидировать всякую систему в прохождении коммунистами политической грамоты, в прохождении истории партии. По этому вопросу мы имели указания и товарища Сталина.
После усвоения основных сведений по политграмоте нужно, чтобы партийцы изучали историю партии. Нужно, чтобы у них была историческая перспектива и знание конкретных фактов борьбы. Вопросы ленинизма нужно изучать на базе знания истории партии, знания исторических фактов, иначе изучение ленинизма превратится в формальное изучение, © схоластику. К сожалению, об этих совершенно определенных установках часто забывают. Я, пожалуй, не ошибусь, если скажу, что сейчас это дело в значительной мере предоставлено самотеку. Каждый пропагандист ведет работу, как ему вздумается, занимается столько и теми вопросами, какими ему захочется.
Тов. Столяров, ответственный инструктор ЦК ВКП(б) по пропаганде, был в Азово-черноморском крае и ознакомился с состоянием руководства сетью партийного просвещения. Каким образом осуществляется там это руководство? Достаточно сказать, что на одном заседании бюро крайкома была утверждена вся сеть партийных кружков и школ по краю, по всем районам края. Так ведь, т. Дволайцкий?
ДВОЛАЙЦКИЙ. Не на одном, а на двух заседаниях.
СТЕЦКИЙ. Сколько у вас районов? I
ДВОЛАЙЦКИЙ. 144 района.
СТЕЦКИЙ. Итак, на двух заседаниях крайком утвердил всю партийную Сеть по 144 районам Один этот факт достаточно характеризует состояние работы по комплектованию сети школ и кружков в крае. И действительно, когда приехал т. Столяров в Кущевский район Азово-черноморского края, то оказалось, что в этом районе всех без исключения партийцев, охваченных партийными кружками, определили в кружки по истории партии. Проверка работы этих кружков показала, что эта работа не выдерживает никакой критики.
Подобные факты, к сожалению, имеют место не только в Азово-черноморском крае. Это происходит и в целом ряде других мест. Подобные явления можно наблюдать и на некоторых московских предприятиях. Тов. Ратнер великолепно знает, что и в Москве подчас комплектование происходит таким образом, что в кружки по истории партии попадают партийцы, которым еще нужно изучать политическую азбуку. Людям дают, скажем, повышенный учебник Волина и Ингулова, тогда как они не умеют читать или читают еще по складам.
 
Мы должны сейчас проделать большую работу над тем, чтобы партийные учебники, которые выпущены и в настоящее время выпускаются, были правильно использованы. Нужда сказать, что эти учебники выходят в больших тиражах. Тов. Рабичев не жалеет на это бумаги, он говорит, что выпустит столько учебников, сколько — потребуется. Уже вышел сокращенный учебник Ингулова «Политбеседы», учебник для деревни Карпинского, учебник Волина и Ингулова. Я повторяю, что эти учебники вы можете получить в таком количестве, какое вам нужно. Но, к сожалению, как это выясняется из бесед с заведующими отделами (партийной пропаганды и агитации обкомов и крайкомов, они не знают ни количества полученных на месте учебников, ни того, какие это учебники и как они распределяются по области, краю, какие имеются недочеты в этом деле. Товарищи этим делом не интересуются, не занимаются им, несмотря на то, что следить за сроками отправки учебников входит в круг их прямых обязанностей. Между тем, нужно изо дня в день следить за тем, чтобы эти учебники получались, следить за сроками их отправки и получения на месте, нужно учесть, где более всего в них нуждаются. Сейчас закончена верстка нового учебника по истории партии. Этот учебник создали несколько авторов. На него много потрачено сил и т. Ярославским, и т. Кнориным, и т. Поспеловым.
И вот, товарищи, надо проделать большую организаторскую работу, чтобы все эти учебники были использованы правильно. А для этого нужно знать, какой кружок в какой литературе нуждается, нужно знать, какие учебники и в каком количестве нужны отдельным районам.
Следующий вопрос, который мы здесь будем обсуждать, — это вопрос о пропагандисте. Нужно сказать, что для нас всех пропагандисты представляют пока что сплошную массу. Мы не научились выделять наших лучших людей, поощрять их, показывать образцы хорошей работы. Это наш грех. Нам; надо обсудить и вопрос о том, как выдвигать и поощрять лучших пропагандистов. Тут нам надо будет сказать и относительно того, каким образом освещать работу этих лучших людей по линии нашего бюллетеня «В помощь партийной учебе», по линии печати. Мы должны поставить во всю ширь вопрос о помощи им, мы должны помогать литературой, создать специальный фонд для этого. Наши пропагандисты должны почувствовать, что о них заботятся, что знают об их работе. Надо поставить на должную высоту постановку консультаций пропагандистам, работу пропагандистских семинаров и партийных кабинетов.
Вчера было большое совещание пропагандистов, созванное МК, на котором было более 2 тыс. пропагандистов. На совещании выступил целый ряд пропагандистов с жалобами на недостаточную заботу партийных организаций о постановке инструктажа для пропагандистов.
Во всех выступлениях указывалось также на слабую еще работу Парткабинетов. Тов. Хрущев, секретарь Московского комитета, выступивший с очень яркой и содержательной речью, специально останавливался на значении партийных кабинетов в деле помощи пропагандистам.
Товарищи, в новых условиях, при которых тематика кружков и сроки их прохождения часто не совпадают, пропагандистские семинары не всегда удовлетворяют потребности наших пропагандистов. Является большая необходимость в широком развертывании работы по постановке индивидуальных консультаций для них при парткабинетах; а в случае их отсутствия — при культпропах, при заводских партийных комитетах.
Нужно организовать повседневную помощь пропагандисту как по вопросам о том, как вести занятие, как построить план, как ответить на те или иные вопросы рабочих, так и для проверки того, как он думает осветить те или иные вопросы программы кружка, те или иные вопросы текущей политики.
Докладчики, которые будут здесь выступать, были предупреждены о своих выступлениях за месяц, так что, думается, они имели достаточный срок для подготовки своих выступлений.
Я думаю, что мы будем вести совещание таким образом: сегодня (4 декабря) будем заниматься с 2 до 5 часов, а потом с 7 до 10 часов вечера. Завтра мы начнем с 10 часов 30 минут и будем заседать целый день, 6 декабря у нас будет только утреннее заседание, чтобы вечером вы побывали в театрах, а 7 — го надо будет, разбившись по отдельным комиссиям, проредактировать предложения, с тем чтобы подготовить этот материал для решения в ЦК.
Первый докладчик у нас заведующий отделом партийной пропаганды и агитации Ленинградского обкома ВКП(б) Борис Павлович Позерн.
 
 
ПОЗЕРН
 
Ленинградский обком ВКП(б)
 
Товарищи, я буду говорить о состоянии партийной пропаганды в Ленинградской области. О состоянии партийной пропаганды по Ленинграду будет говорить т. Хавинсон.
Каково общее состояние нашей партийной сети по Ленинградской области?
Хотя всякие суммарные цифры могут дать лишь относительную характеристику положения партийной пропаганды и должны быть принимаемы с очень большими ограничениями, я все — таки начну с приведения нескольких таких суммарных цифр, которые показывают, что наряду со значительными недочетами в состоянии партийной учебы в области имеются и некоторые несомненные шаги к лучшему.
По 66 районам нашей области мы имеем по сравнению с прошлым годом значительные изменения. По истории партии в 1934 г. мы имели 495 кружков, в которых числилось 2 650 членов партии и 1 000 кандидатов. Сейчас мы имеем 1213 кружков по истории партии и в них 7 600 членов партии и 3 200 Кандидатов. Огромный сдвиг в этом отношении должен быть, несомненно, признан.
В значительной степени сократилось число кандидатских кружков. Сейчас кандидатских кружков или школ осталось 460; они охватывают 5 400 человек и хотя носят разные названия, но по существу это те первичные кружки, в которых проводится обучение по учебникам Карпинского и Ингулова и дается ознакомление с уставом и программой партии.
Большие изменения, произошли в составе кружков. Количество членов партии, вовлеченных в учебу, значительно возросло. В прошлом году в составе кружков мы имели 76% членов партии, в этом году около 85%. В 1934 г. у нас было 35% беспартийных в сети партийного просвещения, а в нынешнем году у нас осталось 11% беспартийных. Как известно, в целом ряде случаев партийная учеба по существу превращалась в учебу беспартийных. В этом отношении в нынешнем году достигнуты положительные результаты, но в общем картина еще довольно пестрая по районам и весьма пестрая внутри отдельных районов.
Только что вернулся одни из наших инструкторов с Медвежьей Горы (Карелия) и рассказал о том, как на одном кружке беспартийный статистик Вебер превзошел своими познаниями всех коммунистов. Почему это так получилось? Потому, что он подготовился к занятиям как следует. И это не единичный случай, товарищи. В деревне в ряде случаев сельская интеллигенция, комсомольцы, учителя и учительницы начинают играть первую роль в школах и кружках.
Из этого примера видно, что и сейчас вопрос о том, чтобы партийные кружки были действительно партийными кружками и чтобы члены партии играли в них роль первых активистов, с очереди еще не снят, несмотря на значительное увеличение количества членов партии в партийных кружках и шкалах.
Раньше мы имели ряд таких случаен, когда товарищи по нескольку лет обучались в кандидатских школах. Например, но Псковскому округу выяснилось, что около 12% членов партии по 5 — 6 лет находится в кандидатских школах. Аналогичные явления можно было наблюдать и в других местах. В чем тут дело? Когда мы начали изучать состав этих коммунистов, оказалось, что в подавляющем большинстве это малограмотные люди…
СТЕЦКИЙПравильно.
ПОЗЕРН …малограмотные технически. Они не умеют читать газет. СТЕЦКИЙ. А с ними занятий не проводят.
ПОЗЕРН. Правильно. Их и продолжают снова деликатно направлять в кандидатскую школу. По истечении года оказывается, что они по-прежнему не могут дать четкого ответа ни на один из вопросов, и их опять возвращают в — кандидатскую школу.
Сейчас, товарищи, мы ставим вопрос по — иному. Для того чтобы правильно комплектовать сеть партийного просвещения, нужно побороть основное зло — малограмотность коммунистов. Значительное количество городских и особенно сельских коммунистов малограмотно. Мы поставили сейчас себе задачей (это правильно предлагается также в записке, которая нам роздана) обучать коммунистов, создавая для пик специальные группы, общеобразовательные кружки для ликвидации буквенной, технической неграмотности и малограмотности. Мы изыскиваем для этого специальные средства. Там, где нельзя создать группы, мы персонально прикрепляем членов партии — п кандидатов к отдельным педагогам. Это чаще всего придется делать на селе. Мы поставили конкретную задачу к XIX годовщине Октябрьской революции ликвидировать безграмотность «малограмотность членов пашей организации.
СТЕЦКИЙОчень хорошо.
ГОЛОС С МЕСТА. Правильно!
ПОЗЕРН. У нас резко сократилось количество кружков по изучению ленинизма, поскольку большинство членов партии переключилось на изучение истории партии. Сократилось количество кружков по политэкономии и по экономполитике. Ряд кружков по ленинизму был организован из товарищей, которые не знали по — настоящему истории партии. Что эти дутые кружки уничтожены, — это неплохо. Но кое — где дается уже директива: бросай кружок по ленинизму, переключайся на изучение истории партии. У нас в 9 районах кружки по изучению истории партии являются единственной формой партийной учебы. Это неправильно. Это недочет, который мы сейчас выправляем.
Кое — где наблюдается еще такое явление. У нас есть два района, где имеются одни только кандидатские школы. Других форм партийной учебы нет. Работники этих районов рассуждают так: как же нам переводить товарища в кружок по истории партии, когда он основ политграмоты, устава партии и программы как следует не знает? Борясь за качество учебы, эти горе — руководители решили начать всю политучебу с начальных кружков. Это, конечно, говорит о том, что люди не научились подходить дифференцированно к отдельным членам партии. Это — перегиб, который тоже нужно исправлять,
По 66 учтенным нами районам осталось только 29 кружков по изучению ленинизма, и то в 13 районах. Кроме того, насчитывается у нас 8 кружков в 5 районах по изучению отдельных произведений классиков марксизма. Это, конечно, тоже недостаточно.
Я должен еще сказать, что мы пока не побороли сезонности в работе партийных школ. Я бы сказал, что у нас нет ни одного района, который бы полностью ликвидировал так называемую сезонность. Даже наши лучшие районы по постановке пропаганды, как, например, Тихвинский, Кингисеппский, Вознесенский, ликвидировали сезонность преимущественно только в работе кружков на предприятиях.
В тезисах Отдела партийной пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) отмечается такой недочет, как переключение работы всех наших партийных школ и кружков та изучение решений VII конгресса Коминтерна, вследствие чего вся остальная работа кружков и школ оказалась отодвинутой в сторону, притом изучали конгресс Коминтерна чуть ли не три месяца. В некоторых районах наблюдается еще следующее: вся прежняя структура поломана, все звенья школьной сети организованы заново, из всех кружков политграмоты, из кружков по истории партии и ленинизма образованы объединенные кружки по изучению решений Коминтерна.
ГОЛОС С МЕСТА. И назвали их специальными кружками.
ПОЗЕРН. Это, по-моему, — я тут буду говорить прямо, — перегиб. Многие кружки очень долго изучают решения конгресса Коминтерна, посвящают им 10 — 12 занятий. Чем это объясняется? Тем же, чем объясняется шестилетнее пребывание партийцев в кандидатской школе политграмоты, — низким качеством работы кружков. В Череповецком районе мы обследовали одну школу, где, несмотря на то, что доклад т. Димитрова был проработан на трех занятиях, он не был усвоен слушателями.
ХАВИНСОН. Не в том беда, что вся сеть изучала решения конгресса Коминтерна, а в том, что их плохо изучала.
ПОЗЕРН. Плохо изучали в значительной части потому, что недиференцированно подходили к слушателям.
Если говорить в целом о постановке дела партийного просвещения в нашей области, то наша сеть должна быть охарактеризована как работающая еще недостаточно удовлетворительно. Это объясняется, прежде всего, невысоким качеством пропагандистов и недостаточной их подготовленностью. Но рядом с этим в некоторых наших организациях еще имеет место явное пренебрежение партийной учебой, слабая подготовка пропагандистов к занятию, отсутствие подготовки со стороны членов кружков. Например, в боровичской организации (это одна из лучших наших районных организаций), которая по вопросам пропаганды и организации сети партийной пропаганды выносила очень хорошие решения, мы обнаружили полное невнимание к вопросам подготовки пропагандистов. Райком партии утвердил и пропагандистов и сеть. Им утверждены и руководители семинаров, по, оказывается, что ни одно решение не проведено в жизнь.
ГОЛОС С МЕСТА. Это бывает.
ПОЗЕРН. Это катастрофический случай: на бумаге все прекрасно, а на деле никуда.
Что же сделано памп; в деле подготовки пропагандистских кадров? Мы в этом году солидно переподготовили около 300 пропагандистов. Мы создали золотой фонд пропагандистов для Ленинградской области. У нас были так называемые пропагандисты областкома, которые работали в МТС. Вот из этих пропагандистов областного комитета партии мы составили две группы в 42 человека, поместили их в дом партийного просвещения и 6 месяцев они там учились. Большинство из них были с комвузовским образованием (комвуз им. Кирова, комвуз им. Сталина). Они 6 месяцев работали в основном над историей партии. Из этих товарищей мы укомплектовали культпропы в районах области и парткабинеты. Но надо сказать, что это капля в море.
Алексей Иванович Стецкий вполне правильно указывает на беспорядки в партийных школах. Конечно, мы еще плохо руководим ими. От нас требуется более регулярное и конкретное руководство. Но все же водворять порядок сейчас в партийных кружках нелегко. Для этого нужно, прежде всего, иметь в каждом кружке учебник и программу. Вы говорите об учебниках, но учебники появились 2 — 3 недели тому назад, и то только по политграмоте, а по истории партии учебника нет.
КНОРИН. Старый учебник есть же?
ПОЗЕРН. По старым учебникам не всегда выходит.
СТЕЦКИЙ. Учебник Кнорина переиздан.
ПОЗЕРН. Он очень труден. Я еще ставлю вопрос о том, чтобы дать программу дли кружков по истории партии. Лишь тогда будет у нас полный порядок, когда каждый член кружка получит учебник и программу. Думаю, что я не ошибаюсь.
Еще несколько слов о схоластике, школярстве, об оторванности кружков от задач практической работы. И здесь у нас дело обстоит неважно. Но у нас имеется в этом отношении интересный опыт. Мяксинский райком на кружках истории партии и на других кружках ввел, как правило, чтение вслух и проработку очередных важнейших передовых «Правды». Этим товарищи очень довольны. Они сразу вводятся в курс важнейших событий в стране и важнейших решений партии. Мы предлагаем этот опыт широко применять в каждом кружке при беседах, проводимых по текущей политике. Эти беседы должны в значительной степени базироваться на передовых статьях органа Центрального комитета партии. Я уж не говорю здесь о выступлениях членов Политбюро. Последним выступлениям товарища Сталина посвящаются специальные занятия.
Но, товарищи, повторяю, неумение пропагандистов увязать учебу с практикой — явление почти повсеместное, оно объясняется, прежде всего, тем, что мы по — настоящему, не сумели вовлечь в руководства учебой организаторские кадры секретарей парткомов. — Там, где секретарь парткома сам руководит кружком, там по нему равняются и другие, а где секретарь райкома и парткома не руководит кружком, там никакой силой нельзя заставить активистов работать по-серьезному. Это общее явление.
Теперь разрешите пройтись коротенько по отдельным звеньям сети партийных школ и кружков.
Я скажу прямо, что тот тип двух ступеней школы политграмоты или кандидатской школы, который указывается в разосланной нам сегодня записке, — школы пониженного типа и нормальной, — у нас не прививается. Можно ли и нужно ли обязательно устанавливать эти две ступени как два особых типа кандидатских школ? Для меня это не совсем ясно. Я думаю, что одна школа политграмоты по уровню слушателей будет несколько выше, а другая — более элементарной. Если обязательно устанавливать две ступеньки школы политграмоты, то за этим последует третья ступень — изучение основных этапов истории партии, четвертая — кружок по истории партии, затем — важнейшие моменты в истории партии, потом — кружок ленинизма, потом — изучение отдельных произведений. Как бы не вышло у нас школы — семилетки. Я ни в коей мере не против последовательности в партийной учебе, но я против того, чтобы обязательно создавать многоступенчатую лестницу.
Между прочим, тут в записке, розданной нам сегодня, нет прямых указаний на обязательность Ознакомления в школах политграмоты; с уставом и программой партии.
ГОЛОС С МЕСТА. Там имеется целый раздел.
ПОЗЕРН. В отношении кружков по истории партии я думаю, что нужно подчеркнуть обязательность лучшего их комплектования, а также лучшей подготовки и подбора пропагандистов для них.
Обязательно ли проведение всех членов партии через специальные кружки по основным этапам истории партии?
Я думаю, что такого правила не должно быть. У нас партийцы в отношении общего развития и партийной учебы должны двигаться вперед не хуже стахановцев.
СТЕЦКИЙ. Если мы создадим все условия.
ПОЗЕРН. Это правильно, если мы создадим все условия. Нам нужно еще изжить такую практику а работе наших кружков, когда пропагандист — руководитель кружка задачу поднять отстающих членов кружка до уровня передовых выполняет за счет снижения уровня работы кружка, начиная приспосабливать свои занятия к уровню развития отстающих.
Я думаю, что мы сможем это изжить при лучшем комплектовании кружков. Кроме того, я думаю, что пропагандисты и руководители кружков, которые должны участвовать в комплектовании кружков, после нескольких занятий могут и должны сказать, что такой-то член кружка тянет работу кружка вниз, что нужно переукомплектовать кружок.
Конечно, нужно уделить большое внимание отстающим, но не при помощи особой работы с ними в кружке, а путем отдельных занятий с отстающими. Ни в коем случае уровень работы всего кружка не должен снижаться до уровня менее подготовленных товарищей.
Я хочу остановиться еще на одном серьезном вопросе — это на вопросе о необходимости подтягивания тех членов кружков, которые пропускают занятия. У нас есть несколько районов, в которых ведется планомерная борьба с пропуском занятий: Мурманский, Тихвинский и некоторые другие. В лучших кружках проводится следующее: член кружка, который по уважительным или неуважительным причинам пропускает занятие, должен явиться к руководителю кружка. Последний дает ему задание, проводит консультацию, и товарищ, пропустивший занятие, должен сдать нечто вроде зачета по этому пропущенному занятию. Это очень дисциплинирует слушателей кружков. Члены таких кружков, прежде чем пропустить занятие, крепко подумают об этом. Я думаю, что такой порядок нужно ввести во всех без исключения кружках, так как это имеет очень большое дисциплинирующее значение. Раз не пришел на занятия, должен ликвидировать прорыв в работе.
Я хочу еще остановиться на той роли, которую у нас играет заочное обучение. Оно уже твердо вошло в систему нашей партийно-воспитательной работы. Мы поставили перед собою задачу — охватить системой заочного обучения 6 тыс. человек. Мы начали «комплектование с половины октября. Сейчас уже 2368 человек, (по данным на 24 ноября) прошли через установочные конференции.
ГОЛОС С МЕСТА. Сколько времени продолжаются установочные конференции?
ПОЗЕРН. Установочные конференции продолжаются 3 — 5 дней, причем порядок работы с заочниками такой: руководитель является в район один раз в месяц и за три дня подводит итоги по предыдущей теме и затем дает установочную беседу к последующей теме. Через месяц он опять является и т.д. Эта комбинация и «очной» и заочной работы выходит очень хорошо.
ГОЛОС С МЕСТА. А как втянут в это дело руководящий состав, районный? Как с комсомольским обучением?
ПОЗЕРН. Разрешите, я вам приведу справку по четырем районам: Лядскому, Мошенскому, Кингисеппскому и Петриневскому. В этих четырех районах всего охвачено заочным обучением 379 членов партии, 90 кандидатов в члены партии, 9 сочувствующих, 97 комсомольцев и 28 беспартийных. В числе заочников 75 пропагандистов (в этих четырех районах).
СТЕЦКИЙ. Хорошо.
ПОЗЕРН. При этом пропагандисты занимаются разными предметами. В Лядском районе 4 пропагандиста занимаются политэкономией. В Мошенском районе один пропагандист занимается историей ВКП(б), 7 человек — диаматом. В Кингисеппском районе 11 человек занимаются историей партии. В Петриневском районе один занимается политэкономией, 2 человека — историей партии. Это серьезный фактор повышения квалификации наших пропагандистов.
Я должен еще сказать, хотя это, пожалуй, не на мою тему, о слушании лекций из Москвы. Оно укоренилось довольно основательно. Я могу, например, привести календарь Тихвинского райкома на декабрь, в котором указано, что обязательно слушание радиолекций по текущей политике на 3 — е и на 13 — е число.
Теперь, товарищи, я хотел бы остановиться еще на одной форме работы — на кружках руководящего партактива. Я не знаю, во многих ли областях это практикуется, но у нас они привились. В. прошлом году мы провели эти кружки с успехом, довели их до осени. Сейчас возобновляем их работу.
В прошлом году у нас по районам было 74 кружка руководящего актива. Что это за руководящий актив? Основной состав: секретари райкомов, инструктора райкомов, заведующие отделами культуры и пропаганды, где они есть, председатели риков, секретари комсомола, уполномоченные НКВД. Мы к районам прикрепляли лучших пропагандистов, преподавателей комвузов, более квалифицированных работников Института заочного обучения, Комакадемии и т., д. Кружки эти собирались, примерно, раз в месяц. Занятия проводились один — два дня, порядок работы — семинарский. Большинство — 38 кружков — в прошлом году занималось изучением ленинизма, 22 кружка — эканомполитикой и 14 кружков — историей партии. Сейчас они в большинстве переключаются на историю партии. К осени этого года 53 кружка закончили программу. Это все — таки достижение, я считаю, немалое.
УВАРОВ. Через какую это систему?
ПОЗЕРН. Это была смешанная система, мы с вами, с ИМЗО, работали на паях.
ГОЛОС С МЕСТА. Он хочет знать, какой его был пай.
ПОЗЕРН. Руководил всей работой отдел руководящих парторганов совместно с культпропом, а теперь совместно с отделом пропаганды. Людей мы от вас привлекали. Сейчас мы на вас налегаем гораздо крепче.
Надо сказать, что в этих кружках неизбежно находились товарищи с разной подготовкой. Возникает вопрос, стоит ли их объединять в один кружок? Мы пришли к такому выводу, что стоит, потому что здесь собраны работники высшего политического уровня и одно сознание этого заставляет подтягиваться всех членов кружка. Одно то, что в этом кружке состоит секретарь райкома, заставляет подтягиваться инструктора, председателя рика и так далее.
ХАВИНСОН. А также и партгруппу.
ПОЗЕРН. По-моему, это правильно. Этот опыт можно рекомендовать всем.
ГОЛОС С МЕСТА. Московская область тоже широко это развертывает.
ПОЗЕРН. Это очень хорошо, мы всегда с Московской областью рука об руку двигаем дело. Иногда мы вас слушаем, иногда вы нас слушаете. (Смех в зале).
Мы много говорили о помощи пропагандисту, о семинаре для пропагандистов. У нас возникает вопрос о форме этих семинаров. В ряде районов была такая установка, чтобы на семинарах пропагандистов прорабатывались лишь темы очередного занятия. Это было бы возможно тогда, если бы все кружки начинали, например, работу с 1 октября и продолжали бы ее одинаковым темпом. У нас положение такое, что мы сезонность ликвидируем — одни кружки начинают свою работу в октябре, другие — в июле. И по сути дела такая форма семинара ничего не дает. Сейчас, как я уже сказал, мы должны добиться, чтобы семинар пропагандистов способствовал систематическому повышению квалификации пропагандиста.
 
Разрешите остановиться еще на одном вопросе, который является для нас еще неразрешенным. Это вопрос о работе с одиночками. Тут в записке, которая нам роздана, рекомендуется форма стационарной школы. Там говорится о том, что надо собирать одиночек в районном центре или по кустам на полмесяца, на один месяц и готовить их. У нас по разным районам формы учебы одиночек самые разнообразные. В некоторых районах собирают одиночек на один, на два, на три дня по кустам. Районный инструктор, а еще чаще специально посылаемый пропагандист проводят с собравшимися занятия, потом дают задание на следующий месяц. Через месяц собираются опять. Такая форма очень неплоха. Есть другая форма: в районном центре одиночек собирают на 10 — 15 — 20 дней. Собирают обычно в райкоме, где и проводят занятия. Я считаю, что нам надо с одиночками принять следующее: хоть раз в год собирать их на 15 — 20 дней, чтобы дать им зарядку, а затем обязательно собирать их ежемесячно на 1 — 2 — 3 дня по кустам пли в районных центрах. Одиночки нуждаются в том, чтобы одновременно с учебой получать руководящие указания по их текущей партийной работе. В некоторых районах (Лычковский, Вознесенский и др.) райком собирает одиночек раз в один — два месяца дня на три; один день посвящается общепартийному инструктированию, а затем собравшиеся разбиваются на группы, и с ними проводятся занятия. Эго вполне удовлетворяет сельских коммунистов.
Я думаю, что было бы целесообразно предусмотреть в сметах это дело. Было бы очень хорошо организовать курсы для одиночек или в районном центре или по кустам ежемесячно на два — три дня. Надо только учитывать время. Если мы их будем созывать летом, то достаточно и на один день. Что же касается опыта в деле руководства учебой одиночек со стороны инструкторов райкомов партии, то, к нашему стыду, по Ленинградской области в большинстве случаев ничего из этого не выходит. У нас буквально по пальцам можно пересчитать инструкторов райкомов, которые выполняют это дело. Подавляющее большинство их или не может или не хочет уделять этому внимания. Пока еще приходится опираться в основном на пропагандистские кадры.
Мне еще хотелось бы сказать, что для успешной работы всей нашей сети необходимы наглядные и всякие другие пособия. Об этом были разговоры, постановления. Но дело пока не двигается. Нужно, чтобы Отдел партийной пропаганды и агитации ЦК побольше давал нам всякого рода пособий как для кружковцев, так и для пропагандистов и для отделов пропаганды и агитации. Тут нужно обеспечить разнообразие (начиная от указателя художественной литературы и кончая политсловарем). Мы мало в этой области от вас получаем. Сами же мы не можем взяться за это дело.
ГОЛОС С МЕСТА. Относительно работы партийных кабинетов?
ПОЗЕРН. Я считаю, что это к поставленной мне задаче не относится.
СТЕЦКИЙ. Потом будем специально обсуждать этот вопрос.
ПОЗЕРН. Это специальный вопрос.
Я хотел еще отмстить любопытное явление, происходящее от неумения работать. Я уже говорил, что у нас готовятся к занятиям кружка и пропагандисты и члены кружка. А между тем, в некоторых районах было принято постановление, чтобы на кружки по истории партии приходили с конспектами очередного занятия. И тут получается следующее: люди малограмотные начинают просто выписывать цитаты, хотя сами ничего в них не понимают. Хорошее как будто начинание, а его осуществление безобразно.
Я еще хочу остановиться на едином дне учебы. Как у нас обстоит это дело? Из той справки, которую я дал т. Стецкому в печатном виде, выходит, что в Тихвинском районе намечен один день партучебы для города и другой день партучебы для села. У нас по области в этом вопросе огромная пестрота: в одних случаях устанавливается единый день партийной учебы и в городе и на селе, в других случаях — два дня: один — день партийной учебы для промышленных предприятий, а другой — день учебы для села. В иных случаях совсем нет единого дня партийной учебы. Вопрос этот заслуживает серьезного внимания. К чему приводит единый день партийной учебы? С дочки зрения организационной это очень удобно. Можно легко следить за посещением кружков, можно на этот день партийной учебы освободить и кружковцев и пропагандистов от всяких заседаний, совещаний, от вызовов. Но, товарищи, это имеет и минусы. Мы упираемся в недостаток пропагандистов. В единый день партийной учебы все без исключения, в там числе и профессионалы (районные пропагандисты, культпропы, заведующие партийными кабинетами), могут быть использованы только в одном кружке. Если бы мы ввели два дня, мы могли бы усилить использование пропагандистов. Это очень серьезный вопрос.
ГОЛОСА С МЕСТ. Мы возражаем.
РАТНЕР. Возражаем.
СТЕЦКИЙ. Выдержит ли пропагандист двойную нагрузку?
ХАВИНСОН. Вы говорите о платных пропагандистах или вообще о пропагандистах?
ПОЗЕРН. Я говорю, не следует ли нам, учитывая особенности данного района и данной организации, предоставить ей самой установить свой день учебы.
ГОЛОС С МЕСТА. Свой день учебы? Тогда ничего не выйдет.
РАТНЕР. Завод может иметь свой день учебы.
ПОЗЕРН. Если есть пропагандист Позерн или пропагандист Ратнер, то можно договориться и насчет двух вечеров в неделю.
РАТНЕР. Если речь идет о платных пропагандистах, это особая статья, а если о массовых пропагандистах, то они не смогут, конечно, давать более одного вечера в шестидневку.
ПОЗЕРН. Речь идет и о районном пропагандисте, который является платным пропагандистом, и о культпропе, который призван пропагандировать. Давайте обсудим этот вопрос. Я очень рад, что встретил живые реплики.
Мы в ряде районов выяснили, что из — за единого дня партийной учебы ни одни пропагандист не может учиться на опыте другого. Он не может пойти на занятие другого пропагандиста.
РАТНЕР. Это правильно. Это так.
ПОЗЕРН. Это очень серьезный вопрос — обмен опытом. А мы только тогда сумеем поднять работу пропагандистов на высшую ступень, когда мы дадим им не только знания, но и методику преподавания на живом опыте.
Я считаю, что здесь нужно отойти от стрижки под одну гребенку. Кое-где мы сохраним единый день партийной учебы, а в других местах мы уничтожим его. Но я считаю, что вопрос о дне партийной учебы должен быть обсужден в районном партийном комитете при построении всей организации учебы.
 
 
 
ХАВИНСОН
Ленинградский горком ВКП(б)
Товарищи! Я думаю, что при наличии тех больших недостатков в пропагандистской работе, какие мы имеем в Ленинградской городской партийной организации, все — таки мы можем отметить, что за последнее время в связи с решением ЦК о пропагандистской работе, в связи с проверкой партийных документов мы имеем на целом ряде предприятий, на целом ряде участков нашей работы известное оживление пропагандистской работы и поворот внимания ряда партийных организаций к делу пропаганды. Я мог бы назвать таких секретарей партийных комитетов крупнейших предприятии, как Бабаченко — секретарь партийного комитета завода «Красная заря», Никитин — секретарь партийного комитета завода № 4 в этом же районе. Я мог бы назвать Абрамову — секретаря партийного комитета завода «Красное знамя», Филатова — с завода им. Кирова, Оринова — с завода № 4 им. Калинина и ряд других секретарей партийных комитетов, которые не только уделяют внимание вопросам пропаганды, но и сами непосредственно руководят пропагандистскими кружками.
При всем этом необходимо сказать, что одной из важнейших задач, стоящих перед нами, является задача обеспечить такой поворот руководящих организационных работников, секретарей парткомов, работников аппарата райкомов и др., к делу пропаганды, чтобы они занимались систематически и по существу делом пропаганды, а не перекладывали всю работу, как это часто имеет место, на культпропы.
Проверка партийных документов всячески способствует активизации пропаганды. Прежде всего руководители партийных организаций по-настоящему проверяют недостатки нашей пропагандистской работы на живых людях. Результаты этой проверки сказываются и в том, что выдвигаются новые кадры пропагандистов. В процессе проверки партийных документов в Ленинграде выдвинуто на пропагандистскую работу до 250 товарищей. Это не значит, конечно, что мы получили готовых пропагандистов, которые завтра смогут руководить кружками. С ними еще придется много работать. С другой стороны, известная часть товарищей, которые ведут пропагандистскую работу, освобождается от нее в силу того, что в результате бесед с секретарем райкома или товарищем, проводящим проверку, подчас выявляется низкий политический уровень пропагандиста и его освобождают. Мы имеем на ряде предприятий включение в активную работу кружков и школ таких товарищей, которые в течение ряда лет не работали или работали формально в кружках; повышается активность на самих кружках.
Для иллюстрации известного оживления нашей пропагандистской работы я зачитаю те вопросы, которые обсуждались на кружках завода им. Сталина (Выборгский район) за последнее время: можно ли построить коммунизм в одной стране? Как конкретно будет уничтожено противоречие между умственным и физическим трудом? Не приведут ли стахановское движение и связанное с ним подтягивание физического труда к умственному к тому, что никто не пойдет в инженеры? Кто будет выполнять черную работу при коммунизме? Что такое культура вообще? Возможен ли коммунизм в одной стране? За счет чего создалось поднятие советского рубля? И другие вопросы.
Разрешите зачитать также вопросы, которые обсуждались на кружках завода «Красный треугольник». Вот сводка вопросов, которые обсуждались на кружках 28 ноября 1935 г. Это, как видите, совсем свежий материал. Там спрашивали: что будет представлять собою коммунистическое общество и какая разница между социализмом и коммунизмом? Будет ли физический труд при коммунизме? Что такое фетиш? Как строились нормы при капитализме и как сейчас? Если при коммунизме всего будет много, то люди не захотят учиться и не будет инженеров. Долго ли ждать коммунизма? Что сделают с капиталистами после мировой пролетарской революции? (Смех.) Будут ли существовать профессии при коммунизме? Какая разница между наукой и культурой? Почему при социализме нельзя удовлетворять по потребности? Будут ли лодыри при коммунизме? (Смех.) Каковы задачи хозяйственников при переходе на стахановские методы работы? Могут ли быть стахановцы при ручном труде? Куда денутся люди, освободившиеся от производства в результате стахановского движения? Неужели будут введены такие нормы, какие у стахановцев?
РАТНЕР. Это значит, что речь товарища Сталина как следует не читали.
ХАВИНСОН. Речь товарища Сталина читали и разбирали у нас на всех кружках. Но, конечно, речь товарища Сталина нам придется изучать и изучать. Я хочу подчеркнуть другое: на кружках сети партийного просвещения начинают ставить и обсуждать вопросы большой важности. Очень интересные вопросы. Мне хочется сейчас отметить именно это обстоятельство.
Вот на этом фоне известного поворота внимания ряда партийных организаций, правда, еще немногих, к делу пропаганды, повышения требований к нему со стороны членов партии, обучающихся в кружках, — на этом фоне известного оживления работы в кружках и школах еще резче, чем раньше, выступают организационные недостатки в деле руководства и постановки пропаганды.
Возьмем вопрос о сети. Я не буду загружать вашего внимания большим количеством цифр. Если нужны будут справки, у меня целая папка статистических материалов по ряду крупнейших предприятий. Я ограничусь лишь самыми суммарными данными.
 
Кстати, надо отметить, что учет у нас, наше агитпроповское хозяйство крайне неорганизованно.
Что характерно для партийного просвещения в Ленинграде за последнее время по сравнению с прошлым годом?
Сеть партийного просвещения ленинградской партийной организации по своему составу стала почти полностью партийной сетью. Что это значит? У нас на 1 апреля 1935 г. в сети партийного просвещения обучалось 55 с лишним тысяч беспартийных и 28 с лишним тысяч комсомольцев. Мы имели в недавнем прошлом много таких случаев, когда коммунисты «забивались» беспартийными не только в том смысле, в каком говорил т. Позерн, но и количественно.
Когда после решения мартовского пленума горкома мы обсуждали ряд организационных вопросов пропаганды, мы пришли к выводу, что для поднятия качества партийной пропаганды, для помощи коммунистам в обсуждении тех вопросов, которые их интересуют, нужно взять курс на то, чтобы сеть партийного просвещения стала партийной по составу. В то же время бюро Ленинградского горкома обсудило вопрос о том, чтобы активизировать работу профсоюзов по части политического воспитания беспартийных. Мы не можем еще похвастаться работой профорганизаций. Эта сторона работы политическое воспитание беспартийных, особенно в связи со стахановским движением, должна быть взята под самое систематическое внимание всей нашей партийной организации.
Второе — относительно количественного охвата коммунистов нашей партийной сетью. Здесь все решается наличием квалифицированных кадров пропагандистов. Примерно, с 1 ноября 1934 г. количественный охват членов, кандидатов и сочувствующих у нас вырос на 10 тыс. человек. На 1 ноября 1935 г. охват членов, кандидатов и сочувствующих у нас 63 – 64%. По Кировскому заводу – 63%, по «Севкабелю» — 74% членов партии и 50% кандидатов, по «Красному треугольнику» — 70%. Вообще — то очень пестрая картина. Более 20 тыс. членов партии и кандидатов обучается у нас в различного рода общеобразовательных школах, в кружках системы технического обучения…
ГОЛОС С МЕСТА. А вы не включаете их в сеть.
ХАВИНСОН. Мы их в сеть не включаем по той простой причине, что это не сеть партийного просвещения. Мне кажется, что одним из вопросов, который нам нужно решить на этом совещании, это вопрос о том, как обеспечено повышение уровня партийной грамотности этих групп коммунистов, причем коммунистов с большой технической квалификацией,
Если вы возьмете производственно — технические курсы, они занимаются 10 — 12 раз в месяц. У нас в Петроградском районе в дополнение к учебе на курсах созданы кружки по изучению истории партии, которые работают три раза в месяц. Это хорошее начинание, но оно приводит к исключительной загрузке членов партии: они 12 раз занимаются технической учебой и 3 раза по истории партии. Кроме того, изменения в сети партийного просвещения сказываются и в том, что основными вопросами, изучаемыми в сети партийного просвещения, стали вопросы истории партии, основным звеном сети партийного просвещения стали кружки по истории партии. Из 100 тыс. человек 85 тыс. изучают историю партии. А если включить сюда и те 12 тыс. человек, которые работают в вечерних партшколах, в районных комвузах, то это будет еще больше.
Переходя к структуре сети партийного просвещения Ленинградской городской организации, можно сделать следующий вывод: у нас заметно сократилась сеть кандидатских школ политграмоты. Товарищи, мы, конечно, можем объяснить это явление целым рядом причин, мы можем объяснить это обстоятельство тем, что большее число товарищей, которые сидели по нескольку лет в кружках политграмоты, сейчас в результате нормального роста наконец — то перешли на следующую, высшую ступень партийного просвещения. Но нам нужда сказать сегодня, и нашему совещанию нужно резко поднять вопрос о том, что в ряде партийных организаций установилось неправильное отношение к кандидатской школе политграмоты: они переносят недостатки отдельных школ политграмоты…
ЗЕЙМАЛЬ. Правильно.
ХАВИНСОН. Они переносят недостатки, которые характеризуют работу части школ политграмоты, на все кандидатские школы политграмоты как определенное звено партийного просвещения. Они пытаются перескочить это звено, а перескакивание этого звена является большой ошибкой.
Возьмите такое предприятие, как Кировский завод. На нем 4 тыс. членов партии, а в кружках политграмоты обучаются 250 человек, на заводе «Красная заря» — один кружок политграмоты. Правда, необходимо учесть, что в Ленинграде действуют на большом ряде предприятий особого типа кружки — кружки старых производственников, которые по существу являются кружками политграмоты. Но даже учитывая эти кружки, надо все же сделать тот вывод, что в ряде наших организации имеет место необоснованное сокращение кандидатских школ политграмоты.
Второй существенный недостаток в построении нашей сети заключается в наличии элементов формализма, формального диференцирования сети. Выполняя решения Центрального комитета о партпросвещании, на большом ряде предприятий создали кружки и школы разных типов и вариантов. Но когда вы изучаете содержание работы этих кружков, вы устанавливаете, что хотя кружки и расписаны по различным вариантам, но на практике этих вариантов нет. В записной книжке культпропа и секретаря парткома вы найдете все варианты, вы найдете их также и в решениях парткома, но на практике этих вариантов нет. Это крупнейший недостаток, который сказывается на всем партпросвещении. Вы знаете, что вся наша сеть после изучения доклада т. Берия переключилась целиком на изучение решений VII конгресса Коминтерна. Иначе и, быть не могло, но некоторые в этом видят элементы формализма и механического руководства. Я с этим не согласен. Изучение решений VII конгресса Коминтерна всеми членами партии — дето совершенно обязательное и необходимое. Действительные недостатки, которые мы имеем в этом деле, заключаются в том, что при изучении решений конгресса у нас не учитывают различного уровня развития членов и кандидатов партии, что при изучении конгресса Коминтерна вот этих вариантов, вот этого диференцированного подхода к уровню члена партии и кандидата, подхода, которого требовал Центральный комитет, не было. В результате мы не обеспечили того качества проработки решений VII конгресса Коминтерна, которое было нужно.
Опыт всей нашей пропагандистской работы показывает, что крупнейшим недостатком в нашей работе является перескакивание на практике через реальный уровень политического развития определенных групп членов партии, иначе говоря, наши пропагандисты сплошь и рядом смотрят не в глаза членов кружков, с которыми они работают, а в свои конспекты, составленные без учета возможностей кружковцев, их уровня развития. Это приводит к тому, что, мы оперируем часто именами, фактами, формулами, какие нам кажутся давным-давно разъясненными и усвоенными, между тем как их надо разъяснять для политически отставших членов партии.
Мы имеем много хороших образцов. Когда изучаешь эти образцы, то недостаток нашей пропаганды, о котором я говорил, оттеняется еще более резко и ярко.
На заводе им. Сталина кружком политграмоты руководит т. Степанов. В этом кружке 11 человек, из которых 5 переведены в сочувствующие во время чистки 1933 г.; в кружке 6 женщин, обремененных семьей, резко отставших от политической жизни. Кружок начал изучать материалы конгресса Коминтерна. Пропагандист поставил перед слушателями вопрос: «Что вы читали и слышали о конгрессе Коминтерна?» Они ему ответили, что ничего не читали и ничего не слышали о конгрессе Коминтерна. «Газеты вы читали?» Оказалось, и газет не читали. Он выписал для них газеты, а затем начал с ними беседовать. Люди не могли ответить на вопрос, что такое Коминтерн, что такое конгресс. Он вынужден был им растолковать, что такое Коминтерн, что такое конгресс, кто такой Пик, почему происходил конгресс Коминтерна в СССР, т.е. самые элементарные вопросы, на которых сплошь и рядом пропагандисты считают ниже своего достоинства останавливаться. Ближайшие занятия этого кружка предполагается посвятить биографиям вождей, а также экскурсиям в комнату Ленина и Кирова.
Возьмем другой кружок — т. Маргалина на заводе «Электросила». Он беседовал с кружковцами о конгрессе Коминтерна. Он начал свою беседу следующим образом: «Товарищи, давайте вынем свои партбилеты». Партбилеты вынули. Он сказал: «Тов. Иванов, прочтите, что написано на обложке партбилета». Тот читает: «Всесоюзная коммунистическая партия, секция Коммунистического Интернационала». Оказалось, что многие из товарищей, которые годами носят партийный билет, не знали, что на партийном билете написано: «секция Коммунистического Интернационала». Пришлось объяснить, что такое секция. Прошу учесть, что речь идет о политически отставшем кружке.
СТЕЦКИЙ. Об этом можно провести беседу и в повышенном кружке.
ГОЛОС С МЕСТА. Это замечательно. Это прекрасно.
ХАВИНСОН. Оказалось, что многие товарищи не знали, что на партийном билете написано «секция Коммунистического Интернационала». Когда разобрали, что такое секция, что такое Коммунистический Интернационал, один слушатель задает вопрос: «А как же это так: люди, которые говорят на разных языках и наречиях, собрались и сумели обсудить такие сложные вопросы». Пропагандист добросовестно, внимательно и основательно разобрал механику, технику проведения конгресса Коминтерна. В это время как раз на завод приехала делегация конгресса Коминтерна. Пропагандист поговорил с каждым членом делегации и после этого на кружке подробно рассказал об этой беседе. Занятия в кружке проходят оживленно. В чем тут дело? Дело заключается в том, что пропагандист, если образно выразиться, смотрит в глаза своим кружковцам, знает, чего они хотят, знает хорошо уровень их знаний и ставит вопросы применительно к этому уровню. Пропагандист не оставляет без разъяснения ни одного непонятного факта, неизвестного имени. Он ставит вопрос не так: «О чем говорится в докладе т. Пика?» Он начинает с того, что подробно рассказывает биографию т. Пика.И такой метод я считаю обязательным. Я приведу пример того, что получается, когда люди действуют по — иному. Заведующий культпропом Выборгского района т. Сальковский рассказывал мне следующий факт: при проверке т. Никитиным партдокументов одной коммунистки он спросил у нее, как она повышает свой культурно — политический уровень. Она, ответила: «Изучаю решения конгресса». — «А что вы читали по этому вопросу?» Она отвечает: «Доклады Димитрова и Пикуса». Тов. Никитин спрашивает: «А кто такой Пикус?» Последовал ответ: «Директор нашего треста».
Это означает, что с товарищем занимались формально. Доклад т. Пика изучали, а кто такой Пик не рассказали.
Я мог бы привести еще ряд примеров, которые говорят о наличии у нас хороших пропагандистов, правильно разрешающих задачи, стоящие перед кандидатской школой политграмоты. Но, товарищи, в практике работы большинства наших пропагандистов имеет еще место перескакивание через реальный уровень развития наших членов и кандидатов партии, и до тех пор, пока мы не ликвидируем этого недостатка, до тех пор люди будут сидеть по нескольку лет в кружках и настоящего политического роста их не будет.
Второй вывод наряду с выводом о необходимости поднятия авторитета кандидатской школы политграмоты, усиления ее кадров, руководства ею заключается в том, что нам нужно на основе постановления ЦК не формально, а по существу диференцировать сеть партийного просвещения.
Вы правильно сказали, Алексей Иванович, что мы не отмечаем лучших пропагандистов. Это правильно, но я должен добавить, что руководство пропагандистской армией чрезвычайно недиференцированно. Я не знаю, как в московской организации, но у нас в этом смысле руководство каждым в отдельности звеном сети партийного просвещения поставлено плохо.
Следующий недостаток заключается в том, что мы не подняли на соответствующий уровень изучение вопросов текущей политики в сети партийного просвещения.
Товарищи, конечно, у нас в системе партийного просвещения должны существовать как основное звено кружки по изучению текущей политики.
Надо всячески помогать и приветствовать развертывание этих кружков, но основным и решающим должно быть требование, чтобы каждый кружок сети партийного просвещения стал боевым кружком изучения текущей политики партии и советского правительства.
Мне кажется, что необходимо все — таки выдвигать известные вопросы для кружков.
СТЕЦКИЙ. Это рискованная штука — давать тематические планы по текущим вопросам.
ХАВИНСОН. Я думаю, что на ближайшее время нам придется пойти на это.
РАТНЕР. В Ленинграде даст вопросы горком или райком?
ХАВИНСОН. В настоящее время ни горком, ни райком. Если вы считаете, что горком не может рекомендовать такие вопросы, то надо давать их в районном масштабе.
Я перехожу к вопросу о школах политграмоты. Товарищи, я считаю, что до настоящего времени наши кандидатские школы политграмоты работали неудовлетворительно. И это несмотря на то, что мы весьма улучшили наши учебники. Когда мы говорим о содержании и методах работы школ политграмоты, мы в данном случае имеем в виду работу с людьми с невысоким политическим и общеобразовательным уровнем, с такими людьми, которых нужно заинтересовать, разогреть, политически воспитать, которым нужно толково и ясно разъяснить интересующие их вопросы.
Основным и решающим методом работы кружков политграмоты должен быть метод перехода от конкретных вопросов текущего дня, от вопросов, которые ставятся товарищами, так сказать, снизу, к соответствующим обобщениям. Это самый верный, испытанный метод. Между тем, он у нас практикуется в шкалах политграмоты мало. Обычно начинают читать главу из учебника, а к вопросам, остро волнующим и интересующим членов кружка, например, в кандидатских шкотах, подходят лишь к концу, останавливаясь на этих вопросах, как правило, весьма мало. Между тем, работа ряда кружков старых производственников целиком строится именно на таком методе. Вот к примеру, как работает кружок старых производственников на заводе «Красная заря» в Выборгском районе.
Руководит кружком секретарь парткома т. Бабаченко. Кружок разбирает те вопросы, которые ставят газета и сами члены кружка. За последнее время кружок изучат решения ЦК и СНК об отмене карточной системы, о школе, решение горкома ВКП(б) и Ленсовета о развитии Ленинграда, причем беседа по этому вопросу сопровождалась экскурсией но заводу, при котором строятся фабрика — кухня, дворец физкультуры.
Активность в кружке большая. В работе этого кружка, как и в ряде других кружков старых производственников, огромную роль играет газета. Мне кажется, что на нашем совещании надо с особой резкостью заострить вопрос о том, что у нас имеется еще много членов партии, которые не читают газет. Я думаю, что таких товарищей много не только в Ленинграде, но и в других организациях.
РАТНЕР. Правильно.
ХАВИНСОН. И вот возникает вопрос: как же воспитывать в школах политграмоты товарищей, научить их читать газету?
Совершенно очевидно, что надо приобщить их к газете. Но здесь возникает одна большая трудность. У нас нет, к сожалению, газеты, рассчитанной на эту огромную массу членов партии. «Правда» обслуживает актив, «Ленинградская правда» обслуживает актив. Необходимо поставить вопрос перед ЦК ВКП(б) об издании массовой газеты, рассчитанной на массу членов партии, еще не имеющих возможности читать «Правду».
В системе партийного просвещения должно быть звенокоторое могло бы строить свою работу на базе такой газеты.
ГОЛОС С МЕСТА. Это кружок текущей политики.
ХАВИНСОН. Товарищи говорят, что это кружок текущей политики. Во всяком случае это не такой кружок текущей политики, какие у нас в настоящее время существуют.
Раз мы уже сделали известный шаг в отношении создания такого варианта кандидатских школ политграмоты, которые работают без учебников, на основе бесед, надо нам в основу работы таких кружков положить газету. А для этого нужно создать такую газету.
РАТНЕР. Какого типа должна быть эта газета?
ХАВИНСОН. Примерно, такого типа, как «Крестьянская газета» для деревни.
ГОЛОС С МЕСТА. Вы не пробовали выпускать такую газету?
ХАВИНСОН. Мы не имеем права выпускать газеты без разрешения ЦК партии.
Теперь относительно сети кружков по изучению истории партии. Я думаю, что здесь мы должны итти по той линии, которая намечена в решении ЦК партии по партийному просвещению, нужно ее реализовать. Она до сих пор реализуется формально. Но одно соображение, мне кажется, нужно все же высказать.
Надо учесть, что в кружках по изучению истории партии работают члены партии с более или менее высоким политическим уровнем, учившиеся по учебникам Волина и Ингулова. Мне кажется, изучать историю партии без учебника вряд ли возможно. Поэтому те варианты, которые предусматривают изучение истории партии без учебников, не годятся.
РАТНЕР. Все равно они все переходят снова на учебники.
ХАВИНСОН. Совершенно верно. Но ведь учебник Кнорина и Поспелова будет иметь 900 страниц.
СТЕЦКИЙ. Это с иллюстрациями.
ХАВИНСОН. Вы понимаете, что этот учебник рассчитан на более высокий уровень развития.
Что касается других звеньев сети партпросвещения, то мне кажется, что выдвигаемые здесь предложения в целом правильны. Нам обязательно нужно решить вопрос о совпартшколах и комвузах.
Вечерние партшколы и комвузы являются теми звеньями системы партийного просвещения, в которых систематически работает наш актив, начиная с группарторга и кончая секретарями небольших парткомов. Их нужно всячески укреплять.
Наряду с ними у нас при домах партактива работают школы секретарей парткомов. Некоторые из них работают три раза в месяц по целому (освобожденному) дню. В большинстве своем они изучают историю партии. Эти кружки и школы секретарей парткомов надо всячески укреплять. В настоящее время мы создали в Ленинграде школу партийных организаторов.
 
Наряду с этим перед нами стоит задача значительною укрепления партшкол и райкомвузов.
Прежние вечерние совпартшколы мы реорганизовали в одногодичные партийные школы.
РАТНЕР. А разве она была двухгодичной?
ХАВИНСОН. Она была двухгодичной, если хотите, т. Ратнер, она фактически была трехгодичной. Первый год изучали политграмоту, второй год изучали историю партии, а третий год изучали ленинизм. Другое дело, что практически из этого ничего не получалось. Мы реорганизовали наши совпартшколы в одногодичные партийные школы, причем эта школы по существу школы партийного и комсомольского актива. Основная масса здесь группарторги, профорги, группа комсомольских первичных работников. У нас программа такая: история партии, изучение решений VII конгресса Коминтерна, устав и программа партии, русский язык, математика и география. Работает эта школа 10 раз в месяц.
Далее, у нас в Ленинграде существуют так называемые райкомвузы. В них работает до 2 500 человек. Мне кажется, что нужно покончить с этим названием — райкомвуз. В райкомах Ленинграда должны существовать районные школы партактива, где должна быть определенная группа секретарей парткомов, цехпарторгов, комсомольский актив.
СТЕЦКИЙ. Комвуз должен быть двухлетний пли одногодичный?
ГОЛОС С МЕСТА. И каждый курс должен быть самостоятельным.
ХАВИНСОН. Мне кажется, что нужно создать два курса, но так, чтобы работа каждого отдельного курса представляла собой закопченный цикл.
Что касается вопроса о лекциях и теоретических конференциях, то я думаю, что этот вопрос настолько бесспорен, что тут и докладывать нечего. Скажу только пару слов об опыте ленинградского комсомола по проведению теоретических конференций.
В чем состоит этот опыт? Комсомольский актив Кировского района взял на себя обязательство во время обсуждения июльского пленума ЦК изучить основные произведения Ленина и Сталина. Они наметили темы и начали с книги «Что такое «друзья народа». Руководящая группа актива берет на себя обязательство выступить с докладами. И с основными докладами выступили секретари комитетов комсомола, секретарь комитета комсомола Кировского завода, секретарь комитета комсомола судоверфи им. Жданова. Я был на этой конференции, выступил с заключительным словом. И сейчас они провели еще две конференции по «Двум тактикам» и «Что делать?»
Я должен сказать, что эти конференции привлекают огромнейшее внимание всей районной комсомольской организации, что о процессе подготовки к этим конференциям комсомольский актив чрезвычайно растет. Мы не привыкли видеть на трибуне комсомольца с двумя — тремя томами Ленина и Сталина. И нужно сказать, что когда выступил один комсомолец и цитировал по Баклаевской картотеке, то весь актив запротестовал. Я никогда не видел, чтобы наши комсомольцы, которые обладают большим задором, большой смелостью, чтобы они с такой высокой ответственностью выступали с докладами, готовили тезисы и т. д.
ГОЛОС С МЕСТА. И в Москве проводится такая работа.
 
ХАВИНСОН. Этот опыт практиковался и в прошлом году и в позапрошлом году, и нам нужно этот опыт распространить.
Мне кажется, что на нашем совещании мы должны обязательно решить вопрос о борьбе с неграмотностью и малограмотностью среди коммунистов, в том числе и о ликвидации малограмотности среди ваших пропагандистов. Когда вы приезжаете в Детское село, в дом партийною просвещения, где у нас на протяжении круглого года идет переподготовка пропагандистов (а мы отбирали пропагандистов специально), вы очень часто видите хорошего коммуниста, неплохого пропагандиста. Но стоит заглянуть к нему в тетрадь, посмотреть, как он пишет, как вы обнаружите большую неграмотность.
Относительно географии можно было бы рассказать сотни анекдотов. Вот мне рассказывали, что на одном кружке, когда зашла речь о Версальском договоре, одна из слушательниц сказала, что Версаль — это город на южном берегу Крыма. И у пропагандистов и у слушателей неграмотность по географии большая.
Для определенной группы товарищей нужно создать общеобразовательные школы, чтобы там было время, отводимое на изучение политграмоты, пожалуй, и на историю партии.
Как быть в этой связи с загрузкой? Загрузка членов партии у нас большая. Загрузка пропагандистов у нас огромнейшая. Загрузка руководителей семинаров у нас такая, что люди вопят: «Не успеваем работать над повышением своего уровня». Может быть, в этой связи следовало бы продумать вопрос о том, не целесообразно ли, чтобы известная масса кружков сети партийного просвещения работала на шесть раз в месяц, а три раза, с тем чтобы, может быть, три раза в месяц мы обучали людей общеобразовательным дисциплинам. Это дело надо обсудить.
Теперь, товарищи, остановлюсь на нескольких организационных вопросах.
Вокруг вопросов комплектования не только в ленинградской организации, но и в московской и других организациях в нынешнем году проведена огромнейшая работа.
Тем не менее еще и теперь почти на любом предприятии мы можем найти факты неправильного комплектования. Поэтому перед нами стоит задача: именно потому, что мы ведем борьбу с сезонностью, необходимо поправлять недостатки комплектования на протяжении всего года, не ожидая того, когда закончится работа этого кружка. Пришел в кружок, познакомился с его работой, установил определенные недостатки по линии комплектования — исправляй это дело. А мы сплошь и рядом констатируем эти факты, а немедленного реагирования, оперативного вмешательства и исправления недостатков у нас нет.
Второй вопрос: кто должен заниматься комплектованием? Я обращаю ваше внимание на этот недостаток в практике нашей работы. На ряде предприятий в комплектовании принимают участие секретари парткомов и культпропов. На большинстве же предприятий основная тяжесть комплектования ложится на цехпарторга. В этой связи необходимо поставить на обсуждение совещания следующий вопрос большой организационной важности. Мы должны комплектовать сеть партийного просвещения на предприятиях не по цехам. У нас часто сеть партпросвещения комплектуется по цехам. В связи с этим мы имеем крупнейшие недостатки в комплектовании кружков, неправильное распределение пропагандистских сил на предприятии. Тут могут вам привести много доводов за это, и порою весьма серьезных. Но, по совести говоря, тут доминирует одно соображение — это удобства цехпарторга, который создает себе кружок, занимается с этим кружком, не выходя из своего цеха.
СТЕЦКИЙ. Вы добрались до корня.
ХАВИНСОН. Затем вопрос относительно участия в комплектовании наших пропагандистов. На ряде предприятий пропагандисты участвуют в комплектовании. Но имеется огромная масса таких пропагандистов, которые при созыве их на совещания но комплектованию кружков говорят: «Да что вы наседаете на меня, я при чем здесь? Я не комплектовал кружка. До меня был один пропагандист, я его сменил. Пропагандист, как правило, должен участвовать в комплектовании. За недостатки комплектования должен отвечать вместе с руководством партийной организации и пропагандист. Мы должны ставить свою работу так, чтобы заранее подбирать пропагандистов и включать их в организационное формирование кружков.
Следующий вопрос: кто утверждает состав кружков? Мне кажется, что тут надо выдвинуть максимально жесткие требования. Состав каждого кружка должен быть утвержден на партийном комитете.
ГОЛОС С МЕСТА. Каком партийном комитете?
ХАВИНСОН. Парткомитете предприятии.
ГОЛОС С МЕСТА. А не райкома?
ХАВИНСОН. Что касается райкома, я должен сказать, что для Ленинграда это невозможно. В этой связи я должен сознаться в одном нашем недостатке. Если вы возьмете наших пропагандистов, то они далеко не все утверждены райкомами. Мы добьемся того, чтобы они все были утверждены райкомами, причем я имею в виду бюро райкома, а не аппарат райкома. Это оказывает исключительное стимулирующее влияние на пропагандистов.
Затем вопрос о сменности. На «Красном треугольнике» имел место факт, когда кружок занимался тотчас же после ночной смены. Человек всю ночь работал, устал, а его сразу же после ночной смены заставляют итти на кружок. Что он поймет, когда ему крепко спать хочется, когда он устал?
ПОЗЕРН. Это издевательство не только над коммунистами, но и над партийной учебой.
ХАВИНСОН. Насчет методического руководства. Мы, товарищи, до сих пор страдали тем недостатком, что очень многие говорили нашим кружкам и пропагандистам, что нужно делать, и чрезвычайно мало показывали, как это делается. Надо взять хороший кружок и приводить на этот кружок людей учиться. У нас на заводе «Севкабель» Василеостровского района есть одни пропагандист Венрель, которого мы предлагаем вниманию «В помощь партучебе».
ЗЕЙМАЛЬ. Я два месяца его у вас прошу.
ХАВИНСОН. Так вот я и отвечаю на вашу просьбу. Товарищ является рабочим — пропагандистом. Окончил курсы в доме партийного просвещения, является руководителем партийного кружка, прекрасно знает своих слушателей, бывает у них на квартирах. Одним словом, хороший пропагандист. Работу его мы будем показывать пропагандистам других предприятий. В каждом районе надо создать такие опорные кружки, как хотите их называйте, с тем, чтобы их лучшую работу показывать другим.
Пару слов относительно семинаров пропагандистов. Я должен сказать, товарищи, что на совещании, которое мы не так давно проводили, выяснилась крайняя нуждаемость наших руководителей семинаров в систематическом руководстве. До сих пор мы такого руководства не имели. Сейчас мы наметили в Центральном доме партийного актива в Ленинграде регулярное проведение (два раза в месяц) занятий с руководителями семинаров пропагандистов, теоретическую консультацию и беседы по вопросам, которые они сами будут выдвигать.
Теперь о последнем. Это относительно наших культпропов на предприятиях. Я должен сказать, что мы ими плохо руководим, что мы их не выращиваем, что в этом смысле в практике нашей работы мы не осуществляем основных принципов партии по выращиванию и воспитанию людей. Мы даем им директивы, но мы их не обучаем, мы не показываем, как нужно руководить пропагандой. Поэтому, когда я дней 12 — 15 тому назад созвал в отделе пропаганды и агитации Ленинградского горкома партии 25 культпропов крупнейших предприятий Ленинграда и с каждым из них начал беседовать, выявилась характерная для наших методов руководства картина. Люди знают статистику партийного просвещения: знают, сколько у них кружков, все их варианты, сколько было занятий и т. д. Но люди совершенно не разбираются и не знают вопросов, которые возникают на предприятиях. Например, культпроп «Красного треугольника» т. Кричевский, которого я очень сильно и резко покритиковал, кстати сказать, на пользу, потому что в результате этого имеется определенный сдвиг в его работе, обнаружил незнание тех вопросов, которые обсуждались у него на последних занятиях кружков.
Мы устанавливали такое правило, и мы в Ленинграде добьемся того, чтобы это правило было реализовано на, 100%: культпропы 25 предприятий в дни партучебы с 10 до 12 вечера, самое позднее, на другой день учебы информируют заведующего отделом партийной пропаганды и агитации или инструкторов горкома партии о том, как прошла работа в кружках сети партийного просвещения вчера.
ДВОЛАЙЦКИЙ. Это невозможно. Это он будет бегать из кружка в кружек.
ХАВИНСОН. Мне кажется, что ты, товарищ Дволайцкий, очень торопишься с выводами.
Мне не нужна информация по всем кружкам, дайте информацию по 5 — 10 кружкам, но не такую информацию, как например: в кружке из 15 человек 5 не явились потому, что заняты на сверхурочных работах, 2 — потому, что уехали в командировку. Культпроп завода «Красный треугольник т. Кричевский, после того как я раскритиковал его на совещании, прислал 1 — го числа этого месяца не только список вопросов, но и характеристики выступлений на кружках.
СТЕЦКИЙ. А чем они будут иначе заниматься?
ДВОЛАЙЦКИЙ. Я встретил на Сельмаше парторга, который мне сказал, что побывал в 6 кружках, а чтобы побывать во всех и представить отчет, надо ему дать сутки — двое только на это дело.
 
ХАВИНСОН. Я согласен, что это дело связано с большими трудностями, но в порядке самокритики надо сказать, что мы чрезвычайно медленно перестраиваемся на методы оперативного руководства пропагандистами.
Какие мы руководители, если не знаем о вопросах, выдвигаемых в каждый данный момент при изучении истории партии, ленинизма на тех или иных предприятиях! Я утверждаю, что без этого все разговоры о работе с активом будут простой болтовней.
Ведь это же факт, что до последнего времени мы страдали не от избытка вопросов, на которые мы должны отвечать, а от недостатка их. Мы не знаем сплошь и рядом, когда какие вопросы надо разъяснять, какие вопросы интересуют членов партии.
ВАСИЛЬЕВ. Иначе руководить нельзя.
ХАВИНСОН. Иначе нельзя, т. Васильев.
Второе замечание — относительно учебы самих культпроповцев. Мы в Ленинграде очень мало делаем по этой линии. Всех обучаем, а культпропов нет.
У культпропа крупного предприятия 60 — 70 пропагандистов. Когда созываешь совещание этих пропагандистов, требуется большой зал, есть люди разного уровня, есть высокограмотные, а культпроп подчас сам недостаточно грамотен.
СТЕЦКИЙА секретарь партийного комитета?
РАТНЕР. Хавинсон прав, у нас секретари больше работают над собой, чем культпропы.
ХАВИНСОН. Мне вообще кажется, что на крупных предприятиях, где в партийных комитетах три освобожденных работника, заместителем секретаря партийного комитета должен быть культпроп. Сейчас у нас имеется заместитель секретаря партийного комитета и отдельно — культпроп. Пусть остается три работника, но несколько на другой основе: пусть заместителем секретаря будет работник, занимающийся пропагандой.
Последнее замечание: диференцировать руководство пропагандистами применительно к тому или иному звену сети партийного просвещения. Хорошо созывать городские собрания пропагандистов. Нужно всемерно поднять авторитет пропагандиста. В этом отношении дело поставлено слабо.
 
 
АШРАФЬЯН
ЦК КП(б)У
Товарищи, я думаю, что тт. Позерн и Хавинсон правильно отметили некоторое оживление партийной пропаганды за последнее время, особенно после известного решения Центрального комитета нашей партии о пропагандистской работе. Я считаю, что характеристика, данная ими состоянию пропагандистской работы, целиком и полностью может быть распространена и на КП(б)У. Я хотел несколько подробнее остановиться на том, чем мы занимались за последние два, года в деле развертывания марксистско-ленинского воспитания в рядах КП(б)У.
Я хотел бы это сделать потому, что мы на Украине имели целый ряд особенностей классовой борьбы. Я имею в виду ту огромную работу, которая была проведена партийными организациями Украины по разгрому украинских националистов и троцкистов, по их разгрому не только на фронте нашего промышленного и сельского строительства, но, прежде всего, на фронте идеологическом. Я не буду подробно останавливаться на этих вопросах, скажу только, что эти вопросы определяли в значительной мере содержание всей нашей пропагандистской работы. Я должен сказать, что особенно на идеологическом фронте Украины мы имели такое положение, что вследствие ряда ошибок, допущенных украинской парторганизацией, классовым врагам в свое время удалось занять весьма серьезные и немаловажные позиции на идеологическом фронте. В связи с этим прошедшие год — полтора были годами серьезной очистки всего нашего идеологического фронта. Я не говорю уже о том, что последняя работа по проверке партийных документов также обнаружила среди членов коммунистической партии Украины значительное количество идеологически чуждых нам людей. Ясно, что для нас вопрос о кадрах приобретает исключительное значение.
Вся работа, которая была проведена под руководством ЦК партии, а также ЦК КП(б)У, за последние год — полтора была направлена на то, чтобы максимально очиститься от всяких контрреволюционных националистических элементов, оздоровить всю нашу систему работы на идеологическом фронте. Особое внимание уделялось в связи с этим системе партийного просвещения, партийной пропаганды.
Вот почему подбор кадров, работающих на идеологическом фронте, имеет для нас на Украине особенное, я бы сказал, исключительное значение. И с этой точки зрения я хотел бы подойти к вопросу о состоянии партийной пропаганды у нас.
Надо сказать, что в проводившейся нами борьбе и работе по повышению идейно — политического уровня партийцев наша сеть партийного просвещения не только не стояла в стороне, но сыграла немалую роль. Нам, по указанию ЦК КП(б)У, в партийных школах и кружках приходилось разъяснять ряд вопросов, имеющих остро политическое значение, как, например, вопрос о существе платформы украинских националистов и троцкистов.
Возьмем вопрос о зарождении большевизма на Украине. По этому вопросу Скрыпник и его последователи развивали целый ряд вредных большевизму теорий, в частности, теорию многокоренности большевизма на Украине. Они выдвигали и распространяли по Украине вместе с Яворским целый ряд националистических теорий, которые должны были «объяснить» пути развития рабочего движения на Украине. Они выдвинули и пропагандировали так называемую дополнительную схему исторического развития Украины, чтобы «доказать», что ленинизм не объясняет всех исторических процессов, происшедших там. Это делалось для того, чтобы подменить ленинизм теорией контрреволюционного национал-шовинизма.
Я говорил о том, что всем работникам нашей сети партийного просвещения приходилось много останавливаться на этих вопросах. К сожалению, нехватка пропагандистских сил не дала нам возможности провести нашу разоблачительную работу в таких размерах и так, как нам этого хотелось.
ЦК КП(б)У была поставлена задача — выдвинуть и подготовить новые, наши, большевистские, кадры на идеологическом фронте. Надо сказать, что за последние год — полтора в ЦК КП(б)У мы добились такого положения, что около 7 тыс. человек из 20 тыс. пропагандистов являются на сегодня партийными работниками. Это руководители наших низовых и районных партийных организаций, секретари партийных организаций. Немало у нас теперь имеется и секретарей райкомов, которые начали сами вести кружки. Согласитесь, товарищи, что это, правда, еще не все, но это все же очень большое дело. № 20 тыс. пропагандистов 7 тыс. руководителей наших партийных организаций на местах!
Однако, надо сказать, что уровень большинства этих 20 тыс. пропагандистов чрезвычайно низок. Из 20 тыс. человек, не считая Красной Армии и транспорта, почти 11 тыс. — это товарищи, которые окончили только совпартшколу или краткосрочные двух — трехмесячные курсы пропагандистов. Это те люди, о которых совершенно справедливо говорил т. Постышев, что мы в одну дверь их принимаем на курсы, а через 2 — 3 недели в другую дверь выпускаем. И вот на этих кадрах базируется сейчас огромная работа всей системы нашего партийного просвещения.
Вот отсюда, товарищи, и все качество нашей работы по партийному просвещению. Надо прямо сказать, что низкий уровень партийного просвещения не подлежит никакой дискуссии, никакому сомнению.
По всей Украине во всю систему партийного просвещения втянуто 300 тыс. человек, в том числе членов партии и кандидатов 240 тыс. Из этого числа 25 тыс. человек у нас учатся в кандидатских школах, причем около 10 тыс. членов партии вот уже четыре — пять лет сидят в этих школах.
О чем это говорит? Это говорит о чрезвычайно низком уровне всей нашей работы по воспитанию членов партии. Возьмите кружки повышенного типа по изучению ленинизма, по изучению отдельных этапов истории партии. В этих кружках мы имеем на Украине всего — навсего 11 тыс. человек. Значит, мы имеем 25 тыс. членов, и кандидатов партии, которые находятся в первичных кружках, в низших звеньях, и 11 тыс. в высших звеньях сети — партийного просвещения. Громадное же большинство членов партии, охваченных нашей сетью (140 тыс. коммунистов) учится, в кружках по изучению истории партии.
Нельзя сказать, чтобы это не было нашим достижением. Очень неплохо, когда большинство партийцев занялось конкретным изучением истории нашей партии, и нет ничего плохого в том, что ряд школ: и кружков перешел на изучение истории партии. Нас в данное время особенно интересуют те члены партии, которые до сих пор сидят в кандидатских школах. Как выяснилось, среди этих товарищей мы имеем очень много малограмотных, которые не должны больше оставаться в системе кандидатских школ. Их нужно перевести в такие кружки малограмотных, где бы они могли ликвидировать свою азбучную малограмотность. Правы были товарищи, которые говорили, что вопрос о форме учебы малограмотных надо будет обязательно решить на данном совещании. Этот вопрос является серьезным, ибо 25 тыс. членов и кандидатов партии это для Украины одна десятая часть всего состава ее партийных организаций.
СТЕЦКИЙ. У вас что-нибудь предполагалось предпринять в этом отношении?
АШРАФЬЯН. Киевская и донецкая организации уже начали в порядке перекомплектования кружков заниматься этим вопросом. Они строго учитывают подготовку каждого члена кружка. Для большинства малограмотных будут, очевидно, создаваться особые кружки. В отношении малограмотных товарищей надо будет поставить вопрос о том, чтобы в первую очередь они шли в кружки по ликвидации малограмотности, прежде чем направиться в кандидатскую или иную школу.
Мы имеем целый ряд людей, которые не умеют читать. Зачем партийцу сидеть пять лет в кружке, когда он читать не умеет? Я, товарищи, привел вам только статистические цифры, характеризующие положение. Если же посмотреть содержание работы всей сети партийного просвещения, то очень часто мы увидим такое явление, когда пропагандист сам не только не в силах воспитывать члена партии, но нередко сам его путает безбожно. Мы имеем ряд случаев, когда пропагандист отвечает неправильно на поставленные членами кружка вопросы, когда он только вносит путаницу в головы слушателей.
Мы недавно обследовали 12 районов Винницкой области и 6 районов Харьковской области. ЦК КП(б)У принял по этому поводу специальное решение, в котором констатируется, что постановление ЦК ВКП(б) «О пропагандистской работе в ближайшее время» выполняется крайне слабо. Это было после решения ЦК о пропагандистской работе свердловской, партийной организации.
С вопросом об уровне пропагандистов связан вопрос о работе с ними. Достаточно сказать, что из 19 тыс. пропагандистов Украины охвачено пропагандистскими семинарами (данные весьма приблизительные) не более 10 — 12 тыс.
ГОЛОС С МЕСТА. Это неплохо.
АШРАФЬЯН. Да, это неплохо, но надо иметь в виду, что остальная часть, т.е. около 8 — 9 тыс. пропагандистов, не охваченных пропсеминарами, падает главным образом на село, где мы с ними не работаем по — настоящему. Я думаю, что на этом совещании нужно было бы обсудить форму работы с пропагандистами на селе, ибо это очень большой вопрос. У нас на Украине много таких районов, где очень мало коммунистов и где имеется 15 — 20 пропагандистов, разбросанных по району.
СТЕЦКИЙ. Как поставлено у вас заочное радиообучение?
АШРАФЬЯН. Работа по заочному образованию ведется, но этого недостаточно. Целый ряд вопросов требует от пропагандистов разъяснения, а этого разъяснения мы сплошь и рядом не даем. Поэтому сейчас работа с пропагандистами, особенно с пропагандистами, работавшими на селе с людьми, которые в большинстве своем одновременно являются руководителями наших сельских организаций, имеет громадное значение. Очень часто на селе, там, где даже имеется культпроп, пропагандистом является секретарь райкома. Здесь товарищи говорили о работе культпропов. Над культпропами мы тоже плохо работаем, почти не работаем. На нашем сегодняшнем совещании нам надо сказать, что в этой части дело обстоит неблагополучно. Мы отмечали целый ряд фактов, когда самые острые вопросы, интересующие членов нашей партии, не находят должного разрешения у пропагандистов. Об этом здесь на совещании надо сказать прямо.
Я не буду останавливаться на тех курьезных фактах, которые характеризуют плохую работу школ и кружков. Конечно, можно, было бы привести и ряд хороших школ. Такие школы имеются, например, в Киеве, в Донбассе и в других районах.
Несмотря на колоссальную работу, которую проделал ЦК КП(б)У все же недостатки в нашей работе большие.
Здесь говорили, что мы обязаны знать, чем интересуется тот или иной член партии, какими вопросами. С этим я совершенно согласен. Но я не согласен с т. Хавинсоном, который говорит, что надо было бы выдвигать самим вопросы перед партийцами. Прав был Алексей Иванович, который вчера возражал против этого.
Я хотел бы остановиться еще на одном весьма важном для нашего партийного просвещения вопросе. Это о некоторой абстрактности, о школярстве в нашей пропагандистской работе, о чем так четко и ясно сказана в — постановлении ЦК ВКП(б). Это школярство дает о себе очень часто знать. Оно приводит к тому, что вопросы современной борьбы сплошь и рядом в наших школах и кружках партийного просвещения не обсуждаются. Это объясняется тем, что пропагандистов нашей партийной организации очень мало держат в курсе всей партийной жизни района, города, завода и т. д. Их не собирают, с ними не говорят об очередных задачах данной партийной организации — сталинской, киевской, днепропетровской и др., не знакомят с конкретными настроениями рабочих на заводе, на предприятиях, с поднимаемыми там вопросами и т. д. И получается, что пропагандист, очень часто даже икапист (мы всех слушателей ИКП и ВУДМЛИН переключили на работу в систему партийного просвещения) не в курсе ни настроений рабочих, с которыми он занимается, ни вопросов, интересующих их. И вот пропагандист подчас говорит о чем угодно, а основного — мобилизации партийной организации на решение основных практических вопросов, стоящих перед данной организацией, не получается.
Мы в киевской организации дали самые лучшие силы, т.е. икапистов, на пропаганду. Но я считаю, что и икапистами нужно руководить.
Далее, я хотел бы специально остановиться на одном вопросе, на котором товарищи не останавливались, — это на вопросе о партийно-воспитательной работе в комсомоле. У нас на Украине мы имеем 700 тыс. членов комсомола. Наши комсомольцы по Украине насчитывают 50 тыс. пропагандистов. Это колоссальнейшая армия — 50 тыс. пропагандистов на 700 тыс. комсомольцев. Эти цифры, может быть, не совсем точные, но все же они достаточно показательны. Вопрос о работе с молодежью, особенно после известных решений ЦК комсомола, продиктованных, как известно, лично товарищем Сталиным, должен стать одним из серьезнейших вопросов в нашей пропагандистской работе. Здесь нам следовало бы обсудить, как нам помочь сейчас комсомолу, откуда нам достать кадры пропагандистов для нашего комсомола.
Сейчас по инициативе ЦК КП(б)У мы разослали во все области и округа бригады во главе с заведующими отделами ЦК КП(б)У для изучения того, как перестраивается комсомол в своей работе и какую помощь оказывают ему обкомы партии. Нам придется в ближайшее время оказать очень серьезную практическую помощь нашему комсомолу, прежде всего, путем перевода ряда пропагандистов из партийной сети, где их тоже немного, в комсомольскую.
ГОЛОС С МЕСТА. Это нужно, конечно, но это не все.
АШРАФЬЯН. Да, это один вопрос, а самое основное — организация дела воспитания пропагандистов комсомольских кружков. Я считаю, что это один из больших вопросов, обойти который мы никак не можем, и сейчас за это дело нужно будет взяться.
Из других вопросов я остановлюсь только на системе заочного образования, поскольку Алексей Иванович подсказал мне этот вопрос. Надо сказать, что исключительную заостренность мы имели в системе заочного образования. После известных указаний ЦК ВКП(б) и специального письма т. Кнорина нам пришлось пересмотреть кадры наших работников в системе УИМЗО, причем около 100 человек пришлось снять. Часть из них не подходила по своей квалификации для этой работы, а часть из них — просто не наш народ. Нам пришлось за последнее время перебросить довольно солидное количество товарищей, около 80 человек, на эту работу решениями ЦК КП(б)У и решениями обкомов. Думаю, что это дело сейчас несколько укреплено. Мы несколько сузили контингенты заочного обучения.
ГОЛОС С МЕСТА. В городах тоже пользуются системой заочного обучения?
АШРАФЬЯН. Да, но в селе гораздо шире.
ГОЛОС С МЕСТА. Сколько у вас опорных районов?
АШРАФЬЯН. 123 — 125. Как я уже сказал, нам пришлось снизить контингенты наших заочников и довести их до 10 тыс., а было их 18 с лишним тысяч.
Сейчас, когда мы заставили обкомы подходить более конкретно к подбору людей, получается следующее. Мы недавно устроили радиосовещание со всеми нашими точками по заочному образованию. Я специально допрашивал, сколько у нас учится людей, и выяснил, например, что в Донбассе учится 2 600 человек. Выяснял, сколько партийных работников было раньше и сколько теперь. Получилось, что в целом ряде областей количество партийных работников в системе заочного образования увеличилось, но по таким областям, как Винницкая и особенно Днепропетровская, мы имеем падение состава партийных работников среди заочников. Вместе с тем мы имеем интересный опыт Одесского обкома партии, который, обсудив вопрос об организации заочного обучения с секретарями и партийными работниками на пленуме обкома, роздал всем секретарям райкомов радиоприемники. В результате этого секретари райкомов начали более регулярно заниматься в системе заочного обучения.
Очень интересный опыт работы с партактивом мы имеем в Киеве. Все киевские руководящие партийные работники, члены бюро горкома, все секретари и члены бюро райкомов, секретари парткомов крупных предприятий сейчас регулярно учатся раз в пятидневку с 9 до 2 часов дня в Институте красной профессуры. При ИКП мы создали специальный комвуз для этих людей. Этот опыт организации работы с секретарями райкомов и с ответственными партийными работниками помог нам не только в том смысле, что эти люди сами начали учиться, но они стали внимательнее относиться к делу партийного просвещения. Можно определенно сказать, что в Киеве мы сумели улучшить дело партийного просвещения по сравнению с тем, что было до решения ЦК.
И несмотря на это, те недостатки в пашей пропагандистской работе, о которых здесь справедливо говорилось, имеются и у нас, и кое — где в Очень крупных размерах. Очень плохо обстояло дело в Винницкой области. Недавно Оргбюро ЦК КП(б)У слушало этот вопрос. Оказывается, формальный характер руководства партпросвещением со стороны обкома является очень серьезным моментом в этом деле. Можно взять две области: Донецкую и Винницкую. В Донецкой области до приезда ответственного инструктора ЦК ВКП(б) т. Касрадзе дело обстояло очень плохо. Впоследствии положение там несколько улучшилось. Винницкий обком ограничился следующим: после постановления ЦК КП(б)У о пропагандистской работе, секретарь обкома т. Чернявский написал большое письмо (страниц 18) всем секретарям райкомов, где доказывал, что дело партийного просвещения дело серьезное и что им секретари райкомов должны заниматься. Вот вам руководство со стороны обкома. Этот документ цитировался на заседании Оргбюро ЦК КП(б)У и был квалифицирован секретарями ЦК как филькина грамота, которая мешает реализации решения ЦК и снимает всякую ответственность за выполнение этого решении с руководителей партийных организаций. ЦК КП(б)У пришлось признать и опубликовать свое постановление о том, что в Винницкой и Харьковской областях дето обстоит не особенно хорошо. Особенно плохо по Харькову. По Харьковской области нам пришлось констатировать, что положение в деревне гораздо лучше, чем на предприятиях Харькова. Это признали и секретарь Харьковского обкома т. Мусульбас и заведующий культпропом т. Николаев. В Харькове, где гораздо больше сил и возможностей, где налицо крупнейшие предприятия, оказалось, что это дело поставлено хуже, чем на селе.
Я считаю необходимым отметить еще раз, что, несмотря на констатируемое нами оживление партийно-воспитательной работы, дело партийного просвещения для большинства руководителей партийных организаций не является еще таким делом, каким, скажем, является проверка партийных документов. Партийным просвещением наши партийные организации по — настоящему еще не занимались. Есть у нас и такие товарищи, которые думают, что заниматься делом партийного просвещения — значит мешать проверке партийных документов.
Секретарь Винницкого обкома, когда к нему приехала наша бригада, заявил следующее: «Вот некстати приехали! Сейчас проверка партийных документов, а вы мешаете». Специально звонили из обкома по этому поводу в ЦК КП(б)У к т. Попову и Павлу Петровичу, чтобы отозвали бригаду.
Пора нам покончить с этими настроениями.
СТЕЦКИЙ. Вы по существу скажите, насчет системы и организации партийного просвещения.
АШРАФЬЯН. А разве я не говорил? Я не хотел загружать вас цифрами.
СТЕЦКИЙ. Дело не в цифрах,  
АШРАФЬЯН. Я считаю, что предложение, какое было внесено насчет того, какую систему нам установить…
СТЕЦКИЙ. Кто организует сеть, устанавливает порядок?
АШРАФЬЯН. Этому совещанию предшествовало совещание заведующих отделами партийной пропаганды и агитации у нас; в ЦК КП(б)У. На этом совещании с участием секретарей ЦК КП(б)У подвели итоги состоянию партийного просвещения на Украине. Повторяю основные цифровые показатели, характеризующие величину нашей сети: кандидатских школ на Украине насчитывается 19 400, кружков по истории партии — 10 тыс., кружков по изучению ленинизма — 678, остальное — тематические кружки.
Прежде всего, о кандидатских школах. Тот факт, что в кандидатских школах ряд лет учатся люди, которые, если не изменится положение, будут учиться и дальше с такими же результатами, этот факт привел к выведу, что надо пересмотреть кандидатские школы, переукомплектовать их таким образом, чтобы в них оставить товарищей, которые по уровню своей подготовки подходят для усвоения курса кандидатской школы. Всех остальных перевести в кружки более пониженного типа, где бы люди могли заняться, прежде всего, ликвидацией своей неграмотности.
В киевской организации на заводе «Арсенал» переукомплектовали свою партийную сеть, в первую очередь, кандидатские школы, выделив ряд кружков, которые переведены на изучение элементарных вопросов текущей политики.
КНОРИН. Кто проводит комплектование?
АШРАФЬЯН. На заводе Арсенал» проводил секретарь партийного комитета с привлечением двух пропагандистов, которые работали на заводе два года. В целом ряде областей это комплектование проводится третьестепенными работниками.
Из 312 пропагандистов Ленинского района на бюро райкома было утверждено только 33 человека. После нашего приезда в этот район были устроены специально два заседания бюро райкома, посвященные вопросам пропаганды, на котором с участием секретаря и его заместителя проверяли пропагандистов и утверждали их.
Этим вопросом начали заниматься низовые организации, райкомы. Но в целом ряде районов у нас это дело еще не двинулось. Есть настроения, что переукомплектование надо произвести тогда, когда люди окончат определенный курс. С этим, конечно, согласиться нельзя.
РАТНЕР. Сейчас это самое важное.
АШРАФЬЯН. Сейчас надо взяться за дело. Отрицательных фактов сколько угодно. Могу привести факт, когда в одном партийном кружке в Харькове учится профессор и рядом с ним сторож института, малограмотный человек.
ГОЛОС С МЕСТА. Как это могло произойти?
АШРАФЬЯН. По-моему, это очень возможно, если конкретно не руководить комплектованием кружков.
ГОЛОС С МЕСТА. А сторож не забивает профессора?
АШРАФЬЯН. Пока ничего не слышно об этом. Но и сторож спит на кружке и профессор, и никакой настоящей работы там нет.
ГОЛОС С МЕСТА. Как у вас происходит окончание курса?АШРАФЬЯН. Я могу это проиллюстрировать по целому ряду предприятий. Заканчивается определенный курс в кружке, и затем назначается не экзамен, а просто проверка знаний, выясняется, чему люди научились в продолжение определенного периода своей работы в кружке.
ГОЛОС С МЕСТА. Кто присутствует при проверке знаний? Вы были хоть на одном кружке во время проверки?
АШРАФЬЯН. Я был на двух кружках завода «Арсенал». При проверке присутствовали: секретарь заводского партийного комитета, пропагандист, который занимался в данном кружке, и представитель райкома. Они же решали вопрос о том, переводить того или иного члена партии в кружок более высокой ступени или дать ему повторить неусвоенное из пройденного. В некоторых случаях (так было на заводе «Арсенал») говорят товарищам: «Такие — то вопросы вы недостаточно уяснили. Через 20 дней или через месяц назначаем с вами беседу по этим вопросам».
Эта работа проводится не везде. Надо прямо сказать, что кое — где, особенно на периферии, в частности в Чернигове, в Виннице, механически переводят все типы школ и кружков на изучение истории партии, — это то, о чем товарищи здесь уже говорили, и я не считал нужным останавливаться на этом.
ГОЛОС С МЕСТА. Как у вас летом работает сеть?
АШРАФЬЯН. Этим летом мы работали несколько лучше. Но в целом ряде районов мы проводили не пять, а три занятия в месяц, однако, есть районы, где эта работа была буквально сорвана. Сохранить работу сети летом особенно трудно там, где руководители низовых кружков являются руководителями низовых парторганизаций. Таких пропагандистов всего человек 15 — 20. В период разгара сельскохозяйственных работ они обычно бросают школы. Здесь т. Позерн говорил, что они идут в отпуск. Если бы все дело было в летних отпусках, то было бы полбеды. На две недели можно заменить такого отпускника — пропагандиста.
У нас секретарь сельской организации, предколхоза часто является и пропагандистом и руководителем кружка. С начала сельскохозяйственной кампании на селе они бросают всякие занятия в школах и кружках.
СТЕЦКИЙ. Тов. Ашрафьян, скажите, пожалуйста, вы у себя на бюро ЦК вопрос о комплектовании партийной сети в отношении конкретного района когда-нибудь ставили или нет?
АШРАФЬЯН. Мы ставили о 12 конкретных районах Винницкой области, которую обследовали в течение 12 — 15 дней. На обследовании состояния партийного просвещения была бригада в 5 человек. Другая бригада была в Харьковской организации.
СТЕЦКИЙ. Сколько районов там обследовано?
АШРАФЬЯН. В Харькове взяли два городских района и два сельских и заслушали на Оргбюро ЦК КП(б)У. Обследовала бригада ЦК КП(б)У.
СТЕЦКИЙ. По всем вопросам?
АШРАФЬЯН. Да, были заслушаны специально мой доклад, сообщения секретарей обкомов и культпропов обкомов и было принято решение.
СТЕЦКИЙ. Когда это было?АШРАФЬЯН. Это было 17 ноября.
СТЕЦКИЙ. Может быть, вы продемонстрируете нам решение участников этого совещания.
АШРАФЬЯН. Я, к сожалению, его не взял, но завтра могу его продемонстрировать. Там говорится, что, несмотря на решения ЦК ВКП(б) по свердловской организации, обследованные нами районы не занялись партийной пропагандой, и в частности ЦК КП(б)У отмечает, что эти решения ЦК ВКП(б) не проводятся в жизнь. ЦК поручает этим районным комитетам партии в течение двух месяцев просмотреть и утвердить пропагандистов полностью — это первый пункт. Второй — рассмотреть вопрос о переукомплектовании и, где это потребуется, — переукомплектовать, а Культпропу ЦК КП(б)У через два месяца доложить ЦК КП(б)У о том, как проводится в жизнь настоящее решение.
ГОЛОС С МЕСТА. Как райкомы помогают пропагандистам?
СТЕЦКИЙ. Этот вопрос мы будем специально обсуждать.
Ввиду того, что первый и второй вопросы тесно связаны, есть предложение заслушать сообщение и по второму вопросу — о состоянии занятий в партийных школах и кружках, о руководстве их работой по существу и совместно их обсуждать. Нет возражений?
ГОЛОСА С МЕСТ. Правильно.
СТЕЦКИЙ. Я бы просил больше держаться темы, и, если говорится о руководстве по существу, я просил бы продемонстрировать, как это руководство осуществляется, а не ограничиваться общей картиной.
 
 
 
 
РАТНЕР
Московский горком ВКП(б)
Товарищи! Решение Центрального комитета партии по вопросу о партийной пропаганде в ближайшее время, решения Московского в Ленинградского комитетов партии, принятые в связи с обсуждением письма Центральною комитета партии об уроках убийства т. Кирова, поставили перед всеми партийными организациями определенные задачи в облает партийной пропаганды.
Каковы были эти основные задачи?
Первое, что требовалось в письме Центрального комитета и в решениях Московского и Ленинградского партийных комитетов, — это поставить на должную высоту изучение истории нашей партии. Второе — борьба в школах с формализмом, с схематизмом в партийной пропаганде, борьба за повышение качества партийной пропаганды и особенно повышение уровня пропагандиста. Наконец, вопрос о борьбе с сезонностью.
Безусловно, наряду с еще огромными недочетами нашего партийного просвещения за этот период времени значительно поднялась ответственность и партийных руководителей, и пропагандистов, и самих членов партии за политико-воспитательную работ. Этому значительно содействовала проверка партийных документов.
Сезонность мы сломали. Это не значит, что нам не придется бороться с нею и в будущем году. Добавлю, что, как бы ни говорили о том, что мы сезонность уже сломали, нужно учесть, что в основном отпуска преимущественно падают и будут падать на лето. Поэтому нам сегодня и на ближайших совещаниях пора подумать над тем, как конкретно организационно разрешить вопрос о борьбе с сезонностью в связи с предстоящими отпусками будущего лета.
На сегодняшний день, товарищи, больным является также вопрос, поставленный решением Центрального комитета партии, — вопрос о схематизме, формализме в пашей партийной пропаганде. Мне думается, что этот вопрос упирается: в общий уровень культуры, в общий уровень подготовки членов партии и пропагандистов. Мы часто наблюдаем даже у квалифицированного пропагандиста наличие схематизма, элементов формализма. Он нередко дает голые формулы, не подтверждая их фактами. Эти формулы иногда сами по себе правильны, но он редко в силах их доказать и объяснить. Вот это первое предварительное замечание, которое я хотела сделать.
Что представляет собою наша сеть и какова ее структура?
Московская городская организация, по неполным данным, на 1 октября 1935 г. объединяла 158 227 членов и кандидатов партии.
ГОЛОС С МЕСТА. А сколько по области?
РАТНЕР. Сколько по области, скажет т. Дедиков.
ГОЛОС С МЕСТА. А сочувствующих сколько?
РАТНЕР. Сочувствующих 17440.
У нас из 158 тыс. членов организации в партийной сети, учится 111419 членов партии (также по неполным учтенным нами данным). Я подчеркиваю, что эти данные неполные, поэтому не будет ошибкой, если: я скажу, что учится у нас в партийной сети 90 — 120 тыс. коммунистов. Как видите, общий охват немал. Но если взять по отдельным организациям, то картина далеко не такова. Всего партийной сетью у нас охвачено 187 тыс. человек.
ГОЛОС С МЕСТА. А беспартийные есть?
РАТНЕР. Из 17 тыс. сочувствующих в организации (я круглые цифры беру) учится 14 тыс. в партсети. Кроме того, сетью охвачено еще, примерно, 17 тыс. комсомольцев и 30 тыс. беспартийных, причем эту цифру беспартийных я хочу несколько расшифровать. Эти 30 тыс. беспартийных кажутся очень большой цифрой. Но тут в значительной мере влияет наша сеть по вузам и втузам. Если проверить по отдельным школам и кружкам, то количество беспартийных снизилось по сравнению с прошлым годом. Я считаю, что известный охват беспартийных это не минус для сети, а плюс, потому что сегодня они беспартийные, а завтра будут сочувствующими, а через некоторое время и кандидатами в члены партии.
ГОЛОС С МЕСТА. Это стахановцы?
РАТНЕР. Я сейчас эту цифру не расшифрую. Я честно заявляю, что я не могу сказать, сколько у нас учится стахановцев.
Что касается структуры сети партийного просвещения, то картина такова: учтено всего 8 757 кружков; они делятся таким образом: 315 кружков по отдельным политическим вопросам; 661 кружок для сочувствующих, которые занимаются по «Политбеседам» Ингулова; 1 040 кандидатских кружков; 1 394 кружка, изучающих историю партии по первоисточникам (здесь имеется значительный рост сравнительно с прошлым годом); 3 772 кружка, изучающих основные этапы истории партии; 524 кружка по ленинизму; 315 кружков, изучающих отдельные произведения классиков марксизма-ленинизма; 631 кружок текущей политики; 300 кружков различных (сюда входят кружки по диамату и: политэкономии, которых очень немного, и кружки, работающие по отдельным темам).
ГОЛОС С МЕСТА. Сколько кандидатских кружков?
РАТНЕР. 1 040 кружков, работающих по учебнику политграмоты Волина и Ингулова.
ГОЛОС С МЕСТА. То есть восьмая часть?
РАТНЕР. Да, восьмая часть, совершенно правильно.
Как видите, тут перед нами довольно многогранная сеть. Я только хотела бы вот на что обратить внимание. Мне кажется, что кружки, по истории партии, несмотря на то, что они носят разные названия, по сути дела сводятся к кружкам по истории партии, работающим по учебнику, к кружкам по истории партии, работающим по первоисточникам, и к кружкам, работающим но отдельным этапам истории партии, — и только.
ГОЛОС С МЕСТА. Это надо учесть.
РАТНЕР. Это надо учесть и для программ, и для литературы, и для учебников, которые выходят и будут выходить.
В проекте, который дал т. Касрадзе по системе партийного просвещения, намечается тип кружка для начинающих изучение истории партии. Это, в сущности, сводится к кружку по истории партии, работающему по учебнику, и я думаю, что здесь особенно мудрить не надо. Если нужно начинать изучение истории партии, пусть изучают историю партии по учебнику.
В связи с постановкой вопроса о структуре я хотела бы отметить к вопрос об учебе малограмотных.
У нас на значительном большинстве текстильных предприятий малограмотные члены партии учатся в школах для малограмотных, в общеобразовательных школах, где мы проводим с ними также беседы по политическим вопросам. К сожалению: я не имею цифр и не могу сказать, каков охват коммунистов такой учебой. Но я могу назвать такие довольно крупные предприятия, как, например, Трехгорная мануфактура, фабрика им. Фрунзе, «Буревестник», завод «Красный богатырь» и др., где учеба организована. Эти предприятия с преобладающим составом работниц имеют наибольшее число малограмотных.
Я должна со всей откровенностью сказать, что мы уделяем недостаточно внимания этим школам. Мы должны были гораздо больше проверять, как растут люди, как им преподносится политическая грамота, как им преподносится газета, ибо вопрос о газете нужно тут поставить серьезно. Во всяком случае, на наших предприятиях охват этими школами и кружками большой.
Чем наши кружки занимаются в настоящее время? У нас в Москве, мне кажется, то же положение, что и по всему Союзу. У нас кружки по истории партии и кандидатские кружки и кружки по ленинизму все сразу после конгресса Коминтерна были переключены на изучение материалов конгресса. Отдельные кружки до этого начали изучать доклад т. Берия. 26 ноября и 3 декабря в партсети разбирали выступление товарища Сталина на Всесоюзном совещании стахановцев. Таким образом, мы весь сентябрь, октябрь и ноябрь изучали указанный выше материал. Я думаю, что это неплохо и что тут никакой беды для нашей партийной пропаганды и для роста наших членов партии не имеется. Но у нас был один существенный недостаток, заключающийся в том, что при изучении материалов конгресса Коминтерна мы не сумели изучение этих материалов как следует приспособить к уровню товарищей. Этот недочет мы должны устранить.
У нас не было таких случаев, чтобы два месяца изучали доклад т. Пика. У нас были три занятия, а кое — где и четыре занятия по докладу т. Димитрова.
Мы сейчас два занятия провели по выступлениям товарища Сталина. Вчера уже договорились, что следующее занятие, т.е. 8 декабря, будет посвящено подведению итогов изучения речи товарища Сталина на Всесоюзном совещании стахановцев и изучению той речи, которая сегодня опубликована, т.е. речи товарища Сталина на совещании комбайнеров.
Я думаю, что, может быть, не раз, а еще много раз придется над этим посидеть, и это будет неплохо, ибо это важнейший материал для сети партийного просвещения.
Я пару слов хотела еще сказать о литературе. Я считаю, что не нравы товарищи, которые жалуются на недостаток литературы по конгрессу Коминтерна и по докладу т. Берия. Это, товарищи, неправильно. Я повсюду очень резко этот вопрос ставила. Я считаю это неправильным потому, что наши пропагандисты не научили слушателя пользоваться журналом и газетой.
ХАВИНСОН. Надо работать над этим.
РАТНЕР. Мы должны учить этому. Доклад т. Берия был напечатан в «Правде» и в «Большевике». Материалы конгресса печатались во всех газетах.
ГОЛОС С МЕСТА. Некоторые кружки областной газеты не имеют.
РАТНЕР. Это говорит о том, что слушатели не умеют как следует относиться к материалам, помещаемым в газетах и журналах. Надо научить кружковцев работать с газетой, сохранять газету, делать из нее нужные вырезки.
Я хочу сказать несколько слов об учебниках. Учебников мало.
ГОЛОС С МЕСТА. Вы скажите, как вы организуете занятия в школах и кружках.
РАТНЕР. Я думаю, что вопрос о литературе, об учебниках относится к руководству партийной пропагандой по существу.
Я утверждаю, что мы учебник Кнорина нового издания получили в очень ограниченном количестве.
СТЕЦКИЙ. И больше не получите этого учебника. Я не говорю об учебниках по истории партии, я говорю об учебниках Волина, Ингулова, Карпинского.
РАТНЕР. Я говорю об учебнике Кнорина.
Пару цифр относительно пропагандистов. Нами учтены 7 485 пропагандистов. Что тут особенно характерного для Москвы, — думаю и для Ленинграда, а также и для других крупных центров? Это то, что из 7 485 пропагандистов 4 500 составляют инженерно — технические и административно — хозяйственные работники: Если мы возьмем такие заводы, как, например, завод им. Сталина, ЦАГИ, «Динамо», завод № 24, Электрозавод, то там две трети, а может быть и три четверти состава пропагандистов — это инженерно — технические работники.
Общий вывод надо сделать такой: это товарищи, у которых общекультурный уровень довольно высокий. Среди них наряду с партийно-квалифицированными товарищами (бывшие парттысячники и др.) есть очень много товарищей, не имеющих партийной закалки, над большевистским воспитанием которых мы должны еще много поработать.
Я должна также совершенно определенно заявить, что у нас по Москве еще очень слабо привлечен к пропагандистской работе наш партийный актив (секретари парткомов, цехпарторги). Всего таких пропагандистов по Москве 325 — 350 человек.
ГОЛОС С МЕСТА. Насчет низовой организации.
РАТНЕР. По Москве секретарей парткомов вместе с цехпарторгами приблизительно 550 человек.
СТЕЦКИЙ. Это вместе с райкомами?
РАТНЕР. Это вместе с секретарями партийных комитетов.
ХАВИНСОН. Сколько у вас освобожденных секретарей парткомов?
РАТНЕР — Я взяла цифру освобожденных секретарей парткомов и цехпарторгов, их по Москве 550 человек.
ХАВИНСОН. Неправильная цифра.
РАТНЕР. Совершенно правильная, я ее проверяла. Эта цифра говорит о том, что партийный актив мало привлечен к пропагандистской работе.
У нас был период, когда таких пропагандистов было больше. Это было сразу же после решения ЦК ВКП(б) «О пропагандистской работе в ближайшее время», когда ряд таких секретарей крупных предприятий, как Губенко, Северянова (она и теперь руководит) и др., непосредственно руководили кружками. После того как на проверку партдокументов было взято очень много товарищей и главным образом первых секретарей, принужденных в связи с этим оставить пропагандистскую работу, вслед за ними потянулись и другие товарищи. Поэтому среди пропагандистов наблюдается некоторое уменьшение количества секретарей парткомов. Тут наша вина. Я считаю это большим минусом в нашей работе.,
Товарищи, что мы можем отметить с точки, зрения качества работы пропагандистов? Я считаю, что мы в этой области имеем известные достижения, но имеем и пороки. Достижения заключаются, прежде всего, в том, что на сегодня мы можем назвать не один десяток, а если подсчитать по Москве, то и 300 — 400 пропагандистов, которых — можно по-настоящему назвать хорошими пропагандистами. Но мы опыт этих хороших пропагандистов не смогли перенести в наши школы и кружки.
Необходимо подчеркнуть, что выявлению и подтягиванию хороших пропагандистов мы здорово обязаны инициативе т. Хрущева. Примерно через месяц после решения ЦК «О пропагандистской работе в ближайшее время» мы поставили у нас на бюро горкома доклад секретаря парткома 2 — го часового завода и секретаря парткома 1 — й Образцовой типографии о том, как они выполняют решение ЦК по партийной пропаганде. В их работе было вскрыто много недочетов. Тов. Хрущев выступил и сказал, что дело не только в том, чтобы вскрывать недочеты, — задача заключается и в том, чтобы на хороших образцах учить людей. Покажите, говорил т. Хрущев, где у вас хорошие пропагандисты, покажите их работу. Мы взялись довольно энергично за выполнение этого указания Никиты Сергеевича, и мы можем продемонстрировать ряд пропагандистов, хорошо владеющих делом партийной пропаганды.
Вчера у нас было московское собрание пропагандистов в Большом зале Консерватории с участием. 2 500 человек.
На этом совещании был заслушан доклад т. Стецкого: «Речь товарища Сталина на Всесоюзном совещании стахановцев и задачи партийной пропаганды». Как здесь уже сказал т. Стецкий, на совещании выступил с исключительно яркой речью т. Хрущев. Он поставил перед пропагандистами важнейшие задачи пропаганды в настоящее время и дал ряд ценных указаний. На этом совещании выступали и сами пропагандисты. Но, т. Стецкий, многие из выступавших вчера, как вы видели, не сумели по — настоящему показать нам своей работы. Тов. Жибарев (Трехгорка»), т. Романчиков («Каучук») и др. дают прекрасные образцы пропагандистской работы. Тов. Хрущев говорил о пропагандисте Афонине. Тов. Афонин — пропагандист ЦАГИ и т. Зинин — пропагандист завода «Каучук» делали доклады на бюро Московского горкома партии. На бюро горкома слушались доклады отдельных пропагандистов, и мы поставили доклады т. Афонина из ЦАГИ и т. Зинина с «Каучука», как лучших наших пропагандистов.
В чем сущность работы т. Афонина, чем он хорош как пропагандист-большевик? О нем чрезвычайно образно говорил Никита Сергеевич Хрущев. Он связан со своими слушателями не только тогда, когда приходит на кружок (он ведь в ЦАГИ не работает, а приезжает на завод 2 — 3 раза в шестидневку), он беседует со слушателями, знает их жизнь и умеет найти, как говорил т. Каганович, ключ к каждому своему слушателю. Например, т. Афонин заметил, что один слушатель его кружка стал плохо заниматься. Он к нему: в чем дело? и докопался. Оказалось, что этот товарищ расстроен тем, что сын его стал в последнее время хулиганить. Тов. Афонин не отмахнулся от него, дескать, дело не мое, сын не мой, а его, а пошел к Родину на квартиру, узнал, чем интересуется сын Родина, заинтересовал его радиотехникой, вывел сына на правильный путь и дал возможность отцу заниматься. Это ли не образец большевистского подхода к человеку, большевистского подхода к нашей пропаганде! Афонин — работник Главлита, член партии с 1918 г., он очень дельный и толковый товарищ.
ГОЛОС С МЕСТА. А как он организует занятия?
РАТНЕР. Вот как он организует занятия. Он умеет заинтересовать людей. Он приходит к ним на занятия и берет не только то, что ему дано по программе, а умеет использовать живой материал из жизни слушателей завода. Привлекая местный материал, газетные данные, он переходит к истории партии. Слушатели кружка прочли «Что делать?» Чернышевского, когда проходили народничество, «Цусиму» и «Мать» Горького, когда проходили 1905 г. Когда они проходили период гражданской войны, Они прочитали «Железный поток» Серафимовича. Афонин систематически каждый раз беседует со слушателями кружка по текущим вопросам, и не только в пределах двух часов. Если нужно, он остается еще на полчаса. Он помогает членам своего кружка стать агитаторами и беседчиками в цехе, давая им конкретные указания, как вести эту работу.
ХАВИНСОН. Нужно давать пропагандистам «Знак почета».
РАТНЕР. Тов. Хрущев поднял пропагандистов. Он поднял настроение людей.
Вот это один тип пропагандиста. Другой — это Зинкин, пропагандист, рабочий завода «Каучук», жестяник. Производственная квалификация его не очень большая, он имеет и небольшую теоретическую подготовку. Правда, он член партии с 1919 г., очень много работает над собой, серьезно изучает произведения Ленина и Сталина и приучил всех слушателей своего кружка с особой любовью читать произведения Ленина и Сталина.
Все члены его кружка имеют двухтомник Ленина и «Вопросы ленинизма» Сталина, причем, товарищи, большинство слушателей научились делать записи и ведут записи того, о чем он говорит. Ведут самостоятельные записи даже менее подготовленные товарищи.
Чтобы показать уровень развития слушателей, я приведу, один пример: в этом кружке есть слушатель — кандидат партии Голованов. Ему задали вопрос: для чего нужно сейчас изучать борьбу партии с отзовистами и ультиматистами? Этот — кандидат партии ответил следующее: сектантские настроения в некоторых наших братских компартиях, о которых говорилось на конгрессе Коминтерна, являются теми же отзовистскими и ультиматистскими в нынешних условиях. Нам необходимо изучать борьбу партии в прошлом, чтобы лучше работать и бороться.
ГОЛОС С МЕСТА. Не всякий квалифицированный пропагандист до этого додумается.
РАТНЕР. Да, не всякий пропагандист до этого додумается и сможет увязать эти вопросы таким образом. Я думаю, что этот ответ не нуждается в особенно большой расшифровке. Он правильно и понятно поставлен.
ХАВИНСОН. Что интересного еще в этом кружке?
СТЕЦКИЙ. Придется вам, т. Хавинсон, устроить экскурсию в этот кружок.
РАТНЕР. Характерно внимание парторга цеха к занятиям этого кружка. Парторгом там т. Шебаршина, работница завода «Каучук». Она повседневно занимается со своими товарищами — слушателями этого кружка, она их тянет каждый раз на занятия, проверяет, были ли они на занятиях, и т. д. Вот это исключительное внимание цехпарторга к работе кружка оказывает большую помощь т. Зимину в его руководстве кружком.
Вот еще пример. Было партийное собрание по вопросам конгресса Коминтерна. Накануне собрания был кружок, на котором т. Зинин беседовал с кружковцами на тему о том, как и по каким вопросам им нужно выступать на собрании по решениям конгресса Коминтерна. Я считаю, что это пример прекрасного руководства.
Возьмем, далее, пропагандиста т. Магид. Это инженер — экономист велосипедного завода. (Я, как видите, беру разные категории пропагандистов.)
 
В чем заключается ее достоинство, как руководителя кружка? Тов. Магид достался кружок с чрезвычайно низким уровнем слушателей. На велосипедном заводе очень молодой состав рабочих, но т. Магид достался кружок из более взрослых рабочих и невысоко стоящих по своей квалификации.
В связи с этим я хочу подчеркнуть следующее: во всякой партийной и тем более пропагандистской работе необходима большая кропотливость.
ГОЛОС С МЕСТА. Правильно.
РАТНЕР. Уж если начал дело, доводи его до конца, и только тогда ты будешь иметь результаты.,
Что сделала т. Магид? Она упорно взялась за кружок. Она видит, что люди не ходят на кружок, или ходят, как она; сама говорила на совещании, точно одолжение делают. Она поставила перед собой задачу — добиться хорошей работы кружка. И в первую очередь она предъявила требование к самой себе. «Я сама должна быть хорошо подготовлена, должна притти на кружок со всесторонними знаниями и только тогда сумею увлечь слушателей». Тов. Магид пользовалась первоисточниками, читала литературу, знакомилась с иллюстративным материалом и этим самым увлекла слушателей. Люди стали приходить на занятия не в силу дисциплины, а в силу заинтересованности в кружке. Далее, так как кружковцы плохо и мало читали, в течение двух месяцев т. Магид работала над тем, чтобы научить кружковцев читать. Она вначале читала им сама, потом заставляла их рассказывать прочитанное ею, потом формулировала сама и заставляла их формулировать прочитанное, потом сама диктовала формулировки и в результате добилась того, что у нее стопроцентная посещаемость, все читают. Она ведет кружок уже второй год. Из первого состава кружка два человека ушли на курсы пропагандистов, одни во втуз, один на курсы по подготовке во втуз, а 6 человек из состава кружковцев она готовит для работы агитаторами и беседчиками.
Я могла бы привести такой пример, как кружок т. Леонова на заводе «Геофизика». Чем интересен этот кружок? Сам Леонов работник ТНБ. Тов. Леонов как пропагандист интересен тем, что он готовит агитаторов и беседчиков из состава своего кружка, причем не просто их готовит, а присутствует на беседах своих кружковцев, слушает, как они эти беседы проводят, указывает на их ошибки.
ХАВИНСОН. То есть делает то, что должны делать руководители семинаров.
РАТНЕР. К сожалению, это мало пока кто делает. Я могу назвать такого пропагандиста, как т. Шапиро на заводе им. Сталина.
У нас за последнее время, были два интересных пленума райкомов. Пленум Фрунзенского райкома, посвященный специально вопросам политической агитации, на котором были тт. Стецкий и Кнорин. Там были заслушаны доклады 4 секретарей парткомов и цехпарторгов по отдельным вопросам политической агитации: о том, как организована на предприятии читка газет, как поставлена политическая информация, как читают художественную литературу и как ведут беседы в обеденный перерыв.
СТЕЦКИЙ. Там выступали и сами беседчики и чтецы.
 РАТНЕР. Да, там выступал тот актив, который непосредственно эту работу ведет. Она показывали на примере своей собственной работы, как это дело поставлено. Этот пленум продолжался два дня.
Второй пленум — Пролетарского райкома, на котором присутствовал т. Кнорин, был посвящен вопросам пропаганды. Там стоял доклад секретаря парткома завода «Шарикоподшипник» о реализации решения ЦК партии «О пропагандистской работе в ближайшее время», доклад цехпарторга электротягового цеха завода «Динамо» и доклады двух пропагандистов: т. Шапиро с завода им. Сталина и т. Карпова с завода № 93.
ГОЛОС С МЕСТА. Когда был пленум?
РАТНЕР. Пленум этот был 28 ноября 1935 года.
Я хочу сказать о т. Шапиро следующее: у нее кружок по изучению «Коммунистического манифеста»; при изучении «Коммунистического манифеста» т. Шапиро под каждое положение «Коммунистического манифеста» подводила конкретный современный материал, увязывая теорию с практикой рабочего движения. Кружок разобрал вопрос о победе коммунизма и привлек статью т. Стецкого «Социализм и коммунизм», напечатанную в № 13 «Большевика».
Очень интересно ведет работу пропагандист т. Карпов, которого также слышал т. Кнорин. Кстати сказать, на пленуме он сделал неудачный доклад. Он там; себя совершенно не проявил. Вот вам два примера из его работы.
КНОРИН. Он рассказывал очень интересные вещи.
РАТНЕР. Как Карпов ответил на вопрос о военных званиях. У нас, между прочим, во всех кружках и школах были беседы по поводу этого постановления правительства.
ХАВИНСОН. По вашему указанию?
РАТНЕР. Да, мы давали указания. По этому вопросу очень полезно дать указание. Вот как он ответил на вопрос рабочих о, том, почему после стольких лет революции опять ввели старые звания полковника, майоров и др.? «Введение военных званий, — сказал он, — показывает, что укрепилась мощь Красной Армии. Партия и советская власть воспитали большевистских командиров в Красной Армии. Введение званий не только не зазорно, а, наоборот, укрепляет авторитет командира. Говорят иногда, что звание полковника, лейтенанта и других вводить неудобно, так как мы боролись с полковниками в годы гражданской войны. А разве мы до революции не боролись против директоров заводов? Было и так, что некоторых директоров, мастеров и инженеров на тачках вывозили — они (директора) помогали расстреливать рабочих. А ведь сейчас никому не зазорно называть руководителя завода директором. Это же наш директор, наши рабочие, мастера и инженеры. Так же обстоит дело и с военными званиями».
Замечательно объяснил, очень мало кто догадается так объяснить.
ГОЛОС С МЕСТА. Неправильно!
СТЕЦКИЙ. Военные сделают содоклад по этому вопросу. (Смех.)
РАТНЕР. Каков уровень у его слушателей? Я хотела бы проиллюстрировать один пример. У него происходит занятие по изучению доклада т. Берия. Ставится вопрос: «Что такое легальный марксизм». Слушатель отвечает: «Это была группа, которая проводила в легальной печати идеи марксизма, но выхолащивала их революционную сущность. В частности, выхолащивала идею гегемонии пролетариата в революционной борьбе, идеи классовой борьбы пролетариата, идеи диктатуры пролетариата».
ГОЛОС С МЕСТА. Неплохо ответил, но недостаточно.
РАТНЕР. Я же вам не все цитирую. (Смех.) Много ли вы найдете таких слушателей, которые так сформулируют, что такое легальный марксизм?
Товарищи, я могла бы привести ряд таких примеров, но я думаю, что этого достаточно.
СТЕЦКИЙ. О руководстве по существу.
РАТНЕР. Я хочу сказать и о другом типе пропагандистов. На Всесоюзном совещании стахановцев, если вы обратили внимание, выступал Макаров, рабочий завода «Серп и молот». Кончая свое выступление о работе стахановцев, он заявил: «Вот как идет переделка людей у нас. Я счастлив, что я пропагандист, несу идеи Ленина — Сталина в массы». Вот газета «Мартеновка», в ней запись того, как Макаров после Всесоюзного совещания провел беседу в кружке. Исключительно интересный материал.
У нас есть такие пропагандисты, как т. Тур. Он руководит комсомольским кружком. У него 20 слушателей, и из 20 человек благодаря упорной работе над ними у него 16 стали стахановцами. Он сам стахановец. Он в сущности и подготовил людей к тому, чтобы они стали стахановцами.
Я хочу подчеркнуть, что все эти факты здорово бьют нас: имея таких пропагандистов и такие примеры, — я думаю, что это не только у нас, а в каждой организации: они имеются, — мы в достаточной степени опыта этих пропагандистов не передаем другим.
На ГПЗ им. Кагановича хороший пропагандист т. Соболев. Тов. Позерн, тут ваша мысль о едином дне партучебы в известной мере проводится в жизнь. Завод иногда организует занятия вне общего дня учебы с тем, чтобы другие пропагандисты могли посмотреть, как Соболев ведет занятия.
Но всего этого еще очень мало с точки зрения передачи опыта лучших отстающим пропагандистам. А ведь у нас весьма значительно число пропагандистов, далеко не удовлетворяющих предъявляемым к ним требованиям. Вот, например, как пропагандист т. Поссе на «Буревестнике» объясняет, что такое легальные марксисты: «Легальные марксисты — это интеллигенты, которые изучали марксизм, говорили, что капитализм — это хорошая вещь, но не признавали классовой борьбы. Самое же главное в марксизме — классовая борьба».
Ну что поймут слушатели из этого определения легального марксизма? Далее, т. Галкина на «Красной заре», объясняя сущность народничества, говорит: «Отрицательная сторона народничества — это недооценка рабочего класса. Они революционным классом считали крестьянство, не считаясь с его расслоением».
Мы имеем и такай пример, когда пропагандист т. Юрков спросил слушателя, хотевшего задать вопрос, прежде всего о том, какого порядка этот вопрос. Слушатель ответил: «дискуссионного». Пропагандист Юрков заявил, что у нас нет времени для дискуссий. Когда стали выяснять, что же за вопрос был у этого слушателя, то оказалось, что слушателю были неясны отдельные высказывания Ленина, относящиеся непосредственно к разбираемой в кружке теме.
Таких примеров можно было бы привести еще много. Все они показывают, что наша работа в области партийной пропаганды стоит еще на уровне, далеко не соответствующем задачам, поставленным перед нами партией.
Хотя здесь вопрос об учебе актива стоит отдельно, но я хотела бы сказать об этом пару слов. Мы за этот период имеем ряд фактов, когда отдел партийной пропаганды МК по некоторым вопросам, возникшим в той или иной школе и не получившим ясного ответа от пропагандистов, посылал актив для их разъяснения. Вот, например, на заводе им. Лепсе товарищам было неясно положение дел в районах Советского Китая. Мы послали туда докладчика для специального разъяснения этих вопросов.
На кружке завода «Динамо» (теперь это завод им. Кирова) был поставлен вопрос: «Какая разница между советской демократией на современном этапе и платформой группы демократического централизма?» Мы послали туда из ИМЭЛ т. Кучкина, который разъяснил этот вопрос. Возник вопрос о сущности нашей советской конституции, — мы послали товарищей и для разъяснения этого вопроса. Я могла бы назвать много таких вопросов. Много возникало вопросов в связи с решением правительства об установлении военных званий. Такие вопросы ставились, например, рабочими завода «Каучук», «Красный богатырь», «Красная Роза», «Большевичка». Я называю эти заводы потому, что они имеют у себя большой слой малоквалифицированных рабочих. Мы послали туда товарищей из Наркомата обороны. Конечно, это только первая проба использования нашего актива. В большинстве своем актив пропагандистов и докладчиков числится только на бумаге, он далеко еще недостаточно организован и использован.
Надо, прежде всего, знать, чем живет кружок, какие вопросы он ставит, какие запросы у него имеются…
ХАВИНСОН. Надо шире ставить вопрос: знать вопросы не только членов кружка, но и членов партии, по охваченных нашими кружками. Ведь иногда поднимаются вопросы, интересующие не только кружок.
РАТНЕР. Это безусловно. Но я вам должна сказать, что целый ряд вопросов, в частности, вопросы, связанные с решением правительства об установлении военных званий, возник в связи с проведенной нами массовой работой в цехах, бригадах, а не только на занятиях кружков.
За этот период мы имеем большой рост уровня, самих слушателей, их запросов.
Я бы хотела обратить ваше внимание на одно мероприятие, которое мы проводим, — день подготовки к партучебе. Я не знаю, применяется ли у вас, т. Хавинсон, этот опыт в Ленинграде.
ХАВИНСОН. Есть, есть, но способ — дискуссионный.
РАТНЕР. У нас, кстати говоря, как способ он дискуссии не вызывает. Другое дело — он недостаточно организован.
ГОЛОС С МЕСТА. Как он проводится?
РАТНЕР. У нас бывает, что прямо в парткабинете сидит товарищ и читает то, что нужно приготовить к следующему занятию. Ему в этом помогает или руководитель, или заведующий парткабинетом.
СТЕЦКИЙ. Кто читает слушатели кружка или пропагандист?
РАТНЕР. Я говорю о слушателях кружков. Они сидят в парткабинете и читают. К ним прикрепляются или руководитель, или заведующий парткабинетом. На «Трехгорке», в ЦАГИ на этих занятиях присутствуют парторги цехов. Бывает так, что кто-нибудь из актива, а иногда и сам пропагандист читает вслух и товарищи слушают. Для тех, кто не может сам читать, эта форма безусловно себя оправдывает.
Но это дело еще как следует не поставлено. Хорошо оно поставлено на кожзаводе им. Кагановича, кое — где на «Трехгорке», кое — где в ЦАГИ. Имеется день подготовки к партучебе на «Шарикоподшипнике», отмеченный в календаре работы парткома завода (1 — е, 7 — е) рядом с днями партийной учебы (2 — е, 8 — е), и т. д. Эта форма дает особенно много тем товарищам, которые по тем или иным причинам не могут заниматься дома (жилищные условия, отсутствие книги и пр.).
ПАРТИГУЛ. Когда проводятся подготовительные занятия?
РАТНЕР. Вечером, после работы. Кроме того, тут проводятся индивидуальные консультации товарищам. По этой линии должна пойти работа.
Как нашими коммунистами усвоены материалы решений VII конгресса Коминтерна? Слабее всего усвоены вопросы о тактике единого фронта. Очень слабо усвоен вопрос о правительстве единого фронта, об организационном единстве французской социалистической и коммунистической партий, вопрос о том, что представляет собою германский и итальянский фашизм, вопрос о тактике единого фронта в различных странах, в частности, в Китае. Для очень многих осталась непонятной расовая теория фашизма. Со стороны многих предприятий мы получили прямые запросы — дата, им людей, которые могли бы разъяснять эти вопросы. В то же время мы считали, что у нас ли некоторых предприятиях была неплохо проведена проработка решений VII конгресса. Коминтерна.
Интересна была конференции на заводе «Динамо», к которой 100 с лишним слушателей готовили выступления по вопросам конгресса. На этой конференции выступило 11 товарищей, остальные, более подготовленные, выступали по решениям VII конгресса Коминтерна в цехах. Мы пригласили на эту конференцию т. Цитовича из Коминтерна, для того чтобы он давал заключения по вопросам, поставленным на конференции.
Мы считаем, что многое не усвоено из материалов конгресса. Мы думаем, что все вопросы, которые будем в дальнейшем проходить в школах и кружках, должны быть увязаны с материалами конгресса. Мы думаем провести ряд теоретических лекций и докладов по материалам конгресса.
Я не знаю, как в других городах, но у нас с изучением доклада т. Берия были значительные трудности. Мы организовали ряд квалифицированных докладов для пропагандистов, и, по совести говоря, только один из выдвинутых нами докладчиков по настоящему справился с этим делом, — это т. Москалев.
ХАВИНСОН. А ты просматриваешь конспекты, прежде чем выпускать лекторов?
РАТНЕР. Я не знаю, просматривает ли все конспекты т. Хавинсон. Я откровенно скажу, что мы всех конспектов не просматриваем.
Хочу остановиться на том, как наши секретари парткомов, парторга цехов, как районные комитеты партии руководили за этот период времени пропагандой. Надо сказать, что мы за этот период времени имели немало случаев, когда на райкомах, парткомах заслушивались отчеты отдельных кружков. Так что речь идет сейчас не о том, обсуждаются ли вопросы пропаганды на парткомах, а о том, какие даются указания местам по этому вопросу со стороны райкомов и парткомов предприятий.
Я могу привести пример, когда на парткоме фабрики «Ливерc» был заслушан доклад пропагандиста кружка о плане занятий по II съезду партии. Партком в итоге обсуждения этого вопроса дал ряд существенных указаний, внес исправления в план. Но таких фактов, к сожалению, немного.
У нас есть отдельные предприятия, которые с точки зрения руководства партийной пропагандой могут быть образцом. Я имею в виду кожзавод им. Кагановича, где весьма интересна постановка партийной пропаганды. Там все звенья, и секретарь парткома, и заведующий парткабинетом: и руководители семинаров, и все пропагандисты, представляют собой единый коллектив, который по — настоящему работает над вопросами партийной пропаганды.
Я вам приведу пример, как пропагандист на этом заводе готовится и как ему помогают в организации работы. Тов. Муравьев, руководитель кружка по истории ВКП(б) повышенного типа, готовясь к занятию, проконспектировал заключительные главы работы Ленина «Что делать?», прочел статью Ленина «С чего начать?», вновь прочел консультацию, помещенную в «Большевике», подготовил соответствующие места из книги т. Берия в качестве материала. После этого вместе с заведующим парткабинетом, и двумя другими пропагандистами в течение полутора часов на заводе обсуждался план его занятия. Такое обсуждение плана занятий, дача указаний по содержанию самих тем является действительно положительным примером руководства по существу.
Надо совершенно определению сказать, что наши партийные комитеты и наши районные комитеты партии на сегодняшний день делают чрезвычайно мало по наблюдению за содержанием пропагандистской работы. Это надо со всей четкостью сказать.
Все ли сделано нами для того, чтобы пропагандисты лучше знали работу наших партийных организаций? Отдельные примеры и здесь имеются. Так, например, т. Осипов, секретарь Сталинского райкома партии, за последние пару месяцев дважды созывал пропагандистов: один раз 100 человек, другой раз 200 человек, и специально знакомил их с теми вопросами, которыми занимается районный комитет партии. Но таких примеров мы имеем, к сожалению, очень мало и к руководству по содержанию еще только подходим.
 
 
ВОСКАНЯН
Калининский обком ВКП(б)
Товарищи! Наша область, как вам известно, организована недавно. Характерные особенности нашей области отражаются, безусловно, на состоянии партийного просвещения и.работе наших партийных школ.
Если взять социальный состав нашей партийной организации, то мы имеем в основе массу крестьянскую, колхозную и затем текстильщиков. Это является решающим в нашей партийной организации. Естественно, что это отражается на уровне пашей партийной пропаганды. По охвату сетью партийного просвещения мы имеем следующие данные: школ работает 1 778, охвачено ими 25 тыс. человек.
Что представляет собой состав наших пропагандистов, руководителей партийных школ? Из 1 638 человек по политобразованию учились в комвузах и на курсах марксизма 308 человек, окончили совпартшколы 509 человек, окончили курсы пропагандистов 368 человек и нигде не учились 400 человек. Иными словами, основная масса — это люди, окончившие совпартшколы и курсы пропагандистов.
Если взять данные о работе, то инженерно — технический персонал составит 345 человек (сюда входят и административно — хозяйственные работники). Партийные работники райкомов и первичных партийных организаций составляют 415 человек. Из общего количества 1 638 человек 140 штатных пропагандистов.
Отсюда видно, что основная нагрузка по линии партийной пропаганды падает на низовых партийных работников, на рабочих и, с другой стороны, на инженерно — технический и административно — хозяйственный персонал.
Прежде чем перейти к основной теме, я хотел бы сказать о качестве наших штатных пропагандистов. Интересно, что собой представляют пропагандисты по стажу пропагандистской работы: меньше одного года работают 28 человек, до 2 лет — 24 человека, от до 4 лет — 49 человек, остальные работают больше 4 лет.
Если взять по общему образованию, то мы тут имеем следующую картину: низшее образование имеют 95 человек, среднее незаконченное — 22 человека, среднее — 19 человек и высшее только 2 человека.
По политическому образованию: окончивших совпартшколы — 86 человек, окончивших курсы марксизма — 22 человека. Как видите, большинство пропагандистов не имеют теоретической подготовки.
Как они изучают классиков марксизма — ленинизма? В течение 1935 г. «Коммунистический манифест» читали 32 человека, сочинения Ленина — 1 человек, отдельные отрывки сочинений Маркса — Энгельса — 36 человек, отдельные статьи Ленина читали 102 человека, «Вопросы ленинизма» и другие произведения Сталина — 106 человек — подавляющее большинство, не читали совершенно — 45 человек. Работу товарища Сталина по национально — колониальному вопросу читал только 1 человек, отдельные статьи и речи — 14 человек.
В отношении пользовании художественной литературой мы имеем довольно пеструю картину. Сочинения Пушкина читали 22 человека, Горького — 75 человек, Бруно Ясенского — 27 человек, Шолохова — 75 человекНовикова-Прибоя — 31 человек, «Поднятую целину» Шолохова — 9 человек. Гоголя читал только 1 человек, Ромэн Роллана — 1 человек. Вот вам картина, характеризующая кругозор наших пропагандистов.
Из журналов и газет читают: «Пропагандиста» — 41 человек, «В помощь партийной учебе» — 46 человек, регулярно читают «Правду» 115 человек, нашу областную газету — 105 человек, «Известия» — 4 человека.
Такова картина наших пропагандистских кадров.
Ввиду того что мы в течение этих 9 месяцев должны были укомплектовать советский аппарат и привести в порядок партийное хозяйство, мы имели ряд прорывов в отдельных районах по вопросам партийной пропаганды. Районные комитеты партии, невзирая на постановление ЦК партии о непрерывности партийной пропаганды, все-таки имели перерыв в партийной учебе, считали необходимым наших пропагандистов и заведующих парткабинетами, культпропов посылать на текущие сельскохозяйственные кампании.
Я лично за последнее время получил ряд писем от наших пропагандистов, которые жалуются на то, что, по сути дела, в районах решения ЦК о партийной пропаганде не выполняются.
Недавно мы провели обследование состояния партийной пропаганды в Медновском районе. Там, как только появился представитель областного комитета партии, секретарь райкома тут же вызвал заведующего парткабинетом и дал ему задание, чтобы в течение одной ночиорганизовать сеть партийного просвещения. (Смех.) И бедный этот заведующий парткабинетомв течение ночи составил сеть партийного просвещения из 27 партийных школ и кружков — естественно, на бумаге.
Приводимые мною факты, может быть, для московской и ленинградской организаций уже пройденный этап, но для нас это не пройденный этап. Я привожу эти факты не для того, чтобы у вас создалось впечатление, что в Калининской области все серо и темно. Я привожу наиболее яркие, наиболее вопиющие факты нарушения постановления ЦК по вопросу о партийной пропаганде.
Как организуются занятия в наших партийных школах и кружках? В, связи с этим совещанием я лично был на занятиях в ряде партийных школ и кружков. Кроме того, мы послали целый ряд товарищей для того, чтобы ближе познакомиться с постановкой партийного воспитания и с организацией занятий в партийных кружках. И вот я хочу познакомить вас с тем, каким образом наши пропагандисты готовятся к занятиям.
Есть у нас пропагандист Малов. Он при проработке доклада т. Димитрова составил план проведения занятий, причем в этом плане он дал четыре основных пункта. Исходный пункт и главный — содержание единого фронта (в скобках он указал, какие брать страницы брошюры т. Димитрова). Затем он дал дальнейшую расшифровку исходного пункта единого фронта, что означает установление единого фронта и т. д. Но т. Малов этим не удовлетворился. Он составил рабочую запись соответственно тем пунктам, которые поставил в первоначальном своем плане.
Исходный пункт единого фронта он расшифровал таким образом: первое — непосредственная защита политических и экономических интересов рабочего класса, защита его против фашизма; далее он выделил лозунги и формы борьбы, выступающие из жизненных потребностей масс и уровня их боеспособности на данном этапе развития. Все это показывает, что пропагандист очень аккуратно и очень усердно готовится к занятиям, составляет план, составляет рабочие записи, и, таким образом, он приходит в кружок для проведения занятий по определенной теме.
У нас часто бывают такие случаи, когда пропагандист не в силах отвечать на вопросы, заданные слушателями кружка. Характерен в этом отношении пропагандист т. Савин. Во время беседы мы спросили его: бывает ли, что сами слушатели задают вам вопросы в шкоте? Он заявил, что таких случаев в этой школе не было, но что один раз ему задал вопрос заместитель председателя рика о том, что такое материализм, и он не мог ответить на это. Мы; поинтересовались, как он все — таки ответил на этот вопрос. Он старается вспомнить свой ответ: «Материализм, это есть наука, по которой каждая материя видоизменяется. Я приведу пример одной кинокартины. Один профессор делал опыт и добился того, что краска меняется». Вот каков уровень знаний пропагандиста.
Можно допустить, что такой вопрос, как вопрос о материализме, для него был тяжел. Но возьмем другой вопрос, который он должен знать и по которому должен дать толковое объяснение. Речь идет о диктатуре пролетариата. «Как ты ответил на этот вопрос?» — спрашиваем мы. Он говорит: «Я ответил, как написано у Ленина, что это есть власть, завоеванная и поддерживаемая насилием пролетариата над буржуазией, иначе — диктатура пролетариата».
Этот же пропагандист рассказал, как он убедил колхозника подписаться на заем.
Мы заинтересовались, как это он сделал. Вот ответ: «Я рассказал, что теперь диктатура пролетариата, что вы живете теперь в стране, где диктатура пролетариата. Это есть власть, завоеванная и поддерживаемая насилием пролетариата над буржуазией». Тогда он понял. Я сказал, что мы называемся пролетариатом, а кто не помогает диктатуре пролетариата, тот не хочет с нами строить социализм. Я сказал: «Мы устроим собрание, там тебя посовестят, и ты сам подпишешься». Тогда он сказал: «Лучше я сам подпишусь». (Смех.)
Это, товарищи, без комментариев показывает уровень подготовки наших пропагандистов.
В то же время мы имеем целый ряд таких пропагандистов, которые пользуются большим авторитетом у слушателей, которые толково и живо разъясняют решения партии. Очень интересен, например, пропагандист Гиндина в Калинине, которая проводила занятия по речи товарища Сталина на слете стахановцев. Ведя читку, она параллельно разъясняла товарищам непонятные вопросы и давала дополнительный материал, касающийся, главным образом, биографий наших вождей: кто такой т. Орджоникидзе, т. Жданов, т. Микоян, т. Молотов. Сначала слушатели боялись, что они не запомнят всего цифрового материала и биографических данных, а по окончании проработки заявили: «Вот если бы и дальше с нами работали таким же образом, мы получили бы большую помощь».
 
У нас на хорошем счету пропагандист Чередилина. Она 4 года работает среди рабочих — торфяников. К этим рабочим нужен особый подход, и т. Чередилина очень умело справляется со своей работой. Во время разговора с ней о том, как она строит план своей работы, она перечислила основные пункты плана, рассказала, каким материалом надо пользоваться, какие книги читать, какие наглядные пособия применять и т. д.
Здесь тт. Ратнер и Хавинсон правильно заострили вопрос о литературе. Я не знаю, как в других областях обстоит дело с литературой, но в нашей области коминтерновскую литературу мы получили в очень небольшом количестве.
Второй вопрос — относительно карт. Мы нигде географических карт не можем найти, ни полушарий, ни карт СССР.
Когда я спрашивал пропагандистов, как ведут они свои занятия по политграмоте, один из них мне ответил: «У меня сохранилась старая карта из книжки Карпинского, я ею пользуюсь, а у слушателей нет карт».
Мы проходим историю партии. Как я вам уже сказал, в нашей области из 1 700 кружков 986 кружков по истории партии и 443 кандидатских кружка.
Вопрос об учебниках, учебных пособиях и картах является сейчас очень острым вопросом. Для того чтобы можно было по-настоящему организовать работу наших кружков, нужно разрешить этот вопрос.
СТЕЦКИЙ. Мне все-таки непонятно, товарищ Восканян, что у нас, бездонная бочка, что ли? Куда исчезают миллионные тиражи партийных учебников, которые издавались за последние годы? Ведь учебник Ярославского был издан в прошлом году.
ВОСКАНЯН. Как пользоваться учебниками: у одного есть книжка Кнорина, у другого — Попова, у третьего — Ярославского, а у пропагандиста один учебник, и он занимается, главным образом, по нему? Получается, что у Ярославского один и тот же вопрос занимает 23 страницы, а у Кнорина — 13 страниц.
КНОРИН. Пропагандист должен указать, что прочитать.
ВОСКАНЯН. Это создаст дополнительные трудности, которые связаны с учебником. Вопрос относительно учебников, относительно литературы и наглядных пособий является одним из важных вопросов для правильной организации занятий в партийных школах.
Относительно руководства с нашей сторонысо стороны отдела партийной пропаганды иагитации, хочу сказать следующее: у нас имеются штатные инструктора, имеются внештатные инструктора, которые выезжают по определенному плану в районы и принимают активное участие в работе кружков.
СТЕЦКИЙ. Сколько у вас инструкторов, как часто они выезжают? Расскажите подробно.
ВОСКАНЯН. У нас в аппарате три разъездных инструктора. Они выезжают специально по моим заданиям. Какая у них квалификация? Яковлев имеет высшее образование, окончил педагогический институт. Он в свое время работал в Тверском губкоме. Фуго — бывший начальник политотдела, бывший преподаватель истории партии, квалифицированный работник, и его указания и помощь районам воспринимаются очень хорошо. Я, будучи в Ржеве на приемке актов проверки партийных документов, говорил с секретарем райкома, который заявил мне, что если бы вы почаще таких инструкторов посылали, то мы были бы очень довольны. Тов. Поленов — бывший заведующий совпартшколой, имеет среднее образование и большой опыт пропагандистской работы.
Вот это штатные пропагандисты. В каком порядке они выезжают? Иногда бывают внеплановые обследования. Когда получаем извещение, что в таком — то месте неблагополучно, мы туда досылаем инструктора для выяснения. Кроме этих штатных пропагандистов мы имеем еще внештатных инструкторов. Это работники областного парткабинета, работники нашего областного комвуза, работники отдела народного образования и целый ряд пропагандистов города Калинина, ведущих работу на крупных предприятиях. Если необходимо провести то или другое обследование, мы их посылаем.
При обследовании сети партийного просвещения особое внимание мы обращаем на те районы, которые мы только — только организовали. Таких районов 9 — 10. Взять, например, Осташковский район, имеющий для нас большое политическое значение. Осташковский район — район с отсталыми настроениями. Там чрезвычайно отсталые настроения были в среде учащихся (были распространены всякие порнографические письма, песни и т. д.). Туда мы послали людей, чтобы выяснить корни этих настроений и принять необходимые меры для устранения этих недостатков, а там, где требуется организационное вмешательство, то и вмешаться. Таким порядком мы осуществляем наше руководство со стороны отдела партийной пропаганды и агитации обкома партии.
СТЕЦКИЙ. Обком ставил конкретные вопросы работы с пропагандистами?
ВОСКАНЯН. Обком ставил эти вопросы и заслушивал ряд пропагандистов. Это было месяца 3 — 4 назад. На последнем заседании обкома был специально поставлен вопрос о партийной пропаганде в связи с тем совещанием пропагандистов нашей; области, которое мы провели. На этом совещании выступал секретарь комитета т. Михайлов и дал указания о самообразовании пропагандистов, о политической заостренности пропагандистской работы и по вопросу о помощи пропагандистам.
Мы дали в течение этих 9 месяцев каждому пропагандисту литературы на 50 руб. С будущего года мы запроектировали выдать каждому пропагандисту на 200 руб. литературы. Мы запроектировали выписать для каждого пропагандиста «Правду», «Большевик», «Партстроительство», «В помощь партийной учебе» и «Пропагандист», с тем чтобы он мог получать все это непосредственно. Ему самому это сделать трудно, поэтому мы и берем все это на себя.
Кроме того, мы создали специальную пропагандистскую школу на 100 человек в Вышнем Волочке. Сделали специальный отбор, потому что у нас с пропагандистскими кадрами дело обстоит очень плохо. С 15 декабря мы создаем специальные 3 — месячные постоянно действующие курсы для переподготовки наших пропагандистов.
Кроме того, мы провели ряд мероприятий силами районных комитетов. Октябрьский район, который в отношении культурной работы особенно отличился, добился бесперебойной работы наших кружков и школ. Там секретарь партийного комитета т. Носонский сам руководит семинаром пропагандистов и семинаром партийного актива. В Зубцовском районе секретарь райкома партии т. Лунин руководит подготовкой и переподготовкой наших пропагандистов. Есть еще целый ряд районов, где секретари сами работают с пропагандистами. Но есть районы, где секретари буквально игнорируют пропагандистскую работу.
Благодаря нашей связи с многими докладчиками Москвы и помощи ЦК и МК мы получаем ряд докладчиков из Москвы. За это время к нам приезжали из Москвы тт. Лозовский, Никонов, Динамов, был у нас и целый ряд других товарищей, — которые занимались на курсах секретарей районных комитетов. У нас были специальные курсы партийного актива по вопросам пропаганды.
Мне кажется, что мы недостаточно используем те богатства, которые имеются в Москве, а мне очень хорошо известно, какие имеются богатства в Москве.
Мне кажется, что на этом совещании следует поставить вопрос об использовании богатств Москвы. Я также прошу тт. Ховинсона и Позерна оказать нам помощь.
 
 
 
ДВОЛАЙЦКИЙ
Азово — черноморский крайком ВКП(б)
Товарищи, 1935 год является переломным годом в пропагандистской работе нашей краевой партийной организации. У нас не было в последние годы такого положения, чтобы секретари райкомов вплотную занимались вопросами партийной пропаганды, комплектованием сети, содержанием работы кружков и т. д. Факты, вскрытые в связи, с убийством т. Кирова, документы ЦК, в частности, решение ЦК «О пропагандистской работе в ближайшее время» сыграли в этом отношении решающую роль. Проверка партийных документов очень сильно повернула секретарей наших партийных организаций к пропагандистской работе, в частности и в особенности к работе сети партийного просвещения.
Что мы имеем в части количественного охвата сетью партийного просвещения? Я особенно много на цифрах останавливаться не буду. Достаточно сказать, что партийной учебой охвачено свыше 80% членов партии и кандидатов в члены сельских районных парторганизаций.
Как у нас складывается сеть? Алексей Иванович в вступительном слове очень крепко прошелся по Азово — черноморскому краю.
Мы слушали доклад т. Ратнер, очень интересный доклад. Тов. Ратнер рассказала о сети партийных школ по Москве. Сеть эта складывается из 8 700 кружков и 1 040 кандидатских школ.
У нас цифры иные. Они свидетельствуют о том, что в комплектовании подход был в основном правильный, несмотря на то, что даже после решения ЦК «О пропагандистской работе в ближайшее время» мы вынуждены были бить ряд партийных комитетов. Возьмем, напримерростовскую фабрику им. Микояна. Там на второй день после решения ЦК слили все кружки вместе, а секретарь партийного комитета Израилев, когда его взяли в оборот, заявил, что, собственно говоря, он этим делом не занимался, а занимался «своим» делом. Этот товарищ уже не секретарь партийного комитета, и это совершенно естественно.
СТЕЦКИЙ. Как слили?
ДВОЛАЙЦКИЙ. Взяли и слили все кружки. Ведь сеть комплектуется снизу в итоге проверки знаний (конечно, не в порядке экзамена) членов партии, бесед с ними и т. д. А на «Микояновке», вместо того чтобы развернуть пропагандистскую работу, сделать упор на преподавании истории партии, свернули сеть, сохранив в полной мере сезонность и даже «углубив» ее после того как прошлись по этим руководителям парторганизации, положение резко улучшилось. Такие же, примерно, факты мы вскрыли на заводе «Эмальпосуда».
СТЕЦКИЙ. Кто вскрыл?
ДВОЛАЙЦКИЙ. Крайком слушал сообщение культпропа. Взялся за это дело также и горком партии.
СТЕЦКИЙ. Когда это было?
ДВОЛАЙЦКИЙ. Это было через месяц с лишним после решения ЦК «О пропагандистской работе в ближайшее время».
Таким образом, вследствие того, что мы в комплектовании исходили из указаний ЦК, в основном паша сеть была укомплектована правильно, за исключением ряда районов, где все почти кружки оказались кружками по ленинизму, несмотря на низкий уровень членов партии и кандидатов, охваченных этими кружками.
Вот некоторые цифры, характеризующие сеть. Кстати скажу, что, примерно, по 20 районам сеть партийных кружков и школ крайкомом не утверждена, так как эти районы представили ее в совершенно несуразном виде. Мы считаем необходимым утверждение сети на крайкоме, который тем самым сумеет дать направление сети. Конечно, если сейчас в том или ином районе имеем, скажем, 30 кружков по истории партии, 20 кандидатских школ, 10 кружков по ленинизму, естественно, мы через год — полтора сеть в таком виде иметь не будем. Но, во всяком случае, когда районы представляют уже укомплектованную сеть, мы в состоянии определить (помимо фактов проверки, помимо разговоров с людьми), правильно ли подошли райкомы к комплектованию сети или неправильно.
Что мы имеем по селу? 1 668 кружков по истории партии, 912 кандидатских школ, 122 кружка по ленинизму. Эти данные, конечно, неполные, они еще требуют всяческих уточнений, по все же это данные, которые более или менее правильно характеризуют состояние сети и ее строение. В то же время, я уверен, что в любом районе мы найдем десятки ошибок, сводящихся к механическому комплектованию сети.
По городам края мы имеем, по неполным сведениям, 1 010 кружков по истории партии, 367 кандидатских школ и 16 кружков по ленинизму.
Можно ругать нас за то, что мы допустили ошибки в комплектовании, что мы не предупредили ошибок местных организаций, не вскрыли своевременно этих ошибок, остро не поставили по всем районам этот вопрос перед партийными организациями, но нет абсолютно никаких оснований обвинять наш краевой комитет в том, что он в течение двух заседаний обсуждал вопрос о состоянии сети в крае. Ведь мы утверждаем же на крайкоме с предварительной подготовкой, как известно, план по яровому севу, севу многих культур. Материал раздается, люди имеют возможность ознакомиться с цифрами. Я считаю, что бюро крайкома поступило правильно, утверждая сеть и давая этим направление сети. Эту точку зрения я и отстаиваю.
Крайком в своем решении указал: «Считать неправильным построение сети партийного просвещения в Сулине и Туапсе, в результате чего из 69 школ и кружков только 6, кандидатских и по Туапсе из 41 кружка и школ только 7 кандидатских, что свидетельствует о неправильном, механическом подходе к комплектованию сети».
Вся сеть сулинской и других парторганизаций была построена неправильно.
ГОЛОС С МЕСТА. Почему неправильно? Вы установили факты неправильного комплектования?
ДВОЛАЙЦКИЙ. Да, установили проверкой на месте.
СТЕЦКИЙ. Как все — таки вы это утверждали? 1
ДВОЛАЙЦКИЙ. Была произведена предварительная проверка нескольких десятков райкомов.
СТЕЦКИЙ. По вашему докладу на бюро?;
ДВОЛАЙЦКИЙ. Да, по моему докладу и докладу моего заместителя.
РАТНЕР. Должно ли бюро крайкома утверждать всю сеть? Вы проверяли каждый в отдельности район?
ДВОЛАЙЦКИЙ. Раньше тот же секретарь Кущевского райкома партии занимался более всего хозяйственными делами, а сейчас он занимается более всего партийным просвещением. Может быть, и недостаточно, но занимается и отчитывался в этом недавно перед крайкомом в связи с проверкой партийных документов. В частности, крайкомом было предложено Кущевскому району организовать кандидатские школы из тех товарищей, которые к работе в кружках по ленинизму и истории партии не подготовлены.
Я, товарищи, ставлю вопрос, который должен быть разрешен во что бы то ни стало. Это вопрос о типе школ и кружков сети. Алексей Иванович в своем выступлении сказал, что это кандидатская школа, кружки по истории партии и ленинизму. Я думаю, что нам дополнительно к существующей сети нужна также школа несколько иного типа.
Здесь товарищи говорили о неграмотных и малограмотных членах партии. Когда мы проверяли пропагандистов, мы установили такие факты, которые ничем не отличаются от тех, которые приводили тт. Позерн и Хавинсон, а также т. Ратнер по московской организации, — факты исключительной безграмотности ряда коммунистов. Я думаю, что существующие вечерние совпартшколы этого вопроса не разрешат.Надо дополнительно организовать новый тип школы, в которой член партии будет изучать наравне с историей партии арифметику, русский язык и географию. Товарищи говорят о математике. Я говорю об арифметике, о более элементарной дисциплине.
ГОЛОС С МЕСТА. Разумеется, речь идет не о специальных дисциплинах.
ДВОЛАЙЦКИЙ. Я говорю об арифметике, русском языке и географии. Я думаю, что было бы хорошо из общего количества, скажем, 4 тыс. кружков организовать для начала полторы согни таких школ. Пусть это будет полуторагодичная школа, работающая круглый год без перерыва.
Мы считаем, что вопрос о малограмотных коммунистах, и, в частности, о пропагандистах, вопрос не десятого порядка. Он не решается, скажем, посылкой небольшого количества людей в школы для ликвидации малограмотности или неграмотности. Так этот вопрос не решается.
СТЕЦКИЙ. А чем же он решается?
ДВОЛАЙЦКИЙ. Решается постепенным, из года в год, развертыванием типа партийных школ, в которых партиец наряду с партийной подготовкой, с идейным вооружением обучался бы общеобразовательным предметам.
ГОЛОС С МЕСТА. Это называется самотеком!
ДВОЛАЙЦКИЙ. Наоборот, я говорю об организованной работе, а, вы говорите о самотеке. (Смех.)
Вот мы здесь приводили примеры того, как пропагандист ищет иногда Абиссинию не там, где нужно. Я беседовал с одним пропагандистом, который искал Карское море в Средиземном море. Если вы возьмете половину пропагандистов, вы их посадите на этих вопросах. Мы теперь в крае подошли к вопросу о качестве. Мы взялись за пропагандистов, причем в своем решении о качестве пропаганды, подборе пропагандистов и работе с ними мы не говорим относительно слушателей. Мы говорим о пропагандистах, с которыми нужно работать по-особому. Мы отменили все утверждения пропагандистов, которые были проведены в отсутствие самих пропагандистов на заседании бюро горкомов и райкомов. Как у нас обстоит со знанием пропагандистов руководителями партийных организаций? Неважно. Вы спросите секретаря, я не говорю сельского района, потому что секретари сельских районов коммунистов хорошо знают, в особенности после проверки партийных документов, а вот вы спросите секретаря горкома Новороссийска, хорошего секретаря, о директоре любого завода, — он вам скажет; вы его спросите о секретаре наиболее крупных партийных комитетов, — он вам скажет. Но вот вы спросите его о пропагандистах, о качестве пропагандистов, — он их не знает.
Я приехал в Новороссийск для того, чтобы узнать, каково положение с проверкой партийных документов. Это было в день партийной учебы. С утра я никого не мог найти. Спрашиваю, где люди. Председатель горсовета Когенов говорит: «Я бы рад с тобой поговорить, но, знаешь, нужно готовиться к кружку». И вот он сидит и готовится к кружку. В Краснодаре инструктор рассказал, как в горкоме готовится материал к заседаниям бюро — все данные о пропагандисте и не только учетного порядка, но и об его работе. И я думаю, что в течение 2 — 3 месяцев мы будем иметь группу тщательно подобранных пропагандистов. Но этим, конечно, не исчерпывается решение такого большого вопроса. Речь идет еще о помощи пропагандистам, о работе парткабинетов и работе консультантов. Здесь, товарищи, кажется, Борис Павлович Позерн говорил с неособенной любовью о пропсеминарах. Конечно, если собрать пропагандистов кандидатских школ вместе с пропагандистами истории партии и ленинизма для подготовки к очередному занятию, то из этого явно ничего не получится. Поэтому мы в своем решении отметили, что организованные при райкомах семинары не выполняют поставленных перед ними задач.
СТЕЦКИЙ. Этот вопрос обсуждается следующим в порядке дня совещания. Я прошу рассказать, в чем выражается работа и руководство отдела партийной пропаганды и агитации, как вы ставите свою работу.
ДВОЛАЙЦКИЙ. Мы проверяем положение на месте. Вот это самое решение крайкома партии, которое охватывает организационные и методические вопросы работы партийной сети, оно явилось результатом предварительной проверки 30 районов и созыва в краевом центре специального совещания пропагандистов из разных городов.
Речь идет о направлении, о путях, о том, каким образом поднять качество пропагандистской работы. Мы заслушали около 140 секретарей в, связи с проверкой партийных документов и слушали по существу вопросы внутрипартийной работы и, конечно, в огромной мере в области пропаганды.
ГОЛОС С МЕСТА. Какое влияние оказала проверка партийных документов на учебу?
ДВОЛАЙЦКИЙ. Мы имеем очень резкое увеличение посещаемости партийных кружков и школ и поворот руководителей партийных организаций к работе сети. В своих докладах многие секретари райкомов приводили примеры того, в каком кружке какой пропагандист плохо или хорошо ведет занятие.
Затем я хочу отметить проверку пропагандистской работы на местах, проведенную всем инструкторским составом (может быть, это не совсем правильное использование), той группой актива, которая работает при отделе партийной пропаганды. Мы сейчас проверили и работу нескольких курсов по подготовке пропагандистов, и работу кружков, и работу по агитации. Специально посылали для этого людей на места. Люди проверили состояние работы двух — трех кружков по каждому району. Сейчас мы решили учесть всех пропагандистов, знать точно, с каким составом работников мы имеем дело. До сих пор мы имели статистические данные о том, сколько в каждом районе пропагандистов, что они собой представляют, т.е. придерживались той общей сводки, которая существует по линии ЦК партии. А сейчас мы будем вызывать отдельных пропагандистов (не всех, конечно) и рассматривать в присутствии секретаря райкома списки пропагандистов по каждому в отдельности району.
Я хочу поднять еще один вопрос — это о культпропах горкомов, райкомов и парткомов на предприятиях. Пора их делить. Мы это дело затянули, и у нас, например, культпроп Ростовского или Шахтинского горкома до сих пор занимается и вопросами пропаганды и агитации, и симфоническим оркестром…
СТЕЦКИЙ. И новым театром.
ДВОЛАЙЦКИЙ. До сих пор культпроп такой крупной организации, как ростовская, вынужден заниматься и школами, и детскими садами, и музыкой, и театрами. Это невозможно.
Мне кажется, что в сельских районах, где 130 — 170 членов партии и где есть культпроп, нет необходимости создавать два отдела. Я не знаю, может быть, ЦК даст указания об организации двух отделов и там, но, по-видимому, мы будем создавать один отдел в сельских райкомах. Это должен быть отдел партийной пропаганды и агитации, конечно, если в районе имеется 170 членов партии. Обстановка переменилась, должно произойти значительное усиление роли советских органов, скажем, в хозяйственных и культурных вопросах.
ХАВИНСОН. Надо культурно — просветительный отдел иметь.
ДВОЛАЙЦКИЙ. Это я высказываю свое мнение, это не обсуждалось на бюро крайкома. С моей точки зрения это должен быть отдел партийной пропаганды и агитации.
Что касается культпропов на предприятиях, то, по-моему, название это не соответствует той работе, которую они выполняют.
ГОЛОС С МЕСТА. Заместителя секретаря по партийной пропаганде.
ДВОЛАЙЦКИЙ. Так вот об этом и надо сказать.
 
 
 
 
КАБУЛОВ
Казахстанский крайком ВКП(б)
Дело Партийной пропаганды в нашей краевой партийной организации в течение ряда лет являлось наиболее отсталым, запущенным участком внутрипартийной работы. Только начиная с 1934 г. мы по — настоящему взялись за дело партийного просвещения. В Казахстане условия развертывания партийной пропаганды коренным образом отличаются от условий работы ленинградской и московской организаций. Вчера и ленинградцы, и москвичи жаловались на то, что у них мало икапистов и поэтому у них низкое качество учебы. Это весьма странно звучит. Я бы за каждого из их рядовых пропагандистов мог дать десяток своих пропагандистов. (Смех.) У нас положение с делом партийного просвещения, конечно, значительно тяжелее.
Это объясняется специфическими трудностями условий работы в Казахстане. У нас огромные пространства, иногда нет связи, транспорта. Казахстанская организация, имеющая слабое пролетарское ядро, чрезвычайно разнообразна не только по своему социальному составу но и пестра по национальному составу. Если в Московской и Ленинградской областях пропаганда в основном ведется на русском языке, то мы ведем пропаганду на многих местных языках: на казахском, узбекском, уйгурском, дунганском. Если вы издаете один учебник, на одном языке, то мы издаем 10 учебников, на десяти языках. Если вы опаздываете с изданием учебника на 2 — 3 месяца, то мы опаздываем на 4 — 5 месяцев, а иногда и больше. И мы должны иметь пропагандиста не только русского, но и уйгура, и казаха, и дунганина.
К сожалению, в проектах резолюции и в выступлениях не получили достаточного освещения особенности системы партийной пропаганды в наших национальных партийных организациях. Я много ожидал от доклада Украины — т. Ашрафьяна. Но он тоже выступил по — московски.
ГОЛОС С МЕСТА. Хуже.
КАБУЛОВ. Нет, не хуже, а с московским масштабом.
Но, товарищи, несмотря на эти сложные условия работы, кое — какая работа у нас в крае развернута.
По выборочному обследованию у нас в крае имеется 1240 кандидатских кружков и школ политграмоты. Этими школами охвачены 15 тыс. учащихся. Кружков по изучению истории партии у нас 800, в них обучается 10 тыс. человек. Количество кружков ленинизма у нас за последнее время резко сократилось. Их всего у нас 94 с охватом 1500 человек. Кружков текущей политики у нас в крае 427 с контингентом учащихся 2 тыс. человек. Когда мы говорим о системе партийного просвещения, я думаю, что здесь речь идет не только о политшколах, кружках по истории партии и ленинизму, но речь должна итти и о таких высших формах учебы, как совпартшкола, университеты выходного дня, комвузы, школы пропагандистов, курсы марксизма и др., вплоть до ИКП.
Мы имеем 16 стационарных совпартшкол, в которых обучается 2 500 человек, 18 вечерних совпартшкол, где обучается 7 тыс. человек. В университетах выходных дней у нас обучается 2 тыс. человек.
Кроме того, по образцу Москвы и Ленинграда мы организовали факультет особого назначения для краевого актива, где весь наш партийный и советский актив, вплоть до секретаря крайкома, являются слушателями. На факультете особого назначения занимаются индивидуально, и каждый занимается тем, чем он хочет. Так, например, председатель Казахского ЦИК занимается изучением истории партии и полит: экономии, второй секретарь крайкома занимается изучением диалектического материализма и т. д. По нашему алма-атинскому опыту равняются наши области и округа. Так, в областных центрах мы организовали факультеты особого назначения на 20 — 25 человек. Правда, работа этих факультетов особого назначения парализуется с началом каких-нибудь кампаний, связанных с выездом всех ответственных работников, но все же работа эта проводится довольно упорно.
Затем нами организован для актива вечерний институт марксизма-ленинизма в Алма — Ате на 250 человек и в Прибалхашстрое на 150 человек. Прибалхашстрой, как вам известно, находится в Голодной степи, на расстоянии 1 500 километров от Алма — Аты. Но в самом Прибалхашстрое нет пропагандистских сил для обслуживания этого института марксизма — ленинизма, и поэтому мы помогаем Прибалхашстрою пропагандистскими силами из Алма — Аты.
Особенно остро у нас обстоит дело с партийной пропагандой в сельских местностях. Когда я говорю о сельских местностях, я имею в виду, главным образом, оседлые районы, а аулы я выделяю особо. В сельских местностях коммунисты у нас, главным образом, одиночки. Мы не можем для них организовать школы, кружки городского типа. Там, где это возможно, мы прикрепляем одиночек к школам, кружкам и инструкторам райкома, а вообще в сельских местностях, как правило, мы созываем периодически, 3 — 4 раза в месяц, одиночек и прорабатываем с ними основные вопросы политграмоты, истории ВКП(б). Безусловно,  в этих школах усвоение не на особенно высоком уровне, но все же они помогают укреплять большевистское сознание слушателей.
Вот, например, у нас в школе ставят такой вопрос: «Кто такой Иосиф Виссарионович Сталин?» И технически малограмотный учащийся политшколы отвечает так: «Заместитель Ленина». Его спрашивают дальше: «А кто такой Ленин?» — «Ленин был вождем народов Союза, а теперь стал вождем народа Сталин». Это более или менее правильный ответ. Конечно, если вы будете спрашивать с него книжный ответ, то такой ответ вас не удовлетворит.
В кочевых и полукочевых казахских районах мы не имеем возможности создавать школы, кружки по образцу городов. Мы здесь организуем стационарные школы — конференции, кружки — конференции и интернаты. Конечно, это связано с большими материальными затратами. До сих пор мы шли на кое-какие «преступления», потому что нашим бюджетом расходы на эти формы учебы не предусмотрены. Мы заставляли хозяйственников и наркоматы выделять средства на организацию постоянных школ — конференций, кружков, которые, главным образом, создаются коммунистами в населенных пунктах. Через эти школы — конференции в течение года пропускается основная масса организаций данного района. В них изучаются устав и программа партии, важнейшие решения партии и правительства и основные вопросы политграмоты. Я вношу на обсуждение настоящего совещания эту форму учебы как форму, которая может быть применена в Киргизии, Кара-Калпакии, Туркмении и в других национальных районах.
Вопрос о пропагандистах у нас стоит особо остро. У нас в крае 5 тыс. пропагандистов. Основная масса наших пропагандистов — это члены партии с 1928 г. Десятка два мы имеем людей с комвузовским и икапистским образованием, остальные не проходили ни специальных партийных школ, ни комвузов, ни совпартшкол, а прошли только курсы пропагандистов. Теоретический и культурный уровень наших пропагандистов не особенно велик, по основное, на что мы нажимаем, — это, чтобы пропагандист мог дать хотя бы элементарные знания своим слушателям, мог разъяснить решения партии и правительства, устав партии и программу партии. Конечно, мы не можем от него требовать хорошего анализа вопросов диалектического материализма, ленинизма…
ГОЛОС С МЕСТА. Ничего, надо, чтобы он хотя историю партии знал.
КАБУЛОВ. Мы хотим, чтобы это был, в первую очередь, проверенный большевик, который не мутил бы головы своих слушателей. Знания же его мы будем систематически пополнять нашими курсами подготовки и переподготовки пропагандистов, а также своими консультациями.
Как мы работаем с пропагандистами в кочевых и полукочевых районах? В животноводческих районах мы не имеем квалифицированных работников. На эти районы не приходится даже по одному члену пропгруппы района.
В связи с этим нам приходится создавать группы в 3 — 4 человека квалифицированных лекторов при обкомах, окружкомах, которые систематически на 10 — 15 дней выезжают на места, с тем чтобы немного подковать наших пропагандистов, освежить им головы. 
 
Кроме того, мы подготовили в прошлом году 200 пропагандистов, а в этом году 650 пропагандистов. Контрольные цифры, которые мы получили от ЦК, — подготовить 2 800 человек — в условиях Казахстана мы не сможем выполнить, не создав интернаты.
Для того чтобы подготовить такое количество пропагандистов, нам нужно создавать курсы — интернаты, давать им питание, общежитие. При таких условиях мы сможем подготовить в этом году максимум 600 — 700 человек. Указанных 2 тыс. человек мы подготовить не сможем. Что мы решили? Мы ваши контрольные цифры разверстали по городам, промышленным районам и по совхозам. На свои средства мы организовали для животноводческих кочевых и полукочевых районов интернатные курсы. Так обстоит дело у нас с пропагандистами.
Достаточна ли эта система подготовки и работы с пропагандистами? Может ли удовлетворить нас такая система? Я должен сказать, что надежды на получение пропагандистов из организуемой в Москве Всесоюзной высшей школы пропагандистов у нас мало. Из этого выпуска мы сможем получить не более 1 — 2 человек. Нам ведь с большим боем приходится брать людей из оканчивающих высшие московские учебные заведения. Поэтому я выдвигаю вопрос о том, чтобы разрешить республикам и национальным областям и краям организацию по одной высшей школе подготовки пропагандистов.
ГОЛОСА С МЕСТ. Почему высшей?
КАБУЛОВ. Ну, по одной школе пропагандистов. Это мы сумеем обслужить. Мы сможем их обставить, создать соответствующие для такой школы условия и ежегодно получать оттуда своих людей. Вот такие предложения мы выдвигаем.
Теперь насчет учебников. У нас положение с учебниками очень тяжелое. В школах, помимо пропагандистов, решающую роль играет учебник. Мы не успеваем издавать и переиздавать учебники. В прошлом году мы издали в январе месяце все учебники, потом переиздали в ноябре месяце. Сейчас мы переиздали, правда, с опозданием, на казахском языке учебник Кнорина — 15 тыс. экземпляров (разошлись целиком) и Ингулова, причем мы переиздали в пожарном порядке, в течение 10 дней. Посадили на это дело всех квалифицированных людей, мобилизовали 5 начальников политотделов — бывших икапистов, Которые теперь сидят исключительно над изданием классиков марксизма и учебника Ингулова, который нами издан в количестве 30 тыс. экземпляров. Карпинский издан в количестве 30 тыс. экземпляров. Издан в 50 тыс. экземпляров устав и программа ВКП(б). Изданы доклады тт. Эрколи, Димитрова, Пика, доклад т. Мануильского на казахском языке. Мы впервые издали в Москве на казахском языке 50 тыс. экземпляров книги «Вопросы ленинизма» Сталина.
ГОЛОС С МЕСТА. Кто переводит?
КАБУЛОВ. Переводят икаписты. Вы не думайте, что так уж бедны мы силами, кое — что мы имеем.
В дальнейшем я просил бы Отдел партийной пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) издание учебников проводить таким образом, чтобы мы могли получать их в гранках. Это давало бы нам возможность издавать учебники одновременно на всех языках. А сейчас мы получаем учебник после его выхода, обычной почтой. Если мы будем иметь такой контакт, то мы получим возможность снабжать своевременно учебниками не только школы, ведущиеся на русском языке, но и на других языках. Такой опыт был с учебником Ингулова. Вы дали нам его в гранках. Мы просили бы делать то же самое и в отношении других учебников.
СТЕЦКИЙ. Очень много ошибок бывает в гранках.
ХАВИНСОН. Сколько у вас штатных пропагандистов?
КАБУЛОВ. У нас было всего 50 штатных пропагандистов в кочевых районах. Мы сейчас добиваемся штатных пропагандистов для всех кочевых и полукочевых районов. У нас, т. Хавинсон, должно быть 80 культпропов, а пока что только 13.
ЗЕЙМАЛЬ. Это по вашей вине. Вам гораздо больше можно было бы иметь, если бы вы своевременно давали сведения.
КАБУЛОВ. Культпропы у нас в райкомах ликвидированы, а секретари мало занимаются этим делом. У нас нашим представителем в районе является знаете кто? Заведующий парткабинетом.
ГОЛОС С МЕСТА. Честное признание
КАБУЛОВ. Я откровенно говорю. Заведующий парткабинетом организует всю работу пропаганды в каждом данном районе. Во время же проверки партийных документов заведующие парткабинетами были превращены в секретарей комиссий по проверке. Мы некоторые райкомы привлекли к ответственности за это.
С чего мы начали свою работу в новом отделе? Основная наша работа в данное время заключается в том, чтобы мы знали школы, знали, как они организованы. Мы посылаем инструкторов в районы.
ГОЛОС С МЕСТА. Сколько у вас инструкторов?
КАБУЛОВ. У меня 5 инструкторов.
ГОЛОС С МЕСТА. Неплохо.
КАБУЛОВ. Помимо этого есть другие возможности…
ГОЛОС С МЕСТА. Об этом можно не рассказывать.
КАБУЛОВ. Мы посылаем своих инструкторов обследовать районы, потом вызываем секретаря райкома с докладом о состоянии партийной пропаганды в районе. Если вопрос исчерпывается обсуждением в отделе, мы его уже не ставим на бюро крайкома, а если не исчерпывается, то ставим на бюро крайкома. Такой факт имел место с Андреевским райкомом Южного Казахстана. Кроме того, мы вызываем отдельные партийные школы. Так, например, у нас стоял отчет школы Прибалхашстроя. Мы вызывали руководителей школ политграмоты, пропагандистов и руководителей кружков по истории партии. На совещании в отделе мы вынесли ряд конкретных решений по руководству данными кружками. Но у нас страна огромная, краевой комитет не может всех заслушать, поэтому мы перенесли этот опыт на культпропы обкомов, окружкомов и горкомов. В основном наша работа пока заключается в этом.
У нас довольно большая издательская работа. Мы проводим огромную работу по изданию не только учебников, но и методразработок, программ, материалов к ним.
 
 
 
 
СЕРГЕЕВ
Донецкий обком КП(б) У
После решения ЦК «О пропагандистской работе в ближайшее время» нас обследовал т. Касрадзе. Он обнаружил ряд серьезных недостатков в пропагандистской работе районных организаций Донбасса. Надо сказать, что помощь ЦК, которую мы получили в результате обследования, была очень существенной. После этого обследования районные комитеты партии с большей энергией взялись за работу по партийному просвещению.
Я должен сказать, что т. Саркисов, секретарь областного комитета партии, непосредственно и серьезно занимается вопросами пропагандистской работы. Значительно помогают поднятию пропагандистской работы заканчивающаяся у нас сейчас проверка партийных документов и колоссально развернувшееся стахановское движение. Среди стахановцев насчитывается около 10 тыс. членов партии, в том числе тысячи коммунистов-рабочих с производства, мастеров угля. Мастер угля — это самое высшее, самое почетное звание в Донбассе. Коммунист-мастер угля — это человек, сдавший высший технический экзамен, овладевший знанием врубовой машины, отбойного молотка, электровоза или другого механизма на производстве и в течение продолжительного срока показывающий стахановскую (трех-, четырехкратную) производительность труда.
У нас есть шахта «Криворожье», где почти все коммунисты-стахановцы и мастера угля. Имеется также шахта «Дзержинка», где работает парторгом т. Щербак, который проделал огромную работу. Там тоже много коммунистов-стахановцев и мастеров угля.
Это обстоятельство вызывает усиленные требования к делу постановки партийной учебы. Здесь говорили об однобоком уровне развития многих наших партийцев, о том, что порою технический уровень у них поднимается, а политический отстает. На это иногда жалуются и наши рабочие, поэтому необходимо помочь коммунистам, у которых техническое развитие сильно опережает политическое развитие, поднять их политический уровень.
Проверка партийных документов плюс стахановское движение дали громадный толчок делу партийной пропаганды у нас. Но недостатков у нас еще очень много, на них я и хочу остановиться.
Наиболее существенный недостаток нашей работы, который необходимо изжить, — это формальное отношение к вопросам комплектования. Уж чересчур однобоко разросся стационарный тип наших школ. Получилось так, что и кандидаты и члены партии были обеспечены одной стационарной школой по истории партии. Правда, жизнь сама поправила кое-где эти недочеты, но и нам пришлось немало поработать над этим.
Сейчас в работу наших школ и кружков внесено несколько большее разнообразие. Наряду со школами для членов партии по изучению истории партии мы имеем и другие виды школ и кружков. Вместе с тем надо считать продвижением вперед увеличение числа коммунистов(не только из актива, но и рядовых членов партии), которые сейчас изучают историю партии по однотомнику Ленина и Сталина. Я считаю, что сейчас надо уделить гораздо больше внимания распространению среди членов партии однотомника Ленина и Сталина, хотя он и предназначен для комсомола. Это замечательная книга. Если значительная часть членов партии перейдет на серьезное изучение этой книги, это будет громадным продвижением вперед. Однотомник Ленина-Сталина это сочетание истории партии и ленинизма, и люди, изучающие эту книгу, приближаются к первоисточникам и существу истории партии и ленинизма.
Минусом является то, что эта книга очень дорого стоит. Нельзя ли, чтобы она была подешевле, чтобы каждый член партии имел возможность приобрести эту книгу?
РАТНЕР. Надо книги давать хорошие.
СЕРГЕЕВ. Она должна быть и хорошей и дешевой, чтобы каждый, кто хочет ее изучать, имел возможность ее приобрести. Надо, чтобы человек, получающий невысокую заработную плату, мог бы приобрести эту книгу. В настоящее время она стоит 6 р. 50 к. Это очень дорого.
Сейчас основное внимание надо направить на то, чтобы научить людей работать с книгой.
Возвращаюсь к вопросам руководства обкомом партии делом партийного просвещения. Нужно отметить, что при проверке партийных документов не проходит ни одного доклада секретаря горкома или секретаря райкома, чтобы не были подвергнуты самой жестокой критике недостатки организационной работы и вопросы партийного просвещения. Бюро обкома и особенно т. Саркисов с исключительной тщательностью и с большим пристрастием каждый раз допрашивают каждого секретаря райкома о его работе в этой области. Мы не допускаем такого положения, чтобы инструктор обкома, принимая акты по проверке партийных документов, не проверил бы состояния партийного просвещения. Все это облегчает нам работу в области партийной пропаганды, все это идет в помощь партийной пропаганде. С одной стороны, мы часть своих работников передали на проверку, с другой стороны, мы имеем такое положение, когда весь аппарат областного партийного комитета занимается, но существу проверкой состояния партийного просвещения, рассматривая его как общепартийную работу.
Затем, говоря о методах руководства, надо отметить, что мы не распыляемся, не идем «слишком широким фронтом». Мы берем один район, проверяем, как он работает, слушаем его и затем опять возвращаемся к нему. Посте того как мы приняли целый ряд мероприятий, через некоторое время опять проверяем этот район, выясняем, как проводятся в жизнь эти мероприятия, и затем опять слушаем на бюро обкома этот вопрос. Вот, например, мы слушали горловскую организацию. Обком вынес ряд решений в отношении этой организации после этого мы уже повторно слушали горловскую организацию, и сейчас, 11 декабря, в третий раз будет слушаться та же горловская организация. Я считаю, что это правильно. Если обком берется за какое-нибудь дело, то он это дело проводит до конца.
Второй пример — Ровеньковский райком. Я обследовал не целиком район, взял одну-две организации, лично был в школах. После этого мы как следует покритиковали недостатки, имеющиеся в работе этой организации, дали ряд указаний, и через месяц-полтора я снова выехал в ровеньковскую организацию, в те же школы, вместе с культпропом горкома партии. Когда на месте мы убедились, что не все исправлено после наших указаний и что многое осталось по-старому, мы снова поставили на обсуждение бюро обкома эту организацию. Мы берем еще такие отдельные организации, которые уже сдали акты, например, Старобельщину. Мы дали указания по поводу целого ряда недостатков в работе этой организации по партийной пропаганде. Сейчас мы снова возвращаемся к ней для того, чтобы проверить, как она реализовала указания обкома, и в первую очередь по вопросам партийной пропаганды.
Кроме того, мы нередко вызываем все культпропы и на всех наших совещаниях присутствуют секретари обкома. Время от времени мы считаем необходимым вызывать и отдельных товарищей, отдельных пропагандистов. Вызывая их в отдел, беседуя с ними на месте, мы получаем возможность почерпнуть и у них опыт, потому что у них тоже надо учиться и можно многому научиться. Этот опыт мы тут же используем, сообщаем о нем по телефону секретарям и это дает нам возможность оперативно руководить, давать конкретные указания городским партийным комитетам.
Теперь я хочу перейти к некоторым вопросам нашей партийной пропаганды по существу. Я бегло прочитал материалы, которые нам роздали, и не могу понять одного пункта — относительно изучения итогов конгресса Коминтерна.
РАТНЕР. Это распространенное недоумение.
СЕРГЕЕВ. Мне кажется, что я должен здесь рассказать о той работе, которая ведется в настоящее время: мы учим и нашего пропагандиста и людей, которые руководят пропагандистской работой, работать не по стандарту, связывая себя узкими сроками прохождения той или иной программы. Само собой разумеется, мы этим не проповедуем какой-то «казачьей вольницы». Смысл борьбы с сезонностью заключается также и в том, что мы должны дать право пропагандисту «затянуть» ту или иную тему, если обстоятельства дела это ему подсказывают. И у нас так получилось. При прохождении изучения решений VII конгресса Коминтерна у нас получилась очень большая пестрота в прохождении отдельных тем конгресса. Мы не уложились в сроки.
ГОЛОС С МЕСТА. А результаты какие?
СЕРГЕЕВ. Мы не уложились в 6 занятий. В других случаях это было 7 занятий, а иногда было и 12 занятий. То обстоятельство, что товарищ Сталин по нашей просьбе прислал к нам т. Пятницкого для доклада накануне конгресса Коминтерна, затем к нам приехал Попов Николай Н1иколаевич для доклада об итогах конгресса Коминтерна, а затем приехал Г. Коларов и докладчики эти разъезжали по районам, — это еще более усилило тот интерес, который вызвал конгресс Коминтерна. Получилось так, что народ гораздо больше интересовался конгрессом, чем мы могли с самого начала предположить.
По-моему, то, что в отдельных случаях не укладывались в определенные «лимиты», явилось плюсом. Ведь уровень слушателей самый различный. Понятно, тут пестрота неизбежна. Я могу вам привести примеры пестроты прохождения того или иного вопроса в пределах одной и той же организации, в пределах одного и того же куста. Одна группа проходит одну тему, другая ушла вперед на две темы, а третья еще сидит над изучением доклада т. Берия.
Возьмем типичный шахтерский район — Буденновский район (группа шахт Сталинского района). Кружков по истории партии повышенного типа в этом кусте 8. Они успели разобрать уже доклад т. Берия. Прошли вторую тему два кружка, третью тему прошло шесть кружков. Отступление небольшое, оно вполне закономерно. Есть в этих шахтерских группах два кружка из рабочих, изучающих «Детскую болезнь «левизны» в коммунизме». Сейчас они сделали небольшой перерыв в связи с изучением конгресса Коминтерна и доклада т. Берия. Одна группа проходит доклад т. Димитрова, а другая обсуждает доклад т. Берия. Имеется 11 кружков по изучению основных этапов истории партии. Вторую тему проходят пять кружков, третью тему — три кружка, первую тему два кружка и доклад т. Димитрова — один кружок.
Затем есть четыре школы сочувствующих, это школы политграмоты. Вторую беседу проходят три кружка, первую беседу — один кружок. Затем имеется три кружка стариков. Они обычно из года в год привязываются к одному пропагандисту и от него не хотят отстать. Я пробовал на шахте 14/17 (Ровеньки) «отлучить» группу стариков от одного пропагандиста, они запротестовали. Проходят они основы текущей политики. Таких кружков стариков у нас в Донбассе немало. Имеется один кружок для малограмотных рабочих. Мы взяли и использовали опыт Горьковской области по созданию специальных школ для малограмотных, и в крупных городах мы создаем особые школы, городские школы для малограмотных с параллельными классами. В Енакиевском районе у нас организовали школы на 200 человек. Они разбиты на отдельные классы с определенным режимом.
ХАВИНСОН. А нельзя ли рассказать более подробно об этом опыте.
СТЕЦКИЙ. Пожалуйста.
СЕРГЕЕВ. Вот я назвал Енакиевский район. Там школы организованы на 200 человек, из них значительная часть — заводские рабочие. Эти школы включают 8 групп по 25 человек в каждой. Им отведены учебные помещения, к ним прикреплены учителя, которые ведут занятия по программе школ по ликвидации малограмотности. Мы рассчитываем этот курс на полгода. В течение этого полугода занятия ведутся не ежедневно, а через день, по вечерам. Поскольку это рабочие металлургических заводов, есть возможность устроить вечерние занятия. На шахтах комбинируют прикрепление учителей в зависимости от смен.
ХАВИНСОН. Политчас имеется?
СЕРГЕЕВ. Да.
СТЕЦКИЙ. Расскажите, как они занимаются, кто туда идет.
СЕРГЕЕВ. В эти школы для малограмотных идут люди, для которых их малограмотность является препятствием для изучения политграмоты. Это люди, которые не первый год в партии, с 1928-1929 гг., но которые застряли на одной ступени развития. Из года в год их пичкают политграмотой, а результаты одни и те же только потому, что у них нет надлежащей общеобразовательной подготовки.
Вот, к примеру, возьмем рабочего Салганова, слесаря, члена партии с 1924 г. С 1924 г. он сидит в школе политграмоты — 10 лет. (Смех.)
 
Этот случай анекдотический, но он отражает всю слабость организационной работы по пропаганде. Что касается людей, которые занимаются по 4-5 лет, то их в элементарной школе политграмоты значительное количество. Возьмите, например, такой факт, как наличие у нас в Донбассе членов партии в кандидатских школах. Член партии в кандидатской школе! У нас три года нет приема в партию.
СТЕЦКИЙ. Кандидатская школа — это школа политграмоты.
СЕРГЕЕВ. Нетерпимо, чтобы сейчас даже кандидаты, которые вступили в кандидаты партии несколько лет назад, находились на одной и той же ступени развития и обучались в одной и той же кандидатской школе. Кандидатская школа рассчитана на человека, которого нужно подготовить к переходу в члены партии. Для этого нужно полгода, нужен год, в зависимости от его стажа, а у нас их держали в одной школе по 4-5 лет. Сейчас мы в связи с подготовкой к пленуму ЦК взялись за изучение такого вопроса: в какой мере устав партии стал основой партийной жизни? Нужно сказать, что в этой части устав партии не стал еще основой партийной жизни, по крайней мере для значительной части коммунистов. Мы сейчас в областном комитете партии специально подготовляем вопрос о членах партии, находящихся в кандидатских школах. Что это за кандидаты партии, которые в течение долгого времени продолжают оставаться в кандидатских школах, и что это за руководители, которые продолжают механически оставлять этих людей в кандидатских школах?
СТЕЦКИЙ. Что же вы сделали с Салгановым?
СЕРГЕЕВ. Мы взяли его из системы партийного обучения и прикрепили к нему пропагандиста. Взяли человека из районного актива пропагандистов и сказали ему: «Вот тебе партийное поручение, поработай с человеком и выведи его из этого нелепого состояния». Теперь о том, как проходило изучение отдельных вопросов.
СТЕЦКИЙ. Вы не закончили еще насчет школы.
ГОЛОС С МЕСТА. Как построен учебный план?
СЕРГЕЕВ. Что касается учебного плана, то я должен сказать, что кое-где и у нас было стремление превратить общеобразовательную школу в общеобразовательный университет. Немедленно возникли учебные планы с преподаванием естествознания, географии, истории СССР и других предметов. Мы запретили многопредметность. Мы не можем превратить общеобразовательную работу в самоцель, она должна быть средством для того, чтобы, научив в кратчайший срок малограмотных коммунистов бегло писать, читать и знать элементарные основы счета, помочь ему взяться за чтение Ленина и Сталина, за учебник.
ГОЛОС С МЕСТА. Какие же предметы у вас?
СЕРГЕЕВ. Только русский язык и арифметика.
ГОЛОС С МЕСТА. Географии нет?
СЕРГЕЕВ. Нет. К концу занятий можно будет отвести часы и для географии, но сейчас я бы не рекомендовал этого делать. Что касается политчаса, то у нас раза три в месяц не более чем на час собираются на беседы по вопросам текущей политики.
ГОЛОСА С МЕСТ. Мало. От школы взрослых программа отличается?
СЕРГЕЕВ. Да. Мы выделили ее особо, отдельно для коммунистов.
 
Теперь несколько слов об изучении доклада т. Берия. Я должен сказать в порядке самокритики, что это наименее удачная часть нашей работы.
ГОЛОС С МЕСТА. Это общее явление.
СЕРГЕЕВ. Тем более об этом надо подумать. Дело в том, что многие члены партии, особенно рядовые товарищи, не усвоили доклада т. Берия, — очень трудное изложение, масса текстового материала, цитат. Ряд пропагандистов, правда, удачно справился с этой задачей, например, пропагандист Усатов (Ворошиловград).
СТЕЦКИЙ. Мы рекомендовали читку доклада т. Берия в повышенных кружках, а в обычных кружках предполагались просто беседы.
СЕРГЕЕВ. Это правильно, но здесь положение такое. Тов. Ратнер, например, могла привлечь к этому делу высококвалифицированных пропагандистов, а у нас в большинстве рабочие-пропагандисты. Везде, где только можно, на партийных собраниях и пропагандистских активах, мы разъяснили, как нужно вести беседы по докладу т. Берия. Но все-таки для большинства пропагандистов это представляло большую трудность. Мы думаем, что своевременно поставить вопрос о том, чтобы издать более популярную книгу по докладу т. Берия, сделав упор на биографический материал, с меньшим Привлечением цитат, с большим привлечением живого материала, касающегося жизни товарища Сталина, так как интерес к этому колоссальный. Недостатком издания книги т. Берия является то, что она вышла без примечаний. Ряд пропагандистов затруднялся ответить на вопрос о роли т. Орахелашвили в Закавказье, не знает, кто такой Махарадзе и др., которых т. Берия часто цитирует, а примечаний как раз и нет.
Теперь несколько слов об извращениях, которые имели место при проработке доклада т. Берия. Мы имели троцкистские вылазки. В Донбассе была проведена большая работа по очистке от троцкистских элементов, засевших в разных углах. Мы разоблачили, например, в Ворошиловграде одного троцкиствующего, который пытался дискредитировать роль товарища Сталина в «Месаме-даси».
Что касается изучения конгресса Коминтерна, то это дело прошло сравнительно лучше. Мы имеем тут прекрасные образцы пропагандистской работы. Ряд наших пропагандистов вполне правильно ориентировал слушателей в вопросах международной политики. Однако, было бы самообольщением предполагать полное благополучие с усвоением материалов конгресса.
Из наиболее часто повторяющихся извращений в этом деле я хотел бы указать на два момента. Первое-это меньшевистская трактовка причин прихода к власти фашистов. Слишком мало говорят о предательской роли социал-демократии, более всего говорят о слабости компартии, и получается, что компартия виновата в приходе к власти фашистов (школа т. Кушпиля — завод им. Коваля, тт. Максименко, Лиман, Коваленко). Это наиболее часто повторяющаяся ошибка у ряда наших пропагандистов, в том числе и у хороших пропагандистов. И второе — о взаимоотношениях с Францией. Здесь очень много путаницы по части наших обязательств в договоре о взаимопомощи.
СТЕЦКИЙ. Расскажите о стахановском движении и изучении речи товарища Сталина.
СЕРГЕЕВ. Я вернусь к этому несколько позже. Сейчас скажу о другом. Около 15 тыс. товарищей окончили у нас программу первичных кружков по истории партии и перешли в кружки повышенного типа. Надо сказать, что по сравнению с тем периодом, когда к нам приезжал т. Касрадзе, у нас произошли некоторые изменения в сторону улучшения дела пропаганды. Я не совсем согласен с т. Касрадзе, который все недостатки относит к обкому, а достижения не считает делом обкома.
КАСРАДЗЕ. Этого не было.
СЕРГЕЕВ. Так было в отношении ворошиловградской и сталинской организаций. Все хорошее — это не обком, а все плохое — это обком.
КАСРАДЗЕ. Нет, это не так.
СЕРГЕЕВ. Во всяком случае, у читателей вашей отчетной статьи напрашивается такой вывод. Само собой разумеется, что мы отвечаем за плохую работу, но мы также отвечаем и за положительные стороны работы. Со времени обследования положение, несомненно, улучшилось. Мы более старательно поработали над пропагандистами, произвели более тщательный отбор их. Во время проверки партдокументов мы провели большую работу по очистке рядов наших пропагандистов от националистических и троцкистских элементов. В ряде районов по 10-15 пропагандистов снимались с работы. Изменилось и отношение райкомов к подбору пропагандистов. Одно дело пропагандисты, которые утверждались райкомами, скажем, в начале проверки партдокументов, и другое дело, когда они назначаются райкомами в ходе и после проверки партдокументов. Выяснилось, что целый ряд парткомов просто не знал, что у них под руками находится целый ряд пропагандистов, прошедших партийную школу, грамотных, великолепных работников, но парткомы их не выдвигали, потому что эти «найденные» пропагандисты — скромные, некрикливые люди, которые и сами зачастую недооценивали свои силы. А во время проверки у нас выявились сотни людей, учившихся; в школах политграмоты, прошедших курсы пропагандистов, а потом растворившихся в производстве. Сейчас их вызвали обратно к пропагандистской работе. У нас пропагандистов, имеющих небольшой стаж (до года), 675 человек, причем из них более 3/4 падает на тех пропагандистов, которые выявились в ходе проверки партдокументов. Сейчас мы нажимаем на райкомы в том отношении, чтобы они больше работали с каждым новым пропагандистом в отдельности.
Несмотря на настойчивые указания ЦК партии о разоблачении народничества при изучении истории партии, у нас в ряде школ это дело проведено плохо. Очень нужна работа опытных лекторов по освещению борьбы революционных марксистов с народничеством, с индивидуальным террором. Комакадемия составила список лекторов, которых она собирается рассылать в края и области, но среди этих лекторов почти нет людей, которые специально были бы подготовлены по истории партии и, в частности, по вопросу о том, как боролся Ленин с народничеством. Неужели у нас в Комакадемии нельзя создать серьезную группу людей, которые бы разъезжали по стране как пропагандисты от ЦК партии и помогали бы нам в этой части? Мы получили список лекторов и видим, что здесь есть лекторы по вопросам политэкономии, истории Запада, по советскому праву, — это хорошо, а по вопросам и вособенности по боевым вопросам истории партии там совершенно нет людей. Нельзя ли повернуть этих людей так, чтобы усилился удельный вес лекторской группы, специализирующейся по вопросам истории партии?
О роли текущей политики при прохождении учебы в школах политграмоты. Надо сказать, что у нас во многих школах привился такой порядок. Перед началом занятий кружка руковод 15-20 минут уделяет обсуждению вопросов текущей политики, главным образом по материалам «Правды». Ставят вопрос таким образом: «Что нового в «Правде»?» Тем самым, не разбрасываясь на большое количество материалов, берут самое главное из «Правды». Каждый член партии должен потом пойти в цехи рассказать, что нового в «Правде». У нас на совещании в Киеве недавно произошел несколько схоластический спор о том, увязывать ли эти беседы по текущей политике с программой или не увязывать. Конечно, если материал подается в связи с очередной темой прохождения, го нам эти вопросы надо увязывать, но если они не увязываются, — как быть? В сущности, это схоластический разговор. Наши кружковцы эти вопросы рассматривают независимо от того, увязываются они с очередной темой или не увязываются.
Мы недостаточно проверяем, как же коммунисты беседуют с рабочими в цехе. В этом отношении указание ЦК партии о постановке политической агитации на Балахнинском комбинате касается и нас и наших рабочих на шахтах и на таких гигантах, как Сталинский, Макеевский заводы и др. Несомненно, это решение принесет нам громаднейшую помощь, научив нас и наших людей лучшей постановке массовой работы.
Насчет стахановского движения. Было бы смешно и неправильно, если мы скажем, что стахановское движение прошло вне и помимо той партийной работы, которую проводила донецкая партийная организация. Вся наша партийная работа была направлена на внедрение и развертывание в массах стахановского движения. Силами коммунистов и непартийных большевиков мы внедряем в рабочие массы стахановское движение, разъясняем сущность и содержание стахановских методов работы. У нас имеется целый ряд передовых организаций, которые в этом отношении проделали огромную работу на шахтах («Ирмино», «Криворожье», «Дзержинка», «Красный Октябрь», «Кочегарка» и др.).
Ни в коем случае я не хочу, чтобы кто-нибудь хоть в малейшей степени подумал, что стахановское движение обязано партийному просвещению. Ни в коем случае. Оно обязано той огромной массовой работе, которая проводится силами всей нашей партийной организации, оно связано со всей воспитательной политико-массовой работой партии. И в этом отношении роль собственно партийной сети, само собой разумеется, очень ограничена. Но некоторую работу все же мы проделали. У нас в ряде партийных организаций, например, на шахте «Центральная-Ирмино», «Бис-Криворожье», где имеется очень хороший парторганизатор т. Грин, или на шахте «Дзержинка», где работает т. Щербак, резко увеличивший добычу угля, затем т. Анисимов, парторг шахты им. Кагановича, прекрасный работник, и др., была очень хорошо поставлена как раз эта сторона работы. Я мог бы назвать еще целый ряд парторгов, которые дело партийной пропаганды использовали так, чтобы каждый рабочий-коммунист стал пропагандистом стахановских методов работы. В помощь пропагандистам, агитаторам издали специальную памятку о том, как внедрять стахановские методы работы во всех профессиях и как разъяснять массам сущность стахановской работы. Кроме того, не дожидаясь указания ЦК партии, мы немедленно, по горячим следам, уже 19 ноября, проводили занятия по материалам стахановского совещания, немедленно были проведены партийные активы. И вэтом отношении была проявлена достаточная оперативность со стороны обкома.
Пропаганда много помогает партийной организации в развертывании стахановского движения. Как на одну из интересных форм пропаганды стахановских методов можно указать на проведенный по инициативе т. Саркисова пропагандистский поход коммунистов в рабочие квартиры. В Сталинском районе мы разослали 3 тыс. пропагандистов на квартиры к рабочим, главным образом к отсталым рабочим. А во всем Донбассе в таком пропагандистском походе участвовало не менее 10 тыс. и пропагандистов и просто рядовых коммунистов, которых после подготовки мы послали на квартиры к рабочим разъяснять им сущность стахановского движения, сущность речи товарища Сталина. Основной вопрос, который задавался рабочими в этих беседах: «Как же мне стать стахановцем?»
Надо сказать, что, несмотря на большую организационную и разъяснительную работу, которую вел обком все время, у нас еще масса работы впереди. Основной вопрос нашей массовой работы теперь разъяснять элементарные основы стахановских методов работы. Мы издали ряд брошюр. Но, повторяю, главное дело впереди. Сейчас очень серьезно разворачивается классовая борьба вокруг стахановских методов.
Рядовые рабочие теперь очень часто обращаются к пропагандисту с требованием объяснить им сущность коммунизма.
РАТНЕР. У нас масса требований на доклады по этому вопросу.
СЕРГЕЕВ. Мы используем весь имеющийся материал, в частности, вашу брошюру, т. Стецкий. Речь товарища Сталина нам в этом отношении гигантски помогла. Все же троцкистские элементы пытаются вести борьбу вокруг этих вопросов. Мы послали отдельных людей из актива разъяснить ленинско-сталинское учение о возможности победы социализма в одной стране. Так, нами посланы люди в Постышево, затем в Сталино, где еще весной 1935 г. я сам проводил совещание всех пропагандистов по этому вопросу.
ХАВИНСОН. Вы разъяснили этот вопрос по существу?
СЕРГЕЕВ. Именно по существу. Кроме того, мы разоблачили еще провокационную постановку этого вопроса, причем мы связывали эту работу с разоблачением разговоров, идущих от классовых врагов, троцкистов по вопросу об индивидуальном огородничестве, об индивидуальном жилищном строительстве. Все это связано с толками и ухищрениями, к которым прибегают эти классовые враги в отдельных организациях. Эти вопросы все время в поле нашего зрения. Много провокаций распространяют враги по вопросу о кормах. Пропагандистский поход у нас был рассчитан также и на домашних хозяек, которым нужно было показать роль стахановского движения. Вопросы о нормах, о заработках задают чаще всего жены рабочих.
Затем классовые враги пытались сеять провокацию, связывая стахановское движение с безработицей.
 
Как ведется эта провокация? Классовый враг говорит: «Вот ты будешь повышать производительность труда, а на «Дзержинке» уже вместо 600 забойщиков работают 300 забойщиков. Твое повышение производительности труда приведет к безработице». Такая провокация гуляет кое-где у нас.
СТЕЦКИЙ. Речь товарища Сталина прорабатывается?
СЕРГЕЕВ. Ее изучение идет широким фронтом и в партийной организации. У нас были специальные активы, затем изучение шло в школах политграмоты. Мы посылали в беспартийные массы пропагандистов. Я уже говорил о таком пропагандистском походе. Мы охватываем сотни тысяч рабочих и колхозников нашей политико-разъяснительной работой.
СТЕЦКИЙ. Актив пропагандистов у вас есть?
СЕРГЕЕВ. Есть.
СТЕЦКИЙ. По каким вопросам вы их посылаете?
СЕРГЕЕВ. Вот посылали в Постышевский район по вопросу о победе коммунизма в одной стране. Посылали по итогам конгресса Коминтерна, по вопросам снижения цен и ликвидации карточной системы. Посылали отдельных товарищей с докладами. Мы посылали отдельных пропагандистов по разоблачению вопросов провокационного порядка. Мы специально рассылали людей по отдельным партийным организациям. У нас актив пропагандистов и агитаторов главным образом привлекается именно для таких работ — не столько для кампанейско-массовых рассылок, сколько по отдельным, особым поручениям. Поэтому похвастаться большим количеством собраний областного актива мы не можем, но в смысле индивидуальных поручений тут кое-что проделано.
СТЕЦКИЙ. Это и есть настоящая работа.
СЕРГЕЕВ. У нас есть один такой район — Володарский, где десяток раз собирали пропагандистов-агитаторов. Это неплохо. Но у нас есть сомнение, не заседательская ли это суетня, которая смазывает систематическую работу с агитатором?
ПОЗЕРЦ. А что делали на этих 10 совещаниях?
СЕРГЕЕВ. Я вам скажу. Этот район сельскохозяйственный, и там собрания в течение всего лета проводились по основным сельскохозяйственным работам, например, по вопросам о работе комбайнов, о зяблевой вспашке, по некоторым вопросам животноводства. Район этот в сельскохозяйственном отношении отсталый. Затем шло инструктирование актива по вопросам международного положения. Секретарь райкома т. Винман созывал пропагандистов и агитаторов и инструктировал их. Надо сказать, что в этом районе очень внимательно относятся к своим пропагандистам.
Как мы утверждаем пропагандистов и агитаторов? Мы утверждаем их не торопясь и делаем это намеренно. Мы на каждом заседании областного комитета партии утверждаем 1-2 района. Мы к этому вопросу подходим так же тщательно, как и к проверке партийных документов, причем ставим вопрос на утверждение обкома только после моего личного или моего заместителя или же одного из членов бюро областного комитета партии ознакомления с каждой кандидатурой.
Вот я лично принимал Ворошиловградский, Кадиевский, Ворошиловский, Славянский и Сталинский районы.
 
Я могу показать решение бюро обкома, сколько по этим районам мы вывели людей и сколько людей заново мы включили. В Макеевке, например, не был включен т. Гвахария в актив пропагандистов. Это крупный хозяйственник. Почему бы его не включить в актив пропагандистов? Мы его включили.
СТЕЦКИЙ. Правильно.
ГОЛОС С МЕСТА. А он выполняет задания?
СЕРГЕЕВ. Выполняет и будет, безусловно, выполнять.
СТЕЦКИЙ. Почему наши хозяйственники не могут быть включены в актив пропагандистов? Я считаю, что могут.
 
 
 
КОНИК
ЦП КП(б)Б
 
Несколько дней тому назад стоял мой доклад о состоянии партийной пропаганды на Оргбюро ЦК ВКП(б). Постановка этого доклада явилась результатом обследования бригадой Отдела партийной пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) состояния пропагандистской работы КП(б) Белоруссии.
Что обнаружено при этом обследовании бригадой Отдела партийной пропаганды? Было обнаружено то, что главнейшие вопросы-вопросы руководства партийной пропагандой, вопросы подготовки кадров пропагандистов, вопросы руководства подбором пропагандистов у нас в Белоруссии поставлены чрезвычайно неудовлетворительно. Достаточно сказать, что во время проверки партийных документов обнаружено только по 50 районам (из общего количества 90) 117 чужаков, которые вели пропагандистскую работу, причем эти чужаки не просто выходцы из социально чуждого нам класса, а это бывшие офицеры, бывшие белогвардейцы, нацдемы, троцкисты. Вот какого порядка чужаки были выявлены во время проверки партдокументов. Само собой понятно, как они вели пропагандистскую работу.
Факт постановки нашего доклада в ЦК ВКП(б) свидетельствует, прежде всего, во-первых, о том огромном внимании, которое уделяет ЦК ВКП(б) этому важнейшему партийному делу-делу партийной пропаганды. Во-вторых, он является свидетельством такого состояния руководства этим важнейшим делом партии со стороны Отдела партийной пропаганды и агитации ЦК КП(б)Б, которое вынудило ЦК ВКП(б) поставить этот вопрос на Оргбюро. ЦК ВКП(б) нас основательно подправил и помог КП(б)Б поднять работу. Один факт приезда бригады во главе с т. Зеймалем имел огромное значение и дал нам возможность выправить наши недочеты на месте.
В выступлениях тт. Андреева, Ежова, Стецкого и Зеймаля со всей большевистской резкостью были вскрыты допущенные мною ошибки в деле руководства партийной пропагандой в Белоруссии.
 
Основные вопросы, которые были поставлены секретарями ЦК тт. Андреевым, Ежовым, а также т. Стецким, — это как ЦК партии Белоруссии руководит по существу, как Отдел партийной пропаганды ЦК КП(б)Б организует это важнейшее дело партии.
Какие основные недочеты были отметены на Оргбюро ЦК ВКП(б) в деле руководства партийной пропагандой со стороны КП(б)Б? Во-первых, крайне неудовлетворительное состояние подготовки пропагандистских кадров. Сам факт организации у нас пропагандистских курсов — прекрасное начинание. Но вследствие недопустимого отношения Отдела партийной пропаганды ЦК КП(б)Б к подбору состава слушателей этих курсов все это хорошее начинание было сорвано.
Проверкой партдокументов вскрыто, что на курсы пропагандистов были допущены чуждые, классово враждебные элементы. Из общего количества 117 человек более 40 человек имели различного рода партийные взыскания. Качественный подбор этих курсов не отвечает элементарным требованиям партии в отношении партийных школ.
Я хочу сказать несколько слов об особенностях нашей партийной организации и в связи: с этим о задачах пропаганды у нас. Из 28 тысяч членов КП(б)Б — 15 тыс. вступили в партию в 1929-1932 гг. Кандидатов в нашей организации 9 тыс. У нас еще не вытравлено до конца влияние мелкобуржуазных партий прошлого. В КП(б)Б кроме бундовцев проник значительный слой бывших эсеров, скрывших от партии свое эсеровское прошлое.
Письма ЦК ВКП(б) после злодейского убийства т. Кирова и проверка партдокументов мобилизовали бдительность КП(б)Б, и благодаря проделанной нами большой разоблачительной работе во время проверки вскрыто в отдельных звеньях парторганизации наличие контрреволюционных национал-демократических и троцкистских элементов.
Все это с особой остротой ставит перед нами вопрос об усилении дела пропаганды и поднятии идейного уровня членов нашей партии.
По вопросу о подготовке кадров мы сделали неплохое дело: организовали двухгодичные курсы пропагандистов-агитаторов с прекрасной материальной базой. Мы создали относительно неплохие условия для курсантов этой школы.
ГОЛОС С МЕСТА. Республиканского масштаба?
КОНИК. Да, республиканского, мы тратим на это дело колоссальные деньги. Казалось бы, что наша задача заключается в том, чтобы подобрать на эти курсы соответствующих людей, хорошо подготовленных, имеющих опыт партийной пропаганды. А получилось не так. Люди подобраны, учились, а при: проверке этого состава бригадой ЦК ВКП(б) обнаружено, что из 117 человек 42 человека имеют партийные взыскания, среди которых имеются и весьма серьезные. Затем, как отметили работники ЦК ВКП(б), на Бюро КП(б)Б не утверждались ни эти люди, ни даже руководители — преподаватели этих курсов. Это большое мероприятие не стало еще делом всей партийной организации.
Еще больше усугубляется моя ответственность за это дело тем, что я сам лично не бывал на занятиях этих курсов, передоверил это дело моему инструктору, моему заместителю.
ЗЕЙМАЛЬ. Который тоже не бывал на занятиях.
КОНИК. По существу руководство этими курсами было предоставлено самотеку, вследствие чего и подбор кадров и руководство этим делом оказались чрезвычайно неудовлетворительными.
Оргбюро ЦК ВКП(б) очень покритиковало и крепко предупредило меня персонально за это небрежное, совершенно недопустимое отношение к такому важнейшему партийному делу.
Как обстоит у нас дело с подбором пропагандистских кадров? Вопросом о подборе пропагандистов до настоящего времени занимались районные комитеты партии. Стоило нам взяться за это дело сейчас, проверив в ряде районов состояние подбора пропагандистских кадров с последующим утверждением состава районных пропагандистов на Бюро ЦК КП(б)Б, как обнаружились те огромные недочеты в этом деле, о которых я говорил выше.
На пропагандистской работе оказались люди совершенно негодные. В настоящее время пропагандистский состав, в особенности в пограничных районах, мы утверждаем на Бюро ЦК КП(б)Б.
Как мы это делаем? Для помощи в проверке состава пропагандистов и подборе их мы высылали товарищей в районы. В частности, наряду с комиссией по проверке партдокументов работали товарищи из Отдела партийной пропаганды, которые проверяли и идейно-политический уровень каждого пропагандиста. Были случаи и такого порядка, когда район утверждал 15-20 пропагандистов, а мы на Бюро ЦК утверждали из этого числа не более 8-10 человек: остальных мы не могли допустить к пропаганде-то ли по их политическому уровню то ли как людей, не имеющих права руководить пропагандистскими школами.
Так что сейчас у нас это дело поставлено довольно серьезно. Правда, работа несколько затянется. Но факт постановки на Бюро ЦК этого вопроса поднимает ответственность руководителя-парторга и каждого пропагандиста за дело партийной пропаганды.
СТЕЦКИЙ. Это правильно.
КОНИК. С другой стороны, сам факт утверждения пропагандиста на Бюро ЦК КП(б)Б, одно сознание, что его утвердили на ЦК КП(б)Б, подымает пропагандиста в глазах масс и чувство ответственности его самого за курсы, за состояние партийной учебы. Пропагандист теперь знает, что с него спросит хорошую работу в кружках не только районный комитет партии, но спросит и ЦК.
ГОЛОС С МЕСТА. Всех пропагандистов будут утверждать на Бюро ЦК?
КОНИК. Все 2 тыс. человек мы пропустим через Бюро ЦК. Мы в первую очередь пропускаем пропагандистов наших пограничных районов.
ГОЛОС С МЕСТА. Может быть, это будет формально?
КОНИК. Мы до постановки на Бюро ЦК подготовляем этот вопрос, проверяя через представителя ЦК на месте каждого пропагандиста.
СТЕЦКИЙ. Это зависит от того, как подойти к этому делу. В ЦК ВКП(б) утверждают всех секретарей райкомов — и первых и вторых секретарей, а также всех заведующих отделами партийной пропаганды. И вы утверждены ЦК. Я не думаю, чтобы вы говорили, что вы утверждены формально.
ГОЛОС С МЕСТА. Нет.
КОНИК. Вопрос в том, как организовать эту работу.
ПОЗЕРН. Дело не в том, чтобы утверждать, а в том, чтобы следить все время за составом.
КОНИК. Совершенно правильно. Ведь главная наша трагедия заключалась еще в том, что у нас была неимоверная текучесть пропагандистов. Кто из вас может привести точные данные относительно работы того или иного кружка или той или иной школы за более или менее длительный период времени? Если вы проанализируете, примерно, десять кружков, и посмотрите, что случилось за год в отношении их учебы, кто был утвержден в качестве руководителей кружков в начале года и кто руководит этими школами сейчас, то вы убедитесь, что состав изменился не только раз или два, а иногда и три-четыре раза. Думаю, что при нашем подходе к этому делу будет нанесен серьезный удар текучести пропагандистских кадров.
ГОЛОС С МЕСТА. Этого нельзя сделать. Как же вы запретите райкомам менять или перебрасывать пропагандистов?
КОНИК. Мы категорически запретим бросаться пропагандистами. Мы прекрасно понимаем, что такие факты будут, но постановка этого вопроса вносит целый ряд изменений. Мы вытащим один-два райкома и проработаем как следует их за нарушение этого решения, и это кое-что даст. Наша задача — следить, чтобы пропагандист действительно руководил кружком. Дефекты в нашей работе, конечно, еще будут, но те ошибки, которые были обнаружены в деле комплектования и подбора пропагандистов, не могут быть повторены в прежнем масштабе. Тов. Зеймаль, находясь у нас 10 дней, основательно помог нам. Он это дело организовал основательно. То, что меня крепко поругал и т. Стецкий, — это неплохо. Все это поможет делу постановки пропагандистской работы, улучшению руководства и качества пропаганды. Наши данные о составе наших пропагандистов и о подготовке пропагандистских кадров не отличаются от тех данных, которые вчера приводили другие края и области.
Из общего количества пропагандистов в 2 469 человек почти половина-это вступившие в партию; после 1928 г., а также имеющие пропагандистский стаж не более двух лет. По политическому образованию из 2 469 пропагандистов комвуз и курсы марксизма окончили 715 человек. Остальные окончили совпартшколы и краткосрочные курсы.
Такой молодой состав пропагандистов требует от нас более серьезного руководства и серьезной помощи с нашей стороны.
Мы добились такого положения, когда Бюро ЦК КП(б)Б, как правило, утверждает секретарей райкомов пропагандистами, так что вопрос относительно привлечения партийного актива к руководству пропагандистской работой сейчас поставлен во всей широте. У нас имеется сейчас такое положение, когда Бюро ЦК КП(б)Б на каждом своем заседании слушает доклад того или иного района о состоянии партийной пропаганды в районе.
СТЕЦКИЙ. Это интересно.
КОНИК. Какие райкомы мы заслушали? Мы заслушали Могилев, Копыл в и Житковичи. Житковичский район является южным пограничным районом, там мы имеем 120 членов партии, из которых, по сообщению секретаря райкома, 60 неграмотных, не умеющих читать. При организации партучебы в данном районе это обстоятельство нельзя не учитывать. Бывали и такие случаи, когда люди, не умеющие читать и писать, отвечали все же неплохо на те или иные политические вопросы. Ясно, что мы должны в первую очередь поставить вопрос о том, чтобы это дело исправить, научить людей читать и писать. Конечно, печально, что мы в 1935 г. вынуждены заниматься делом ликвидации неграмотности партийцев, вступивших в партию, в 1929-1930 гг. Но это факт, что люди сидят в кандидатских школах по пять лет преимущественно по этой причине. Такое положение мы имеем, например, по житковичской организации. В Копыльском районе дело поставлено несколько лучше: там из 15 кружков программу в прошлом году закончили 9 кружков. И надо сказать, что там была проведена большая работа при выпуске. Дело выпуска из политшколы стало делом райкома партии. Закончили учебу, подвели итоги и перевели членов партии в школу партучебы более повышенного типа. Но это, к сожалению, происходило не везде.
Несколько слов о сети партийного просвещения. По учтенным нами 73 районам мы имеем следующую сеть: кандидатских школ — 1171, кружков истории ВКП(б) — 988, школ ленинизма — 102, кружков текущей политики — 128, вечерних совпартшкол — 82, вечерних комвузов — 24, кружков по изучению отдельных произведений классиков марксизма — 26.
Из этих цифр видно, что подавляющее большинство членов и кандидатов партии занимается в кандидатских школах и кружках по изучению истории партии. Всеми видами партучебы по 73 районам охвачено 22 710 членов и кандидатов партии. Члены и кандидаты партии, не охваченные кружками и школами, занимаются либо на двух- трехдневных курсах-конференциях, организуемых райкомами в районных центрах, либо к ним прикреплены пропагандисты для индивидуальных занятий.
Я хочу сказать об отдельных моментах в нашей практике. Возьмем нашу борисовскую организацию и посмотрим, как она организовала дело обучения неграмотных членов партии. В Борисове малограмотных членов партии в партшколах — 192, кандидатов — 63, сочувствующих — 74, комсомольцев — 8, беспартийных — 1. Все эти люди неграмотны политически. Для них теперь организованы кружки на спичечной фабрике, на стеклозаводе, на деревообделочном комбинате. Люди изучают русский язык, математику и географию. Райком поставил перед парткомами этих заводов задачу — сделать за два года этих товарищей грамотными, имеющими образование не менее чем за 4 класса. За эти два года люди должны научиться читать, писать и считать. Есть уже факты, когда отдельные товарищи, как, например, тт. Сингапутин, Синкевич, которые по пять лет сидели в политшколе и ничего не знали, сейчас рады, что они учатся, они чувствуют, что есть толк от их учебы, уже начинают понимать газету, учатся читать газету. Конечно, этот вопрос еще недостаточно разработан, но все-таки он уже поставлен. У нас уже начинают заниматься по учебнику Карпинского. Я считаю, что для людей, не умеющих читать, мы должны дать учебник особого типа, с крупным шрифтом-, с картинками и т. д. Этот вопрос еще не продуман до конца, но, во всяком случае, нужно было бы поставить его очень серьезно. Надо издать такие учебники, которые удовлетворяли бы запросы разного уровня слушателей.
СТЕЦКИЙ. Этот вопрос уже продумывается.
КОНИК. Замечательно!
Проверка партийных документов показала большую тягу к партийной учебе. После проверки партийных документов все товарищи выступают и говорят о партийной учебе. Я за это время был в 5-6 районах. Требуют теперь руководства по существу. Нам говорят: «Научите нас делать выписки из книг, составлять конспекты и т. д.».
ГОЛОС С МЕСТА. Научите их читать книгу.
КОНИК. Это говорят те, которые уже умеют читать. Теперь каждый из партийцев хочет в максимально короткий срок получить максимальное количество знаний, и он ставит вопрос о том, чтобы мы этим делом конкретно руководили.
Нужно сказать, что у нас имеются партийные организации, где дело руководства обеспечено именно по существу.
Вчера мы слушали выступления товарищей из Ленинграда, Москвы, с Украины. И вот чем закончила свое выступление т. Ратнер (Москва). Она закончила свай доклад тем, что москвичи уже подходят к делу руководства по существу. Если здесь в Москве так обстоит дело, то я тоже могу так же заявить. (Смех.)
РАТНЕР. Это правильно. Я не отказываюсь от своих слов.
КОНИК. Товарищи, как же мы будем руководить по существу? Я хочу показать один образец руководства по существу. В Бобруйском партийном комитете были заслушаны два пропагандиста — Кунцевич и Струпинский, ведущие работу на хлебозаводе, И было вынесено следующее решение:
«1. Поручить т. Кунцевичу взять в качестве основного материала при проработке темы по истории партии также произведение Ленина «Шаг вперед, два шага назад» и больше применять фактического материала.
2. Обязать т. Кунцевича давать задания и помогать слушателям, не ограничиваться проработкой учебника, а прорабатывать отдельные произведения Ленина и Сталина.
3. Поручить т. Кунцевичу больше времени отводить для вступительной лекции по теме, при этом не ограничиваться постановкой основных вопросов, но развернуто освещать и фактический материал.
4. Поручить т. Струпинскому при проработке речи товарища Сталина тесно увязать ее с Местным материалом, со стахановским движением в промышленности Бобруйска и самого хлебозавода, с выполнением промфинплана и ростом благосостояния рабочих и трудящихся.
Обязать т. Готкина (Дом партактива) оказать т. Струпинскому непосредственную помощь в подборе местного материала.
5. Обязать т. Струпинского не ограничиваться проработкой материала на занятиях в школе, а систематически давать задания на дом, проверяя выполнение этих заданий и организовывая помощь слушателям.
Поручить т. Паперно (руководителю пропсеминара) оказывать непосредственную помощь т. Струпинскому, как молодому пропагандисту, в особенности в методике проведения занятий.
6. Рекомендовать т. Струпинскому систематически прочитывать художественную литературу».
Нужно сказать, как отнеслось бюро райкома к этому делу. Секретарь райкома за неделю до этого заседания бюро поручил всем членам бюро подготовиться к данной конкретной теме, чтобы они не оказались неподготовленными.
Бот видите опыт того, как райком уже по существу начинает подходить к теме. В Плещаницах мы имеем такое решение:
«Райком указывает пропагандисту т. Розову при проработке материалов VII конгресса Коминтерна заниматься не читкой материала, а излагать основные моменты решений конгресса, так как слабо подготовленные слушатели школы еще не Могут охватить и усвоить путем чтения всего материала конгресса».
ЗЕЙМАЛЬ. Это после моей беседы с секретарем.
КОНИК. Правильно.
Мы имеем примеры и плохого руководства. Вот, например, Житковичский райком на протяжении 1935 г. почти ни разу не ставил на бюро райкома вопроса о партийной учебе. Только раз был поставлен такой вопрос, и то закончилось дело тем, что трем товарищам был вынесен выговор за срыв партучебы. Это пример совершенно недопустимого руководства.
В Бобруйске люди сейчас, начиная от секретаря и членов бюро и кончая пропагандистами, бывают в школах и у слушателей на дому. Там, где мы имеем такой интерес со стороны районного руководства к пропагандистской работе, там мы имеем неплохой сдвиг в учебе. Такое положение в Борисовском, в Копыльском, в Мстиславском и ряде других районов.
Каково у нас положение с пропагандистскими кадрами? Вы нам утвердили по 90 районам 40 культпропов. 15 культпропов вообще отсутствуют. Заведующих парткабинетами мы должны иметь 90, а имеем 50. Штатных пропагандистов мы должны иметь 90, а имеем 40.
МАРЬИН. Нужно их готовить…
КОНИК. Я начинаю готовить.
Вопрос относительно рабочего дня пропагандиста и организации его работы — это не маленький вопрос. Нам нужно добиться такого положения, чтобы не дергали пропагандиста и создали ему необходимые условия для работы.
СТЕЦКИЙ. Чтобы он сам не дергался.
КОНИК. Чтобы он сам не дергался, чтобы он сам мог заниматься своим делом наряду с организацией дела партучебы. Я еще хотел бы отметить важность руководства делом партучебы райпартактива. Я поставил перед собой задачу особо усилить непосредственное руководство делом подготовки партийного актива. Нам нужно добиться решительного поворота в партийной учебе районного партийного актива.
СТЕЦКИЙ. Вы отвечаете за всю партийную пропаганду.
КОНИК. Совершенно правильно.
 
 
 
ЗЕЙМАЛЬ
Заместитель заведующего Отделом партийной пропаганды и агитации ЦК ВКП(б)
Товарищи! Нет необходимости говорить о возросшем значении партийной пропаганды и о том, что роль и место партийной пропаганды во всей системе партийной работы будут повседневно возрастать.
Сейчас, в связи с проверкой партийных документов, буквальна в любом районе, почти без исключения, тяга к учебе огромная. И нам, отделам партийной пропаганды, нужно спросить себя, готовы ли мы сейчас к тому, чтобы поставить партийную пропаганду на такую высоту, какой требует наша партия.
Здесь нужно прямо сказать, что качество партийной пропаганды находится на низком уровне и что самое большое зло в нашей работе — это наша организационная слабость в смысле руководства партийной пропагандой.
Условия работы партийных кружков как будто бы улучшились.
Мы, по-моему, удовлетворительно обеспечены произведениями классиков марксизма-ленинизма. Мы имеем и будем иметь учебников в этом году в достаточном количестве. Плохие ли, хорошие ли, но все-таки пропагандисты у нас выросли. Тут Москва демонстрировала действительно прекрасных пропагандистов. Тов. Хавинсон тоже показывал пропагандистов, умеющих хорошо работать. С пропагандистами все-таки стало лучше.
Тем не менее качество партийной пропаганды недостаточно высокое. Основное-это все-таки организационная сторона дела. Если бы комплектование кружков удалось поставить на должную высоту, в соответствии с решениями ЦК, то это сразу создало бы предпосылку, помимо всех прочих обстоятельств, для значительного подъема качества партийной пропаганды.
Казалось бы, элементарная вещь — создать кружок, как это требуется начиная от постановления ЦК и многочисленных решений обкомов, крайкомов, кончая первичными организациями, — создать кружок, в котором слушатели были бы подобраны с одинаковым уровнем подготовки. Казалось бы, это такое элементарное требование, которое нетрудно выполнить. Между тем, постановка комплектования в городе и, в особенности, в деревне находится, можно сказать без всякого преувеличения, на очень низком уровне.
Есть много решений первичных партийных организаций, районных комитетов, которые начинаются буквально с того, что такой-то районный комитет считает, что в свете решений ЦК или крайкома такие-то кружки должны быть укомплектованы соответственно уровню развития, запросам членов партии и т. д. А в действительности получается совершенно другое.
Я позволю себе продемонстрировать ряд извращений, которые имеются по этой линии и в городе и, в особенности, в деревне. Здесь о деревне очень мало говорили. А я думаю, что в деревне к вопросу о комплектовании в свете решений ЦК по-настоящему еще даже не подошли.
ГОЛОСА С МЕСТ. Правильно.
ЗЕЙМАЛЬ. По какой линии идут извращения в вопросах комплектования? Возьмем конкретно фабрику им. Куйбышева в Минске. Там принимают решение: такой-то кружок перевести на такую-то программу. Решают вопрос не относительно слушателя, что ему надо итти туда-то учиться, а решают вопрос относительно кружка.
Или вот, например, решение парткома Минской электростанции: там партком заранее определяет сеть кружков, которые должны существовать на данном предприятии. Эта сеть предполагает создание кружка для сочувствующих по первому варианту беседы, кружка по второму варианту, кружка по изучению основных этапов истории партии, кружка по систематическому изучению истории партии и кружка по изучению произведений классиков марксизма. Иначе говоря, берется организационная схема, которая сама по себе является правильной, и к этой заранее данной схеме подгоняются кружки. Вопрос решают не о живых людях, а исходя из схемы.
В деревне мы имеем ряд случаев, когда самые элементарные организационные принципы построения сети совершенно не соблюдаются. Вот, например, Плещаницкий райком решил заняться вопросами комплектования. Проверка партдокументов окончилась и райком осознал, что надо заняться вопросами партийной пропаганды. Кстати сказать, там был т. Коник, который тоже на них нажал, и они решили заняться вопросами партийной пропаганды. Сразу же поставили вопрос относительно перекомплектования всей сети. На заседании райкома распределили всех коммунистов по кружкам и школам. Людей не вызывали, считая, что знают уровень их подготовки. На районном собрании, созванном после этого, секретарь райкома т. Скороход вынул устав партии, прочитал пункт, в котором записано относительно идейного вооружения коммунистов, и объявил товарищам, что они должны заниматься в таких-то кружках. На следующий день, когда мы приехали, пришлось наблюдать такую картину. Происходит занятие кружка по ленинизму. Изучают национальный вопрос. Вдруг во время занятия врывается в комнату товарищ, спрашивает: сюда он попал или нет? (Смех.)Оказывается, на районном собрании ему объявили, что он входит в этот кружок. А жена его, тоже член партии, не расслышала, в какой кружок она определена. Он пришел справиться и насчет жены. В своем кружке он изучал историю партии, дошел до XI съезда, а теперь его включили в кружок, который заканчивает программу по ленинизму. Секретарь райкома, конечно, исходил из совершенно искренних намерений помочь товарищам в учебе, заняться, как следует вопросами партийной пропаганды. Но он не знает, как за это дело взяться.
Наиболее типичным для организации сети партийного просвещения в деревне является то, что здесь действуют так же, как на тех предприятиях, о которых говорил т. Хавинсон. Там стараются не выйти из рамок цеха, а здесь создают кружки по месту жительства, несмотря на крайнюю малочисленность организаций — 4-5 человек. Если 10 человек, то это уже большая партийная организация.
Возьмем, например, колхоз «Червона Елка» Белыничского района. Там все имеющиеся 4 члена партии занимаются в одном кружке с сочувствующими и беспартийными, несмотря на совершенно различный уровень знаний слушателей. Там есть товарищ, который gо отзыву секретаря райкома мог бы быть пропагандистом, — это т. Цвир. Там есть и другой товарищ, который не в состоянии как следует читать газету. Ему очень трудно заниматься, и на занятии кружка создается впечатление, что он тупой человек. Между тем, из беседы с ним до занятия кружка мы убедились в том, что он большая фигура в колхозе. Он бригадир, по характеру очень веселый и живой человек, — может рассказать вам обо всем, что творится в колхозе. Чувствуется, что это первый парень в деревне, его считают вожаком, а на кружке все, в том числе и сочувствующие, смотрят на него сверху вниз. Он, конечно, не виноват в этом. За него несем ответственность мы. Почему мы этого человека, способного, бесспорно одаренного, засаживаем в такой кружок? Бесспорно, мы виноваты! А ведь не представляет больших трудностей организовать там учебу как следует.
Там же рядом имеется совхоз им. Ворошилова, где есть кружок, организованный по тому же принципу. В числе слушателей этого кружка вместе с неграмотными и малограмотными людьми учится директор совхоза, очень квалифицированный человек. Можно было бы из этих двух кружков отобрать наиболее подготовленных, подходящих друг к другу людей и организовать из них кружок более повышенного типа, а из малограмотных слушателей создать другой кружок — пониженного типа. Некоторые секретари райкомов утверждают, что будто бы коммунисты не хотят отлучаться от места жительства, а, между тем, один из слушателей указанного выше кружка в «Червоной Елке» — т. Цвир буквально упрашивал нас воздействовать на райком партии, чтобы его определили в кружок более повышенного типа. Он хочет расти. Он говорит, что готов ездить за 10-15 километров, лишь бы было интересно учиться. Он хочет учиться дальше.
Но нигде я не встречал таких безобразий в деле организации постановки сети партпросвещения, как в Хворостянском районе Воронежской области. Там партийное просвещение организовано по тому же принципу — по принципу местожительства. Возьмем Нижнематреновский сельсовет. Там 39 слушателей (причем в кружок люди пришли в разное время) с разным уровнем. Среди неграмотных и малограмотных там оказался бывший заведующий парткабинетом, который затем переключился на преподавание истории в средней школе. Но так как он перешел на жительство в этот сельсовет, его послали в местную школу политграмоты.
В Коробовском сельсовете (соседний сельсовет) творятся прямо дикие вещи в смысле организации. В кружке имеется 4 коммуниста, затем 2 сочувствующих и 5 комсомольцев-школьников. Комсомольцы привели с собой еще 14 учащихся неполной средней школы. И вот когда входишь в этот «партийный» кружок, то видишь подростков 15-17 лет и среди них людей солидного возраста. Среди учащихся имеются зоотехники с хорошими партийными данными, председатель сельсовета, окончивший школу среднего медицинского состава. Характерно то, что ребята забивают взрослых. И председатель сельсовета говорит: «Знаете что: они учащиеся, они читают».
В этой школе получается, таким образам, как и известной басне Крылова о лебеде, раке да щуке. Между прочим, ребята оказались изумительными. Прямо можно быть в восторге от нашей молодежи. Они оказались недовольны книжкой Карпинского потому, что, как выяснилось, рассказ о том, как семь мужиков ходили искать лучшей жизни, они уже проходили в школе. Они знают также, сколько земли было отрезано у крестьян во время земельной реформы, и многое другое. Их интересует история комсомола, беллетристика и пр. Им в этом кружке неинтересно.
Возьмем еще один сельсовет — Пушкинский. Сеть партпросвещения там построена по тому же принципу. Все вместе: и учителя неполной средней школы и малограмотные люди. В частности, там вместе с людьми совершенно неграмотными занимается председательница сельсовета. Конечно, от такой учебы ничего не получается. В Княжебайгорском сельсовете в кружке политграмоты занимается член рика. С ней корреспондент журнала «В помощь партучебе» завел душевную беседу, и оказалось, что она неграмотная, но она это тщательно скрывает, так же как скрывают свою неграмотность многие неграмотные в других кружках. Такое комплектование, конечно, не может создать никаких предпосылок для успешной учебы. И надо сказать, что, по сути дела, в Хворостянском районе мы не имеем партийного кружка как такового. Собственно говоря, неизвестно, кто состоит, кто не состоит в кружке. Например, в Пушкинском сельсовете на занятия кружка приходят все, кому не лень, что безусловно мешает работе кружка. Если бы в организации сети партпросвещения соблюдались те самые элементарные правила, без которых немыслима нормальная работа кружка, то мы, несомненно, имели бы благодаря только лишь этому гораздо большие результаты.
Тов. Хавинсон совершенно правильно поставил вопрос о том, чтобы при комплектовании кружков на крупных предприятиях выходить, где это требуется, за пределы цеха. А в Минске, скажем, надо пойти дальше. Там есть предприятия, где всего 6-7 членов партии. И здесь надо добиться, чтобы делом комплектования непосредственно занимались райкомы.
В отношении же сельских районов, где коммунистов имеется полторы или две сотни, — там, конечно, заниматься комплектованием должен секретарь райкома партии уже непосредственно.
Но мне совершенно непонятно, как можно возложить комплектование непосредственно на краевой или областной комитет партии. Как можно требовать, чтобы крайком или обком определял состав каждого кружка в крае? Я очень внимательно слушал выступление т. Дволайцкого, но мне непонятно, почему вдруг сейчас понадобилось утверждать состав всех кружков края краевым комитетом. Что, у вас сейчас распались все кружки и вы должны заново их создавать?
ДВОЛАЙЦКИЙ. А если в районе развалились кружки, обком или крайком должен вмешаться?
ЗЕЙМАЛЬ. Крайком обязав вмешаться и должен принять решение, которое бы послужила образцом для того, чтобы правильна организовать кружки и в других районах, но крайком ни в коем случае не должен отстранять райкомы от этого дела и во всяком случае не должен это дело бюрократизировать.
 
Товарищи! Во всех выступлениях подчеркивается, что секретари партийных комитетов не занимаются или мало занимаются партпропагандой, поворачиваются, но еще не повернулись к ней. Но я не слышал ни одного выступления о том, что сделали отделы партийной пропаганды для того, чтобы толкнуть секретарей партийных комитетов; к тому, чтобы они занялись партпропагандой. Не только в том смысле, чтобы записали в решении, что такой-то партийный комитет не занимается или очень мало занимается партийной пропагандой, но чтобы секретарей партийных комитетов инструктировали, как этим делом надо заниматься.
Возьмем т. Скорохода, секретаря Плещаницкого райкома, о котором я рассказывал. Лично он хороший секретарь партийного комитета. Вообще секретари пограничных районов Белоруссии лучше подобраны, чем пропагандисты. Он, видимо, хорошо политически подготовлен, имеет большой партийный опыт, член партии с 1918 г., прошел Красную Армию, гражданскую войну, много лет был секретарем партийных организаций. Он решил заняться партийной пропагандой, но не знает, как ее организовать. Я думаю, что вина тут отдела партийной пропаганды, в данном случае т. Коника.
Я возьму другого секретаря партийного комитета — т. Тышко с завода им. Ворошилова (Минск). Он взялся очень энергично за партийную пропаганду, за ее организацию. Но он не знает, как это дело организовать. Что он сделал? Он создал один кружок по изучению отдельных произведений классиков марксизма. Я присутствовал на первом собрании кружка. Тов. Тышко взял материал, где перечислены все рекомендуемые для кружков произведения, начиная с «Коммунистического манифеста». Он решил, что этот кружок, начав с «Коммунистического манифеста», будет двигаться, пока не дойдет до последней речи товарища Сталина. И когда собрались слушатели кружка, начали прикидывать, что из этого получится, секретарь стал в тупик. А если бы со стороны Отдела партийной пропаганды ЦК КП(б) Белоруссии или Минского горкома был бы показан конкретный пример организации такого кружка, то с секретарем партийного комитета завода им. Ворошилова не было бы таких казусов.
Вообще надо сказать, что секретари не знают часто решений ЦК о партийной пропаганде.
ГОЛОСА С МЕСТ. Правильно!
ЗЕЙМАЛЬ. Солидное количество секретарей усвоили лишь одну простую истину — что нужно ликвидировать сезонность.
Одной из задач наших отделов партийной пропаганды является инструктирование секретарей партийных комитетов.
Теперь я перейду к вопросу о состоянии занятий в кружках и о руководстве работой партийных кружков по существу. Мы имеем довольно пеструю картину в смысле состояния занятий в кружках. Тут приводились яркие примеры положительной работы. Но эти отдельные яркие иллюстрации не являются на сегодня типичными. На сегодня, — это надо прямо сказать, — состояние партийной пропаганды находится на чрезвычайно низком уровне, и основное заключается в том, что здесь нет руководства по существу, по содержанию работы.
Мы имеем здесь пеструю картину. Есть случаи, когда подготовленный состав кружка не читает той литературы, которую ему рекомендуют, в частности, по конгрессу Коминтерна. Мы имеем и обратную картину, когда малограмотных слушателей заставляют читать литературу от доски до доски, и из этого, разумеется, ничего не получается.
Я моту назвать десяток кружков с малограмотным составом, где читают доклады на конгрессе Коминтерна от доски до доски. В лучшем случае они смогут закончить проработку материалов в марте-апреле-мае, причем сейчас они отвлекаются от живой жизни, от всего того, что вокруг происходит. Тут приводилось достаточное количество примеров того, как проходят занятия в такого рода кружках. Люди читают, совершенно не зная, что читают и кого читают.
Спрашивается, кто определяет в каждом конкретном случае, сколько времени изучать тот или иной вопрос и как его изучать? Как правило, сам пропагандист. (Ликвидация стандарта и шаблона, как полагают некоторые даже присутствующие здесь, не означает отказа от определенного плана в работе каждого кружка, отказа от установления сроков прохождения в каждом конкретном случае и для каждого конкретного кружка). Партийные комитеты предоставили все на усмотрение пропагандиста, и он действует (и в смысле сроков и в смысле выбора метода занятий) как попало.
В одних случаях пропагандист читает лекцию, совершенно не считаясь с уровнем подготовки слушателей. В других случаях пропагандист прибегает к чтению изучаемого материала от доски до доски — это второй, еще более легкий способ.
РАТНЕР. Это по докладу т. Берия больше всего делалось.
ЗЕЙМАЛЬ. Слушатели ничего не понимают, к их запросам не прислушиваются. Слушатели приходят на кружок, преподаватель задает вопрос: читали ли? Они отвечают: не читали. И он начинает «шпарить» лекцию. Вот небольшой случай с пропагандистом Сухобаевым (Хворостянский район). Он пришел в кружок первый раз. Его люди не знали, и он их не знал. Начал он с лекции о том, что было между VI и VII конгрессами Коминтерна, и о том, что сказано в докладе т. Пика. Потом оказалось, что слушатели не поняли руководителя. Он читал лекцию неплохо, но слушатели в подавляющем большинстве (за исключением райпрокурора, который окончил реальное училище) ничего не поняли. Ни один человек не понял, что он говорил.
Оказалось, что большинство учащихся не знали, что такое «Коминтерн», что такое «конгресс».
Еще один момент — о разъяснении в кружках вопросов текущей политики, вопросов, интересующих и волнующих слушателей кружка. Это стали практиковать после решения ЦК партии. Но, и тут в ряде случаев мы имеем своего рода формализм, о чем здесь уже говорил т. Коник. За 6-7 минут до окончания занятия, когда пропагандист уже берется за шапку, он на лету спрашивает: «Знаете ли вы что-либо по текущим вопросам?», — а сам норовит в дверь.
Возьмем кружок на Трехгорной мануфактуре (граверный цех). Там в самом начале занятий руководитель побеседовал по текущим вопросам. Это очень хорошо, говорят кружковцы, будем всегда практиковать это. Как будто бы все хорошо. Затем он стал читать лекцию. А в перерыве обнаружилось, что вся беседа «по текущим; вопросам» и лекции о стахановском движении проведены им формально. Людей волновал вопрос о том, как можно в граверном цехе применить стахановские методы, люди спорили горячо об этом во время перерыва, а в кружке молчали.
Это свидетельствует о формальном выполнении директивы.
Слушатели сплошь и радом не знают, что они будут делать на следующем занятии. Я спрашивал у слушателей кружка «Червона Елка», чем будут заниматься они на следующем занятии. Они не знали. Спрашиваю в кружке Нижнематреновского сельсовета, что будут изучать дальше, — они тоже не знают. В кружке Пушкинского племсовхоза тоже не знают. Я могу привести десятки примеров, когда люди не знают, что будут прорабатывать дальше. Можно было бы привести десятки примеров, когда пропагандист произвольно переходит от одной темы к другой. Например, в кружке при МТС Хворостянского района занимались изучением конгресса Коминтерна и не закончили. Пропагандист вернулся к книжке Кнорина, затем опять перешел к решениям конгресса Коминтерна. Когда спрашиваешь, почему он так делает, он пытается объяснить это тем, что так, может быть, будет лучше. В этом отношении царит произвол. К руководству работой партийных кружков партийные комитеты и отделы партийной пропаганды еще не подошли.
Я очень доволен тем, что говорил т. Хавинсон относительно того, что отделы партийной пропаганды должны знать на второй день, что было в кружке. Я вас, товарищи, спрашиваю: знаете ли вы на 10-й день, что у вас происходит в области?
ГОЛОС С МЕСТА. Нет.
ЗЕЙМАЛЬ. А как же мы можем руководить по существу?
ГОЛОС С МЕСТА. На 30-й день не знаем.
ЗЕЙМАЛЬ. Мы не знаем того, что происходит в наших кружках. А раз мы не знаем этого, то мы и не можем конкретно руководить. Не знают партийные комитеты, не знают и отделы партийной пропаганды. В Белыничском райкоме секретарь райкома т. Римша и штатный пропагандист т. Черняк утверждали, что в совхозе им. Ворошилова занимается кружок ленинизма. Когда же туда приехали (а это в нескольких километрах от райкома), то оказалось, что кружок ленинизма (в другом составе) был там год тому назад. Какое тут может быть оперативное руководство, если люди не знают того, что есть, если сводка, которая была дана год тому назад, служит источником последней информации? Партийные комитеты не заслушивают отчетов о работе кружков, не вникают в существо работы, не знают содержания работы кружков. А между тем они должны вникать в существо работы, определять содержание работы кружка, проверять, правильно ли проведено комплектование, устанавливать, чем должен заниматься кружок, утверждать план его работы. Нельзя, терпеть такого положения, когда пропагандист делает что ему угодно. Конечно, не должно быть каких-то стандартных, шаблонных сроков, но для каждого данного состава кружка должен быть какой-то ориентировочный срок.
В настоящее время мы имеем ряд таких фактов, когда читают от доски до доски или когда в кружках, где слушатели квалифицированы, ничего не читают. Почему это? Потому, что вопросами качества работы кружков, существом их работы пропагандисты не занимаются. Этим делом в достаточной степени не занимаются ни парткомы, ни отделы партийной пропаганды. Я вас спрашиваю, товарищи, прорабатывались ли решения конгресса Коминтерна всюду? Вы ответите: всюду! Назовите мне теперь районный комитет, который бы подвел итоги этой проработки, какие недостатки тут выявились и что нужно исправить при изучении других вопросов. Где такие итоги? Я знаю только один районный комитет, который подвел эти итоги, — это Фрунзенский райком.
РАТНЕР. Фрунзенских райкомов много. Скажите, что это Фрунзенский райком г. Москвы.
ЗЕЙМАЛЬ. Это Фрунзенский райком г. Москвы, секретарем которого является т. Дризул.
Последний вопрос — относительно инструктирования пропагандистов. Некоторые товарищи спрашивают: неужели надо сейчас выполнить то, что написано в розданных нам тезисах относительно того, чтобы созывать совещания пропагандистов, инструктировать пропагандистов по вопросу о решениях ЦК о пропагандистской работе и о мартовском решении Ленинградского горкома? Это большое заблуждение, если вы думаете, что все пропагандисты усвоили уже эти решения. Это такая же история, какая случилась с пропагандистом, который читал лекцию и думал, что его все понимают. Я вначале сам стеснялся спрашивать у пропагандистов, знают ли они решения партии о пропагандистской работе. Но когда я стал спрашивать, то убедился, что, например, в Хворостянском районе подавляющее большинство пропагандистов не знает даже решения ЦК «О пропагандистской работе в ближайшее время». Одной из наших задач является пропаганда и разъяснение решений ЦК о пропагандистской работе.
 
 
 
ПАРТИГУЛ
Горьковский крайком ВКП(б)
Я начну с некоторых вопросов относительно организации нашей сети. По краю и г. Горькому количество кружков у нас значительно сократилось против прошлого года. Я хочу, прежде всего, остановиться на оценке причин этого сокращения. За счет чего произошло сокращение? Общее количество членов партии и кандидатов, обучающихся в нашей сети партийного просвещения, не изменилось, оно стоит приблизительно на уровне прошлого года. Сокращение произошло, прежде всего, за счет беспартийных. По городу число кружков сократилось с 828 до 627, приблизительно на 200 кружков. Количество же членов партии и кандидатов, обучающихся в этих кружках, сократилось тоже на 200 человек. Нужно сказать, что в прошлом году было большое количество беспартийных в наших партийных кружках. По городу в наших кружках училось около 4 тыс. беспартийных. Они теперь отпали. По краю беспартийных в партийной сети было еще больше. В лысковской организации в прошлом году было 72 кружка, а во всей партийной организации — 375 человек. Значит, в этом районе на каждую школу, если бы даже все были втянуты в учебу, пришлось бы по 5 человек на кружок. Это показывает наличие в кружках большого количества беспартийных, составляющих во многих из них подавляющее большинство. По г. Горькому в сокращении состава партийных кружков сыграло свою роль и то, что мы создали школы, для малограмотных партийцев.
На опыте наших школ малограмотных я хотел бы остановиться. В г. Горьком учится у нас 1 126 малограмотных. Вряд ли какое-нибудь мероприятие в отношении подготовки пользуется такой исключительной популярностью и такой поддержкой со стороны членов партии, как это мероприятие — создание школы малограмотных. Товарищи, которые учатся в этой школе, очень довольны ею. Можно было бы привести большое количество примеров, когда люди по 5-6 лет сидели в кружках политграмоты и дальше никак не шли, потому что они не могли работать над книгой. Теперь эти люди работают над книгой, становятся грамотными. Конечно, в деле организации школ для малограмотных много еще недостатков. Но несомненно, что это единственно оправдавшаяся у нас форма скорейшей ликвидации неграмотности у коммунистов. Тут я хотел бы возразить т. Дволайцкому, предлагающему включать общеобразовательные предметы в программу обычных кружков политучебы.
ДВОЛАЙЦКИЙ. Это только предложение. Если нельзя вносить предложения, я извиняюсь, не буду.
ПАРТИГУЛ. У нас были такие кружки, в программу которых наряду с политическими предметами мы включали и общеобразовательные, но ничего из этого не вышло. Организация ликвидации неграмотности и малограмотности коммунистов требует обычных школьных занятий.
ГОЛОС С МЕСТА. Как вы разрешили проблему сменности?
ПАРТИГУЛ. Мы тут пошли на то, что договорились с хозяйственниками о том, чтобы малограмотные коммунисты работали только в первую смену.
РАТНЕР. Разве у вас нет сменных кружков?
ПАРТИГУЛ. Я говорю о школе малограмотных. Если имеется некоторая непосещаемость таких школ (в ряде случаев это доходит до 15-16%), это происходит за счет того, что человека иногда действительно нельзя отпускать со второй смены. В отношении основной массы малограмотных членов партии этот вопрос разрешен.
Учебный план этих школ включает русский язык, арифметику и географию. На географию мы даем 20 часов, чтобы дать учащимся некоторое представление о карте. Работают обычно две группы; одна из них «повышенная» — для тех, кто несколько лучше читает и знает арифметику. Эта группа работает над географией больше часов. Я не помню сейчас, сколько…
ГОЛОС С МЕСТА. 50.
ПАРТИГУЛ. Да, 50 часов. Мы этот опыт распространяем в районах. Выксунский районный комитет начал уже заниматься этим делом, и его опыт показал, что эти школы нужно строить не по типу кружков, а по типу школ и только школ.
ГОЛОС С МЕСТА. А культпросветотдел что делает по ликвидации малограмотности и неграмотности?
ПАРТИГУЛ. Коммунистов все-таки надо выделять отдельно. Другое дело в деревне. Там вряд ли возможно малограмотных коммунистов-одиночек собирать в одну школу. Там мы думаем вовлекать их в районные школы, но организационно это дело еще не доведено до конца.
Второй организационный вопрос, который я хотел поставить, — это вопрос о комплектовании партийной сети. Я в известной мере повторяю то, что говорил т. Зеймаль, только о нашем крае.
Довольно остро вопрос о комплектовании стоит у нас на мелких и средних предприятиях; и особенно остро — в деревне.
На больших заводах, например, на Автозаводе, где в цехе 250 или 300 коммунистов, можно создать школы и кружки по цехам, но не всегда и там это удается. Даже на таких заводах, как «Двигатель революции», где в цехе работает 25-30 коммунистов с различным уровнем знаний, тоже затруднена организация цеховых кружков. Поэтому мы пошли дальше и в некоторых районах создали кустовые школы, объединяющие партийцев нескольких предприятий и учреждений.
В решении Ленинградского горкома сказано, что наиболее слабое место нашей работы — это работа на мелких предприятиях. Проверка это подтвердила. Очень плохо знают райкомы партии, что делается на мелких предприятиях, надо, чтобы наши райкомы занялись этим участком работы.
Каковы наши предложения по организации сети в деревне, там, где условия наиболее сложные? В этом отношении мы имеем некоторый опыт.
(В президиум входит секретарь ЦК ВКП(б) т. Андреев. Бурные и продолжительные аплодисменты.)
Так вот, товарищи, мы в деревне сеть своих кружков и школ организуем по кустам. Я назову конкретные районы и попытаюсь показать, как мы на опыте это дело разрешаем и с какими трудностями встречаемся.
Починковский район нашего края — один из лучших районов в части постановки агитации и пропаганды. Там большое количество коммунистов-одиночек, есть ряд мелких организаций по 3-7 человек. Создать отдельные кружки партийной пропаганды невозможно, прежде всего, потому, что, как ни низок уровень коммунистов в низовых парторганизациях, все-таки уровень их крайне различный и приходится создавать из них по две-три группы. А две-три группы не выйдет, хотя бы из-за недостатка пропагандистов.
В Лысковском районе на 370, примерно, членов партии нужно было организовать 72 кружка. Ясно, что это количество кружков пропагандистами мы обеспечить не сумеем. Значит, надо итти по другому пути. Мы создали в районе 4 куста по 45-50 членов партии, кандидатов и сочувствующих. На это количество школ у нас пропагандистов хватит.
Кстати сказать, на кусты мы, как правило, посылаем квалифицированных пропагандистов. Это, несомненно, повышает качество учебы. Это дело оправдано практикой, и в ряде районов оно дало прекрасные результаты. Но мы столкнулись уже с некоторыми извращениями в этом деле. Оно ведь требует большой гибкости. В Вачском районе оказалось, что куст организован так, что ряду товарищей приходится ходить на занятия за 18 километров.
АНДРЕЕВ. А часто коммунисты-одиночки собираются?
ПАРТИГУЛ. Собираются на целый день два раза в месяц. Раньше собирались часа на два, но это оказалось нецелесообразным. Решили собирать на целый день, и результаты получились более положительные. Назначаем тему, пропагандист не только проводит беседу, но и помогает разобраться в предлагаемой к теме литературе — часа два уделяется на самостоятельную работу над книгой. Вечером обычно происходит с участием секретаря райкома совещание по какому-нибудь вопросу.
АНДРЕЕВ. Уже с секретарем?
ПАРТИГУЛ. Да, но; в части районов мы натолкнулись на сопротивление, а в ряде районов это дало нам уже ощутительные результаты.
Перехожу к вопросу освещения текущей политики в системе партпроса. Тов. Хавинсон правильно говорил о необходимости поправить это дело рядом организационных мероприятий. В этой части у нас явное неблагополучие. Как у нас обстоит на деле? Кружок занимается по теме. За 5-10 минут до окончания занятий пропагандист быстро начинает перечислять, какие были события после последнего занятия кружка. Конечно, это очень мало дает слушателям кружка. Для того чтобы это дело пошло, надо его организовать. Как организовать? Я думаю, что надо не только давать директивы о необходимости освещения текущих событий на занятии кружка. Нужно организовать по этим вопросам инструктаж на пропсеминарах. Вот у нас на последнем занятии партшкол и кружков около получаса было посвящено годовщине убийства т. Кирова. В пропсеминарах мы заранее проинструктировали пропагандистов по этому вопросу. Другой раз, когда мы прорабатывали решение ЦК о снижении цен, поскольку мы предварительно не проинструктировали пропагандистов по этому вопросу, — дело свелось к «минутке».
В октябре мы провели двухнедельные курсы заведующих культпропами. Это были своеобразные курсы-совещания, своеобразный инструктаж по ряду очередных вопросов партийного просвещения. Например, там стоял вопрос о том, как организовать изучение доклада т. Берия, как провести проработку ряда острых вопросов по истории партии и т. д. На этих курсах мы разбирали также вопросы содержания и организации нашей работы, ставили специальный доклад о пропагандистской работе, разбирали вопросы агитационной работы.
Кроме того, мы проводим сейчас курсы штатных пропагандистов. Предварительно мы провели проверку состава наших штатных пропагандистов. Из 53 пропагандистов мы отсеяли 5, причем в ряде случаев выяснился исключительно низкий уровень их как пропагандистов.
Затем мы обследовали ряд районов. Всего наш аппарат обследовал за последние два месяца 6 районов. В один из районов Чувашской АССР мы послали бригаду из крайкома. Члены этой бригады побеседовали почти со всеми коммунистами данного района. Так, из 210 членов партии этого района наши товарищи беседовали со 170 коммунистами. Это обследование нам много дало. Мы убедились — в крайне низком уровне нашего партийного просвещения и в связи с этим в крайне низком уровне политической грамотности коммунистов в этом районе. Между тем, это один из лучших районов Чувашской АССР.
 
Как изучается выступление товарища Сталина на Всесоюзном совещании рабочих и работниц-стахановцев промышленности и транспорта? Мы провели опыт серьезного инструктажа пропагандистов, я говорю о сельских пропагандистах. В одном из наших районов мы собрали кустовой семинар пропагандистов из трех районов на, 10 дней. На этой семинаре мы поставили такие вопросы: изучение доклада т. Берия, изучение последних выступлений товарища Сталина и первую тему программы по истории партии. На первый наш семинар собралось 40 пропагандистов, что составляет, примерно, 40% пропагандистов этих районов. После такого инструктажа у вас есть основание предполагать, что пропагандисты, которые разъедутся с этого кустового семинара, со своим делом справятся. Мы хотим этот опыт распространить на все остальные районы и организовать дело так, чтобы проводить всюду по краю такие десятидневные кустовые семинары пропагандистов, с тем чтобы ими на ближайшее время охватить хотя бы половину пропагандистов края.
В г. Горьком проводились такие мероприятия, как «однодневка пропагандиста». В одном из наших районов дело явно было сорвано. Куйбышевский район собрал однодневку, но не организовал квалифицированного инструктажа, не проверил подготовку пропагандистов, которые должны были провести этот инструктаж. Пришлось отменить занятие этого семинара и заставить городской комитет сделать из этого необходимые выводы. Горком вынес следующее решение: «Однодневку пропагандиста» не проводить до тех пор, пока каждый пропагандист не изучит речь товарища Сталина.
В чем основной порок нашей работы? Основной порок-это наличие формализма, схоластики, зубрежки в любой нашей школе. Вы спросите у слушателей, что такое фашизм? Вам, как правило, ответят, что фашизм это самая открытая, реакционная… и т. д. и т. п., но когда вы попросите рассказать конкретно, привести примеры о том же фашизме, вам слушатели ничего не смогут сказать.
АНДРЕЕВ. Формула есть, а содержания нет.
ПАРТИГУЛ. Когда я спросил у некоторых слушателей наших политкружков, знают ли товарищи про трудовые лагери, то из всего состава слушателей кандидатского кружка только двое товарищей более или менее правильно ответили на этот вопрос.
СТЕЦКИЙ. А о преследовании коммунистов в буржуазных странах знают?
ПАРТИГУЛ. Они скажут вам — террор, скажут — убивают коммунистов, но никто не приведет ни одной цифры, ни одного примера, не назовет ни одного имени и т. д.
Во время проведения семинаров пропагандистов я беседовал с 14 пропагандистами по этим же вопросам, и надо сказать, что из них четверо не смогли рассказать мне о трудовых лагерях и не смогли привести ни одного факта, характеризующего фашистский террор. Низкое качество партийной учебы упирается в два обстоятельства.
Во-первых, очень невысок уровень пропагандистов. Я знаю одного пропагандиста, т. Лукина, который очень интересно, ярко, живо, содержательно выступает на партийных собраниях. Я был уверен, что он также живо должен проводить занятия в кружке. У человека есть искра. Оказалось, что занятия он проводит из рук вон плохо, — он читает по учебнику. Он лишь тогда оживляется, когда дело доходит до знакомого места. Ему особенно трудно было проводить изучение доклада т. Берия. В чем тут дело? Конечно, в отсутствии настоящей помощи пропагандисту, в его низком уровне развития.
Во-вторых, вопросами качества пропаганды мало занимаемся. Мне приходилось разговаривать с пропагандистами, спрашивать, какие вопросы всплыли при изучении материалов конгресса Коминтерна.
АНДРЕЕВ. А нет такого положения, что кружок есть, а людей нет?
ПАРТИГУЛ. Вообще посещаемость у нас неплохая.
ГОЛОСА С МЕСТ. Есть такие факты.
ПАРТИГУЛ. Бывают такие факты, но главное зло не в этом, а в низком качестве учебы. Посетил кружок и ушел с зазубренной формулой.
ГОЛОС С МЕСТА. Вы говорите, что посещаемость хорошая?
ПАРТИГУЛ. В городе посещаемость доходит приблизительно до 90%, в деревне, примерно, до 70%. Бывает и несколько ниже. Бывают срывы. Я об этом говорил выше. Главное, сами культпропы не всегда знают, как у них обстоит с этим дело. Никто из присутствующих у нас на совещании культпропов не мог привести вам конкретных примеров по содержанию и существу пропагандистской работы в районе.
Я могу назвать организации, которые занимались более или менее хорошо этой работой. В дзержинcкой организации неплохо это дело поставлено, так как секретарь и культпроп очень энергично занимаются делом партийной пропаганды.
СТЕЦКИЙ. Секретарь сам занимается?
ПАРТИГУЛ. Да, там секретарь непосредственно занимается этим делом. Когда бывает день учебы, никого не найдешь у себя, все занимаются.
СТЕЦКИЙ. Секретарь сам ведет кружок?
ПАРТИГУЛ. Да, секретарь сам ведет кружок. И прежний секретарь т. Баташев и нынешний уделяют исключительное внимание пропагандистской работе. Я не назову ни одной организации, где бы так хорошо была поставлена эта работа, как в дзержинcкой.
АНДРЕЕВ. Чем вы объясняете, что там дело обстоит хорошо?
ПАРТИГУЛ. Это объясняется тем, что партийное руководство этим делом непосредственно и конкретно занимается.
АНДРЕЕВ. А как правило, не занимаются.
ПАРТИГУЛ. Я могу назвать отдельных секретарей, которые занимаются делом партийной пропаганды, но, как правило, большинство еще этим делом не занимается.
Наконец, я хочу еще остановиться на вопросе о реорганизации культпропов горкомов и райкомов. В части городских организаций дело совершенно ясное, здесь напрашивается деление по принципу двух отделов. Это назрело, это крайне необходимо.
РАТНЕР. А не три отдела? Школьный, культпросвет и отдел партийной пропаганды и агитации?
ПАРТИГУЛ. Этого вопроса мы не обсуждали. Однако, нужно создать там как можно скорее отдел партийной пропаганды и агитации.
Надо поставить вопрос о сельских районах. У нас в 31 районе в крае существуют культпропы. Но завкультпропом на селе занимается всеми делами: если у него нет симфонического оркестра, то есть школы, избы-читальни, хаты-родильни, ясли, детские сады. Если проанализировать работу завкультпропом сельского райкома, то он большую часть дня занимается партами, чернилами и всякими другими вопросами.
СТЕЦКИЙ. А у вас не обсуждался вопрос о том, создать два отдела или три?
ПАРТИГУЛ. У нас этот вопрос не обсуждался, но предварительное мнение имеется. В сельских районах, по мнению ряда наших работников, должен быть отдел партийной пропаганды (если не во всех районах, то в большинстве).
 
 
 
ВАСИЛЬЕВ
Ивановский обком ВКП(б)
Товарищи! Надо сказать, что за последнее время мы очень крепко чувствуем конкретное руководство со стороны Отдела партийной пропаганды и агитации ЦК вашей партии. И совещание, которое проводится ЦК партии, очень многое даст нам для постановки нашей работы.
Проверка партийных документов со всей очевидностью показала все недостатки проводимой нами идейно-политической воспитательной работы, ее отставание. Именно потому, что мы не сумели поставить как следует повседневную идейно-политическую воспитательную работу, немало сейчас коммунистов, оторвавшихся от партийных организаций, перешедших в пассив.
Что мы имеем в результате проверки партийных документов? Прежде всего, заметный поворот и большое оживление в деле партийного руководства пропагандой. Я это могу подтвердить рядом примеров по Вязниковскому, Родниковскому, Гаврилово-посадскому, Кинешемскому, Бороховецкому и другим районам. В прошлом году мы не раз отмечали безответственное отношение со стороны руководства этих районов к вопросам пропаганды, констатировали отсутствие самой элементарной заботливости к делу партийной учебы со стороны Пошехоно-володарского райкома.
Повторяю, проверка крепко подтолкнула этот районный комитет партии, и теперь мы имеем там неплохую постановку, например, заочного обучения. Можно указать еще на следующее обстоятельство. По изучению речи товарища Сталина мы в партийных школах и кружках организовали инструктаж пропагандистов и агитаторов, который проводили секретари районных комитетов партии.
Однако, представлять все дело партийной пропаганды по Ивановской области в радужных красках было бы неправильно.
Здесь т. Дволайцкий, мне кажется, сделал довольно смелое заявление о том, что по всему Азово-черноморскому краю проверка партийных документов, как общее явление, вызвала улучшение организации и руководства делом партийной пропаганды. Я по Ивановской области этого сказать не могу. Наоборот, я начал свое выступление с показа ряда положительных фактов лишь для того, чтобы сильнее оттенить недочеты в нашей работе. Прежде всего я должен сказать, что мы еще не научились сочетать работу по проверке партдокументов с борьбой за улучшение дела партийной пропаганды. Для примера возьмем ярославскую партийную организацию, в частности фабрику «Красный Перекоп». Здесь секретарь парткома и заместитель секретаря занимались исключительно проверкой партийных документов и провели ее совершенно оторванно от работы партийных школ и кружков.
ГОЛОС С МЕСТА. Секретарь не отчитывался о внутрипартийной работе?
ВАСИЛЬЕВ. При рассмотрении актов по Ярославлю бюро обкома уделило много внимания именно вопросам внутрипартийной работы.
Нужно отметить, что в этом году мы отстаем в темпах выполнения сельскохозяйственных кампаний. Это не могло не отразиться на деле организации партийной учебы и на руководстве партийной пропагандой. Я должен сказать откровенно, что особенно по северным районам (Парфеньево, Чухлома, Солигалич и др.) все коммунисты, комсомольцы, весь актив были брошены на спасение урожая и ликвидацию прорывов по кампаниям. Это приводило и приводит сейчас к срыву занятий в школах, кружках и в системе заочного обучения. В отношении Чухломского и Солигаличского райкомов мы вынуждены были принять на бюро обкома специальное постановление, указывающее на недопустимость подобных срывов.
Уровень партийной учебы у нас еще безусловно низкий, неудовлетворительный. И тут правильно т. Зеймаль дал общую оценку организации партийной пропаганды, как неудовлетворительную.
В чем дело? Почему мы все время говорим относительно слабой посещаемости кружков? Почему вопрос посещаемости и охвата коммунистов партийной учебой для нас стал таким острым и серьезным? В самом деле, как только начинаются занятия партийных школ, кружков, то пропагандистам и парторгам не раз приходится обходить коммунистов, агитировать за обязательное посещение занятий. Не обходится и без ссылок на устав партии. Между тем, если бы мы сумели хорошо поставить занятия в наших школах и кружках, коммунисты с нетерпением ждали бы их и горели желанием не пропускать ни одного занятия. У нас таких хороших школ и кружков очень немного. Отсюда вывод — занятия в наших партийных кружках коммунистов в основном не удовлетворяют.
Нужно признаться, что, например, изучение материалов VII конгресса Коминтерна проходит неудовлетворительно. Мы не обеспечили это дело как следует, подошли к нему формально.
Главное в том, что самое важное, основное, самое существо вопросов, над которыми работал VII конгресс Коминтерна, мы не сумели как следует передать через наши кружки и школы. Школярство, схоластика все еще губят нас. Вместо популярного изложения сути фашизма, у нас требовали точного ответа на то, что такое фашизм. И этот вопрос задавался на все лады.
Мы не смогли иллюстрировать наши занятия фактами, примерами. Особенно мало использована на занятиях художественная литература.
Мы требовали от каждого коммуниста, чтобы он прочитал материалы конгресса. Это безусловно было неправильно.
СТЕЦКИЙ. Тем более неправильно у вас, где много малограмотных.
ВАСИЛЬЕВ. Верно. У нас, действительно, слабо руководство партийной пропагандой. Первейшая задача партийного руководства — это бороться за высокое качество партийной учебы. И редко кто из руководителей местных партийных организаций ведет такую борьбу, научился драться за качество учебы. На фабрике «Красный Перекоп» есть парторг т. Орлова, которая проявляет исключительную заботливость в отношении школ и кружков. Ее коммунисты всегда полностью присутствуют на занятиях. Но что получается? Качество занятий там низкое, школы и кружки не удовлетворяют коммунистов. Держатся они буквально на партийной дисциплине. Есть на «Красном Перекопе» школа, которую ведет т. Каиров. На одном занятии этой школы при изучении материалов VII конгресса Коминтерна произошло следующее. Пропагандист нудно, себе под нос читает материал. Слушатели не обращают внимания на чтение, занимаются кто чем хочет, а потом им надоело сидеть и они стали расходиться. Вначале на занятии присутствовало 9 человек, потом осталось пятеро, четверо, трое. В результате остался только один слушатель, а пропагандист знай себе читает и читает. Наконец, этот последний слушатель встает и говорит руководу: «Тов. Каиров, как-то неудобно, все ушли, может быть, и мы с вами уйдем?» Тот отвечает: «Да, пожалуй, пойдем». (Смех.)
АНДРЕЕВ. Он был, вероятно, очень доволен.
ВАСИЛЬЕВ. Вот яркая иллюстрация того, что некоторые наши школы и кружки посещаются буквально только в порядке партийной дисциплины. Мы не смогли обеспечить высокого, большевистского качества занятий.
Беда состоит в том, что мы, отделы партийной пропаганды и агитации, очень мало помогаем пропагандисту.
Я еще раз заявляю: при занятиях кружка надо обязательно давать отдельные иллюстрации. Например, речь идет о фашизме. Надо показать всю звериную суть этого злейшего врага рабочего класса. Для пропагандиста нужен подсобный материал, который он мог бы прочитать или рассказать слушателям. У нас же получается так: пропагандист учит слушателей зазубрить формулировку — фашизм злейший враг рабочего класса. Однако, почему он злейший враг рабочего класса, — никто толком этого не расскажет. И здесь-то очень нужна иллюстрация. Надо иметь и другие подсобные брошюры, справочные материалы. Ведь есть же прекрасный рассказ Анри Барбюса, например, «Вместе» или же многочисленные факты террора, примеры мужества героических людей Коминтерна, изображаемые в разных журналах и газетах. Почему бы не собирать эти материалы и не издавать брошюры такого порядка Партиздату ЦК?
Во многих случаях пропагандисты, не умея поставить вопрос перед членами кружка, сами путают слушателей. Ну что можно ответить на такой вопрос, который задавался некоторыми пропагандистами у нас в Иванове: «Что нового произошло в 1935 г.?» Действительно, трудно ответить на такой вопрос.
Или, например, пропагандист смотрит на карту и говорит слушателю: «Покажи мне узел империалистических противоречий Англии». (Смех.)
Был как-то задан вопрос: «Удалось ли большевикам взять власть в Октябре 1917 г.?» Коммунист-слушатель совершенно естественно ответил на этот вопрос: «Если взяли — значит удалось».
Беда еще в том, товарищи, что мы очень мало и очень плохо занимаемся методическими вопросами.
Из года в год мы указываем на одни и те же недостатки. О чем все это говорит? О том, что мы плохо работаем. С исключительной остротой стоит вопрос о перестройке всей пашей работы снизу доверху, о работе по-новому. Чего нам не хватает в нашей работе? Мне кажется, что не хватает большевистской организаторской работы, умения вникать во все детали дела.
Я хочу сказать несколько слов о пропагандистах. Я не знаю, может быть, мне и достанется за постановку этого вопроса и от т. Андреева, здесь присутствующего, и от т. Стецкого. Но я бы хотел поставить на обсуждение этот вопрос несколько по-другому.
АНДРЕЕВ. Смелее, смелее, ставьте!
ВАСИЛЬЕВ. У нас ивановская областная организация насчитывает в своих рядах 84-85 тыс. членов партии и кандидатов (цифры округлены). У нас имеется 5 с лишним тысяч пропагандистов. Затем у нас имеется, т. Андреев, комсомольская организация, которая насчитывает свыше 120 тыс. комсомольцев.
Вот всю эту армию коммунистов и комсомольцев мы должны обеспечить квалифицированными пропагандистами. Нам требуется на все это дело не менее 10 тыс. пропагандистов.
Как мы подбираем пропагандистов? Прежде чем утвердить их кандидатуры, мы проверяем все данные о каждом в отдельности товарище, данные, характеризующие его как коммуниста, его политическую грамотность.
СТЕЦКИЙ. Кто их утверждает?
ВАСИЛЬЕВ. Пропагандистов утверждает бюро районного комитета партии. Я хочу сказать, что уровень требований к пропагандистам самым решительным образом должен быть повышен. У нас немало таких товарищей, которые в партийном отношении вообще не вызывают никаких сомнений, имеют некоторую политическую грамотность, но они не владеют методикой работы, нет у них той необходимой культуры в работе, которая требуется от пропагандиста.
Мы должны бороться за высокое качество занятий в каждом партийном кружке, в каждой партийной школе. Мы должны поднять авторитет каждой партийной школы, каждого партийного кружка.
Однако, можем ли мы в условиях, например, Ивановской области подобрать 10-11 тыс. квалифицированных пропагандистов? Я должен сказать, что квалифицированных пропагандистов в таком количестве мы подобрать, несомненно, не сумеем.
Что делать? Я считаю, что к руководству партийными школами и кружками должны быть допущены только такие квалифицированные, подготовленные товарищи, которые не по формальным данным, а по существу могут вести пропаганду марксизма-ленинизма.
Ведь наша задача — организовать идейно-политическое воспитание коммунистов. Мы обязаны привлечь к пропагандистской работе многих из непривлеченных еще товарищей, особенно из руководящих работников. Ставится вопрос: если такими квалифицированными пропагандистами мы полностью не обеспечим все школы и кружки, то надо щи создавать школы и кружки с неподготовленными руководителями? По-моему, таких кружков лучше не создавать, так как они цели не достигают, Это не значит, что там, где нет подготовленных и действительно способных пропагандистов, не нужно заниматься партийной учебой. Нет, нужно обязательно, но там нужно применять другие формы учебы.
Я считаю, что нужно при областных, районных комитетах партии иметь разъездных лекторов, которых можно будет направлять для помощи в районы и отдельные парторганизации. Раньше, много лег тому назад, была практика школ-передвижек в деревне. Приезжает такая школа, работает две недели, месяц. Я считаю, что опыт Казахстана, о котором здесь говорили, нужно распространить и на другие места. Нам нужно было бы восстановить школы-передвижки, особенно в сельскохозяйственных районах.
КНОРИН. А заочная учеба?
ВАСИЛЬЕВ. Нам нужно создавать школы, кружки, может быть, на два-три занятия, проводить лекции, доклады силами районного партийного актива. Наконец, совершенно исключительное значение имеют заочное обучение и лекции по радио. Вот, примерно, ряд форм, при помощи которых мы сумеем поставить партийную учебу и там, где у нас пока еще нет действительно подготовленных и умеющих работать пропагандистов.
Далее, товарищи, встает вопрос о комплектовании сети. У нас имеются школы политбесед первого варианта, политбесед второго варианта; кружки основных этапов первого варианта, второго варианта; имеются кружки истории партии повышенного типа первого варианта, второго варианта. С этими вариантами у нас было много путаницы, особенно на наших текстильных предприятиях. Наша сеть должна быть простой и понятной для всех коммунистов и комсомольцев. Я считаю, что те предложения, которые сделаны на совещании со стороны ряда товарищей в части упрощения системы школ и кружков, являются правильными. Нужно создавать кружки политбесед, кружки по историй партии, кружки по изучению ленинизма, кружки по изучению отдельных произведений Ленина, Сталина и тематические кружки.
В отношении коммунистов-одиночек нужно утвердить и принять ту практику, которая уже принята в ряде областей, т.е. созывать коммунистов-одиночек по кустам или по районам на несколько дней в месяц или на более длительные сроки. Я думаю, что если нам удастся созывать их хотя бы на три дня в месяц, то это будет величайшее дело. Нужно ассигновать деньги на партийную учебу коммунистов-одиночек. Опыт этот целиком оправдал себя.
Опыт показывает, что заочное обучение, особенно в сельскохозяйственных районах, дает обычно большие результаты, чем кружки. Заочникам дается определенное задание на определенный срок. Вслед за этим приезжает для проверки и помощи инструктор-преподаватель. Все это подтягивает и дисциплинирует людей. У нас колоссальнейшая тяга к заочному обучению.
СТЕЦКИЙ. А вы управляете этим аппаратом заочного обучения?
ВАСИЛЬЕВ. Мы утвердили на бюро обкома партии весь аппарат ИМЗО. Каждый районный пропагандист по заочному обучению вызывается в обком партии при его утверждении на бюро обкома. Я пока пропустил 15 человек. Этот аппарат ИМЗО фактически является аппаратом отдела партийной пропаганды и агитации. Мы на него опираемся. И если случается тот или иной прорыв в аппарате ИМЗО, то мы посылаем на помощь инструктора отдела партийной пропаганды и агитации.
Я хочу сказать относительно порядка утверждения состава школ и кружков. Предложение Дволайцкого о том, чтобы состав кружков утверждался на бюро обкома, я считаю несостоятельным.
После проверки партийных документов секретари райкомов, члены бюро РК достаточно знают коммунистов, и мы в праве предъявить требование, чтобы бюро райкома партии утверждало состав школ и кружков. Это предложение приемлемо. В частности, в Иванове бюро обкома приняло такое предложение, и мы будем его проводить.
Я хочу сказать несколько слов о материальной базе наших школ и кружков. Надо больше уделить внимания снабжению нас программами, учебниками и различными подсобными материалами. Партиздату нужно проявить больше инициативы в отношении издания всяких материалов в помощь пропагандисту. Надо выпускать, наконец, политические словари. У нас в Ивановской области в некоторых местах ходит словарь 1923-1924 гг. издания. Мы вынуждены эти политические словари издавать у себя в горкомах и райкомах, потому что надобность исключительная.
ГОЛОС С МЕСТА. Опасная вещь.
ВАСИЛЬЕВ. Совершенно не опасная. Мы берем то, что дается из номера в номер в «Спутнике агитатора», и перепечатываем.
Как работают Ивановский обком и наш отдел? У нас сейчас вся парторганизация занимается проверкой партийных документов. Я уже говорил о том, что проверка партдокументов была слабо связана с постановкой партийной пропаганды на местах. Ивановский обком партии за последние месяцы заслушивал вопросы о постановке партийной пропаганды в пречистенской, гороховецкой, середской парторганизациях. При утверждении актов партийных документов обсуждается у нас на бюро и состояние партийной работы-пропаганды в каждой данной организации. Нельзя поэтому сказать, что бюро обкома не уделяет внимания делу партийной пропаганды. Что же касается райкомов партии, тут я должен сказать, что работа их совершенно недостаточна.
Как мы построили свою работу, чем мы занялись в первую очередь? Мы взялись за кадры. Прежде всего, мы решили организовать при обкоме областную школу пропагандистов. Из 370 кандидатов в эту школу мы вместо предполагаемых 200 человек отобрали только 150. Отобрали людей с опытом пропагандистской работы, окончивших или райкомвуз или райпартшколу. Мы установили следующий учебный план: вопросы Коминтерна, история народов Советского Союза, история партии (600 часов по первоисточникам), ленинизм, экономическая политика. Кроме того, мы ввели, в курс также русский язык и географию.
Мы поставили перед собою задачу — превратить нашу школу пропагандистов в такое образцовое учебное заведение, которое могло бы дать хорошее знание истории партии, было бы в силах повысить политический и общекультурный уровень своих учащихся. Срок обучения — год и два месяца. Все, что есть в Иванове лучшего, мы бросили на занятия в Шуйской областной школе. У нас там читают лекции наши квалифицированные научные работники. С докладами будем посылать туда руководящих работников области. Всем, кто к нам приезжает в Иваново, мы даем поручение посетить школу. Приехала делегация участников конгресса Коминтерна — они были в школе; приехали товарищи из германского комсомола — они были в школе; приехала бригада союза советских писателей — мы их также направили с докладом в Шуйскую областную школу пропагандистов. Не менее чем раз в пятидневку я, как заведующий отделом, и наши инструктора бываем там и боремся и будем бороться за образцовую постановку партийной учебы и за лучшую постановку воспитательной работы в этой школе.
ГОЛОС С МЕСТА. Какой срок учебы?
ВАСИЛЬЕВ. В этой школе учатся пропагандисты. Это все товарищи, имеющие опыт пропагандистской работы в 1-2 года, рабочие, окончившие райкомвуз, вечерние курсы.
АНДРЕЕВ. Кто их отбирал?
ВАСИЛЬЕВ. Специальная комиссия культпропа обкома, и значительную часть людей я знаю сам лично.
РАТНЕР. На секретариате их не утверждали?
ВАСИЛЬЕВ. На бюро обкома партии мы их не утверждали. Учитывая замечания ЦК ВКП(б) по Белоруссии, я внесу теперь список учащихся этой школы на утверждение бюро обкома.
Руководство сетью у нас осуществляется следующим образом: в сентябре было скверна с партийной пропагандой в Иванове. Мы пошли на Меланжевый комбинат, мобилизовали актив, выправили все недостатки работы партийной организации комбината и по нему равняем теперь все другие парторганизации города. О Середе, где было неблагополучно с партийной пропагандой, поставили вопрос на обкоме, после чего послали на место инструктора помогать организации исправить указанные обкомом недочеты.
АНДРЕЕВ. Руководящий состав горкома, райкомов ведет пропагандистскую работу, члены бюро, секретари партийных комитетов ведут сами кружки?
ВАСИЛЬЕВ. Ведут, по не во всех районах. Я могу назвать Судайский, Родниковский, Галичский, Вичугский и др., где члены бюро и секретари райкомов этим делом занимаются. Например, секретарь Ярославского горкома взял на себя задачу организовать дело с активом. Но таких у нас немного.
СТЕЦКИЙ. Можно сказать, что большинство этим делом не занимается.
ВАСИЛЬЕВ. Да, на этот вопрос надо ответить так.
 
[108]
 
ГУСЕЙНОВ
ЦК КП(б) Азербайджана
Товарищи! На основе реализации решений XVII съезда партии и указаний товарища Сталина, на основе выполнения решений ЦК нашей партии «О пропагандистской работе. в ближайшее время» и «Состояние пропагандистской работы в Свердловской области» мы добились за последнее время некоторых сдвигов в деле марксистско-ленинского воспитания и партийной пропаганды.
Вы знаете, что Азербайджан до последнего времени являлся одним из отстающих участков в отношении культурной работы, в отношении пропагандистской работы.
Одной из основных причин неудовлетворительной, плохой работы в постановке партийной учебы, в деле марксистско-ленинского воспитания в целом являлось отсутствие на тюркском языке партийной литературы, партийных учебников, не говоря уже о сочинениях классиков марксизма. По азербайджанской партийной организации за последние годы мы немного улучшили, расширили базу партийного просвещения в смысле обеспечения сети партийного просвещения соответствующей партийной литературой.
В 1934-1935 гг. нашим Партиздатом издано на тюркском языке: «История ВКП(б)» Ярославского с тиражей в 31 117 экземпляров, «Краткая история ВКП(б)» под редакцией Кнорина (2 издания) — 18 810 экземпляров, «Политграмота» Ингулова — 14 557 экземпляров, «Борьба за социализм» Карпинского — 3 тыс. экземпляров, «Беседы о ленинизме» Карпинского — 3 800 экземпляров, «К вопросу об истории большевистских организаций Закавказья» Берия-56 936 экземпляров, Устав и программа ВКП(б) — 15 тыс. экземпляров и т. д.
Мы сумели издать на тюркском языке шеститомник избранных сочинений Владимира Ильича Ленина, «Вопросы ленинизма», речи товарища Сталина. В виде отдельных брошюр изданы на тюркском языке следующие произведения Ленина: «Государства и революция», «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», «Две тактики», «Что делать?» и др. В ближайшее время выйдет из печати заново пересмотренное и отредактированное 3-е издание «Вопросов ленинизма» товарища Сталина. Находятся в переводе двухтомник избранных произведений Ленина, однотомник избранных произведений Ленина-Сталина. Мы уже приступили к изданию полного собрания сочинений Ленина на тюркском языке.
Решением бюро ЦК КП(б) Азербайджана приступлено также к изданию двухтомника избранных произведений Маркса-Энгельса. В виде отдельных брошюр изданы некоторые произведения Маркса-Энгельса, как, например, «Коммунистический манифест», «Наемный труд и капитал», «Критика «Готской программы», «Л. Фейербах» и др.
Пусть товарищи не удивляются, что я отнимаю у совещания время и привожу перечень той литературы, которая им давно известна, которая давно уже обеспечивает сеть партийного просвещения на русском языке.
Издание азербайджанской партийной организацией произведений класссиков марксизма-ленинизма, основных работ Ленина, Сталина явилось целым событием, создавшим, несомненно, большой перелом в деле партийной пропаганды и агитации, в деле действительного овладения революционной теорией марксизма широкими массами, повышения идейно-политического уровня коммунистов, интернационального воспитания и ознакомления партийного актива с первоисточниками.
Другим фактором, создавшим сдвиг и известное улучшение в деле партийной учебы, явилась организация партийных кабинетов. Я должен прямо сказать, что до последнего времени у нас почти не было партийных кабинетов. До 1935 г. у нас в деревенских районах Азербайджана насчитывалось всего несколько партийных кабинетов.
После известных указаний ЦК нашей партии у нас сейчас почти во всех основных районах Азербайджана — и городских и деревенских существуют партийные кабинеты. В одной бакинской организации имеется 32 парткабинета, из них один центральный кабинет при ЦК АКП(б), 17 при райкомах и 14 на предприятиях.
Большинство этих парткабинетов все еще работает совершенно неудовлетворительно, но уже есть такие партийные кабинеты, которые могут считаться образцовыми. Например, партийные кабинеты Шаумянского, Кировского, Бакинского районов.
У нас имеются такие партийные кабинеты, которые состоят из 3-4-5 и даже 6 комнат, хорошо оборудованных, очень удобных для работы пропагандистов и партийного актива. Я имею в виду партийные кабинеты в Кировобадском, Нухинском, Степанакертском, Агдамском и Наримановском районах. В этих Партийных кабинетах проводятся лекции, доклады, организованы консультации, групповые и индивидуальные.
В партийном кабинете Кировобадского района в последнее время начали читать и обсуждать на семинаре пропагандистов отдельные передовые газеты «Правда».
В ряде районов партийные кабинеты существуют формально, никакой работы они не ведут, никакой помощи пропагандистам не оказывают. Некоторые райкомы партии, например, такие, как Таузский, Тертерский, Агджабединский, ограничились формальной организацией партийных кабинетов, совершенно не интересуются содержанием работы партийных кабинетов. Агджабединский партийный кабинет имеет прекрасную базу, состоит из трех комнат, но работы там никакой не ведется. В Таузском районе партийный кабинет фактически превращен в кабинет заведующего культпропотделом райкома. В некоторых районах партийные кабинеты существуют только на бумаге, работа их очень слабая. Перед нами большая задача по улучшению работы партийных кабинетов, по укреплению их партийными кадрами, по повышению качества проводимых там лекций, докладов, особенно консультаций.
Вопрос о литературе для партийных кабинетов, несомненно, весьма важный и имеет большое значение для поднятия качества их работы.
Главным и основным, решающим вопросом в деле марксистско-ленинского воспитания является вопрос о пропагандистах, о кадрах, которые определяют направление, характер и качество занятий в наших партийных кружках и школах.
 
Пропагандисты азербайджанской парторганизации но сравнению с другими краями, республиками и областями очень слабы, недостаточно образованы и политически подкованы.
Кроме того, надо прямо сказать, что в наших районах рядовым пропагандистам не уделялось достаточно серьезного внимания, не было большевистского отношения к пропагандистам. У нас не было таких районов, где бы пропагандистская работа, вопросы партпросвещения рассматривались как составная, неразрывная часть партийной работы. Пропагандистская работа наших партийных организаций противопоставлялась организационно-партийной работе.
Мы только в последнее время начали заниматься подготовкой и переподготовкой пропагандистов, повышением идейно-политического уровня наших пропагандистских кадров.
В 1934 г. через двухмесячные межрайонные курсы пропагандистов было пропущено 260 человек, через десятидневные курсы пропагандистов кандидатских школ — 292 человека. В 1935 г. были организованы месячные курсы колхозных пропагандистов с охватом 427 человек, двухмесячные межрайонные курсы (в Кировобадском районе, Нухе, Нахичевани, Шуше, Ленкорани и в Кубе) с охватом 474 человек, трехмесячные республиканские курсы с охватом 37 человек. Кроме того, осенью перед началом занятий для пропагандистов были организованы десятидневные курсы.
Бакинская организация пропустила через бузовнинские трехмесячные курсы 90 человек, через бакинские двухмесячные — 37 человек.
Закавказским краевым комитетом партии и ЦК АКП(б) намечен целый ряд мероприятий по подготовке и переподготовке пропагандистов, о которых подробно расскажет т. Бедия. Бакинская организация в 10 районах должна организовать курсы без отрыва от производства с охватом 500 человек. Уже в настоящее время пять из них функционируют, срок обучения 6 месяцев. Для пропагандистов деревенских районов мы организовали бузовнинские курсы партийного актива, специальную группу пропагандистов в 25 человек. Через эти курсы должны пройти в 1935/36 г. 125 человек. При институте марксизма-ленинизма с января будет организована группа пропагандистов в 25 человек со сроком обучения в 6 месяцев. Кроме того, мы в основных районах предполагаем организовать курсы пропагандистов без отрыва и с отрывом от производства со сроком обучения от 3 до 6 месяцев.
Что касается качества работы курсов, то надо сказать, что мы вопросами подбора преподавателей и слушателей занимались плохо. Отдел партийной пропаганды и агитации ленинизма ЦК АКП(б), а также наши культпропы и секретари райкомов на местах не могли осуществить конкретного повседневного руководства этим делом. В ряде районов к делу организации курсов пропагандистов и подбора людей проявлялось непартийное, несерьезное отношение. В целом ряде случаев на курсы посылались кандидаты партии, к тому же малограмотные, а сплошь и рядом и совершенно неграмотные. Многие районы посылали на курсы таких людей, большинство которых по окончании курсов оказывались неспособными к пропагандистской работе.
Товарищи, несмотря на все недостатки в деле организации курсов подготовки и переподготовки пропагандистов, я должен сказать, что эти наши мероприятия все же дали известные результаты, мы все же создали некоторые пропагандистские кадры, которые при всех своих недостатках все же работают лучше, чем в предыдущие годы. Переподготовка пропагандистов, несомненно, улучшила качество работы наших партийных кружков и школ.
Тов. Андреев спрашивал о состоянии партийного руководства пропагандистской работой. Некоторые из выступавших указывали на недостаток внимания со стороны партийного руководства краевых и областных организаций к вопросам партийной учебы. Я должен прямо сказать, что в плохом, неудовлетворительном состоянии партийной пропаганды в Закавказье, в частности, в азербайджанской организации, виноваты мы, стоящие во главе отделов партийной пропаганды и агитации. Мы, работники культпропов, еще не научились конкретно, оперативно руководить, еще не овладели методом организационного руководства. Мы не умеем вникать конкретно во все детали и мелочи работы партийных кружков, наблюдать за содержанием работы партийных кружков, вплотную заниматься вопросами подбора пропагандистов и комплектования кружков.
Закавказская партийная организация, руководство крайкома, ЦК АКП(б), лично т. Берия уделяют очень большое внимание вопросам партийной учебы, вопросам партийной пропаганды. У нас в Азербайджане в конце ноября 1934 г., по инициативе секретаря ЦК АКП(б) т. Багирова, было созвано специальное республиканское совещание заместителей и секретарей райкомов, заведующих отделами культуры и пропаганды райкомов по вопросам партийного просвещения, которое было проведено под его личным руководством.
В прошлом году во всех районах бакинской организации и по основным деревенским районам Азербайджана были созваны пленумы райкомов специально по вопросам партийной учебы. Пропагандисты почти во всех районах проверены специальными комиссиями райкомов и утверждены на бюро райкомов партии.
Товарищи, в результате всех этих мероприятий, о которых я говорил, мы добились некоторых улучшений в постановке партийной пропаганды, хотя недостатков, недочетов у нас в Азербайджане очень и очень много, гораздо больше, чем указывалось в выступлениях других товарищей.
Что мы имеем в настоящее время? Партийная пропаганда в Азербайджане в количественном выражении представляет следующую картину. В 52 сельских районах мы имеем 1854 кружка, и школы, из них по истории партии — 494, по ленинизму — 24, кандидатских школ — 1 064, по изучению устава и программы ВКП(б) — 53, политбесед — 219.
Сетью партийного просвещения охвачено по деревенским районам Азербайджана 27 718 человек, из них членов партии — 10125, кандидатов партии — 6 815, комсомольцев — 3 483, сочувствующих — 2 616, беспартийных — 3 679.
По бакинской организации мы имеем в настоящее время 1131 кружок. Из них кандидатских школ — 528, по истории партии — 459, по изучению отдельных этапов истории партии — 104, по изучению произведений классиков марксизма-ленинизма — 27, по изучению международного положения — 13 кружков. Всего охвачено сетью партийного просвещения 17 783 человека, из них членов ВКП(б) — 12 068, кандидатов партии — 1823, сочувствующих — 1134, комсомольцев — 1001, беспартийных — 1 757.
В прошлые годы у нас не было диференцированного подхода к комплектованию. В этом году мы добились того, что на местах этим делом начали заниматься, причем в основных районах сеть партийного просвещения утверждалась на бюро райкомов партии.
Но нельзя сказать, чтобы комплектование везде шло хорошо. Мы имеем целый ряд случаев, когда в один и тот же кружок зачисляются грамотные, малограмотные и даже совсем неграмотные. Некоторые товарищи здесь говорили об утверждении сети и состава кружков и школ, а также пропагандистов на бюро обкомов или ЦК нацкомпаргии. Я лично возражаю против такой постановки, считаю невозможным утверждать на бюро ЦК АКП(б) всех внештатных пропагандистов. Ввиду большой разбросанности и плохой связи с целым рядом районов совершенно не представляется возможным проверить на местах и внести на утверждение бюро ЦК всех внештатных пропагандистов. Мы в Азербайджане на бюро ЦК АКП(б) утверждаем только заведующих культпропами райкомов, заведующих парткабинетами и штатных пропагандистов райкомов в тех случаях, когда посылаем из центра. Я не вижу большой необходимости, чтобы бюро ЦК рассматривало и обсуждало сеть партийного просвещения по отдельным районам. По-моему, это обезличит райкомы партии и практически нам не даст возможности следить за передвижением и расстановкой пропагандистов.
Тов. Позерн говорил, что число кандидатских школ в ленинградской организации уменьшилось. Я не знаю причин уменьшения количества кандидатских школ в Ленинградской области. У нас в Азербайджане очень много малограмотных и неграмотных коммунистов. Перепрыгивать через школы политграмоты, даже школы политбесед, мы никак не можем.
Как я уже указал, у нас в Азербайджане насчитывается 1064 кандидатских школы с довольно значительным охватом коммунистов. У нас количество беспартийных в кандидатских школах, школах политбесед больше, чем в школах по изучению ленинизма, истории ВКП(б). Вот, например, в 830 учтенных кандидатских школах членов партии — 3900, кандидатов — 3 515, членов комсомола — 1 540, сочувствующих — 1 203, беспартийных — 1 649. В 131 кружке политбесед членов партии — 554, кандидатов — 460, членов комсомола — 267, сочувствующих — 196, беспартийных колхозников — 455. В кружках по изучению ленинизма и истории ВКП(б) преимущественно обучаются коммунисты, там меньше беспартийных.
АНДРЕЕВ. У вас как с посещаемостью?
ГУСЕЙНОВ. Я на этом специально остановлюсь.
АНДРЕЕВ. Нас охват не особенно интересует.
ГУСЕЙНОВ. Относительно посещаемости я могу сказать следующее: у нас есть районы, например, Кировобадский, Агдамский, Степанакертский и др., где посещаемость Доходит до 80-85%, даже до 93% (Степанакертский район).
Мы обследовали ряд районов. Возьмем, например, Казакский район, кружок в селении Чайлы и Дахкесен. Занятия там идут регулярно, посещаемость в среднем доходит до 74%. В Шамхорском кружке при колхозах «III Интернационал» и «Звезда» посещаемость доходит до 85%. В кружке по изучению истории партии при Мардакертском колхозе из 15 слушателей в течение трех занятий отсутствовал только один человек. В кружке при; Нахичеванском колхозе, Степанакертского района, на двух занятиях из 17 кружковцев отсутствовало только двое. В Степанакертском районе процент посещаемости доходит до 93-94.
Изучение доклада т. Берия и проверка партдокументов намного усилили тягу к партийной учебе со стороны партийцев и беспартийного актива, и вследствие этого значительно поднялась посещаемость партийных кружков и школ. Но есть такие районы, как, скажем, Таузский, Тертерский, Агджабединскйй, где процент посещаемости не выше 50. Местами еще ниже.
Тов. Андреев, вы вчера ставили вопрос о том, бывает ли такой случай, когда кружок формально существует, а фактически нет. Да, у нас в Азербайджане такие факты имели место. Возьмем для примера Агджабединскйй район, где я сам пробыл 15 дней. Во первых, этот район не устранил еще сезонности в марксистско-ленинской учебе. Из 18-20 кружков в июне происходили занятия только в 4 кружках, в июле совершенно прекратились занятия. В августе занимались только 4 кружка, в сентябре — 3 кружка. Конечно, в таких районах и невысокий процент посещаемости. Говорить о высоком проценте посещаемости там не приходится.
Посещаемость в среднем по Азербайджану выражается в 50-65%. Но во время хлопкоуборки посещаемость резко понижается.
АНДРЕЕВ. А по городу как?
ГУСЕЙНОВ. Посещаемость по городу значительно лучше. Например, в Кировобаде, Нухе, Степанакерте, в бакинской организации посещаемость доходит до 75-80%. На бюро ЦК АКП(б) и в Бакинском комитете г. Багирову часто приходится нажимать на секретарей райкомов бакинской организации, указывать на необходимость увеличения внимания к партийной учебе.
С деревенскими районами мы пока что связаны плохо. Кроме того, во время сельскохозяйственных кампаний мобилизуются не только внештатные пропагандисты но и штатные работники, заведующие культпропотделами, заведующие партийными кабинетами, штатные пропагандисты. Конечно, все это вызывает уменьшение процента посещаемости И очень часто приводит к дезорганизации работы кружков, а подчас и к их распаду.
Товарищи, несмотря на большой охват сетью партийного просвещения и значительные сдвиги, мы состояние партийного просвещения в Азербайджане считаем неудовлетворительным, качество работы наших кружков и школ — низким. Это прежде всего, как я уже сказал, объясняется низким качеством наших пропагандистов. Всем вам известно, что содержание работы кружков, качество партийной пропаганды прежде всего обеспечивается пропагандистом-руководителем кружка. Вот несколько данных о составе наших пропагандистов: у нас в Азербайджане 1 705 внештатных пропагандистов, из коих с партийным стажем от 1925 г. по 1929 г. — 617 человек, с партийным стажем с 1930-1932 гг. — 746 человек; с пропагандистским стажем до года — 451 человек, до двух лет — 432 человека. Как видите, основной костяк наших пропагандистов это молодняк и по партийному и по пропагандистскому стажу.
По уровню подготовки мы имеем следующее: из 1 705 человек окончивших ИМЛ — 26 человек, комвузы — 231 человек, совпартшколы 1-й и 2-й ступени — 553 человека, различные курсы — 445 человек. Таким образом, большинство наших пропагандистов — это люди, окончившие совпартшколы и различные курсы. Это говорит о том, что нам нужно провести большую и систематическую работу по переподготовке этих пропагандистских кадров, по систематическому повышению их идейно-политического и культурного уровня. У нас нет еще серьезного перелома в деле улучшения работы по партийной пропаганде, работы сети партийного просвещения. Мы в очень многих районах имеем противопоставление пропагандистской работы другим хозяйственно-политическим задачам, мы имеем противопоставление пропаганды организационно-партийной работе.
У нас есть целый ряд случаев, когда на пропагандистскую работу выделяют людей совершенно негодных. Некоторые секретари райкомов думают, что пропагандистом может быть всякий немного разбирающийся в марксизме-ленинизме, совершенно неспособный ко всякой другой практической работе. Или наоборот, если заведующий культпропотделом или заведующий парткабинетом хорошо справляется со своей работой, хорошо работает, то его выдвигают, передвигают на другую работу. Несомненно, эти факты говорят о продолжающейся в целом ряде районов недооценке значения повышения идейно-политического уровня коммунистов, явно оппортунистической недооценке значения партийной пропаганды, борьбы за овладение марксизмом-ленинизмом.
Тов. Каганович на XVII съезде партии говорил о том, что нельзя отрывать пропаганду и агитацию от организационной работы, что всякий организатор должен быть пропагандистом и агитатором, и, наоборот, указывал на необходимость ведения партийными руководителями кружков и школ. Но, к сожалению, факты противопоставлений, факты недооценки все еще существуют.
Вот возьмите для примера тот же Агджабединский район. Мало того, что там постановление ЦК ВКП(б) «О пропагандистской работе в ближайшее время» не проработали по всем организациям, его не обсудили даже на бюро райкома партии. Секретарь райкома т. Расулов, получив постановление ЦК ВКП(б) и решение ЦК АКП(б) о необходимости проработки и изучения этого важнейшего документа, наложил бюрократическую резолюцию: «Заведующему культпропом — для исполнения». На ряде важнейших решений мы имеем такие резолюции: «Заведующему культпропом — для сведения и руководства».
Секретарь райкома не только не проверил выполнение решения ЦК ВКП(б) «О пропагандистской работе в ближайшее время», он даже не поинтересовался выполнением своей собственной чиновническо-бюрократической резолюции. В одном списке этого райкома числится 25 пропагандистов, в другом — 17, о пропагандистах нет никаких данных. Комплектование проводилось там совершенно формально, без учета уровня знаний людей. Некоторые секретари райкомов не только не хотят заниматься вопросами партийной пропаганды, не хотят вести пропсеминары и кружки, но и не в силах вести их вследствие низкого уровня своих знаний. Но про секретарей Агджабединского райкома мы этого сказать не можем. Первый секретарь т. Алиев окончил ИКП, и второй секретарь т. Расулов учился в Комакадемии. Так что оба они грамотные люди. Мало того, что они сами не занимаются в кружках, они срывают занятия кружков, они никаких мер не принимают и против срыва со стороны других работников, со стороны инструкторов райкома. Например, инструктор райкома Ряжлов шесть раз срывал занятия при Агджабединском сельсовете, и на вопрос, почему он сорвал занятия, он ответил: «Секретарь райкома Алиев меня не отпускает с работы по проверке партдокументов». В Бардинском районе, в Тертерском районе на вопрос: «Почему снизилась посещаемость кружков, почему нет внимания к вопросам партийной учебы?», секретарь райкома ответил: «Мы сейчас сильно заняты хлопком, нам некогда заниматься этим вопросом». То же самое имело место в Таузском, Евлахском и в ряде других районов.
Секретарь Таузского райкома Нагиев заявляет: «Все наше внимание занято хлопком и проверкой партдокументов». Он этим оправдывает полное отсутствие учета посещаемости партийных кружков, отсутствие пропсеминара, работы с райпартактивом, отсутствие проверки состава пропагандистов, их утверждение и т. д.
В Закатальском районе секретарь райкома даже не нашел возможным присутствовать на собрании пропагандистов, где делалось сообщение об итогах обследования состояния партийного просвещения. Есть такие районы, где районные комитеты вместо конкретного руководства партийной пропагандой занимаются вынесением длинных резолюций, только констатируя недостатки и т. д. Проходит некоторое время — опять констатация, опять длинные резолюции, и даже проверки исполнения своих собственных резолюций нет (Шамхорский район).
Я заявляю со всей ответственностью, что без создания перелома в отношении районного партийного руководства к Вопросам партийной пропаганды и агитации мы поднять пропаганду на уровень новых задач, на уровень тех требований, которые ставятся перед нами, сейчас не сможем. Некоторые товарищи пропаганду, пропагандиста и даже заведующего культпропом райкома берут изолированно, абстрактно. Даже в проекте т. Зеймаля ничего не говорится о партийном руководстве, о слабом внимании со стороны секретарей районных комитетов партии. Некоторые товарищи во всем обвиняют только работников культпропа. Конечно, в первую очередь за этот важнейший участок отвечаем мы, работники отделов партийной пропаганды и агитации, но наши работники на местах несут ответственность за секретарей районных комитетов совершенно неправильно. Пропаганда и агитация является неразрывной составной, очень важной частью всей нашей организационно-партийной работы. Поэтому наши районные комитеты, партийные комитеты, все руководящие партийные работники должны заниматься вопросами пропаганды не меньше, чем другими вопросами.
Я думаю, что ЦК нашей партии достаточно сильно скажет об этом и добьется решительного перелома, серьезного поворота в деле партийной пропаганды на местах.
Два слова насчет ИМЗО. Эта форма учебы в Азербайджане очень плохо прививалась до сих пор. Некоторые секретари райкомов не только не выполняли наших директив о развертывании работы по линии ИМЗО, не понимали сущности ИМЗО, но даже не знали о его существовании. Секретарь Шемахинского райкома партии запросил ЦК АКП(б): «Прошу разъяснить, что значит ИМЗО». (Смех.) Конечно, мы ему разъяснили.
Вот другой случай. Секретарь Евлахского района заявил инструктору АзИМЗО: «Ради бога, не приставайте к нам с ИМЗО, мы заняты сейчас хлопком, некогда заниматься вашими вопросами».
В последнее время вопрос об ИМЗО обсуждался на бюро ЦК АКП(б) несколько раз и райкомы партии начали заниматься этим делом. В прошлом году мы охватили этой формой учебы 700 человек. Думаем охватить еще больше в этом году. На основе постановления ЦК ВКП(б) о работе ИМЗО пересмотрели руководящий состав работников АзИМЗО и утвердили их на бюро ЦК в конце ноября. Создаем радиоаудитории на местах. Но все же качество нашей работы еще очень низкое. Нам придется в ближайшее время значительно улучшить и расширить эту важнейшую форму партийной учебы.
Некоторые из выступавших не учитывают нашу действительность, действительный уровень наших коммунистов, поэтому разрешите мне сказать свое мнение по этому поводу. Я возражаю против недиференцированного подхода к системе партийной учебы. Мы не должны перескакивать через целый ряд ступеней. Когда мы говорим о малограмотных, к ним нельзя подходить огульно. Часть малограмотных можно привлечь в один тип кружков, часть — в другой. Поэтому предложение о создании только одного типа кружка политграмоты неправильно.
Я считаю, что предложенная Отделом партийной пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) система в основном приемлема. Что касается коммунистов азбучно неграмотных, то эту часть партийцев надо выделить из сети партийного просвещения и для них организовать специальный кружок по ликбезу. В первую очередь нужно ликвидировать их азбучную неграмотность.
Относительно единого партдня. Тов. Позерн об этом говорил подробно, он приводил доводы и за и против единого дня партийной учебы. Я лично высказываюсь за установление единого дня партийной учебы, и вот почему. У нас в районах бывают, как известно, различные районные собрания, совещания, заседания, на которых присутствуют и слушатели и пропагандисты. Я считаю, что установление единого дня партийной учебы дисциплинирует руководителей и даст возможность коммунистам заниматься спокойно в определенное, отведенное для учебы время.
Что касается обмена опытом, взаимного посещения кружков, то, конечно, иногда, в виде исключения, в отдельных местах надо допускать занятия не в единый день партийной учебы.
Несколько слов о количестве занятий в деревенской сети партийного просвещения. Я считаю, что заниматься пять раз в месяц в деревне — это очень много. Собирать там товарищей очень трудно, особенно в отдаленных и территориально разбросанных районах. Я уже не говорю о средствах передвижения. Я предлагаю установить занятия в деревенской сети не пять раз, а три раза в месяц с соответствующим изменением форм и характера работы пропсеминаров.
ПОЗЕРН. У вас же занимаются раз в неделю.
ГУСЕЙНОВ. У нас в Закавказье партийная организация, в том числе и в Азербайджане, занимается три раза в месяц. Я считаю, что этого достаточно.
Никто почти не говорил; о печати. Надо сказать, что и центральная и местная печать очень мало освещает вопросы партийной пропаганды. Надо усилить освещение этих вопросов, организовать обмен опытом и т. д. Надо, чтобы наша печать выявляла, показывала лучшие образцы, лучших ударников в области пропаганды. Я думаю, что, как бы мы плохо ни работали, все же у наших пропагандистов, руководителей кружков имеются образцовые кружки, заслуживающие внимания. Почему же наша печать не показывает лучших пропагандистов, лучших заведующих парткабинетами?
СТЕЦКИЙ. Обязательно нужно показывать.
ГУСЕЙНОВ. Алексей Иванович, после получения ваших указаний о стахановском движении мы начали проработку итогов совещания стахановцев на партийных собраниях, в колхозах, на партийных кружках и в школах. В связи с проработкой итогов стахановского движения у нас имеют место некоторые извращения на теоретическом фронте. Один только факт. В Институте марксизма-ленинизма профессор Чичикалов делал доклад на тему: «Речь товарища Сталина на совещании стахановцев и задачи Института марксизма-ленинизма», — о роли лозунга овладения техникой в применении к нашему учебному заведению. Профессор Чичикалов на вопрос о том, что означает лозунг «овладеть техникой», отвечает: «Это означает — овладеть книгой». На реплику слушателя: «А как же тогда применить к книге старую и новую технику и можно ли говорить, что произведения Маркса-Энгельса есть старая техника, а Ленин и Сталин есть новая техника?» — профессор Чичикалов ответил: «Можно сказать, что наша задача состоит в том, чтобы овладеть и старой и новой техникой, т.е. изучить произведения Маркса и Энгельса — овладеть старой техникой, изучить произведения Ленина и Сталина – овладеть «новой». Дело дошло до того, что секретарь партийного комитета Новажилов в заключение сказал: «Товарищи, давайте оседлаем книгу». Вот как наши некоторые профессора поняли существо стахановского движения, как высоко оценили эту высшую форму социалистического соревнования.
В заключение у меня одно предложение. Товарищи в своих выступлениях говорили о том, что к ним приезжают из Москвы квалифицированные лекторы, докладчики, приезжают работники ЦК. Вот я работаю уже три года по линии кулътпропа, и за это время из ЦК партии никто к нам не приезжал. Мы живем сравнительно далеко от Москвы, в Москву приезжаем редко. Я просил бы приезжать к нам в Азербайджан и оказывать помощь работникам отдела партийной пропаганды.
АНДРЕЕВ. Скоро приедут.
СТЕЦКИЙ. Придется вашу просьбу удовлетворить в первую очередь.
ГУСЕЙНОВ. Будем очень рады.
СТЕЦКИЙ. Это вы потом скажете, будете ли рады.
ГУСЕЙНОВ. Алексей Иванович, задача не только в том, чтобы приехать, посмотреть и побить. Мы в первую голову хотим вашей помощи и живого инструктажа. После реорганизации Отдела культуры и пропаганды ленинизма мы, несомненно, имеем улучшение в деле руководства со стороны Отдела партийной пропаганды и агитации ЦК 6КП(б). Мы за последнее время получаем довольно конкретные указания и разъяснения.
Данное совещание заведующих отделами партийной пропаганды является отражением того конкретного руководства партийной пропагандой, которое осуществляется ЦК ВКП(б).
АНДРЕЕВ. Чего нехватает со стороны руководства?
ГУСЕЙНОВ. Прежде всего, живой связи и инструктажа. Нам не всегда удается во-время получать ответы на наши запросы. Я послал телеграмму относительно партийных учебников и до сих пор не получил ответа. Я спрашивал и относительно программы в связи с реорганизацией партийных школ и тоже не получил никакого ответа.
Но надо сказать, что в последнее время мы имеем большие сдвиги в этом отношении, известное улучшение руководства со стороны Отдела партийной пропаганды и агитации ЦК ВКП(б).
АНДРЕЕВ. Вы нам поможете организовать это дело. Какие есть недостатки?
ГУСЕЙНОВ. Недостатков было много, но после реорганизации стало меньше. Говоря о недостатках, можно сказать, прежде всего, относительно партийных учебников. Мы очень поздно получаем учебники. Возьмите речь товарища Сталина. Мы перевели ее по «Правде» и сдали в набор. Все было готово, но получили указание из Партиздата о том, чтобы без сигнального экземпляра не сдавать. В результате мы вынуждены были задержать речь товарища Сталина. Таким отдаленным областям и республикам, как Азербайджан, по-моему, надо посылать как можно раньше.
СТЕЦКИЙ. Вы получили учебники?
ГУСЕЙНОВ. Да, мы получили учебник Карпинского.
СТЕЦКИЙ. Волина и Ингулова вы получили?
ГУСЕЙНОВ. Получили, но с опозданием.
Тов. Стецкий, вы не представляете огромной трудности перевода и редактирования на тюркском языке этих учебников. Если мы несвоевременно получаем учебник, то это создает большую затяжку.
СТЕЦКИЙ. Мы создали такие учебники, которые в будущем году переводить не придется, мы издали стабильные учебники.
ГУСЕЙНОВ. Это очень хорошо. Стабильные учебники намного облегчают нашу работу и улучшают работу по партийной пропаганде.
Это совещание нам дало очень много, особенно сообщения товарищей из московской и ленинградской организаций. Я уверен, что, учтя опыт наших передовых организаций, мы, несомненно, создадим перелом в деле улучшения работы партийного просвещения и поднятия партийной пропаганды на уровень тех больших задач, которые ставит ЦК нашей партии перед пропагандой.
 
СТОЛЯРОВ
Ответственный инструктор ЦК ВКП(б) по пропаганде
Здесь выступал т. Дволайцкий и в самом начале своего выступления говорил о том, как в последнее время секретари райкомов повернулись к пропагандистской работе. Он сказал, что до сих пор не было такого положения, чтобы секретари райкомов вплотную занимались вопросами партийной пропаганды, вопросами комплектования и т. д. Из этого можно заключить, что теперь секретари райкомов вплотную повернулись к пропаганде.
Недавно я должен был ознакомиться с работой Кущевского райкома партии, который входит в Азово-черноморский край. На примере этого района можно посмотреть, насколько руководство подошло к вопросам партийной пропаганды.
Возьмем районное руководство. Сейчас во всех райкомах стали утверждать пропагандистов на бюро райкома, чего раньше не было. Но, товарищи, часто это делается крайне формально. Почти все пропагандисты Кущевского района утверждены, но из этих утвержденных пропагандистов района я на месте предложил трех снять. Хотя райком и утвердил их, но по существу он их не знал. Один из утвержденных пропагандистов на элементарный вопрос: «Когда возник большевизм?», ответил: «На каком-то съезде, там был спор по уставу». Я спросил: «В каком году?» — «Кажется, в 1917 г.»
ДВОЛАЙЦКИЙ. Правильно, такой факт был.
СТОЛЯРОВ. В чем же дело? Дело в том, что пропагандистов начали утверждать формально. Уж лучше совсем не утверждать, чем утверждать формально.
Тов. Дволайцкий говорил относительно того, что крайком вынес постановление, в котором запрещается заочное утверждение пропагандистов на бюро райкома. Действительно, такое постановление имеется. Но вы не проверили, как это постановление выполняется, не проверили, как оно проводится в жизнь.
Ряд кружков в районе месяца полтора не работает, так как один пропагандист уехал в командировку, а другой ушел в отпуск. Что же, у вас нет резерва пропагандистов?
Я должен сказать, что из 6 членов райкома только один ведет пропагандистскую работу, 5 человек, в том числе и секретари райкома, не ведут никакой пропагандистской работы.
СТЕЦКИЙ. А могут они ее вести?
ДВОЛАЙЦКИЙ. Половина из них может вести пропагандистскую работу.
СТОЛЯРОВ. Вполне могут вести.
Заведующий культпропом сам не ведет ни одного кружка и не руководит семинаром пропагандистов.
Не было ни одного случая, чтобы из двух секретарей райкома хоть один раз кто-либо присутствовал на занятиях, для того чтобы проверить, как идет работа. И когда я говорил перед отъездом из района с обоими секретарями и заведующим культпропом, спрашивал, почему они сами непосредственно не занимаются проверкой исполнения в деле партийной пропаганды, т. Евсютин заявил: «От нас этого не требуют, от нас требуют прежде всего выполнения хозяйственных заданий».
Тов. Дволайцкий говорил, что крайком при приеме актов проверки партдокументов этому секретарю «записал», что у него с партийной пропагандой дело обстоит плохо. Это верно, «записали». Но повседневной проверки исполнения со стороны крайкома все еще нет. Например, секретари обкомов проводят довольно часто различные радиопереклички с секретарями райкомов по вопросам хозяйственных кампаний. Был ли такой случай, чтобы секретарь крайкома или обкома вел радиоперекличку с райкомами по вопросам партийной пропаганды? Я таких случаев не знаю. Действительной, повседневной проверки работы райкомов почти нет, а в результате приходится лишь «записывать».
Азово-черноморский крайком «вплотную подошел» к тому, чтобы заниматься партийной сетью. На одном своем заседании бюро Азово-черноморского крайкома утвердило всю партийную сеть по 127 сельским районам.
СТЕЦКИЙ. Скажите, что получилось в результате?
СТОЛЯРОВ. Прежде всего — это чисто формальное утверждение. Вы, т. Дволайцкий, утвердили партийную сеть по 127 сельским районам, а когда я поехал, то оказалось, что вы утвердили не то, что имеется в действительности. У вас числится в районе 29 кружков по истории партии, которые утверждены крайкомом. Тут же вторым пунктом крайком отмечает неправильность того, что все кружки занимаются только по истории партии. Если вы записали, что это неправильно, зачем же вы утверждаете заведомо неправильно составленную сеть? В резолюции крайкома записано 29 кружков, а в райкоме их числится 34, потому что сюда зачислили 9 комсомольских кружков. Если мы вычтем эти 9 кружков из 34, то окажется 25 партийных кружков, а не 29. Когда же мы проверили, что имеется в действительности, то оказалось, что фактически работает не более 16 кружков. К чему же вся эта резолюция крайкома о партийной сети?
Затем Азово-черноморский крайком принял еще резолюцию по качеству учебы. Тов. Дволайцкий говорит, что это хорошая резолюция.
ДВОЛАЙЦКИЙ. Я об этой резолюции не говорил. Я говорил по существу пропаганды. Ты можешь говорить о том, что я сказал, но по своему толковать то, о чем я не говорил, нельзя.
СТОЛЯРОВ. В конце концов представим себе, что вы здесь не говорили. Дело не в этом. Вы приняли еще одну общую резолюцию. Я не говорю, что эта резолюция плохая. Но разве задача состоит в том, чтобы переписать хорошую резолюцию ЦК? Когда я был 15 ноября на совещании в крайкоме, т. Дволайцкий сказал: «Мы находимся в стадии «резолюциотворчества».
Я думаю, что нам нужно не «резолюциотворчество», а проверка исполнения, проверка фактического положения и организационная работа по проведению в жизнь тех указаний, которые мы получили от ЦК партии.
Относительно качества учебы я хочу сказать несколько слов. Я беседовал почти со всеми пропагандистами района, с рядом слушателей кружков. Представьте себе, два месяца кружок занимается только изучением конгресса Коминтерна — ничем другим.
ДВОЛАЙЦКИЙ. А в Ленинграде, а в Москве?
СТОЛЯРОВ. Вы же не знаете, о чем я хочу сказать.
ДВОЛАЙЦКИЙ. Он говорит, что это плохо.
СТОЛЯРОВ. Я не хочу сказать, что это плохо, это хорошо. (Смех) Два месяца занимаются — это хорошо. После этого я спрашиваю у кружковцев: что такое Интернационал? Кто входит во II Интернационал? Не знают. Я спрашиваю популярно, я говорю, что вот есть Коммунистический Интернационал, туда входят коммунисты; но вот есть и II Интернационал, кто же туда входит? Говорят: туда входят фашисты. Вот видите, как слушатели отвечают после того, как кружок два месяца работал над вопросами конгресса.
Я спрашиваю: какая разница между фашистами и социал-демократами? Отвечают, что у них одна линия, разницы никакой нет. Говорю об итало-абиссинской войне и спрашиваю, где находится Абиссиния. Тут получается разногласие: одни говорят, что Абиссиния в Африке, другие говорят, что в Азии, и т. д.
Нужно отметить и. крайне слабое методическое руководство работой наших партийных школ и кружков. Кроме того, методические требования часто сводятся к так называемым «активным» формам работы, под которыми нередко подразумевается, что чем больше пропагандист молчит, тем лучше. Понимают так, что слушатель должен быть активен, а пропагандист может играть пассивную роль.
Надо, чтобы пропагандист был действительно руководителем, чтобы, прежде всего, он умел так рассказать, чтобы его поняли.
Наш журнал «В помощь партучебе» в связи с вопросами проработки материалов VII конгресса Коминтерна пишет о том, что часто слушатели бывают пассивными и что именно на эту сторону надо обратить особенно серьезное внимание. Я думаю, что еще более серьезное внимание надо обратить на содержание работы, на то, какой материал и как пропагандист передает кружку, особенно на то, чтобы члены кружка пропагандиста понимали.
РАТНЕР. Активность обеспечивает и усвоение.
СТОЛЯРОВ. Центральный, комитет партии в последние годы разгромил методистов Наркомпроса — Шульгина и компанию. Эти методисты сводили на-нет роль преподавателя. Они говорили, что в школе должен быть активным учащийся, вместо того чтобы говорить об активности, о руководящей роли преподавателя.
Если сам пропагандист не может дать четкого, последовательного изложения вопроса, то ясно, что он не сумеет вызвать и активность слушателей. Когда членов кружка, не разъяснив вопроса, вызывают на «активную беседу», то эта беседа неизбежно должна превратиться в болтовню.
Вопрос заключается в том, чтобы пропагандист, прежде всего, умел толково, ясно, с фактическим материалом изложить вопрос. Прежде всего, нужно начать с борьбы против схематизма, формализма и шаблонности в занятиях. Вот, по-моему, как нужно понимать «активный метод».
 
Если мы ставим вопрос о том, чтобы пропагандист работал не формально, не схематично, не шаблонно, тогда «нужно подумать больше и о формах работы с самим пропагандистом, особенно на селе, где подавляющее большинство пропагандистов имеет еще слабый, крайне низкий общеобразовательный уровень знаний. В работе с пропагандистами нужен диференцированный подход.
 
 
 
СЕМЯКИН
Северокавказский крайком ВКП(б)
Товарищи! В условиях работы на Северном Кавказе мы имеем некоторые особенности, которые требуют от нас дополнительных усилий для решения задач в области партийной пропаганды.
Нам нужно переводить сочинения Ленина и Сталина минимум на 12 языков, причем это только основные языки. Имеется еще значительное количество народностей, не говорящих на этих языках. В одном Дагестане помимо этих 12 языков имеются еще свыше 10-12 языков, на каждом из которых говорят 11-12 тыс. человек.
Это одна трудность. Другую трудность представляют большие расстояния. У нас целый ряд районов расположен в горах, и в течение нескольких месяцев они оторваны от нас. Есть некоторые аулы, куда нельзя проехать, нельзя пройти, а можно пробраться, держась за хвост лошади.
Далее, нужно отметить, что у нас и в Чечне и в горных районах Дагестана имеется большой наплыв крестьянства в колхозы. Горная область Карачай стала колхозной областью. Там более 80% хозяйств объединены в колхозы, которые очень неплохо работают. Вопрос о ликвидации пережитков капитализма в сознании людей у нас стоит значительно острее, чем в других районах. Вот почему в этих областях ряд вопросов идейного вооружения коммунистов, вопросов организационной, массовой работы, уже решенных для русских районов, сейчас стоит еще с особой острогой. Достаточно сказать, что до сих пор весьма еще живуч адат, по которому женщины не имеют права сидеть и есть в присутствии мужчин.
СТЕЦКИЙ. Даже теперь?
СЕМЯКИН. Даже теперь. Когда мы проводили в Дагестане слет девушек, мы должны были на торжественном собрании посадить девушек отдельно от присутствовавших на этом съезде секретарей райкомов комсомола, чтобы горянки из отдаленных аулов не смущались.
Кабардино-балкарская область — передовая область, дающая прекрасные образцы работы, но и там отставание культурной работы, отставание в деле идейного вооружения членов партии резко сказывается. Районные и низовые партработники Кабардино-балкарской области сплошь и рядом прекрасные организаторы, дисциплинированные люди, горящие огнем желания сделать все хорошо. Но вот в Курпском районе был такой случай, когда один колхоз заставили вывезти хлеб за другой колхоз, для того чтобы район выполнил план хлебозаготовок. И это после того, как был разъяснен сталинский устав колхозной жизни.
Секретарь райкома, бывший комсомольский работник, прекрасный товарищ, заслуживал быть исключенным из партии, но мы его оставили в партии, вынесли ему выговор с предупреждением, сняли с работы и запретили два года занимать ответственные должности.
Если в передовой области такие явления возможны, то это показывает, с какой остротой стоят вопросы идейного вооружения членов партии.
У нас в Черкессии были вскрыты факты, когда ряд коммунистов к рядовых колхозников подпадали под влияние националистических элементов.
Все эти факты говорят о том, что вопросы идейного вооружения членов партии нужно ставить не только как вопросы отдела партийной пропаганды, но и как вопросы, касающиеся всей партийной организации, всего партийного актива, бюро райкома, секретаря райкома и т. д.
Проблема выращивания национальных коммунистических кадров стоит у нас очень остро.
Нам недавно очень крепко указали на наши ошибки, состоящие в том, что мы мало выдвигаем людей из коренных национальностей в краевой аппарат. Это правильно. Но это происходит не потому, что мы не хотим их выдвигать, а потому, что ряд работников, которых можно взять в краевой аппарат, области не дают, так как у них нехватка кадров.
Для дополнительной характеристики трудностей подготовки национальных кадров укажу еще на, такой факт: при проверке партийных документов было учтено 500 совершенно неграмотных коммунистов.
Особенно плохо в области пропаганды обстоит дело в Дагестане, Карачаевской и Черкесской областях.
В Карачае ни один кружок не закончил своей программы. Кабардино-Балкария не смогла ликвидировать полностью сезонности в партпросвещении.
Для выправления положения мы добились, прежде всего, того, чтобы при проведении проверки партийных документов проверялась и пропагандистская работа.
Во время проверки наши инструктора в 126 районах побывали по одному разу, а в 60 — по два раза.
В процессе проверки были вскрыты факты, показывающие, что Дагестанский обком буквально никакого внимания не уделил вопросам пропаганды в горных районах, что не было руководства наиболее трудными районами в деле идейного вооружения коммунистов. После проверки в ряде районов, например в Чечне, положение с пропагандой улучшилось.
СТЕЦКИЙ. А что там улучшилось?
СЕМЯКИН. После того как в процессе проверки крепко нажали на секретарей, сеть партийного просвещения стала работать лучше.
В крае был проведен ряд совещаний с участием пропагандистов, было созвано специальное совещание заведующих культпропами и некоторых работников по вопросу о пропаганде. 23 сентября крайком, отметив факт слабого руководства со стороны райкомов партийными школами, предложил им проверить по существу работу двух-трех школ и поставить доклады этих школ на бюро крайкома с вызовом пропагандиста и членов партии-слушателей этих школ. В тех местностях, где это было сделано, это дало положительные результаты.
Секретарь Туркменского райкома рассказывал, что в результате проверки школ райком снял четырех негодных пропагандистов.
Секретарь Нальчикского райкома открыто признал, что раньше, даже при выезде в район, в колхоз, он пропагандистской работой интересовался в последнюю очередь, да и то формально, а сейчас проверяет состав слушателей кружков, выделяет неграмотных для особых занятий с ними и т. д.
Нужно сказать, что политический смысл решения ЦК «О пропагандистской работе в ближайшее время», его политическая острота еще не всеми секретарями райкомов осознаны.
31 сентября 1935 г. мы вынесли решение об обязательном переучете наших пропагандистов с окончанием всей этой работы к 1 марта 1936 г. За подписью секретаря крайкома было разослано секретарям райкомов письмо о том, как должна проводиться проверка состава пропагандистов. Было указано, что надо создавать комиссии, ответственные за проведение этой работы.
Было указано, что секретарь райкома по ознакомлении с работой школы должен составить партийную характеристику пропагандиста и уже после этого ставить вопрос об утверждении этого пропагандиста на бюро райкома. В целом ряде районов эта работа сейчас уже началась. Послана группа краевого партийного актива для проверки того, как выполняется решение крайкома о проверке пропагандистов.
В связи с этим я хотел бы высказать свою точку зрения относительно утверждения пропагандистов на бюро крайкома. Мы заслушиваем сообщение каждого секретаря райкома о проверке пропагандистов и о мерах, которые он принимает для повышения квалификации и помощи пропагандистам, а также заслушиваем оценку работы школ. Но утверждать пропагандистов на крайкоме мы не предполагаем. Более правильно будет, если ответственность за утверждение пропагандиста останется на райкоме партии.
Если брать оценку того, как наши секретари райкомов относятся к пропаганде, то надо сказать, что большинство понимает значение и необходимость пропаганды. Главная трудность — это научить секретаря кропотливо и организованно, изо дня в день заниматься этим делом так, как он занимался последнее время, во время проверки партдокументов, партийным хозяйством. Обычно секретари райкомов принимают хорошие решения относительно пропаганды и на этом успокаиваются, а через месяц возникает целый ряд новых недостатков. Но есть целый ряд секретарей райкомов, которые отрывают вопросы поднятия организационной работы от пропагандистской. Так были попытки противопоставить проверку партийных документов партийной пропаганде. После нашего решения, после нашей критики секретари райкомов стали руководить кружком истории партии.
 СТЕЦКИЙ. Когда вы думаете организовать отделы культуры и пропаганды в обкомах?
СЕМЯКИН. Теперь это будет скоро. Мы послали в обкомы телеграмму, но до тех пор, пока мы не нажимали на обкомы с проверкой пропагандистов, обкомы не торопились с подбором заведующих новыми отделами.
В заключение я хотел бы остановиться на характеристике некоторых наших пропагандистов. Вот т. Валуев — пропагандист из Итум-калинского района. Валуев, член партии с 1931 г., был неграмотным до 1933 г. В 1933 г. он был на курсах советского строительства, где научился читать и писать. В 1934-1935 гг. он учился на двухмесячных курсах. Что он читал? Учебник Карпинского на чеченском языке, учебник Кнорина, отдельные места из «Вопросов ленинизма» товарища Сталина. Художественной литературы не читал, в театре и кино был два раза, и то во время пребывания на двухмесячных курсах. Газет он регулярно не читает. Так он выдержанный коммунист, производит хорошее впечатление, но когда я его спросил, какая разница между меньшевиками и эсерами, он сказал, что «и те и другие предавали интересы рабочего класса».
17 ноября он еще ничего не знал о стахановском движении, потому что он не каждый день читает газеты, не совсем хорошо говорит по-русски. Когда я поставил вопрос перед Чеченским обкомом, что надо снять этого товарища с пропагандистской работы, мне сказали, что он один из самых подготовленных, один из самых политически крепких коммунистов. Я спросил Валуева: «Чего ты хочешь?» Он ответил: «Во-первых, я бы хотел учиться, и, во-вторых, я бы хотел, чтобы райком не посылал меня на три месяца на хозяйственно-политические кампании, чтобы я имел возможность заниматься». Таких людей мы должны и будем очень крепко и основательно воспитывать и готовить к пропагандистской работе.
 
 
 
БЕДИЯ
Закавказский крайком ВКП(б)
Товарищи! Наша практика в области учета, изучения и подбора пропагандистских кадров расходится с теми установками, которые нам дает Центральный комитет нашей партии. Мы очень часто говорим о том, что пропагандист-это ведущая фигура. Однако; изучением и подбором этих пропагандистов мы занимаемся плохо, неважно, неудовлетворительно.
Практику тщательного подбора пропагандистов мы пытались насадить у нас в закавказской партийной организации еще с 1933 г. Тогда еще в своем письме Закавказский краевой комитет партии за подписью т. Берия писал секретарям горкомов и райкомов: «Обеспечить тщательный подбор проверенных и идеологически выдержанных пропагандистов с тем, чтобы каждый пропагандист был проверен комиссией под председательством заведующего культпропом горкома или райкома партии и утвержден на заседании бюро горкома или райкома».
Дальше в этом же письме краевого комитета партии т. Берия писал: «Краевой комитет партии предупреждает всех секретарей горкомов и райкомов, что за нормальный ход партийной учебы и ее высокое качество они несут такую же ответственность, как и за проведение важнейших хозяйственно-политических задач».
Однако, товарищи, эта практика не была нами закреплена. Причина — мы сами, прежде всего, наши культпропы, которые плохо нажимали, плохо боролись за выполнение этой директивы.Только в этом году в связи с историческим решением ЦК ВКП(б) о пропагандистской работе нам удалось привить в большинстве наших партийных организаций практику тщательного, ответственного подбора пропагандистов. Я вчера уже говорил, что, несмотря на этот поворот, на практике мы еще имеем немало партийных комитетов, которые не занимались отбором в соответствии с директивой ЦК и не утверждали своих пропагандистов. Что же касается самого характера, содержания, качества этой практики подбора пропагандистов, то и там, где они утверждаются, в ряде наших партийных организаций дело проходило безусловно поверхностно, формально. Секретари районных комитетов не везде участвовали лично в подборе пропагандистов (у нас большинство сельских райкомов не имеет заведующих культпропами), дело предварительного отбора кандидатов на пропагандистскую работу поручалось второстепенным лицам, в результате чего на заседании бюро обкома и райкома утверждение пропагандистов целым списком превращалось в простую формальность. В результате состав пропагандистов у нас, особенно в Грузии и Армении, где немало выходцев из других, националистических, партий, где мы имели очень сильные контрреволюционные националистические и троцкистские группировки, пополнялся всякими случайными людьми. В нем оказалось немало чуждых нам людей, и даже врагов партии. Достаточно сказать, что только по одной тифлисской организации за последнее время было сменено 88 пропагандистов. По Грузии после проверки приблизительно в половине районов мы сменили 150 пропагандистов. Учет пропагандистов у нас еще не поставлен. Тут абсолютно никакого порядка нет. Мы на учете в райкомах и горкомах имеем только списки пропагандистов, на пропагандистов нигде никаких личных дел не заводилось, имеются кое-где только личные карточки. В культпропах ЦК республик мы также не имели никакого учета пропагандистов (я говорю о наших внештатных пропагандистах). Только в последнее время, главным образом с ноября месяца, мы организовали почти повсеместную проверку состава пропагандистов и одновременно налаживаем учет этих пропагандистов. Почти во все районы, за исключением очень немногих, мы из центральных организаций послали более или менее квалифицированных людей для организации проверки и учета пропагандистов. В результате мы получили списки, и сейчас в ЦК нацкомпартии у нас имеются почти полные списки всего состава наших пропагандистов. Однако проведенная работа еще нас не удовлетворяет, и мы думаем о дальнейшем улучшении проверки состава и организации учета пропагандистов. Нужно сказать, что мы в ЦК нацкомпартий, не говоря уже о крайкоме, не утверждали ни одного внештатного пропагандиста. В ЦК нацкомпартий мы только через наши отделы подбирали заведующих парткабинетами, заведующих культпропами райкомов, директоров совпартшкол, заведующих курсами пропагандистов, а также преподавателей этих курсов, инструкторов опорных пунктов ИМЗО. После этого мы и вносили их кандидатуры на утверждение Бюро ЦК. Что же касается штатных пропагандистов, то их подбирали и утверждали в культпропах ЦК нацкомпартий республик, и то в тех случаях, когда район требовал пропагандиста от ЦК.
Как мы думаем дальше налаживать учет внештатных пропагандистов? Мы думаем организовывать этот учет таким образом, чтобы тут был действительно большевистский порядок. Нужно за образец нам всем принять проверку партийных документов. Чтобы навести действительно большевистский порядок в этой части нашей работы, нам необходимо завести в райкомах действительно личные дела на каждого пропагандиста. Что же касается ЦК, то мы думаем, что не нужно в ЦК нацкомпартий заводить личные дела на пропагандистов. Нужно заводить личные дела только в райкомах. Пропагандистов нужно оставить в номенклатуре райкомов. Что же касается учета, то мы в крайкоме должны иметь общие статистические учетные Данные по форме ОРПО. В ЦК нацкомпартий республик можно ограничиться только личными карточками на пропагандистов, не заводя на них личных дел. По вопросу, выдвинутому здесь некоторыми товарищами, об утверждении внештатных пропагандистов на крайкомах и ЦК нацкомпартий я решительно высказываюсь против. Я противник этого дела потому, что нам нужно всемерно усилить ответственность районных и городских партийных органов за идейное воспитание членов партии. Нужно вместе с тем усилить их ответственность за подбор пропагандистов, потому что без пропагандистов марксистско-ленинская учеба немыслима. Поэтому нужно, чтобы райкомы и горкомы подбирали этих людей и отвечали за их работу, поэтому тут ответственности ни в коей мере ослаблять нельзя.
ГОЛОС С МЕСТ А. Вы говорите о пропагандистах первичных кружков и школ?
БЕДИЯ. Да, об этом.
Что же касается вмешательства в это дело ЦК нацкомпартий, то я считаю, что ЦК должен каждый раз проверять по ряду районов, выборочно, как там пропагандисты подобраны и расставлены. В случае выявления в районе неудачного, плохого подбора пропагандистов этот район вызывается в ЦК. После этого ЦК выносит особое решение с опубликованием в печати, и наряду с критикой безответственного отношения к этому важнейшему участку партийной работы даются и конкретные указания об укреплении этого участка. Мне думается, что только таким путем можно действительно поднять ответственность районных партийных организаций за пропагандистскую работу.
Что же касается остальных наших пропагандистских кадров, — я имею в виду такие кадры, как культпропы, заведующие парткабинетами, штатные пропагандисты, учебный аппарат курсов пропагандистов, целиком включая и заведующих вечерними совпартшколами и комвузами, актив пропагандистов и агитаторов, — то подбор их должен находиться в наших отделах ЦК нацкомпартий, и эти кадры обязательно должны утверждаться бюро ЦК.
Среди них есть и такие, которые обязательно должны утверждаться краевым комитетом партии. К таким кадрам я прежде всего отношу культпропов, заведующих и руководителей курсов и школ пропагандистов, актив пропагандистов. Вот эти кадры должны быть в номенклатуре Закавказского краевого комитета.
Учет кадров, входящих в номенклатуру ЦК нацкомпартий, разумеется, ведется соответствующим порядком в ЦК. Что же касается краевого комитета, то он учитывает лишь те кадры, которые включены в краевую номенклатуру.
Самое слабое звено у нас, товарищи, в системе подготовки, продвижения и выращивания пропагандистских кадров — это рабочие-пропагандисты. Здесь мы здорово отстали и очень мало их готовим. У нас даже в бакинской организации имеется мало рабочих-пропагандистов. Я вам сейчас зачитаю цифры. Мы имеем в Баку 1 230 учтенных пропагандистов, из них рабочих по социальному происхождению 788. Но этот народ в своем большинстве ушел давно от станка. Что же касается состава пропагандистов по занятию, то из 1230 человек мы имеем только 130 рабочих-пропагандистов. Этого для бакинской организации, конечно, недостаточно.
Поэтому мы думаем обратить особое внимание на подготовку рабочих-пропагандистов (в большинстве случаев, конечно, без отрыва от производства). Для этого мы организовали в Тифлисе и Баку шестимесячные курсы пропагандистов без отрыва от производства. Курсы уже укомплектованы. В них будут обучаться главным образом партийцы-рабочие с производства.
Что же касается вчерашнего заявления т. Стецкого, то оно нас, закавказцев, застало врасплох. Мы имеем решение ЦК нацкомпартий, решение краевого комитета о том, чтобы создать пропагандистские отделения при совпартшколах. А теперь нам говорят: сдавай совпартшколы.
ПОЗЕРН. А ты возьми и назови их партийными школами.
БЕДИЯ. Мы не хотим заниматься двойной бухгалтерией, т. Позерн, не наше это дело, нам это не разрешат. Раз имеется решение ЦК, оно должно выполняться так, как надо, нам не разрешат такой «шахермахер» строить.
У нас в совпартшколах имеются два отделения. Мы будем просить, чтобы из 35 совпартшкол перестроить в партийные пропагандистские школы хотя бы 10.
ПОЗЕРН. Правильно.
БЕДИЯ — Эти школы будут готовить пропагандистов. Дальше, на чем мы будем настаивать, — это на превращении Закавказской высшей сельскохозяйственной коммунистической школы и краевых курсов марксизма-ленинизма в школы по подготовке и переподготовке пропагандистов.
СТЕЦКИЙ. Целиком не выйдет.
ГОЛОС С МЕСТА. А что ОРПО скажет?
БЕДИЯ. ОРПО будет со мной драться, но и я долгу не останусь.
С 1 ноября мы организуем шестимесячные пропагандистские отделения при институтах марксизма-ленинизма. Они у нас имеются во всех трех столицах — в Баку, в Тифлисе и в Эривани.
ПОЗЕРН. С отрывом?
БЕДИЯ. С отрывом. План этих курсов подготовки и переподготовки вместе с докладной запиской мы представили т. Стецкому. Мы проектируем эти курсы на срок от двух до шести месяцев. В Тифлисе и Баку они уже начали свою работу. Думаю таким образом проводить подготовку и переподготовку наших пропагандистов.
Важнейшим звеном подготовки наших пропагандистов были и остаются пропагандистские семинары. Тут товарищи говорили, что надо перестроить работу семинаров. Совершенно правильно т. Позерн предлагал перестроить их в сторону большей помощи пропагандистам, в сторону повышения их квалификации. Это совершенно правильно, но я в отношении национальных республик дело это понимаю таким образом, что у нас семинары будут существовать и создаваться по производственному и языковому признакам. Значит, деление будет у нас по типам школ и по языковому признаку — будут школы армянские, тюркские, осетинские, абхазские и т. д. В этих семинарах мы будем готовить людей не к очередным занятиям, а будем изучать с ними узловые, важнейшие темы и вопросы. Цель семинара — прежде всего поднять теоретический и идейный уровень наших пропагандистов вокруг и на основе того курса, который проходится в школах, а затем дать им ключ к занятиям, т.е. привить им методы большевистской пропаганды, методы работы в партийных кружках.
ПОЗЕРН. Правильно. Это первое.
БЕДИЯ. Это первое.
Второе: семинары в программу своих работ должны ввести и вопросы текущей политики.
И третье: в семинарах должны ставиться также вопросы из местной партийной жизни.
Но для того чтобы пропагандист мог стать действенным борцом, активным, деятельным проводником задач партийной организации, этого всего еще недостаточно. Надо, чтобы пропагандистов собирали в райкоме. Мы это дело в Тифлисе и в Баку уже практикуем. Созываем районные совещания пропагандистов, на которых выступают секретарь райкома или другие руководящие работники райкома с докладами о задачах партийной организации в данный отрезок времени. Во-вторых, мы думаем, что такие же совещания необходимо созывать на предприятиях, собирая всех пропагандистов, не разбивая их по типам школ, с выступлением секретаря партийного комитета, директора предприятия и других работников из руководящего состава данной парторганизации.
Тов. Бройдо рассказывала здесь о «большом» опыте Ленинского райкома г. Москвы по проработке такого важнейшего вопроса, как стахановское движение. Она рассказывала о том, что в кружках Ленинского района вместо двух часов занимались два с половиной часа и в течение 20-30 минут была проработана речь товарища Сталина.
БРОЙДО. Ничего подобного! Это мы детали только информацию. (Шум в зале).
БЕДИЯ. Это не опыт, мы на трех занятиях все еще прорабатываем речь товарища Сталина. Я не считаю большим достижением, когда речь товарища Сталина на стахановском совещании прорабатывается на одном-двух занятиях. Неверно это, товарищи, такую практику не надо выдавать за выдающийся опыт нашей работы. (Шум в зале). Речь товарища Сталина еще много и много раз нужно прорабатывать, изучать.
Я должен сделать еще одно замечание.
ГОЛОС С МЕСТА. Кстати о своем опыте расскажи.
БЕДИЯ — У меня опыта меньше, чем у московских товарищей. Поэтому я о нем мало говорю. Что, же касается действительного опыта работы московской и ленинградской организаций, то я должен заявить, что для нас, закавказских товарищей, тут сообщено немало интересного, много такого, что мы должны позаимствовать у этих организаций. Мы за это благодарим товарищей москвичей и ленинградцев.Спасибо вам за ту помощь, за тот опыт, который вы нам передали. Но, товарищи, вы об этом рассказывали тогда, когда вас созвал т. Стецкий. Прежде всего спасибо т. Стецкому. Я хотел просить, чтобы вы нам теперь практически помогли, вы — столичные партийные организации. Что нужно для этого? Пошлите лучших ваших пропагандистов, человек трех-четырех из Ленинграда, человек пять из Москвы, к нам, за наш счет, по нашему приглашению. (Смех.) Вот эти люди помогут нам лучше поставить пропагандистские семинары.
СТЕЦКИЙ. Правильно, послать на полмесяца следует.
БЕДИЯ — Тов. Ратнер рассказывала здесь о работе действительно образцовых пропагандистов. Дайте нам двух-трех таких пропагандистов на один месяц.
ГОЛОС С МЕСТА. Вы же не верите в этот опыт.
БЕДИЯ — В этот верим. Не об этом опыте идет речь. Это действительно опыт.
ГОЛОС С МЕСТА. У вас такой опыт тоже есть.
БЕДИЯ — У нас его мало. Окажите нам помощь для Эривани, Баку, Тифлиса, Батума, и Сухуми, тогда мы скажем вам крепкое товарищеское спасибо.
И наконец, последнее замечание. Меня здесь упрекают товарищи в том, что я якобы хочу рассекретарить вторых секретарей в райкомах. Это не так. Я говорю, что первый секретарь возглавляет сельскохозяйственный отдел, а второй секретарь должен, оставаясь секретарем, быть заведующим культпропотделом. Это будет организационно удобно, И на этом мы будем настаивать.
СТЕЦКИЙ. Это надо будет обсудить в комиссии.
 
КАГАН
Западный обком ВКП(б)
Оценка состояния партийного просвещения, данная вчера т. Стецким и т. Позерном, целиком и полностью применима к нашей области. Очень хорошо, что совещание созвано именно теперь и что работа совещания направлена на то, чтобы показать, что надо делать и, что особенно важно, как надо делать. Происходящий здесь обмен опытом реально поможет нам начать двигать дело партийного просвещения вперед.
В связи с тем, что проверка партийных документов подходит к концу, мы в Западной области довольно обстоятельно изучили (наряду с материалами, которые имеются в отделе партийной пропаганды и агитации) все докладные записки секретарей райкомов, заключения инструкторов и членов обкома, протоколы и решения итоговых пленумов райкомов по проверке. Мы пришли к выводу, что вслед за проверкой партийных документов как продолжение проверки напрашивается решительная работа по наведению большевистского порядка в партийной учебе. Это не только необходимо, но для этого сейчас имеются все условия. Возросшая активность партийных масс находит свое выражение и в требованиях улучшить постановку партийного просвещения. В Знаменском районе на итоговом пленуме райкома из 26 человек, выступавших в прениях, 13 ругали райком за плохую постановку партийной учебы. То же имело место в Ярцеве, в Брянске и во многих других районах.
Сопоставляя возросшие требования членов партии и кандидатов в члены с тем, что мы практически делаем, приходишь к выводу, что наша организационная работа не соответствует этим требованиям. Вместе с тем нужно отметить, что секретари райкомов начинают сравнительно больше заниматься вопросами партийной учебы.
Перед отъездом сюда приходил ко мне секретарь Демидовского райкома партии для беседы по вопросам партийной пропаганды. Почти впервые встречаюсь с таким явлением, когда первый секретарь райкома приходит не по поводу денег или присылки работников, а приходит говорить по существу пропагандистской и агитационной работы в районе. Надо признать, что секретари райкомов в подавляющем своем большинстве очень плохо знают эту работу и виноваты в этом отчасти мы, работники пропаганды.
Нам нужно добиться, чтобы первые секретари райкомов действительно занялись делом постановки учебы коммунистов. Там, где первые секретари занимаются этим делом, чувствуются заметные сдвиги в этой области.
Я был в Новозыбковском районе, побывал в первичных организациях, провел совещание парторгов, секретарей партийных комитетов и пропагандистов партийной и комсомольской сети. После этого на пленуме райкома много внимания было уделено вопросам ликвидации имеющихся крупнейших недостатков на этом участке работы.
Я не могу утверждать, что там сейчас все обстоит хорошо. Но тот факт, что сам актив стал учиться, что сами секретари стали учиться, имеет большое значение. Учеба актива у нас одно из самых слабых мест. У нас очень мало кружков по ленинизму, есть районы, где нет ни одного кружка по ленинизму. Объясняется это не только плохим комплектованием школ и кружков, хотя и это имеет место. Сказывается то, что партийный актив в районе не учится.
В Брянске я натолкнулся на такое явление: в организации три с лишним тысячи коммунистов и почти нет кружков по ленинизму. Объясняется это тем, что подавляющая часть работников из руководящего актива не учится. На пленуме я огласил список тех, которые не учатся. Список получился довольно длинный.
В Новозыбковской организации в этом отношении сейчас наступил перелом. Учеба актива там организована так: первый кружок из 7 человек — это руководящая верхушка района — секретари райкома, председатель рика, уполномоченный НКВД, редактор, культпроп и директор пединститута (он же и руководитель кружка); второй кружок — 14 человек, туда входят инструктора райкома, председатель горсовета, директора предприятий и др.; наконец, третий кружок — тоже актив, но более широкий, для работников несколько меньшего масштаба.
К сожалению, учеба актива у нас пока далеко не общее явление. Почему актив плохо учится? Здесь, между прочим, имеет место такое явление: боятся показать свою неграмотность, чтобы не уронить авторитета. Особенно это характерно для небольших районов. Обычно это наблюдается среди секретарей райкомов, а за ними вслед тянутся и другие — председатель рика,. уполномоченный НКВД и т. д. В результате получается, что основная группа, верхушка, менее всего охвачена учебой.
Чтобы устранить этот крупнейший недостаток, мы в прошлом году отобрали 17 самых квалифицированных товарищей, прикрепили каждого из них к двум районам для руководства занятиями с руководящими работниками и, кроме того, для инструктирования пропагандистов.
Должен сказать, что это дало большую пользу. К сожалению, с наступлением летних каникул эта работа прекратилась. Начиная с сентября она несколько подвинулась, но ведется все еще недостаточно регулярно.
Ленинградцы говорили, примерно, о такой же работе, но у них дело было лучше организовано. Там работа с активом проводится по определенной программе. У нас же никакой программы не было. Разбирали каждый раз важнейшие очередные решения партии, текущие вопросы.
Какие я сделал из сегодняшнего совещания выводы?
13 декабря текущего года у лас состоится пленум обкома. После пленума мы думаем провести с первыми секретарями райкомов специальное совещание по вопросам пропаганды и агитации. Мы постараемся, чтобы они знали по-настоящему, что надо делать по этой линии.
ХАВИНСОН. Правильно.
КАГАН. Сейчас для этого создались очень благоприятные условия.
ХАВИНСОН. У вас проверка партийных документов закончилась?
КАГАН. Да, это будет итоговый пленум. Мы постараемся сделать так, чтобы первые секретари райкомов не только знали, что делать, но чтобы они систематически информировали пропагандистов о той работе, которую проводит райком. Опыт убеждает нас в том, что если пропагандист недостаточно авторитетен, то это часто объясняется не только слабой его подготовкой. Дело в том, что слушатели кружков часто не в состоянии получить исчерпывающие ответы по целому ряду текущих вопросов. Объясняется это оторванностью пропагандистов от непосредственной партийной работы, незнанием того, над чем работает не только обком, но даже и райком. А наш основной кадр партийных работников еще не привлечен к пропагандистской работе. У нас в Бежице среди пропагандистов большой процент партийных работников. Это объясняется, во-первых, тем, что там сидит хороший секретарь, во-вторых, по Бежице было в мае специальное решение ЦК ВКП(б), и обком помог выполнить это решение. К сожалению, Бежица пока исключение, а не правило.
Нужно, чтобы не менее чем раз в месяц секретари райкомов собирали и инструктировали пропагандистов, знакомили их с мероприятиями, намечаемыми райкомом на данный отрезок времени. Сейчас мы это делаем по линии ИМЗО.
Мы ввели такой порядок: прежде чем товарищам отправиться в район, они прорабатывают в семинаре очередную тему, и, кроме того, мы их инструктируем, вводим товарищей в курс того, над чем работает в данное время обком.
СТЕЦКИЙ. Как у вас с работой по линии ИМЗО?
КАГАН. Мы ИМЗО уделяем много внимания. По линии ИМЗО учеба проводится, бесспорно, лучше и более квалифицированно, чем по линии партийных кружков и школ, хотя и тут далеко не все в порядке. Тов. Кнорин обратил наше внимание на имеющийся у нас самотек в комплектовании, и это не без основания. По заочному обучению партийных работников у нас мало обучается. Это большой недостаток, но мы его исправим.
ГОЛОС С МЕСТА. Сколько у вас радиоаудиторий?
КАГАН. К началу учебного года по ИМЗО в районах было по одной аудитории. У нас 79 районов.
ГОЛОС С МЕСТА. Бездействовали?
КАГАН. Да, абсолютное большинство их бездействовало.
Более или менее сносное положение было в 23 районах. Обком по этому поводу вынес специальное решение, обязывающее райкомы партии к началу работы ИМЗО создать не меньше 2-3 аудиторий в каждом районе. Укрепили руководство радиоотдела. Сейчас у нас, примерно, до 170 работающих аудиторий. Я привожу данные отдела связи. ИМЗО дает несколько иную цифру.
Несколько слов о том, как мы организовывали работу отдела. Решением ЦК нам дается по штату: заведующий отделом, технический работник и пять инструкторов.
ГОЛОС С МЕСТА. А печать?
КАГАН. В это число входят и работники печати. На печать даются два инструктора; остается три инструктора по пропаганде и агитации. Районов у нас 79, и с обслуживанием их приходится очень туго.
При распределении обязанностей мы стараемся сочетать территориальный и функциональный признаки.
На одного инструктора у нас приходится 25 районов плюс подготовка кадров, на другого-25 районов и работа по агитации. Единственный выход в привлечении внештатных инструкторов.
ПОЗЕРН. Что значит возложить на инструктора 25 районов? Это значит, что нет никакой работы.
КАГАН. Конечно, нагрузка чрезмерная. Для того чтобы, инструктор побывал в каждом районе по одному разу, нужна уйма времени. Но другого выхода я не нашел.
Два слова о совпартшколах. Мы взяли две совпартшколы, чтобы готовить в них пропагандистов. В каждой школе, по 250 человек, из них 100 оргработников и 150 пропагандистов. Срок обучения годичный. Набирать будем обязательно партийцев с определенным, хотя бы минимальным, опытом партийной работы и с общеобразовательной подготовкой (не ниже четырехклассной).
 
 
РАБИЧЕВ
Партиздат ЦК ВКП(б)
Товарищи, я должен, само собой разумеется, прежде всего сказать об учебниках. Начну с учебника Карпинского, потому что с ним происходит нечто непонятное. Мы определили тираж учебника Карпинского в 800 тыс. экземпляров, а имеем заказов только на 600 тыс.
СТЕЦКИЙ. А они говорят, что им нехватает учебников!
РАБИЧЕВ. По сравнению с прошлым годом это просто непонятно. В прошлом году учебник Карпинского мы выпустили, в количестве 1300 тыс. экземпляров, а в этом году, наш торговый отдел боится затоваривания при тираже 800 тыс. Это совершенно непонятно. Видимо, на местах наши товарищи до сих пор не могут привыкнуть к тому, что книжки распределять нельзя больше, что книгой нужно торговать, а торговать — это значит следить за тем, какой заказ дает магазин, отделение КОГИЗ.
КОНИК. Наш магазин дал заказ на 10 тыс. экземпляров, а получил 1 тыс.
РАБИЧЕВ. Таких фактов много. Более того: вот приехал к нам товарищ из Белгорода специально за учебником Карпинского, и, когда мы спросили, почему из вашей области такой, ничтожный заказ, — он развел руками. Товарищи, если вы хотите иметь учебник, следите за вашими торгующими организациями, чтобы они были организациями продвижения книги, а не организациями торможения книги.
Если ваша организация не даст во-время заказа, мы не станем печатать: ныне времена другие, времена развертывания советской торговли.
СТЕЦКИЙ. Речь идет о КОГИЗ.
РАБИЧЕВ. Да, о КОГИЗ в первую очередь. Партиздат имеет на всю страну всего только 10 своих магазинов. Нам свои магазины нужны для того, чтобы чувствовать спрос, но мы не можем стать торгующей организацией.
СТЕЦКИЙ. Никто нам этого не даст.
РАБИЧЕВ. Никто нам этого и не даст. Есть сеть Книгоцентра, Союзпечати, кооперации, есть ряд торгующих организаций. Они дают заказы издательству. Мы не можем покрыть всю страну сетью своих магазинов. В 1934 г. по прямой директиве ЦК ВКП(б) мы закрыли свои отделения и оставили 10 магазинов на всю страну. Большей сети мы иметь не можем. Тем важнее ваш контроль за продвижением книги, за книжной торговлей. Между тем, у нас никак не могут отойти от методов распределения.
Тов. Кнорин мне рассказывал о том. что происходит с книгами в Ивановской области. Оказывается, когда там в магазинах получили сочинения Ленина и Сталина, заведующие магазинами стали придерживать «на всякий случай» эти книги: «А вдруг нехватит».
Я утверждаю, что здесь нет ни одного человека, который сказал бы, что ему нехватает «Вопросов ленинизма».
ГОЛОСА С МЕСТ. Правильно.
РАБИЧЕВ. Наш первоначальный план был 1 200 тыс. Тов. Стецкий предложил нам сделать 2 млн. «Вопросов ленинизма». Мы сделали 2700 тыс. Никакого «закрытого распределения» этой книги нельзя терпеть. Книгой надо торговать, она должна быть во всех магазинах и киосках. И вы должны следить за этим. Надо научиться торговать книгой. Надо научиться доводить до сведения читателя, какие книги имеются в продаже. Здесь сидит т. Ипполитов из Челябинска. Когда я был в Челябинске в сентябре, первое, что мне бросилось в глаза, — может быть, вследствие моего пристрастия к книгам, — на главной улице, — это витрина центрального книжного магазина, в которой выставлены тома — Ленина полное собрание сочинений.
ПОЗЕРН. Дайте нам.
СТЕЦКИЙ. Полное собрание сочинений можно дать.
РАБИЧЕВ. Я могу вам отпустить полное собрание сочинений Ленина — ровно столько, сколько вы в состоянии купить.
ХАВИНСОН. А ты рассрочку дашь?
РАБИЧЕВ. Видите, как он заговорил о рассрочке! Я не случайно спросил ленинградцев, сколько они могут купить. Они сначала размахнулись на 50 тыс. комплектов, — это на 1,5 млн. книг, а когда я поставил вопрос — даешь деньги за книги, — стало иначе…
В Челябинске в здании обкома, находящемся рядом с магазином, в окне которого выставлено собрание сочинений Ленина, ряд товарищей обращался ко мне с просьбой помочь достать им тома Ленина, и, когда я отвечал: «Пожалуйста, зайди вот рядом в магазин, там сколько угодно», — мне вначале не верили: спросить в магазине — люди сами никак не могли додуматься до этого. Они привыкли к распределению книг.
РАТНЕР. Вот как вы испортили людей.
РАБИЧЕВ. Ты лучше расскажи, что делалось, когда летом стал выходить однотомник сочинений Ленина-Сталина. Когда появились первые 20 тыс. экземпляров (а первый тираж мы всегда даем небольшой), москвичи потребовали дать централизованно 60 тыс. для одного московского комсомола. Я тогда не мог этого сделать. Теперь, когда выпущено нами полмиллиона экземпляров, что-то я не слышу от тебя требований. (Смех.) Ты уже не кричишь — это хороший признак.
РАТНЕР. Я покричала, больше не дали, и перестала кричать.
ХАВИНСОН. Нам мало даешь.
РАБИЧЕВ. Ты, Яша, не кричи. Если я все про тебя расскажу, то совещание над тобой устроит самосуд. У нас вышел первый тираж первого тома Кирова. Эта книга выпущена нами в Ленинграде через 20 часов после того, как книга была просмотрена в ЦК. Это был наш рекорд. Первое издание, как мы всегда делаем, вышло в небольшом тираже — в количестве 10 тыс. экземпляров.
И вот товарищи ленинградцы предъявляют требование дать им 6 тыс. экземпляров. Я говорю: мы дадим вам 6 тыс. экземпляров, а что тогда делать Москве, ей тоже надо дать 6 тыс. экземпляров.
ГОЛОС С МЕСТА. Сколько они получили?
РАБИЧЕВ. Три с половиной тысячи.
ХАВИНСОН. Сперва вы нам хотели дать только полторы тысячи, а потом мы нажали и получили три тысячи.
РАБИЧЕВ. Думаю, что мы сделали здесь не совсем правильно: 3,5 тыс. дали Ленинграду, 3,5 тыс. — Москве и только 3 тыс. остальным. А ленинградцы на меня еще обиделись, говорят, мало дали. Но так же нельзя, надо же и провинции дать новую книгу. Пойдет большой тираж, всем хватит.
Относительно учебника Ингулова. Мы Ингулова даем 1050 тыс., из которых уже отгрузили свыше 720 тыс. Для начала, конечно, этого достаточно, по вообще боюсь, что нехватит,придется увеличивать тираж.
СТЕЦКИЙ. Потому, что по Ингулову учатся комсомольцы.
ГОЛОС С. МЕСТА. Да.
РАБИЧЕВ. Уже 720 тыс. учебников Ингулова отгружено.
По учебнику Карпинского мы отгрузили 313 тыс. До конца месяца сможем выпустить весь тираж.
ГОЛОС С МЕСТА. Миллион экземпляров. Заказов на 600 тыс.
РАБИЧЕВ. Те сведения, которые я даю об отгрузке, — это на 1 декабря. На сегодняшний день по Ингулову немного больше отгружено, примерно, 740 тыс. До конца года мы сдачу учебника Ингулова доведем до 1 млн. экземпляров.
Несколько сложнее у нас с учебником Волина и Ингулова. Мы даем тираж свыше 1 млн. К концу месяца мы выпускаем, примерно, 750 тыс.; отгрузили пока немного. На сегодняшнее утро было отгружено тысяч 20, и в течение сегодняшнего дня должны были отгрузить 37 тыс. Всего на сегодняшний вечер должно быть отгружаю тысяч 50. Это немного. К концу месяца мы доведем дело до 750 тыс.; 500 тыс. даст Москва и 250 тыс. — типографии Ленинграда. Надеемся, т. Хавинсон поможет 
нам вовремя выпустить ленинградский тираж и не заберет его весь себе.
Об учебнике истории партии Алексей Иванович уже говорил во вступительном слове. Это будет очень сложная полиграфическая задача, потому что учебник вырос по объему в 55 печатных листов, а иллюстраций к нему — свыше 200. Кроме того, мы готовим еще три тома хрестоматии работ Ленина-Сталина к изучению истории ВКП(б).
СТЕЦКИЙ. А учебник по истории партии будете издавать, покуда не насытите рынок?
РАБИЧЕВ. Да, учебник по истории партии будем издавать, покуда не удовлетворим спроса.
ХАВИНСОН. Когда он выйдет?
РАБИЧЕВ. Партиздат показал, что, когда редакция книжки готова, когда учебник окончательно утвержден, мы умеем давать в приличных темпах. — Вот ЦК нас обязал к 10-му числу выпустить 10 млн. брошюр с материалами совещания стахановцев, из них 5 млн. брошюр речи товарища Сталина. Сегодня 5-е число. Сейчас это задание еще не выполнено, нахватает 137 тыс. до 10 млн. Но я надеюсь, что до 12 часов ночи нажмем, и 10 млн. экземпляров брошюр будут выполнены. Первые экземпляры полного стенографического отчета совещания стахановцев (с иллюстрациями и портретами) можно показать 10-го числа, не позднее 11-го. Будем драться за такие же темпы ив издании учебника по истории ВКП(б).
ГОЛОС С МЕСТА. Какой тираж будет?
РАБИЧЕВ. Тираж этой книжки я даже боюсь назвать. Положение таково: там намечается свыше 200 иллюстраций. Вы знаете, что такое печатание иллюстраций, — это специальная бумага и, самое главное, приличные иллюстрации исключают применение ротационных машин. Нужно будет итти по плоской печати. Вы представляете себе, что это такое? Это значит, нам нужно мобилизовать всю плоскую печать Москвы и Ленинграда, мобилизовать всю бумагу «Каменка № 2». Все это будет резать темпы сдачи готовых книг. Приятно иметь книгу с хорошей иллюстрацией, но это имеет свою оборотную сторону. Заранее можно сказать, что с появлением этой книжки все бросят старые учебники и потребуют сразу эту книгу.
ГОЛОС С МЕСТА. А где они теперь, эти учебники по истории партии?
РАБИЧЕВ. В этом году осенью мы издали 300 тыс. учебников т. Кнорина. Общий тираж учебников по истории ВКП(б) с января этого года составляет около 1 млн. экземпляров. Этого, конечно, недостаточно. Мы давали до 1,5 млн. каждого учебника в год. Когда появится новый учебник, то требования сразу дойдут миллионов до 5.
РАТНЕР. Многие товарищи книги придерживают.
СТЕЦКИЙ. Они не учатся по истории партии, куда же делся учебник?
РАБИЧЕВ. Если каждый держит у себя учебник, то введите только одну поправку, чтобы каждый покупал книгу, И книга появится. До сих пор идет закрытое распределение учебников. От закрытого распределения необходимо перейти к открытой торговле. Это блестяще показал опыт с учебниками дли средней школы. Сейчас повсеместно замечается затоваривание учебников для начальных и средних школ. То же самое было в Москве с хлебом. Отменили карточки, стали расходовать меньше хлеба. Упорядочить расход книги — это важное дело.,
СТЕЦКИЙ. Где материалы по конгрессу Коминтерна? Сколько издано…
РАБИЧЕВ. Димитрова — 1 550 тыс., Пика — 1 200 тыс. и т. д., всего свыше 10 млн.
КНОРИН. Я видел эти книги в руках людей, которые не могут прочитать ни одной страницы. Создали искусственный спрос.
ГОЛОС С МЕСТА. А каков тираж брошюры Берия?
РАБИЧЕВ. Берия — 100 тыс.
В ближайшее время выходит еще 200 тыс. экземпляров книги Берия. Выйдет также иллюстрированное ее издание, вероятно, к началу февраля.
Позвольте сказать об одном вопросе, по поводу которого мы много говорили и который имеет огромное значение.
ГОЛОС С МЕСТА. «ВКП(б) в резолюциях» издали?
РАБИЧЕВ. Не позднее чем через месяц «ВКП(б) в резолюциях» выйдет в новом, дополненном издании.
У нас в пропаганде получился крен в сторону школьной учебы: руководство индивидуальным чтением, что всегда составляло главное содержание работы старых пропагандистов, — ныне отсутствует. Суметь порекомендовать книгу, — это ведь очень важно. А ныне некоторые товарищи думают, что изучать марксизм и ленинизм можно только в школе, только по расписанию, только по стандартной программе. Организованная работа по расписанию, по единообразному учебнику, плановое распределение пропагандистов — все это большое завоевание, надо его закреплять и развивать. Но когда мы сводим все дело только к этому, особенно, когда речь идет о работе среди молодежи, то это неправильно. Те пропагандисты,которые помнят пропаганду в старое время, помнят, что они начинали с маленьких вещей, вроде таких, как «Сказка о воде», «Пауки и мухи» и др. Затем постепенно переходили к более сложным вопросам — прорабатывали Эрфуртскую программу, брали отдельные произведения Ленина, Сталина, отдельные брошюры Маркса, Энгельса и т. д.
Мне кажется, что товарищи ныне недооценивают значения отдельных брошюр.
Вот у нас люди часто говорят: «А скажите, где у нас такая брошюра, как, скажем, например, брошюра «Пауки и мухи» или Беллами «Сказка о воде»?» Но, товарищи, такие книги, как беседа товарища Сталина с Уэльсом, или беседа с Людвигом, или беседа с американской рабочей делегацией, разве эти изданные отдельными брошюрами книги не являются еще более глубокими и блестящими? Вы помните, товарищи, как Уэльс сам заканчивает свою беседу? Он говорит, что товарищ Сталин, беседуя с ним, верно, вспоминает, как он пропагандировал основы социализма в подпольных кружках. Хваленый Уэльс почувствовал, что он является пигмеем перед гигантом.
ГОЛОС С МЕСТА. А речь товарища Сталина на Всесоюзном совещании стахановцев?
РАБИЧЕВ. Мы дали 5 млн. тиража речи у стахановцев; 2 млн. даем тиража речи у комбайнеров, — она уже вышла.
Эти книги являются именно той литературой, с которой пропагандист может начинать свое самостоятельное чтение. Ничего лучшего в мировой литературе нет. Между тем, эти книжки явно недооценены, потому что у нас привыкли к учебнику — лист такой-то, страница такая-то, строчка такая-то.
СТЕЦКИЙ. Я считаю, что такой метод ошколяривания нашей молодежи прямо-таки губителен.
РАБИЧЕВ. Если взрослый человек, ищущий, желающий в кратчайший срок, сжато, получить знания, идет в школу, к учебнику и охотно учится в этой системе, то молодой парень в большей мере ищет самостоятельного чтения, книгу, которая будит мысль, вызывает массу Новых для него вопросов, по поводу которых он будет спорить с товарищами. Эти молодежные горячие обсуждения — ведь совершенно естественная потребность у всякого молодого парня и девушки. И вот, оказывается, что такие замечательные книги, которые надо дать молодежи, как, например, беседа Сталина с Уэльсом, беседа с Людвигом, беседа с американской делегацией, — весь этот лучший материал, материал, которым может пользоваться всякий пропагандист, — этот материал мы ошколярили, даем только в цитатах, только в школе. У нас не читают, а «прорабатывают». Мы издали всего Маркса, всего Энгельса, всего Ленина, всего Сталина в виде отдельных брошюр. Вы, товарищи, не можете назвать ни одной книги классиков марксизма, которая годилась бы для работы с пропагандистами и которая не вышла бы у нас в массовом тираже.
ГОЛОС С МЕСТА. Тут есть известное пренебрежение к небольшой книге.
СТЕЦКИЙ. У нас все это построено действительно бюрократически.
РАБИЧЕВ. Когда я говорил обо всем этом в ЦК комсомола, то т. Косарев рассказал о своей беседе с одним парнем. На вопрос т. Косарева, что он читает, тот ему ответил: «Читаю томы Ленина». Видимо, этот товарищ набрался воли и хочет все произведения Ленива прочесть подряд. У нас совершенно нет руководства индивидуальным чтением. В отношении продвижения индивидуальной книги работа у нас совершенно неудовлетворительная. Огромная вина в этом и наша, издателей, и особенно книготорговцев. У нас за; время книжного голода разучились продвигать книгу. У нас книгу все еще распределяют и, не заглядывая в книжный магазин, посылают телеграфные требования прямо в Культпроп.
Сплошь и рядом бывает так, что все эти книготорговцы, включая к книготорговцев из Партиздата, более всего боятся затоваривания книги и хотят жить по той норме, по которой они жили в последние годы. Обычно к ним приходил потребитель и просил: «Дайте мне сотню экземпляров учебника». Ему отвечали: «Так и быть, один экземпляр дадим». Сейчас так делать нельзя. Книгу нужно рекламировать. У нас, к сожалению, такой рекламы книги, которую можно бы поставить как настоящую библиографию, как массовое продвижение книги, — такой рекламы у нас нет. У нас нет соответствующего печатного органа. С библиографическими и критическими журналами нам до сих пор не везет.
Товарищи, работающие в этой области, над этой проблемой не думают. А между тем без разрешения этой проблемы нам двигаться дальше нельзя. Если бы какой-нибудь брошюры из тех, которые я назвал, вам нехватило и вы ее не нашли бы на складе Партиздата, при его мощности никаких трудов не стоило бы выпустить эту брошюру в нужном тираже.
Вот, товарищи, те основные вопросы, которые я хотел поставить. У нас Партиздат еще очень мало дает литературы массовой, пропагандистской и агитационной. Этот вопрос служит предметом обсуждения в ЦК, и он найдет свое разрешение в ближайшее время. Но мне кажется, что те основные книги, которые должен иметь каждый пропагандист, то основное оружие, без которого двигаться нельзя, — книги Ленина и Сталина, — мы дали в количестве, обеспечивающем все потребности. Книги по марксизму и ленинизму имеются теперь у нас безусловно. Если кое-где имеются некоторые перебои, нехватка, — эти перебои можно полностью ликвидировать. И то, что сделано в течение этих лет, дает возможность пропаганду ленинизма поставить по-настоящему, глубоко и солидно.
 
 
ХАРИТОНОВ
ПУРККА
Я, прежде всего, должен отметить особые условия партийной учебы в армии. Армия, как известно, военно-политическая школа. Политическая учеба является составной органической частью всей ее жизни, всей ее работы. Из этого вытекает, что систематический курс элементарной политграмоты наш партиец и комсомолец вместе со всеми красноармейцами получает в общем порядке на политических занятиях, которые представляют собой цельный курс (свыше 400 часов), приближающийся по объему к учебнику Волина и Ингулова. На этих политических занятиях комсомольцы и партийцы вместе с беспартийными получают элементарные знания, изучают основы политграмоты. Отсюда требование к партийной учебе, к партийному просвещению: не дублировать этих школьных политических занятий.
Вторая особенность заключается в том, что вся наша партийная организация состоит из двух трупп: первая-партийный командный начальствующий состав, находящийся в Красной Армии по многу лет, большей частью состоящий из сравнительно старых членов партии, вторая — комсомольцы и партийцы, главным образом, кандидаты из рядовых красноармейцев, молодежь, проходящая службу в Красной Армии в течение двух лет. Отсюда совершенно естественное требование — диференцировать формы партийной учебы, марксистско-ленинской подготовки.
Третья особенность: партийная и комсомольская организации у нас объединяются под руководством политотделов, и, следовательно, на политотдел, а в частях на бюро партийной организации полностью возлагается задача контролировать и руководить комплектованием комсомольской сети, подбирать для этой сети пропагандистов, руководить комсомольскими школами. На сегодняшний день комсомольские школы составляют, примерно, половину всей пашей сети.
Еще одна особенность, которая предъявляет к нашей армейской парторганизации особо высокие требования, — это те особо благоприятные условия, в которых находится партийная учеба в армии по сравнению с другими организациями: все люди живут и работают в одном месте. У нас нет проблемы «одиночек»; пропагандисты изо дня в день встречаются со своими слушателями, они не приходят извне. Устойчивый, прочно сложившийся режим армейской жизни дает большие, чем где бы то ни было, возможности вести борьбу за посещаемость, за полное использование времени. И, наконец, многочисленный и крепкий партийно-политический аппарат, который полностью используется нами для дела партийной учебы. Все эти особенности, повторяю, заставляют предъявлять к нам особо повышенные требования, которые мы не вполне выполняем.
У нас первой, основной ступенью партийной учебы является кандидатская школа, занятия в которой строятся, однако, не по обычной программе кандидатских школ, так как элементарный курс политической грамоты у нас люди получают на политзанятиях. В кандидатской школе кандидаты партии и приходящие к нам в армию сочувствующие, — у нас в армии групп сочувствующих нет, — получают основные сведения об учении Ленина-Сталина о партии, изучают вопросы партийного строительства, устав и программу партии и текущие политические вопросы.
Следующая ступень после прохождения кандидатской школы — это кружки по истории партии, которые занимаются по учебникам с привлечением в большей или меньшей степени первоисточников.
Третья ступень — кружки по истории партии, которые занимаются по первоисточникам, и следующая ступень — тематические кружки и кружки по изучению отдельных произведений Маркса, Ленина, Сталина.
Что представляет собою по составу наша сеть? Осенью этого года у нас было 2 тыс. кандидатских школ. Эти 2 тыс. кандидатских школ, вернее, большинство, примерно, к июню месяцу закончили свою основную программу. В течение лета и осенью они прорабатывали решения июньского пленума, решения VII конгресса Коминтерна и приступили к изучению речи товарища Сталина на совещании стахановцев. Большинство кружков по истории партии работает по учебнику. В наших военных учебных заведениях, в которых проходится систематический курс истории партии в учебном порядке, преобладающей формой партучебы являются кружки текущей политики. Имеется солидное количество тематических кружков и кружков по изучению отдельных произведений классиков марксизма-ленинизма.
Это, товарищи, я говорю о той сети кружков, которая охватывает, главным образом, рядовой состав партийцев и кандидатов. О комсоставе я скажу дальше.
Сейчас в связи с увольнением в бессрочный отпуск и приходом новых красноармейцев мы будем иметь значительное изменение в этой сети. Сейчас происходит комплектование новых школ и кружков из приходящих вновь товарищей, и количество кандидатских школ у нас резко, в несколько раз, сократится, потому что новых кандидатов партии приходит очень мало, а приходит молодежь, приходят комсомольцу. А кандидаты, которые были в прошлом году в кандидатской школе, закончили программу и должны будут перейти в кружки по истории партии.
Таким образом, получится резкое уменьшение кандидатских школ и соответственно вырастет количество кружков по истории партии и тематических кружков, потому что целый ряд товарищей основы большевистской грамоты уже усвоил.
В вопросы комплектования нам придется, видимо, внести серьезные поправки в соответствии с тем, что говорилось здесь, на совещании. До сих пор делом комплектования занимались лишь в полку: парторганизация комплектовала кружки, партийное бюро полка и комиссар утверждали их состав, а политотдел дивизии заботился только о подборе пропагандистов и об их проверке.
Мне кажется, что после этого совещания в эту практику мы должны будем внести поправку, привлечь к этому делу политотделы.
Что же касается руководителей школ и кружков, то я должен сказать, что мы в 1935 г. имеем очень большое завоевание: у нас около 50% всех руководителей партийных и комсомольских школ и кружков составляют партийно-политические работники, работники политотделов, комиссары частей, секретари парторганизаций. К примеру возьму одно авиосоединение. В одной эскадрильи кружок по истории партии ведет т. Доронин — отсекр партбюро, в другой — руководитель кружка по истории партии тоже отсекр партбюро т. Липкий, в третьей — кружком по истории партии руководит опять-таки отсекр партбюро т. Барышев, в следующей — кружок по истории партии ведет начальник штаба, старый партиец, кандидатскую школу — командир роты, член партбюро, комсомольскую школу — отсекр комсомола.
Крупнейшим завоеванием этого года было то, что у нас проведено фактически, на деле, правило, что нет политработника, который не вел бы сам непосредственно пропагандистской работы. Такого политработника в армии найти нельзя, вплоть до начальников политотделов дивизий и даже помполитов корпусов.
СТЕЦКИЙ. Вот к чему мы должны перейти.
ГОЛОС С МЕСТА. Есть чему поучиться.
ХАРИТОНОВ. Теперь по второму вопросу, по вопросу о наиболее многочисленной группе начальствующего состава Красной Армии, т.е. о более или менее старых партийцах, находящихся в армии давно. 1935 год был но-настоящему годом изучения истории партии нашим активом и нашим начальствующим составом. Это нельзя назвать иначе, как массовым движением за изучение истории партии. Но должен сказать, что в дополнение к директивам ЦК, мобилизовавшим все парторганизации, начальник Политуправления РККА т. Гамарник принял в отношении руководящих работников специальные меры, так сказать, организующего порядка. Он совершенно правильно решил, что если начнут заниматься как следует и возьмутся по-настоящему за изучение истории партии все наши высшие руководящие политработники (начальники политотделов, помполиты корпусов, комиссары полков), то за ними потянутся все остальные, и они сумеют руководить делом изучения истории партии по существу. В течение прошедшей зимы, начиная с января месяца, всех руководящих политработников, которые вызывалисьв ПУР для доклада, мы приглашали для беседы по вопросу о том, что они читали за последний год.
Начальник политотдела приезжает в ПУР для доклада по вопросу о состоянии партийно-политической работы в дивизии. Его приглашают на такую беседу.
Беседа продолжается 40—50 минут. Часто выяснялось, что товарищ, нe читал, что он в течение последнего года мало работал над собой. После того как несколько десятков товарищей на протяжении месяца были таким образом проверены, в одном из писем начальника ПУР было опубликовано несколько фамилий: одного начальника политотдела дивизии, нескольких комиссаров полков и секретарей партийных организаций, т.е. людей, которые сами должны руководить партийной пропагандой в частях, а работают над собой совершенно недостаточно, мало читают, отстают.
После того как каждый комиссар части получил это письмо, в котором было написано, что такой-то начподив и несколько комиссаров полков из разных округов, — люди, которых все знают, — работают над собой плохо и поэтому не могут руководить по существу, на деле, изучением коммунистами истории партии, — после этого движение за изучение истории партии приняло еще более организованный и настойчивый характер.
После этого во всех округах были проведены месячные и двухмесячные сборы руководящих работников. В Ленинграде и на Украине это было проделано особенно широко. Собрали всех начподивов и посадили за работу над книгой. Это все такие люди, которые раньше изучали историю партии, но многое позабыли. Дали им хороших преподавателей, и в течение месяца-двух во всех округах группу за группой пропустили высший и старший политсостав. Это дало огромные результаты.
Надо прямо сказать, что бывают иногда такие случаи, когда руководящие товарищи не ходят на занятия не потому, что они ленятся, не потому, что они недооценивают партийную пропаганду, а просто товарищ боится оказаться в неловком положении. Пропагандист, может быть, сделает ошибку или вступит в дискуссию со слушателями, или, наоборот, слушатели с пропагандистом, а он окажется в положении нейтрального наблюдателя, не сможет разрешить спор.
СТЕЦКИЙ. Причем бывает такое положение, что такой товарищ оказывается выше по чину.
ХАРИТОНОВ. Вот почему, для того чтобы поставить руководство партийной пропагандой по существу, мы, прежде всего, начинаем с теоретической подготовки самих руководящих работников.
Осенью прошлого года мы организовали дивизионные партшколы при каждой дивизии. Школы эти состоят из трех отделений. Одно отделение — партийные организаторы, второе — комсомольские организаторы и третье — это резерв партактива.
Эти товарищи занимаются историей партии, географией, текущей политикой и очередными вопросами партийной работы. 20 тыс. человек мы пропустили за год через эти школы.
В этом году мы предполагаем расширить эту практику и включить в состав дивизионных школ и пропагандистов, нуждающихся в систематической подготовке. 
Зато не вышло у нас с вечерними ком вузами с двухгодичным сроком обучения. Если один — два комвуза работают не плохо, то в большинстве случаев лишь единицы проходили полностью первый и второй курсы.
ГОЛОС С МЕСТА. А как качество?
ХАРИТОНОВ. Вот именно, товарищи, я и хотел сказать дальше о качестве нашей работы в партийных школах.
Несмотря на то, что состав пропагандистов мы подобрали; как будто бы квалифицированный, несмотря на то, что в феврале месяце мы еще- раз проверили весь состав пропагандистов н после этой проверки убрали всех негодных людей, несмотря на то, что у нас очень редки теперь случаи извращения партийной линии, все же до сих пор школярство, формализм…
ГОЛОС С МЕСТА. Казенщина.
ХАРИТОНОВ. Вот именно — казенщина, натаскивание, — все это, товарищи, продолжается. Чем это объясняется?
Это объясняется, товарищи, прежде всего, тем, что у наших даже подготовленных пропагандистов отсутствуют методические навыки, и тем, что общекультурный уровень пропагандистов еще невысок. В этом году мы были вынуждены по двум частным методическим вопросам дать указания. У нас занятия кружков, а также занятия школ происходили часто таким образом, что часть времени на занятиях отдавали чтению учебников: это превращало занятия в скучное, нудное чтение вслух. Мы дали специальные указания о том, что чтение учебника — это только подготовка к занятиям, но ни в коем случае не должно подменять самого занятия, беседы. Тут один из товарищей сообщал о таких кружках, где на занятии под руководством пропагандиста слушатели составляли конспект. У нас это тоже было довольно распространенным явлением, но фактически это превратилось в диктовку, люди главным образом писали, а не старались понять и обсудить тот или иной вопрос.
ГОЛОС С МЕСТА. А записывать основные мысли?
ХАРИТОНОВ. Этого не надо запрещать, но, по моему мнению, это следует делать в процессе подготовки к занятиям. Надо также учитывать, что есть товарищи, которые прекрасно понимают, но только не могут оформить свою мысль. Учить этому надо, а подменять этим живую беседу нельзя.
Еще один вопрос. Для руководства занятиями; кружков кроме хороших пропагандистов, кроме работы с этими пропагандистами нужна еще проверка самих занятий. Мы обязали всех наших работников присутствовать в день партийного просвещения на занятиях. Но тут у нас получается противоречие — наши комиссары должны сами вести кружки и в то же время присутствовать на занятиях. Мы теперь сделали таким образом, что комиссары свои кружки собирают в другой день.
Три года тому назад мы приступили к введению у нас в полках института инструкторов пропаганды, на которых возлагается вся работа по руководству партийной пропагандой, вся ответственность за все виды партийной пропаганды и непосредственная пропагандистская работа с начсоставом и партактивом. Но мы сделали не так, как обычно. Мы не вводили сразу штаты, а подбирали сначала квалифицированных людей, и только тогда, когда мы находили человека для полка, мы в этом полку вводили штат. Мы делали так для того, чтобы на эту работу не попали неподходящие люди. За три года мы подобрали немного людей, мы подобрали 350 человек. Это — очень немного, но зато это высококвалифицированные люди, над которыми мы работаем, с которыми держим постоянную связь, с которыми организовали систематическую заочную учебу повышенного типа, с тем чтобы они прошли законченный курс военно-политической академии. Этот институт оказал огромное влияние на повышение уровня нашей партийно-политической работы. Над этим институтом, над тем, чтобы расширить его, над тем, чтобы повысить уровень инструкторов пропаганды, мы продолжаем работать дальше.
 
 
КАУЧУКОВСКИЙ
Сталинградский крайком ВКП(б)
Сталинградский край до самого последнего времени был в числе наиболее отстающих в Союзе. И, действительно, за исключением тяжелой промышленности, которая работала у нас удовлетворительно, мы отставали на всех без исключения участках социалистического строительства, в особенности в области сельского хозяйства. Мы считаем, что основной причиной этого явилось наше отставание в постановке партийной работы.
Я приведу несколько примеров, показывающих состояние нашей партийной пропаганды. Не так давно, в мае месяце, мы решили созвать наших штатных пропагандистов, заведующих парткабинетами и культпропами. Их должно было быть 300 человек, а приехало только 35. Почему? Потому, что их на местах у нас нет. У нас в мае месяце не было ни одного заведующего культпропом, а нам полагается их вместе с городом 300 человек. В самом Сталинграде не было ни одного заведующего культпропом райкома.
Еще один пример того, как некоторые райкомы и их секретари относились к делу партийного просвещения. Когда приехал т. Варейкис (он приехал в край в период сева), он обратил внимание на то, что многие секретари начали подготовку к севу, прежде всего, с роспуска и без того довольно худосочной сети партийных школ и кружков. Некоторые делали это довольно дипломатически. Я сам во время сева ездил в Дубовский район посмотреть, существует ли у нас там сеть партийной пропаганды.      i
Я там нашел следующее: обсуждается в райкоме вопрос о севе а об окончании учебы. В связи с этим вносится такое решение: ввиду того, что многие кружки уже заканчивают свою программу, пора прекратить занятия и произвести выпуск кружков. Это был дипломатический маневр для того, чтобы дать понять низовым партийным работникам необходимость окончания партийной учебы и роспуска кружков. В Клетском районе секретарь райкома, бывший начальник политотдела, получивший орден за свою работу, неплохой товарищ, додумался до ликвидации всех партийных кружков и организации рабоче-крестьянского университета. В этот университет он вовлек 350 человек и организовал там партийное отделение на 50 человек.
Вопросы пропагандистского характера на пленумах крайкома ставились у нас в течение 1935 г. два раза. Один раз о состоянии партийной работу в связи с письмом Ленинградского комитета, а затем| в связи с обсуждением вопроса о работе, в деревне.
На бюро партийного комитета мы заслушали семь районов. Обычно мы заслушивали два района в месяц: один район, где работа поставлена удовлетворительно, и второй — где плохо.
Мы решили создать постоянную школу пропагандистов на 170— 200 человек на базе одной из совпартшкол. Величайшее сопротивление встретили мы со стороны райкомов, когда понадобилось выделить слушателей в эту школу.
Учебный план этой школы совпадает с учебным планом высшей школы пропагандистов, за исключением того, что мы ввели общеобразовательные предметы.
Школа рассчитана на 10 месяцев. Материальные условия слушателей школы неплохие: они получают стипендию в 200 руб., на будущий год намечаем 300 руб.
Мы взялись за подбор штатных пропагандистов и заведующих парткабинетами. Часть взяли из окончивших стационарные совпартшколы, 50 человек наилучших — с курсов пропагандистов. Нами укомплектованы штатными пропагандистами все районы. Частично укомплектованы и парткабинеты. Но и эти кадры надо еще учить и учить.
Что касается охвата партсетью членов партии, то на пленуме Сталинградского горкома, специально посвященном вопросу состояния партийной учебы, выяснилось, что по Сталинграду мы охватываем 85%, на селе меньше — процентов 65.
Месяца два-три, как мы начали выделять вопрос о качестве учебы Идейно-политический уровень учебы у нас еще очень низкий. Тов. Варейкис в своем докладе резко поставил вопрос о дисциплине в школах и кружках. Нетерпимо такое положение, когда руководитель не приходит на занятия. То же самое нужно сказать и в отношении слушателей кружков. Должна быть надлежащая подготовка к занятиям как со стороны руководителей, так и со стороны самих слушателей. Это обеспечит большевистское проведение занятий.
Занятия должны проходить с обсуждением вопросов. Ведь люди пришли учиться марксизму-ленинизму. Они должны принимать участие в обсуждении этих вопросов. Это требует, чтобы дисциплина в наших кружках была поставлена надлежащим образом.
Надо вынести решение о том, чтобы был учебный план у кружка. Надо отразить в плане начало занятий кружка, а также срок, когда они должны закончиться.
Мы ставим перед собой задачу — заставить секретарей райкомов войти в сущность партийной пропаганды так же, как они входят в сущность, к примеру, работы МТС. Мы думаем заслушать несколько пропагандистских кружков на бюро крайкома, с тем чтобы разобрать вопросы партийной пропаганды по существу, посмотреть, как же проходит занятие и какие меры здесь надо принять к улучшению этой работы. Нам нехватает конкретности в работе, нехватает оперативности, контроля.
Теперь относительно работы с коммунистами-одиночками. Тут может быть целый ряд методов, вплоть до вызова их в районный центр. Но только одних этих вызовов недостаточно. Мы практикуем прикрепление к ним товарищей из партийного актива, даем им известные задания, проверяем, как выполняются эти задания. Я против одной стандартной формы. Нужно и прикреплять и вызывать, чтобы толковать с ними.
Предложение утверждать на бюро крайкома всех пропагандистов я считаю неправильным. В Свердловске собираются на бюро обкома утверждать всех пропагандистов — 5 тыс. человек. Это невозможно. Это будет формальное утверждение. Получится то, что получилось в Азово-черноморском крае. Нужно утверждать штатных пропагандистов, заведующих парткабинетами и можно было бы утвердить актив агитаторов, а остальных пусть утверждают районные комитеты партии.
ПОЗЕРН. Руководителей семинаров, руководителей вечерних комвузов, руководителей вечерних совпартшкол.
КАУЧУКОВСКИЙ. С этой прибавкой согласен. Теперь относительно учебников. У нас тоже не было учебника по истории партии. Мы напечатали у себя учебник Кнорина, 2-е издание, 25 тыс. экземпляров. Я надеюсь, что это не явится поводом для урезки отпускаемого нам количества нового учебника. У нас доклад Берия был получен в количестве 600 экземпляров. Я просил т. Рабичева разрешить нам напечатать 5 тыс. экземпляров. Он нам категорически запретил, а сам он будет печатать 200 тыс. экземпляров. Если мы в состоянии печатать этот доклад, мне кажется, что т. Рабичев должен был пойти нам навстречу.
Относительно единого дня партучебы, мне кажется, никаких колебаний не должно быть. Единый день, партучебы полностью себя оправдал. Предложение о едином дне подготовки ж занятиям — очень интересное предложение. Основной недостаток наших рядовых коммунистов заключается в том, что они не в состоянии систематически заниматься: Мы должны добиться того, чтобы они научились заниматься ежедневно, Я боюсь, не будет ли в едином дне подготовки к занятиям элементов казенщины, не будет ли коммунист ждать этого дня, чтобы готовиться к занятиям, а систематически заниматься не будет. Но этот опыт мы всё же попробуем поставить у себя.
Говорить о том, что нами полностью ликвидирована сезонность, не приходится. За это надо еще бороться.
Мы придаем громадное значение ИМЗО. Эта форма начала завоевывать значительные партийные и беспартийные массы. Но не все наши райкомы осознали это. Недавно был такой случай по линии ИМЗО. Поехал инструктор ИМЗО в Карабинский район, для того чтобы провести конференцию, а секретарь райкома отменил ее ввиду того, что не окончена сельскохозяйственная кампания. На другой день было заседание бюро крайкома, и мы отменили это решение.
Затем, сколько раз мы твердили о неприемлемости экзаменов для наших партийных школ и кружков, и все-таки экзамены у нас в некоторых местах практиковались.
ЛИСИН
Кировский крайком ВКП(б)
Некоторые из товарищей возражали против разнообразных типов и вариантов кружков в сети партийного просвещения. Мне кажется, что, возражая против такого разнообразия, эти товарищи опровергли свою же точку зрения фактами учебы у них коммунистов в пониженной сети партийного просвещения по 5—6 лет подряд. Этот факт свидетельствует о том, что нужна значительно большая диференциация в учебе коммунистов.,
Огромное количество членов партии и кандидатов нашей организации нуждается в первичных кружках и в первую очередь в том, чтобы научиться читать и писать. Но есть и значительная категория коммунистов, политический уровень которых настолько вырос, что они не нуждаются уже в кандидатской школе. Им надо давать возможность работать над собой в соответствии с их уровнем знаний.
Мы недавно знакомились с состоянием партийной пропаганды на Ижевском заводе. Там значительная часть коммунистов училась в кандидатской школе несколько лет подряд. Чем это объясняется? Это объясняется систематической неуспеваемостью большинства коммунистов, учившихся в этих школах, из-за своей неграмотности и малограмотности. В парторганизации Ижевского завода из 2 500 коммунистов оказалось 450 не умеющих читать и писать. Этих людей, прежде всего, надо научить читать и писать, научить пользоваться газетой, привить им вкус к газете. Надо добиться, чтобы эти коммунисты нуждались в газете, ждали ее выхода.
СТЕЦКИЙ. Что в этом отношении предпринимается?
ЛИСИН. Я говорю, что люди эти должны быть выделены в школу малограмотных.
СТЕЦКИЙ. Есть такая школа?
ЛИСИН. Да, мы этих 450 человек выделили в школу малограмотных, и они там уже учатся. Мы поставили задачу — научить их в этой школе писать, читать газеты и разбираться в газетном материале, а также знать географическую карту Советского Союза и карту мира.
В розданном нам проекте резолюции о работе с малограмотными коммунистами упоминается как-то вскользь. Между тем, малограмотные коммунисты имеются почти во всех наших организациях, не исключая даже Москвы и Ленинграда. Надо узаконить в системе партийного просвещения школы малограмотных.
Но эти школы не должны быть похожи на школы взрослых, организуемые Наркомпросом. Эти школы должны находиться при парткоме. Сюда может быть привлечен лишь педагогический персонал Наркомпроса. Ими должны руководить наши товарищи коммунисты. Наряду с общеобразовательными предметами в школах малограмотных должны проводиться также политические беседы по текущим политическим вопросам.
Я говорю не о политическом часе. Нужно дать стройную программу политического воспитания малоподготовленного коммуниста. Парткомы должны с этими товарищами организовать особые беседы по разъяснению и обсуждению вопросов, которые занимают местную партийную организацию.
Второй вопрос, который я хотел поставить, это вопрос о деревенских коммунистах, об их учебе. Большинство наших партийных организаций весьма малочисленно: 100—120—170 человек, причем эта сотня человек разбросана по разным уголкам района. Около половины нашей организации находится в селах, причем состав деревенских организаций по уровню знаний коммунистов крайне разнообразный.
В таких условиях весьма затрудняется организация партийной учебы коммунистов. У нас в Кировском крае мы нашли следующий выход из положения: прежде всего, мы практикуем специальный созыв коммунистов-одиночек в районный центр ежемесячно на три дня.
ГОЛОС С МЕСТА. Всех коммунистов?
ЛИСИН. Не сразу всех, а частями. Частями потому, что коммунисты имеют разный уровень знаний. Такую учебу надо распространить не только на коммунистов-одиночек, но и на первичные сельские организации, которые в большинстве случаев насчитывают по 3—5 человек и в которых из-за разного уровни знаний этих коммунистов также затруднена организация партийных кружков. Если, например, взять председателя сельсовета, председателя колхоза и учителя, то редко они бывают с одинаковым уровнем знаний. Поэтому организация единого кружка из них будет чисто формальным делом. Отсюда райкомы, учитывая уровень знаний этих коммунистов, зная, как они раньше работали над собой, организуют в районном центре два или три общерайонных кружка, скажем, кружок по первоначальному варианту и кружок по истории партии, созывая их ежемесячно на три дня. Одна часть коммунистов созывается в начале месяца — это, скажем, кружок кандидатский, другая — в конце месяца — кружок по истории партии и т. д. I
ГОЛОС С МЕСТА. А между сборами?
ЛИСИН. Между сборами члены кружков работают самостоятельно, по заданию руководителя кружка. Здесь им должен помогать инструктор райкома.
ГОЛОС С МЕСТА. А из самого отдаленного места сколько времени он проедет до районного центра?
ЛИСИН. Другого выхода в нашем крае нет.
ГОЛОС С МЕСТА. Тов. Стецкий, тогда придется только и делать, что ездить взад и вперед. Четыре дня уйдет на дорогу.
ЛИСИН. Таких расстояний в Кировском крае нет. Максимальное расстояние от районного центра — 120 километров. Я считаю, что целесообразность организации учебы в районе деревенских коммунистов доказана на деле. Кружки в деревне с плохими пропагандистами приносят часто не пользу, а вред. Кружки числятся на бумаге и не работают.
ГОЛОС С МЕСТА. Есть ли у вас такой район, который провел такие занятия хотя бы четыре месяца подряд?
ЛИСИН. У нас есть Зуевский район, который еще в прошлом году начал практиковать такую форму учебы. На опыте Зуевcкого района краевой комитет партии и рекомендует указанную форму. Зуевский райком в течение прошлого года ежемесячно, кроме лета (летом был перерыв), созывал коммунистов на три дня, и таким способом деревенские коммунисты целиком проработали программу кружка.
ГОЛОС С МЕСТА. То есть приблизительно в течение шести или пяти месяцев в году.
ЛИСИН. Больше чем в течение пяти месяцев. Примерно, месяцев семь. И в этой связи я хочу поставить вопрос о заочном обучении. У нас числится 2 тыс. заочников, причем ИМЗО нам сначала не давал такого количества. Мы обеспечили воем необходимым местные отделения ИМЗО, для того чтобы, использовав систему заочного обучения, опираясь на инструкторов Института массового заочного обучения, обслужить все наши районы. Надо прямо сказать, что наибольший результат учебы у нас дает система заочного обучения, которая, кстати, не является чисто заочной. Систематически проводимые установочные и итоговые конференции под руководством инструктора-преподавателя дают огромные результаты.
Здесь товарищи говорили о том, что сезонность в пропагандистской работе уже сломлена. Это говорилось, кажется, товарищами из промышленных районов.
ГОЛОС С МЕСТА. Сломлена в основном.
КНОРИН. Если раньше занимались три месяца, то сейчас занимаются пять.
ЛИСИН. Мы еще не можем сказать, что сезонность в Кировском крае уже «сломлена». В частности, в сельских районах «сезонность» в партийной учебе еще продолжается. Разговоров о том, что надо сломить «сезонность», о том, что надо изжить ее, очень много. Решений районных комитетов по этому вопросу достаточно. Но фактически «сезонность» еще существует. Вопросы уборки, хлебосдачи, вопросы борьбы за лен в Кировском крае в практике работы районных комитетов являются первоочередными и оттесняют работу партийных школ. И секретари районных партийных комитетов, которые теперь очень часто говорят о ликвидации сезонности в партийной учебе, все- таки не умеют сочетать работу по уборке, по другим сельскохозяйственным кампаниям с развертыванием партийной учебы. Районные и сельские коммунисты живут в колхозах не только в наиболее горячее время — летом, но и сейчас, осенью и зимой. В период же горячих сельскохозяйственных работ каждый деревенский работник встает в 2 часа утра и ложится, примерно, в 11 час ночи, имея только 2—3 часа на сон. При таких условиях работы, конечно, трудно и говорить о нормальной работе школ политграмоты в деревне.
СТЕЦКИЙ. Но ведь это не все же время.
ЛИСИН. Это в самое горячее время, примерно, 3—4 месяца. Естественно, что в это время партийные школы не могут работать так, как зимой. Однако, это вовсе не означает неизбежности прекращения пропагандистской работы в течение всего лета. Задача наша состоит в том, чтобы сельский коммунист был всегда в курсе текущих политических событий, а этого можно добиться и в горячие периоды сельскохозяйственных работ.
Теперь я хочу, рассказать об одном опыте: о руководстве школами по существу со стороны партийного комитета. Этот опыт мы считаем целесообразным популяризировать в нашем крае. Партком инструментального цеха Ижевского завода, после того как крайком партии заслушал его доклад о руководстве партучебой, начал регулярно практиковать такую форму. Кроме тою, что он подобрал и утвердил пропагандистов, кроме того, что секретарь постоянно беседует с пропагандистами и знакомится с их работой, партийный комитет в полном составе посещает иногда занятия школ и в присутствии слушателей по окончании занятий обсуждает качество проведенных занятий. 
ГОЛОС С МЕСТА. Если практиковать такие выезды, то слушатели сойдут с ума.
ЛИСИН. Они с ума не сойдут, а кое-чему научатся и поймут, что партийная учеба очень важное партийное дело. Приход секретаря цехового комитета и пропагандистов, которые работают с товарищами в одном цехе, не может смутить никого.
ГОЛОС С МЕСТА. Это слишком торжественно.
ЛИСИН. Это не торжественно. Происходит обычное занятие. После этого занятия партком начинает обсуждать вопрос о том, как прошло занятие, чего преподаватель не досказал, как лучше организовать в дальнейшем занятия. Партийный комитет дает свою оценку также и работе слушателей. Одновременно по сообщению пропагандиста о том, что тот или другой товарищ не справляется с учебой или плохо учится, партком принимает конкретное решение о помощи этому товарищу. Например, о разгрузке от тех или иных партийных обязанностей, с тем чтобы дать возможность товарищу больше читать и иметь свободные дни. Даются советы, как работать над собой, что читать и т. д.
Наиболее ленивым из товарищей, относящимся халатно к партийной учебе, партком делает, примерно, такие замечания: «Вот, т. Иванов, мы не может дать тебе такое-то партийное поручение потому, что ты не в состоянии его выполнить: ты политически слабо подготовлен по своей же собственной вше, ты плохо работаешь над собой, и пока что мы не считаем тебя полноценным работником». И этот партийный комитет по окончании программы партийной школы, давая оценку работы кружка, да 27 человек выдвинул в качестве резерва на партийную работу 8 человек, отметив тем самым, что эти товарищи получили знания и сейчас они в состоянии выполнять более ответственные партийные поручения.
Из большинства выступлений товарищей видно, что совпартшколы в краях и областях превращены в настоящем в школы по подготовке пропагандистов. Это сделали и мы в крае. По-моему, пора узаконить это. На базе совпартшкол нужно создать школы подготовки и переподготовки кадров пропагандистов.
 
КОТОВ
Архангельский горком ВКП(б)
Должен сказать, что, за исключением времени, которое я потратил на учебу, я нахожусь на работе по агитации и пропаганде в общей сложности 10 лет. Я бывал на очень многих совещаниях по вопросам агитации и пропаганды—в районных, областных и краевых центрах. Но в Москву я приехал впервые, притом по своему личному желанию, потому что меня крайне интересуют вопросы, стоящие на повестке дня настоящего совещания. Я должен отметить, что на всех совещаниях последних лег меня поражал один факт, а именно, что в агитации и пропаганде имеются больше чем в каких-либо других отраслях партийной работы систематически повторяющиеся ошибки. В основном все эти ошибки исходят из игнорировании местного опыта работы но агитации и пропаганде со стороны работников крайкомов. Мы совершенно не умеем учиться у рядовых пропагандистов. Я приведу вам пример, типичный для очень многих горкомов и райкомов.
Тов. Хавинсон сделал содержательный и поучительный доклад, но кто будет отрицать, что в каждом звене партийно-просветительной работы должны обсуждаться вопросы текущей политики? После постановления ЦК «О пропагандистской работе в ближайшее время» прошло 6 месяцев. Следовало бы ленинградцам рассказать о том, как они выполняют это постановление ЦК, -как конкретно проводится ими комплектование, и дать нам опыт Ленинграда. Я очень внимательно слушал доклад т. Ратнер. В чем была его изюминка? Она заключалась в характеристике четырех пропагандистов.
ГОЛОСА С МЕСТ. Это неплохо. Это ты, брат, зря.
КОТОВ. И вот это невнимание к местному опыту у наших работников достигает огромных размеров.
Вот товарищи часто увлекаются тем, что у них на бюро горкома стояли отчеты отдельных школ, кружков, стояли отчеты о пропагандистской работе. Это хорошо, конечно. Но что характерно в этом для Архангельского горкома? Характерное заключается в том, что прекрасные решения горкома и обкома мы, как отдел, никогда или в очень редких случаях проверяем.
ГОЛОСА С МЕСТ. Это правильно.
КОТОВ. Тот, кто не проверяет, тог не проводит в жизнь постановление. Посмотрите, что говорилось на совещании. Текущая политика должна быть содержанием всех форм партийного просвещения, а она в нашей партийной сети игнорируется. Верно или неверно поступаем мы, когда два года занятия ведутся в течение не двух часов, а трех, причем час отводится специально на вопросы текущей политики? Попробуйте отнять этот час, коммунисты будут недовольны. Для обсуждения вопросов текущей политики 10—15 минут — чрезвычайно малый срок. Поэтому Мы во всей нашей сети ввели специальный час на текущую политику.
Перехожу к вопросу об изучении вопросов истории партии и ленинизма по первоисточникам. Всем известно, что проблема качества – это, прежде всего, проблема тщательного изучения первоисточников и нашими пропагандистами и нашими коммунистами. Скажите вы, тт. нз Ленинграда и Москвы, как у вас во всей системе партийного просвещения изучаются первоисточники. У нас есть свой опыт в этом. Нам интересно было бы послушать также о том, как вы осуществляете учебу партийного актива. Мы говорим, что нужны лекции, нужны теоретические конференции, но какова тематика этих лекций, как они увязываются с основной учебной программой? Скажите также о том, как организовать самостоятельную работу коммунистов. День подготовки мы проводим, проводим второй год, но говорят, что это излишне, что это надуманно.
В Архангельске плохие жилищные условия, нет квартир, многие живут в общежитиях. Но в определенные дни мы все же обеспечиваем людям возможность заниматься. У нас часто пропагандист на карте не находит и Архангельска, в котором живет. Он часто не ответит на самые простые вопросы. Поэтому нужно повышать уровень реей массы наших пропагандистов. У нас, по существу, райком небольшой, входят в него пять лесозаводов, три крупных механизированных завода, крупная электростанция общегородского значения и пр. И вот как работает райком партии, где нет культпропа…
ГОЛОС С МЕСТА. Какова численность вашей партийной организации?
КОТОВ. Коммунистов около 500. Район у нас маленький.
ГОЛОС С МЕСТА. 500 человек—это большой район.
КОТОВ. А для городской организации — это маленький. Там нет культпропа. Всего пропагандистов было 33 человека. Пропагандисты, как правило, утверждаются персонально на пленуме горкома партии, а не на бюро. Перед началом занятий (раньше начинали в сентябре, заканчивали в мае) на пленуме райкома утверждался пропагандист (в его присутствии). Это поднимает авторитет пропагандиста.
ГОЛОС С МЕСТА. Фактически в таких районах пленум должен заменять бюро.
КОТОВ. Бюро должно функционировать постоянно, а пленум собирается один раз в два месяца. Дальше, лучших пропагандистов районный комитет по своей линии или через горком обязательно представляет к поощрению. Как правило, все пропагандисты отчитываются в течение года на бюро райкома.
ГОЛОС С МЕСТА. Сколько там пропагандистов?
КОТОВ. Всего пропагандистов 33. Полностью утвердилась система отчетов пропагандистов в присутствии слушателей. Пропагандисты отчитываются в том, как слушатели усвоили программу кружка или школы, конкретно — какие вопросы усвоены лучше, какие хуже. В районе применяются также самоотчеты коммунистов. Скажем, изучал коммунист материалы конгресса Коминтерна и отчитывается перед бюро райкома, как он усвоил их. Существует практика отчета каждого пропагандиста перед партийным собранием. Такие отчеты должны быть обязательно в течение года.
ГОЛОС С МЕСТА. А действительно как, проводится?
КОТОВ. Да, в течение года проводится.
ГОЛОС С МЕСТА. Это какой район?
КОТОВ. Пролетарский район г. Архангельска.
ГОЛОС С МЕСТА. Надо просить «Правду» осветить опыт этого района. Это интересный опыт.
СТЕЦКИЙ. Надо посмотреть.
КОТОВ. Производится и проверка конспектов. Это производится парткабинетом. До этого проверку проводил культпроп, но теперь, поскольку он ликвидирован, конспекты проверяются парткабинетом. Случается, как это было с пропагандистом Хорьяковским, что конспект хорош, но когда пошли и проверили, как он проводит занятия, то увидели, что он занятия ведет не по конспекту. Очень быстро удалось вскрыть его двурушничество. Произошло то же самое с пропагандистом Хоряковым, при проверке которого обнаружилось, что он двурушник, что он ввел в систему представление районному комитету одних конспектов, а занятия ведет по другим. Оказалось, что этот человек давно исключен из партии как двурушник-троцкист.
Далее, у нас в этом районе существует такая практика: итоги партийной учебы обсуждаются на бюро районного комитета не только с точки зрения посещаемости, а по существу, как прошли занятия.
ХАВИНСОН. Как фамилия секретаря райкома?
КОТОВ. Мурашев. Как райком помогает пропагандистам? Вот, например, с той же географией. Сам секретарь райкома лично проверяет пропагандистов и как только на первом же семинаре убеждается, что люди не знают географии, он назначает три занятия с пропагандистами специально по географии. Дальше, пропагандистам нужна карта Абиссинии. Сам секретарь лично заботится о карте.
ХАВИНСОН. Сколько коммунистов в этом районе?
КОТОВ. 500 человек.
СТЕЦКИЙ. Заведующий отделом Северного крайкома подтверждает это?
ГОЛОС С МЕСТА. Об этом районе печаталось в газете. Он организовал прекрасно работу партийной пропаганды.
ХАВИНСОН. Вы так складно и систематично излагаете это, что у каждого из нас, вполне понятно, возникает заключение, что эти 500 большевиков должны показать высокую партийно-политическую грамотность. Вполне естественно, что мы все так интересуемся вашими сообщениями. Если имеется в Архангельске такой район, его действительно должны прославить на весь Союз, без всякой иронии и критики.
ГОЛОС С МЕСТА. Секретарь райкома сам пошел доставать карту?
КОТОВ. Да, карту Абиссинии, потому что пропагандисты требовали ее. Этот район единственный, работающий силами своих пропагандистов. Мы за счет курсов марксизма и ВКСХШ избаловал наши первичные партийные организации. Пролетарский район—это первый район, работающий почти два года без помощи пропагандистами извне. У него имеется груши рабочих-пропагандистов, и они отравляются самостоятельно не только с занятиями в школах, но и с постановкой массовых лекций. Так, например, недавно провели силами наших пропагандистов массовые лекции на тему: «Итало-абиссинская война», показав прекрасные образцы, лучшие, чем у докладчиков, которых к нам посылают.
Как районный партийный комитет организовал парткабинет? Там нет культпропа, положение хуже, чем в других районах. Что он сделал?
Он превратил этот партийный кабинет в базу учебного хозяйства для всех школ «кружков сети партийного просвещения. Там есть учебники, первоисточники, географические карты, — это база учебного хозяйства. Это очень большое дело.
ГОЛОС С МЕСТА. Это нормальные условия партийного кабинета?
КОТОВ. У нас приблизительно таким же методом работает партийный кабинет завода им. Молотова, самого крупного нашего завода.
Теперь я хотел бы поставить вопрос о первоисточниках. Этого вопроса никто не ставил. Мы пришли к такому заключению, что в партийных организациях имеется большая группа товарищей, прежде всего из актива, которые могут заниматься и работать над повышением своего уровня, изучая первоисточники.
Мы имеем 11 курсов для этой категории коммунистов с охватом 250 человек, которые занимаются 9, 19 и 29-го каждого месяца полный учебный день, или 4 часа в день. Теперь они изучают, главным образом, основные произведения Ленина: «Государство и революция», «Детская болезнь «левизны» в коммунизме». Городской комитет утверждает учебный план; применительно к темам «Государство и революция» и «Детская болезнь «левизны» в коммунизме». В этом году мы постараемся развернуть широко это дело. Такие школы должны существовать. Мы в течение года серьезно работали над изучением истории партии, а после этого уже взялись за «Вопросы ленинизма».
СТЕЦКИЙ. Придется приехать к вам и познакомиться с работой.
КОТОВ. У нас теоретические конференции проводятся третий год. У нас не было такого случая, чтобы 1 и 15-го каждого месяца не проводились такие конференции.
ГОЛОС С МЕСТА. Это слишком часто.
КОТОВ. Нет, это не часто.
 
 
ДЕДИКОВ
Московский обком ВКП(б)
О работе с пропагандистами, о помощи пропагандистам выступавшие товарищи говорили достаточно подробно. Это вполне понятно, потому что вопрос о работе с пропагандистами, в конечном счете, является центральным вопросом в борьбе за высокое качество партийной пропаганды, за партийную заостренность пропаганды и за усвоение каждым слушателем того материала, который мы ему преподносим.
Работа с пропагандистами и помощь им занимает центральное место в работе отдела партийной пропаганды и агитации Московского областного комитета партии. Для того чтобы нагляднее показать, что собой представляет Московская область, я хочу сообщить несколько общих сведений. Обычно о Московской области судят только по крупным районам, забывая о том, что Московская область объединяет не только такие районы, как Тульский, Серпуховский, Орехово-зуевский, Ногинский, Мытищинский и др., что наряду с этими крупными промышленными районами, районами с кадровыми рабочими, мы имеем и такие районы, как Кадомский, Ермишинский, Елатомский, — районы, до которых нужно ехать 11/2 — 2 суток. Они расположены далеко от железной дороги и в культурном отношении достаточно отсталые.
Таким образом, наша область наряду с промышленными культурными районами объединяет и такие районы, которые нуждаются в очень большой, даже элементарной культурной работе.
Что представляет собой партийная организация Московской области? Всего в Московской, области вместе с г. Москвой мы имеем 249 875 членов партии и кандидатов. Если взять только районы Московской области без Москвы, мы имеем 91 648 человек, из них членов партии 65008 и кандидатов 26 с лишним тысяч.
По своему количественному составу партийная организация Московской области велика, и работа над идейным уровнем членов партии, над повышением их политического развития, несомненно, представляет огромное поле деятельности для Московского комитета.
Мы имеем в Московской области внушительную армию пропагандистов. Всего по Московской области имеется около 7 тыс. пропагандистов, это без Москвы.
ПОЗЕРН. Здорово!
ДЕДИКОВ. Это пропагандисты, занятые непосредственно в сети партийного просвещения.
ПОЗЕРН. Почти вдвое больше, чем у нас.
ДЕДИКОВ. С Москвой мы насчитываем около 19 тыс. пропагандистов. По учтенным 117 районам мы имеем 5994 пропагандиста. В составе учтенных нами пропагандистов мы имеем учащихся в ИКП (частью окончивших), ведущих сейчас непосредственно пропагандистскую работу, — 99 человек, или 1,6% к общему составу. Учились в комвузах и на курсах марксизма 1 046 человек, что составляет 17,4%; окончивших совпартшколы мы имеем 1 822 человек, или 30,4%; окончивших курсы пропагандистов мы имеем 1 558, или 26%, и, наконец, достигших необходимого для пропагандистской работы уровня путем самообразования — 1 469 человек, или 24%. Основная масса пропагандистских кадров прошла определенные курсы, школы и получила необходимый запас знаний.
По стажу пропагандистской работы получается тоже очень любопытная картина: работающих менее года в этом составе 1 157 человек, или 19,3%; от года до двух лет—2021 человек, или 33,7%; свыше двух лет—2 792 человека, или 47%. Таким образом, подавляющее большинство пропагандистов имеет пропагандистский стаж более года.
ПОЗЕРН. Удивительное совпадение с нашими данными в части процентного соотношения!
ДЕДИКОВ. По партийному стажу мы имеем следующее: вступивших в партию до 1920 г. — 740 человек, или 12%; с 1921 по 1923 г. — 195 человек, или 3,3%; с 1924 по 1927 г. — 1 852 человека, или 30%; с 1928 по 1929 г. — 1 133 человека, или 18%; остальная масса падает на период после 1930 г.
Что собой представляют по роду своего основного занятия пропагандистские кадры? Я должен сказать, что у нас, в отличие от города Москвы, огромное количество партийных кадров, непосредственно ведущих пропагандистскую работу. Вот факты: из общего количества в 5994 пропагандиста 1 263 являются партийными работниками, работающими в обкоме, райкомах и в первичных партийных организациях.
РАТНЕР. Вместе со штатными?
ДЕДИКОВ. Нет.
РАТНЕР. А сколько штатных?
ДЕДИКОВ. Я сейчас скажу. Штатных пропагандистов мы имеем по этим районам 398 человек.
ПОЗЕРН. 398 человек?
ДЕДИКОВ. Да, 398 человек.
Таким образом, преобладают среди пропагандистов партийные работники и административно-технический персонал.
ПОЗЕРН. Какой процент составляют административно-технические работники?
ДЕДИКОВ. Их 34%. Таким образом, да своему составу пропагандистские кадры у нас в Московской области подобраны неплохо.
Как мы работаем с пропагандистами?
Надо прямо сказать, что после решения XVII съезда партии, после неоднократных указаний и решений ЦК ВКП(б), непосредственного руководства этим делом со стороны т. Кагановича и повседневного руководства делом партийной пропаганды со стороны т. Хрущева мы имеем в Московской области значительные сдвиги в сторону усиления внимания к вопросам партийной пропаганды и усиления внимания к самому пропагандисту со стороны большинства райкомов партии.
Секретари райкомов пропагандистами стали заниматься больше и конкретнее, чем занимались до сих пор.
ПОЗЕРН. Я хочу тебя перебить. Нет ли у тебя данных, сколько пропагандистов с партийными взысканиями?
ДЕДИКОВ. Такие данные есть. Партийные взыскания имеют 750 человек.
РАТНЕР. По отношению к 7 тыс.?
ДЕДИКОВ. По отношению к 6 тыс.
РАТНЕР. У вас 7 тыс. пропагандистов?
ДЕДИКОВ. Это всего по области, а я говорю об учтенных пропагандистах в 117 районах — о 5994 человеках. Из них имеют партийные взыскания 750 человек. Но партийные взыскания самые различные: за хозяйственные кампании, за выпивку, за потерю партбилета и т. д. Мы, как правило, имеющих партийные взыскания за политические ошибки, за участие в оппозиции к пропагандистской работе не допускаем. Это не значит, что мы идеально знаем всех пропагандистов, что в составе их мы не имеем людей, которые недостаточно выдержаны. В этом году в домах партийного образования переподготовилось 130 штатных пропагандистов. Они закончили курсы. После окончания курсов мы вызвали их в Москву. В Москве мы им показали метрополитен, крупные предприятия, потому что это были преимущественно пропагандисты сельскохозяйственных районов, которые крупных предприятий не видели. Мы им показали завод «Серп и молот», «Шарикоподшипник», завод им. Сталина — ряд крупнейших предприятий, показали музеи и целый ряд достопримечательностей Москвы. Они были вызваны в Москву по инициативе т. Хрущева. Тов. Хрущев вел с ними длительную беседу, продолжавшуюся около 6 часов. В этой беседе штатные пропагандисты рассказывали о трудностях, с которыми они сталкиваются в практической работе. Беседа закончилась тем, что были даны не только указания политического и методического характера, но были даны практические указания секретарям районных комитетов партии по поводу помощи штатным пропагандистам, в частности, были запрещены всякого рода нагрузки, не связанные с проведением важнейших политических кампаний.
СТЕЦКИЙ. Как были запрещены?
ДЕДИКОВ. Имеется решение обкома, в котором говорится: «Запретить секретарям районных комитетов передвижение штатных пропагандистов без ведома областного комитета партии».
ПОЗЕРН. То есть без ведома отдела?
ДЕДИКОВ. В первую очередь отдела, конечно. Потому что у нас в этом отношении были большие трудности. Секретари райкомов штатных пропагандистов меняли очень часто без нашего ведома. Если человек начинает немного выдвигаться, его берут с пропагандистской работы с такой мотивировкой: «Ты поработал на пропагандистской работе довольно, мы дадим тебе другую работу».
ПОЗЕРН. А сколько получают штатные пропагандисты?
ДЕДИКОВ. Штатные пропагандисты получают 200—240 руб. в месяц. Совершенно понятно, что у них материальное положение такое, что некоторые из них хотят уйти с этой работы.
ГОЛОС С МЕСТА. А сколько получает инструктор райкома?
ДЕДИКОВ. Инструктор получает до 300 руб.
Мы поставили вопрос о необходимости улучшить материальное положение штатных пропагандистов, приравнять их хотя бы к инструкторскому составу.
РАТНЕР. Правильно, правильно.
ДЕДИКОВ. Секретарь Московского обкома партии т. Марголин специально собирал актив пропагандистов и вел с ними в течение четырех часов беседу. Эти пропагандисты рассказывали, как они ведут работу, как выполняют задания областного «комитета, каково положение в районах и какие нужны меры для улучшения партийной пропаганды. В результате этого совещания мы будем слушать, отчет секретарей двух райкомов на бюро Московского комитета 8 декабря. Вопрос будет поставлен в такой плоскости — как секретари райкомов обеспечивают выполнение решений ЦК ВКП(б) о пропаганде. Мы слушаем Кунцевский и Петелинский райкомы. Кунцевский район является подмосковным районом и имеет возможность поставить дело партийной пропаганды лучше. Но, несмотря на это, Мы обнаружили, что с организацией партийной пропаганды там не совсем благополучно, потому что районный комитет этим делом не занимается. Секретарь райкома ссылается на то, что он перегружен проверкой партийных документов. В Петелинском районе (сельскохозяйственный район), в противоположность Кунцевскому, секретарь т. Раков, бывший политотделец, занимается этими вопросами по существу, сам вызывает пропагандистов, беседует с ними. В этом отдаленном сельскохозяйственном районе, находящемся за 45—50 километров от железной дороги, дело партийной пропаганды поставлено значительно лучше.
Я хочу привести еще один пример, характеризующий оперативное руководство Московского комитета вопросами пропаганды. Недавно по инициативе т. Хрущева было созвано общемосковское собрание пропагандистов. На этом собрании присутствовали и пропагандисты области. В области это собрание транслировалось по закрытому проводу. Доклад т. Стецкого, прения и выступление т. Хрущева слушали в районах области. По закрытым проводам мы часто передаем лекции и доклады из Москвы для пропагандистов и агитаторов области.
ГОЛОС С МЕСТА. Это по всем районам?
ДЕДИКОВ. Да, по всем районам.
СТЕЦКИИ. Слышимость хорошая?
ДЕДИКОВ. Во всех районах слышимость была очень хорошая. Всего пропагандистов и слушавших доклад было около 6 тыс.
В Сталиногорском районе был собран пленум райкома совместно с пропагандистами. Пленум открыли в 6 часов 30 минут. По окончании доклада т. Стецкого было заслушано сообщение своих секретарей и пропагандистов, а затем было передано выступление т. Хрущева. Как видите, мы имеем возможность передавать нужный инструктаж по системе закрытых проводов и инструктировать по-настоящему пропагандистов. Доклад т. Стецкого о XVII годовщине Великой Октябрьской революции слушали все пропагандисты и докладчики области. Эта система у нас развернута широко.
Я могу еще перечислить целый цикл лекций и докладов, которые мы передавали за последнее время по закрытым проводам из парткабинета МК, где за последнее время по самым различным вопросам проводились доклады к консультации такими товарищами, как, например, Калманович, Уманский, Крыленко, Стасова, Рыклин, Лурье, Кнорин, Кругликов и др.
Такая помощь для пропагандистов имеет колоссальное значение. В Московской области передки случаи, когда пропагандистскую работу ведут не только первые и вторые секретари райкомов, но и председатели райисполкомов и целый ряд других руководящих районных работников. Например, в Егорьевском районе ведут пропагандистскую работу оба секретаря райкома. Там кроме секретаря райкома ведут пропагандистскую работу председатель райисполкома, заместитель председателя, секретарь совета. Из 112 пропагандистов Егорьевского района 30 пропагандистов являются партийными работниками. Это, товарищи, не единичный случай. Возьмем Наро-фоминский район, где из 76 пропагандистов 20 человек — руководящие работники. В Детчинском районе (район не особенно передовой) из 15 пропагандистов руководящих работников 11. В Мордвесском районе из 16 пропагандистов руководящих работников 14. В таких районах, как Серпуховский, Орехово- зуевский, Тульский, целый ряд руководящих работников непосредственно участвует в пропагандистской работе.
Однако, не во всех районах мы имеем такое положение. У нас есть районы, где секретари еще не подошли вплотную к практическому руководству пропагандистами. Мы имеем, скажем, такие районы, как Волоколамский, Новопетровский, Кунцевский и ряд других, где руководство (секретари райкомов) делом партийной пропаганды занимается слабо. Так, например, в Волоколамском районе, когда пришли к секретарю с предложением собрать пропагандистов, он заявил, что собирать семинар некогда, так как пропагандисты все заняты уборкой льна; когда соберут лен, тогда и можно будет собрать пропагандистов. Мы послали человека для проверки этого дела, секретаря вызвали, разъяснили ему, что значит сезонность и что значит увязывание вопросов заготовки льна с партийной пропагандой повседневно. После этого он уже кое в чем перестроился, и мы думаем, что эта беседа ему пошла, безусловно, на пользу.
ГОЛОС С МЕСТА. А как это организовать, чтобы партийцы и учились и работали?
ДЕДИКОВ. Он должен организовать это, но еще плохо организует.
ПОЗЕРН. А все-таки скажите, как он может это организовать?
ДЕДИКОВ. Он должен рассчитать таким образом, чтобы у него люди и учились и работали, а это уж его дело, как он распланирует свое и их время.
ПОЗЕРН. А ты расскажи, как это выходит на практике.
ДЕДИКОВ. У нас большой помощью районам является следующее: мы во всех районах организовали учебу районного партийного актива, причем эта учеба ведется силами, посылаемыми из Москвы. Мы посылаем в районы заведующих кафедрами московских вузов и втузов, посылаем окончивших ИКП и работающих сейчас в (разных хозяйственных учреждениях и наркоматах, — это люди квалифицированные. Они в районы ездят минимум два раза в месяц. Мы предварительно собираем их, знакомим с теми наиболее острыми вопросами, которые стоят сейчас в каждом районе. Острота вопросов известна нам, потому что мы имеем очень много материалов в связи с проверкой партийных документов. В каждом акте, который мы принимаем на бюро МК, вопросам партийной пропаганды отводится достаточное место. Посылаемым в районы работникам мы указываем вопросы, которые они должны поставить в своих беседах с партийным активом и с пропагандистами. Причем эти руководители учебой партийного актива руководят и семинарами пропагандистов. Таким образом, у нас имеются пропагандистские семинары во всех тех районах, куда нам уже удалось послать квалифицированных руководителей для работы с партийным активом.
ПОЗЕРН. Значит, два раза в месяц они выезжают в районы и проводят занятия с партийным активам и пропагандистскими семинарами. Сколько же времени они там остаются?
ДЕДИКОВ. Они там находятся целый день. Сначала проводят занятия с активам, на это уходит примерно три часа. После этого у них бывает перерыв. А к вечеру, часа через два, начинаются занятия пропагандистского семинара. Больше того, мы ставим задачу — заставить этих людей помочь партийным кабинетам наладить индивидуальную консультацию в них, потому что пропагандистский семинар, как бы хорошо он ни работал, все же не может полностью подготовить пропагандистов к очередному занятию. Таким образом, эти квалифицированные кадры, ведут работу с активом и с пропагандистами.
Кроме того, у нас большую работу проделывает ИМЗО.
ПОЗЕРН. Три часа маловато заниматься с активом, если он занимается раз в месяц,
ДЕДИКОВ. Я говорил, что они ездят в район не один раз в месяц, а минимум два раза, а иногда и три раза. Бывают такие районы, куда люди ездят три раза в месяц. Мы держим с руководителями семинаров партактива тесную связь.
ПОЗЕРН. Хорошо, что у вас такие возможности имеются.
ДЕДИКОВ. Правда, не все могут сидеть в районах по два, no три дня, но в отношении некоторых мы договариваемся с партийными организациями соответствующих учреждений и оформляем путевкой Московского комитета.
ПОЗЕРН. Надо сказать, что такой фонд у вас единственный во всем Союзе.
ДЕДИКОВ. Конечно, но тут не обходится без соответствующего нажима.
СТЕЦКИЙ. Тов. Позерн, у вас тоже неплохой фонд.
ПОЗЕРН. Но такого нет.
ДЕДИКОВ. Перехожу к работе ИМЗО. Мы построили работу ИМЗО таким образом: мы его не разбросали по всем районам, а выбрали 50 опорных районов, в первую очередь таких, где свои собственные кадры недостаточны. Мы больше напираем на отдаленные районы, с тем расчетом, чтобы преподаватели ездили чаще всего в отдаленные районы и сидели там по нескольку дней, причем проводили там работу не только с заочниками. Мы их в известной степени превратили в свой собственный аппарат. Я лично собирал их несколько раз, бывал у них два раза на собрании. Мы их превратили в наш инструкторский аппарат, они как бы наши внештатные инструктора. Мы говорим им: вот ты едешь в такой-то район, там дело обстоит так-то. Если преподаватель ИМЗО квалифицированный, мы поручаем ему вести также работу с партактивом и пропагандистами.
Эта система точно так же оказывает существенную помощь в работе с пропагандистами в районах области.
В отношении подготовки пропагандистских кадров мы сделали приблизительно то же, что и в некоторых других областях, т.е. нашу областную совпартшколу превратили в школу пропагандистов и сделали все для того, чтобы подбор слушателей в этой областной школе соответствовал современным повышенным требованиям.
ПОЗЕРН. А, примерно, какой уровень?
ДЕДИКОВ. Могу привести некоторые подробные цифры. Мы набрали в эту областную школу 180 человек. Начала она работать с 25 сентября. Набор мы проводили так: я лично сам был председателем мандатной комиссии. Мы отсеяли значительный процент товарищей, присланных районами. Главный контингент мы взят из Москвы. Это очень хорошо, потому что мы этих людей потом пошлем в область.
Мы в этой школе имеем такой состав по образованию: окончивших совпартшколы — 39 человек, окончивших комвузы вечерние и основные — 33 человека, окончивших политшколы и кружки — 108 человек. Таким образом, основная масса уже училась или в нашей сети партийного просвещения или в наших совпартшколах и комвузах.
ПОЗЕРН. А есть такие, которые не учились совсем?
ДЕДИКОВ. В политкружках учились все. Желание учиться у поступающих было очень большое.
ПОЗЕРН. А пропагандистский стаж требовался?
ДЕДИКОВ. Требовали, но у нас это полностью не вышло. Основной контингент нашей школы будет учиться два года. Среди принятых имеется с пропагандистским стажем до года 42 человека, со стажем до трех лет — 39 человек. Есть группа товарищей, которые имеют приличный стаж и прилично подготовлены, мы их выделили на одногодичное отделение.
ПОЗЕРН. А стоит ли готовить не занимавшихся пропагандистской работой?
ДЕДИКОВ. Давайте обсудим это.
ПОЗЕРН. А ваше мнение какое?
ДЕДИКОВ. По-моему, стоит.
Что это за народ? Это народ, уже поработавший на активной партийной, комсомольской или советской работе.
ГОЛОС С МЕСТА. А уровень знаний какой?
ДЕДИКОВ. Как минимум мы требовали знание арифметики в пределах четырех правил.
Мы отсеяли по малограмотности 52 человека, по неграмотности — 34. Если человек малограмотный или неграмотный, если он плохо пишет, если он не знает хотя бы четырех правил арифметики, мы его в школу не принимаем.
ПОЗЕРН. Это значит, что у вас будут первичные пропагандисты.
ДЕДИКОВ. Мы дали в школе значительное количество часов на общеобразовательные предметы. На одногодичном отделении общеобразовательные предметы занимают 30% учебною времени, а на двухгодичном – 32%. Мы повысили несколько стипендию: раньше у нас совпартшкольцы получали 140 руб., сейчас они получают 250 руб.
ПОЗЕРН. А окончив, будут получать 200 руб.
ДЕДИКОВ. Да, это существенно. Когда товарищи пришли к нам, они, естественно, спрашивали, где они будут работать и какая будет зарплата. Мы ставим теперь вопрос о повышении заработной платы штатных пропагандистов. Таким образом, это противоречие будет устранено.
Основное внимание в учебном плане мы обращаем на историю партии. На двухгодичном отделении мы отводим на историю партии 400 классных часов, даем также русский язык, математику, естествознание, географию, партийное строительство, методику и целый ряд часов отводим на практику.
Помимо областной совпартшколы мы организовали вечерние двухгодичные школы вместо прежних вечерних комвузов. Мы решили вечерние комвузы превратить в двухгодичные курсы пропагандистов и под этим углом зрения набирали народ. Конечно, сюда пошли низовые активисты и рядовые коммунисты, имеющие известный минимум политических и общеобразовательных знаний. Мы сейчас набрали в эти школы по области около 2 тыс. человек. Комвузы организованы не во всех районах, а только в таких промышленных районах, как Тула, Серпухов, т.е. там, где имеется база: помещение, преподавательский состав и сами кадры, которые мы можем готовить без отрыва от производства.
ПОЗЕРН. Сколько раз в месяц они занимаются?
ДЕДИКОВ. Они занимаются 4 раза в декаду.
ГОЛОС С МЕСТА. Значит, 12 раз в месяц. Это много.
ПОЗЕРН. Цехпарторги не могут столько заниматься.
РАТНЕР. У нас цехпарторги на таких курсах не занимаются.
ДЕДИКОВ. Цехпарторги — это не основные кадры. Что же касается Москвы, то здесь имеются городские курсы подготовки пропагандистов на 250 человек и вечерние школы пропагандистов, в которых учится около 2 500 человек.
Теперь по части переподготовки. У нас есть сейчас под Москвой два дома партийного образования: один дом в Скопине и другой — в Семеновске, где мы проводим переподготовку штатных пропагандистов и заведующих районными парткабинетами. Мы уже переподготовили группу людей. Сейчас набрали новый состав штатных пропагандистов для их подготовки. В этих домах партобразования, мы построили учебу, главным образом, на изучении первоисточников. Основные предметы — история партии и ленинизм. Кроме того, мы ввели как обязательный курс лекции по географии. Это дает очень много. Мы организовали лекции по физической и экономической географии, проводим цикл лекций по литературе.
Окончившие курсы в домах партобразования очень хорошо отзываются о постановке учебной работы в этих домах. Наряду с этим у нас в трех крупных промышленных районах существовали курсы с двухмесячным сроком обучения (с отрывом от производства), где мы подготовили 744 человека. Там мы строили программу на основе изучения первоисточников. Вот что говорят пропагандисты, окончившие районные курсы: «Самое главное, что мне дали курсы, — говорит т. Ерофеев — это умение работать над Лениным. С 1929 г. я выписывал сочинения Ленина, но не знал, как к ним подступиться».
Другой пропагандист говорит: «Благодаря организации самостоятельной работы по истории партии по первоисточникам мне стало ясно, как нужно изучать историю Партии и как нужно преподавать ее».
ГОЛОС С МЕСТА. А как он на самом деле усвоил?
ДЕДИКОВ. Как он на самом деле усвоил, я этого еще не проверил. Но имеются общие отзывы, что пропагандисты, окончившие курсы, работают неплохо. Раньше тех, которые оканчивали курсы, как правило, посылали на какую угодно партийную работу, а на пропагандистскую работу из них попадали далеко не все. А вот теперь из окончивших курсы переподготовки подавляющее большинство направляется на пропагандистскую работу. Так, например, в Сталиногорском районе прошли переподготовку 26 человек; из них рекомендовано штатными пропагандистами 4 человека, ведут кружки по истории партии — 15 человек, кандидатские кружки — 5 человек и беседчиками работает 2 человека. Как мы ни подбирали людей на эти курсы, тем не менее, как видите, 2 человека пришлось использовать только в качестве беседчиков, так как они не выросли еще для того, чтобы руководить кружками.
В Реутове подготовили 26 человек. Штатными пропагандистами мы утвердили 1 человека, кружки по истории партии ведут 13 человек, кандидатские школы — 9 человек, комсомольские школы — 2 человека и послан на повышенную учебу 1 человек. Об этих кадрах отзываются неплохо. Должен сказать, что качество их сами мы еще не проверили, но отзывы о них дают положительные.
В данное время важно отметить как крупнейший недостаток существующее настроение «сезонности». В вопросе переподготовки пропагандистов у многих руководящих работников райкомов существуют еще «сезонные» настроения. На предложение прислать пропагандистов на переподготовку некоторые аз этих людей говорят: «Как я пошлю на переподготовку пропагандистов, когда у меня идет учеба?» Они не учитывают того, что нужно подготовлять пропагандистов круглый год. Таких товарищей пришлось вызывать, доказывать и убеждать, что надо пропагандистов посылать на переподготовку. И мы, хотя и с большими трудностями, но все же набрали новый состав курсов как в домах партийного образования, так и в районных курсах переподготовки.
СТЕЦКИЙ. Скажите о парткабинетах.
ДЕДИКОВ. Я скажу.
Пропагандистский семинар у нас, как правило, существует почти в каждом районе, причем имеются такие районы, где есть несколько пропсеминаров, например, в Ногинском районе — 14, в Орехово-Зуевском — 12, в Коломенском — 9, в Серпуховском — 9 и т. д.
Даже если возьмем такие районы, как Петушинский, который никак нельзя считать крупным районом, то и там имеется 9 пропагандистских семинаров; в таком районе, как Иваньковский, имеется 4 семинара, в Рыбновском — 4, в Бабынинском — 3 семинара.
КНОРИН. Кто руководит семинарами в таких районах, как Иваньковский, Рыбновский?
ДЕДИКОВ. Руководители семинаров партийного актива. Эти товарищи едут в Иваньково, Рыбное и т. д. Привлекаем частично и работников ИМЗО.
Есть такие районы, как Кунцевский, Ряжский, Арсеньевский, Дубенский, где существует по одному семинару.
Хочу отметить один характерный факт. Как только начали изучать решения VII конгресса Коминтерна, в тех районах, где было несколько семинаров, все семинары слили в один, мотивируя это тем, что раз одна тема, то все они могут работать вместе. От этого значительно ухудшилась работа этих семинаров.
В Кунцевском районе было три семинара, их слили в один семинар. Там учится 56 пропагандистов. В результате самая большая посещаемость этого семинара — 18—20 человек.
Какие общие недостатки имеются в работе пропагандистских семинаров?
В большинстве случаев работа семинаров поставлена недиференцированно. Учет запросов отдельных пропагандистов поставлен недостаточно.
ГОЛОС С МЕСТА. Какова роль семинаров в подготовке к очередному занятию? Как часто работают семинары?
ДЕДИКОВ. Я уже говорил, что семинары работают в зависимости от того, как работают; курсы партактива, — 2—3 раза в месяц. Некоторые думают, что пропагандистские семинары себя уже изжили. Мы собрали руководителей пропагандистских семинаров, где эта точка зрения высказывалась. Надо твердо заявить, что пропсеминары себя далеко еще не изжили, что они должны существовать и что в задачу пропагандистского семинара безусловно входит подготовка пропагандистов к очередному занятию. Пропагандистские семинары должны повышать идейно-политический уровень пропагандистов и давать им необходимые методические указания. Некоторые высказывали опасение, что семинары превратятся в школы повышенного типа. Но эти опасения неправильны. Семинар будет кружком повышенного типа, но особенность его будет заключаться в том, что мы в этом Семинаре будем давать и методические указания. Скажем, руководитель пропагандистского семинара должен будет пропагандисту, который в своем кружке прорабатывает 1905 г., дать целый ряд методических указаний, как этот вопрос лучше всего преподнести такой-то и такой-то аудитории. Руководитель пропагандистского семинара должен побывать на занятиях своих пропагандистов и потом разбирать с ними допущенные ими ошибки при проработке той или иной темы. Я должен сказать, что наши пропагандистские семинары еще мало дают пропагандистам в части методики.
Роль парткабинетов в деле помощи пропагандистам колоссально возрастает. На бюро Московского комитета мы слушали отчеты трех заведующих парткабинетами.
Мы взяли Мытищинский район (подмосковный), Пушкинский (который тоже недалеко от Москвы) и Спасский (сельскохозяйственный).
РАТНЕР. У тебя закономерность какая-то получается.
ДЕДИКОВ. Это, между прочим, факт, что в отдельных сельских районах работа иногда бывает лучше поставлена, чем в некоторых промышленных районах.
Секретарь Мытищинского райкома (в прошлом сам пропагандист) слабо занимается вопросами руководства парткабинетами, в результате чего эта работа была поставлена очень плохо. На заседании бюро Московского комитета т. Хрущев очень крепко критиковал секретарей райкомов партии, которые не занимаются работой парткабинетов.
Но неправильно было бы сказать, что все парткабинеты работают плохо, что нет у нас положительного опыта работы парткабинетов.
РАТНЕР. Они здорово подтянулись.
ДЕДИКОВ. Возьмем спасский парткабинет. Опыт работы спасского парткабинета мы сделали достоянием всех.
Мы заслушали отчеты парткабинетов и секретарей райкомов и приняли такое решение: не принимать общей резолюции, а написать письмо. Это несколько необычное решение. Обычно мы принимали резолюцию, в которой давали констатацию положения в двух-трех словах, и затем следовали практические предложения. Опыта, как правило, мы не обобщали. Никита Сергеевич Хрущев предложил написать письмо секретарям райкомов и заведующим парткабинетами. В этом письме надо толково рассказать о том, что собой представляет парткабинет, какую роль он играет в общей системе партийного просвещения, показать на конкретных районах плохую работу по линии руководства, плохую работу заведующих парткабинетами и плохое содержание работы. Но в этом же письме необходимо показать и положительную работу парткабинетов.
ПОЗЕРН. А почему газету для этого широко не использовать?
ДЕДИКОВ. Мы в этом письме подробно описали работу ряда парткабинетов. Очевидно, мы опубликуем этот материал в «Пропагандисте» и в «Помощь партийной учебе». В этом письме мы описываем, что положительного имеется в работе спасского парткабинета. А положительное там заключается в том, что этот кабинет очень удачно собрал и скомпановал местный материал. Вот как он разрешил эту задачу. Там собрали и обработали материал Исацкого сельсовета таким образом: рассказали о том, какое количество земли имели крестьяне и какое помещики, проживавшие 35 лет тому назад на территории этого сельсовета. Собрали такай материал по всем сельсоветам. Когда колхозникам стали вручать акты на вечное пользование землей, то не только пропагандисты, но и докладчики пришли в парткабинет за этим материалом. С этим материалом они отправились по деревням и рассказали колхозникам о том, кому принадлежала в прошлом данная земля, каким количеством земли пользовались крестьяне, помещики, попы. Перед стариками это сразу возродило картину прошлого, а то они уже стали забывать, что было раньше, а молодежь впервые познакомилась с этим материалом. Собрания происходили с большим подъемом. Используется этот материал исключительно хорошо.
У нас есть такие пропагандисты, которые оторваны от парткабинета из-за отдаленности колхоза. Как им оказать помощь? В одном колхозе возник такой вопрос: «Что такое прибавочная стоимость и есть ли она в советском хозяйстве?» Пропагандист столкнулся с этим вопросом и никак не мог на него ответить. Тогда он звонит в районный парткабинет и получает нужную справку по телефону. И это практикуется не только в Спасском, Петелинском районах, но и в целом ряде других. Более того, по телефону пропагандиста запрашивают о том, какие вопросы у него возникли, и дают ему ответ.
Таким образом, мы имеем ряд положительных фактов в работе районных парткабинетов, в связи с чем нам нужно возможно шире распространить их положительный опыт.
ГОЛОС С МЕСТА. Сколько работников в парткабинетах?
ДЕДИКОВ. Штатных квалифицированных работников обычно один, не считая технического работника. Методистов, как правило, нет, и это большой недостаток. В промышленных районах к парткабинету прикрепляют группу консультантов, выделяемых из актива пропагандистов и докладчиков. Этот опыт имеет широкое распространение в Москве, в частности на Электрозаводе, и в целом ряде районов Московской области. Выделяют 3 — 4 пропагандистов, которые имеют опыт пропагандистской работы, освобождают их от ведения кружка и прикрепляют к парткабинету для консультации.
ПОЗЕРН. А в крупных районах не переходят от парткабинетов к домам партийного актива?
ДЕДИКОВ. Парткабинеты в крупных районах являются у нас центром работы, имеющей целью не руководить парткабинетами на предприятиях, а помогать им. Дома партийного образования в Москве имеются в ряде районов. Имеется такой дом в Орехове, в Туле, в Ленинском и Бауманском районах Москвы.
ПОЗЕРН. У нас в крупных районных центрах имеются 6 — 8 домов партийного актива, которые начинают понемногу разворачиваться.
ДЕДИКОВ. В ряде сельскохозяйственных районов, в крупных селах у Нас имеются так называемые партийные уголки. Я не знаю, насколько это название удачно. В Москве имеются фабрично-заводские парткабинеты, а в деревне, где работает штатный пропагандист, вокруг него создается нечто вроде филиала парткабинета. Это, так сказать, пункт «первой помощи» пропагандистам. Повторяю, может быть это название не совсем удачное, но эта система имеет свое будущее.
Несколько слов о культурном росте пропагандистов. Мы поставили перед собой задачу — проследить за ростом пропагандистов. По-моему, многие товарищи, которые говорят, что качество пропагандистской работы у нас низкое и пропагандисты работают плохо, подходят к этому вопросу чрезвычайно обще. Нельзя так подходить. Наш пропагандист, несомненно, значительно вырос и в политическом; и в культурном отношении. Я вам должен сказать, что подавляющее большинство пропагандистов имеет на руках если не полное собрание сочинений Ленина, то шеститомник Ленина или однотомник Ленина—Сталина.
ПОЗЕРН. А читают или нет?
ДЕДИКОВ. Много читают. Характерно для многих пропагандистов то, что они стали готовиться по первоисточникам. Несколько лет тому назад люди преимущественно готовились по учебникам, а сейчас, как это ни трудно, многие готовятся по первоисточникам.
СТЕЦКИЙ. Скоро нас с вами будут забивать.
ДЕДИКОВ. Возьмем конкретного человека. Вот т. Якунина — работница из Волоколамска, член партии с 1928 г., родилась в 1907 г. Она окончила трехмесячные звенигородские курсы. Об этих курсах вы, очевидно, все слышали. Пропагандистской работой занимается первый год. Как она готовится к занятиям? Она руководит кандидатским кружком и на подготовку к каждому занятию тратит 15—16 часов. На доклад т. Пика она, как говорит, затратила 58 часов.
ГОЛОС С МЕСТА. Этот факт совершенно не характерный.
ДЕДИКОВ. Этот факт становится характерным. Она читает Ленина и говорит, что читает Ленина не только для подготовки, но и для углубления своих собственных знаний. У нее имеется полное собрание сочинений Ленина, произведения товарища Сталина. Она читает газеты «Правда», «За коллективизацию», журналы «Большевик», «Партийное строительство», читает художественную литературу. Прочла «Поднятую целину», «Цусиму», «Человек меняет кожу», «Разгром», «Мать».
ПОЗЕРН. А вы пошире не проверяли, как читают «Большевика»?
ДЕДИКОВ. Проверяли.
ПОЗЕРН. Ты говоришь об отдельных хороших примерах, а ты скажи о плохих.
ДЕДИКОВ. Есть люди, которые чрезвычайно загружены и поэтому плохо готовятся к занятиям. Вот возьмем инженера Чалидзе, члена партии с 1918 г. Он ведет кружок по истории партии. Пропагандистский стаж 5 лет. Работает он в день 10—11 часов, у него масса всякого рода занятий. Он говорит, что в октябре у него все вечера были заняты, даже в баню не удалось сходить. Он часто сидит без хлеба, потому что семья живет не в Кашире, а он сам иногда не успевает взять себе хлеба. Он не бывает ни в театрах, ни в кино.
ПОЗЕРН. Он кто? Инженер?
ДЕДИКОВ. Да, инженер.
ПОЗЕРН. Так жить нельзя…
ДЕДИКОВ. Мы ему предложили ходить в театр и сказали, что проверим это. Мы также предложили ему готовиться к занятиям. Он сам не может за собой следить, ему нужна помощь. Нужно, чтобы партийная организация оказала ему помощь. Такой тип работника мы в ближайшее время изживем.
ПОЗЕРН. Это не только к пропагандистам относится, но и к руководителям местных партийных организаций.
ДЕДИКОВ. Мы указали Каширскому парткому на нетерпимость такого положения.
СТЕЦКИЙ. С загрузкой пропагандистов обстоит безобразно.
ГОЛОСА С МЕСТ. Правильно.
СТЕЦКИЙ. Надо это изжить.
СЕМЯКИН
Северокавказский крайком ВКП(б)
Товарищи! Я, прежде всего, хочу остановиться на вопросе о составе наших пропагандистов. Мы имеем сведения; о составе почти 90% всего количества наших пропагандистов. Среди 2 600 учтенных нами пропагандистов имеется 39 человек, учившихся в ИКЦ и окончивших его. Эта цифра требует некоторого пояснения, и я это сделаю ниже. 450 человек окончили комвузы и курсы марксизма, т.е. почти 20% пропагандистов у нас люди с достаточной политической подготовкой. Основную же массу пропагандистов составляют окончившие совпартшколы и курсы пропагандистов — люди, не имеющие достаточного политического и культурного уровня.
45% наших пропагандистов имеют пропагандистский стаж свыше 2 лет и около 20% работают пропагандистами с 1935 г.
Основная масса наших пропагандистов — члены партии с 1924—1929 гг. Заслуживает внимания следующий цифровой показатель: партийных работников райкомов и первичных партийных организаций в составе пропагандистов 40%. Чем крупнее сельскохозяйственный район, тем выше процент пропагандистов из числа партийных работников. По Карачаю из 73 руководящих партийных работников 53 человека занимаются пропагандистской работой. Подавляющее большинство работников наших партийных аппаратов втянуто в пропагандистскую работу.
В Карачае имеются два икаписта, в Дагестане — 6, в Кабардино-Балкарии — 3, в Черкессии, где всего 59 пропагандистов, икапистов 2.
ГОЛОС С МЕСТА. Окончившие?
СЕМЯКИН. Окончившие или со второго-третьего курса ИКП. В Черкессии 28 икапистов.
Что это за икаписты? Это в основном начальники политотделов, перешедшие на партийную работу, первые и вторые секретари райкомов. Есть еще один икапист, бывший начальник политотдела, работающий сейчас предрайисполкома.
У нас пропагандисты с партийными взысканиями составляют очень высокий процент. В среднем по краю их 20%, по национальным областям — 22%, в Карачае — даже 30%. Но когда разберешься, что это за партийные взыскания, то оказывается, что в основном это взыскания, наложенные партийными работниками первичных организаций в связи с той или иной хозяйственно-политической кампанией. Немало таких пропагандистов, которые ходят с выговорами, полученными ими в 1928 г. Ряд пропагандистов с такими партийными взысканиями мы оставили на курсах. Один пропагандист имел в 1924 г. выговор за пьянку и ходит с ним до сих пор. Некоторые умышленно сохраняют выговоры, чтобы их не посылали в деревню. Как только хотят послать в деревню, они говорят: «Я с выговором, меня нельзя послать». (Смех.)
По существу вопроса о подготовке и помощи пропагандистам я хочу отметить, что мы никаких стационарных форм подготовки пропагандистов в крае не имеем и организовать пока не можем.
Никакого помещения в Пятигорске для краевых курсов у нас нет, и курсанты вынуждены вести кочевой образ жизни. Наши курсанты полгода живут в Железноводске, а сейчас на зиму они переселены в летние санатории Пятигорска. В старом крае был прекрасный учебный городок Геленджик, где обычно проводились всякие курсовые мероприятия. Но когда край делили, Геленджик поделить было нельзя. И вот, несмотря на наши неоднократные просьбы о помощи для строительства в Пятигорске аналогичного учреждения, мы не можем ничего добиться.
ГОЛОС С МЕСТА. Продолжайте посылать туда людей.
СЕМЯКИН. Мы не имеем никакой возможности за счет местных средств организовать учебный городок. Между тем, этот вопрос в крае чрезвычайно важный. Мы должны учить не только пропагандистов, но и партийный актив. Мы должны готовить кадры для национальных областей. Посылка же людей в Геленджик совершенно невозможна.
У нас есть одна русская совпартшкола. Мы недавно превратили одну группу в ней в отделение по подготовке пропагандистов, изменив соответствующим образом ее программу.
Главной формой работы с пропагандистами мы считаем переподготовку, а не подготовку. Несмотря на трудности, мы организовали курсы переподготовки и сумеем через них провести 200 человек. Хотя я должен сказать, что двух месяцев для этого недостаточно. Мы на 1936 г. намечаем 4-месячные и 6-месячные курсы. Нас не совсем устраивает и 4-месячный срок обучения.
Наши краевые курсы пропагандистов были обеспечены преподавателями при помощи Отдела партийной пропаганды и агитации ЦК ВКП(б). Нам особенно большую помощь оказала т. Лапина, которая долго у нас работала. В начале 1935 г. курсы работали по учебнику. Затем мы поставили вопрос о том, чтобы пропагандисты переходили на первоисточники. Это встретило сопротивление не только со стороны слушателей, но и со стороны некоторых наших преподавателей. Я говорю, что в этом деле т. Лапина проявила большую настойчивость и оказала нам значительную помощь. Сейчас курсы работающие первоисточникам, и слушатели уже говорят, что это в значительной степени облегчает им работу. Если даже тот или иной слушатель не успевает проработать одинаково хорошо всю программу, то он приобретает навыки работы над первоисточниками и сумеет потом пополнить свои знания. Люди приучаются самостоятельно работать над книгой. Я знаю, что некоторые товарищи раньше боялись браться за произведения Маркса, а сейчас они уже читают их.
Очень плохо обстоит еще у нас с пропагандистами на транспорте. Из 30 пропагандистов транспорта 10 пропагандистов при проверке партийных документов исключены из партии. А ведь пропагандистов подбирал политотдел дороги! Мы обещали помочь транспортникам в подготовке пропагандистов. Для 40 их пропагандистов мы предоставили места на наших курсах. Но вместе с тем мы лишились возможности организовать курсы, и приходится откладывать учебу. Поэтому мы стали на такой путь — решили организовать их, как я уже сказал, при совпартшколе. Мы там организуем труппу в 50 человек. В настоящее время мы уже приняли решение: сохранить за слушателями курсов жалование или оказать материальную помощь тем, которые командированы из колхозов. Заниматься они должны будут 4 месяца. На этих курсах мы должны учить пропагандистов также и русскому языку.
Выпуск будет производиться три раза в год. Тем самым мы будем иметь по Кабарде 250 человек, по Чечне — 190 человек, по Северной Осетии — 1 250 человек. Это даст нам возможность обеспечить партийную сеть более квалифицированными пропагандистами.
Для преподавания на курсах мы сейчас сняли временно двух секретарей, окончивших ИКП. Это — квалифицированные товарищи, они неплохо справляются с этим делом. У нас особенно плохо в отношении материальной базы, и это, конечно, влияет на качество всех наших курсовых мероприятий.
В районах курсов не было. Мы только теперь думаем их там организовать. Нужно иметь в виду, товарищи, что в наших условиях вопрос о повышении культурного уровня пропагандиста, помимо всех общих вопросов, стоящих перед любым районом, упирается в вопрос о русском языке. У нас есть пропагандисты-националы, которые должны руководить кружками по истории партии, должны работать по первоисточникам, а первоисточников на родном языке нет и в ближайшие годы не будет. Задача состоит в том, чтобы выучить этих пропагандистов русскому языку. Нужно помочь им читать произведения Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, читать газеты. Многие пропагандисты-националы не умеют читать на русском языке. Ряд национальных районов поставил перед нами вопрос о том, чтобы мы научили этих пропагандистов русскому языку. Таким образом, наш партийный актив — пропагандисты получат на курсах также элементарные знания по русскому языку. Вопрос этот чрезвычайно серьезный. Мы сейчас вырабатываем целый ряд практических мероприятий в этом направлении. Только таким путем мы сумеем повысить политический уровень наших национальных кадров.
Скажу несколько слов о пропагандистских семинарах. У нас, как правило, большинство пропагандистских семинаров организовано в 1935 г., главным образом, после решения ЦК ВКП(б) «О пропагандистской работе в ближайшее время». В национальных областях у нас имеется ряд районов, где пропагандистские семинары фактически не работают. Работа их состоит в том, что изредка созывают пропагандистов на целый день в районный центр и здесь с ними проводят занятия.
У нас в районах в работе с партактивом привилась следующая форма: кружки-семинары районного партийного актива, работающие три раза в месяц, независимо от времени года. Эти семинары организованы для низовых партийных работников и парторгов.
Нужно сказать, что эта форма себя в общем оправдала. Например, в Благодарненском районе семинар работает почти год. Я знаю тюка только двух хозяйственных работников, которые в результате работы в этом семинаре по-настоящему заинтересовались вопросами партийного просвещения.
Есть ряд районов, где мы едва ли сможем создать семинар пропагандистов. Вот, например, в Старомарьевском районе имеются три кружка по истории партии (один повышенного типа и два пониженного), три кандидатских школы и один кружок по ленинизму. Кружок по истории партии повышенного типа и кружок ленинизма находятся в районном центре, а остальные — в селах. Ясно, что при таких условиях трудно организовать семинар.
В ряде районов семинарами руководят или по крайней мере читают на них лекции секретари райкомов. Вот, например, в Невинномысском районе секретарем работает т. Филиппович, бывший работник Коминтерна. Все семинары, посвященные коминтерновским вопросам, он проводит лично. В Благодарненском и в Новоалександровском районах семинарами руководят вторые секретари райкомов.
У нас до сих пор основное содержание семинаров составляют занятия по темам. В материалах, розданных нам на совещании, сказано, что они занимаются, главным образом, методическими вопросами. Я должен сказать, что наши семинары за редкими исключениями (Карачай) методическими вопросами не занимаются. В некоторых районах на семинарах стали обсуждать и вопросы текущей политики. Но в основном весьма редко еще дается пропагандистам информация о политическом н хозяйственном положении района.
Можно указать и на некоторые положительные примеры. Так, например, секретарь Новоалександровского райкома партии провел специальное занятие с пропагандистами района по статье т. Стецкого «Социализм и коммунизм». У пропагандистов в связи с этим возник ряд вопросов, разрешению которых было посвящено целое занятие. В Осетии очень много недоуменных вопросов возникло как у слушателей, так и у пропагандистов в связи с постановлением: о ликвидации Торгсина, причем вопрос шел не только о Торгсине, но и о нашей торговой и денежной политике. Секретарь обкома сделал пропагандистам по этому вопросу специальный доклад.
В Архангельском районе (отдаленном) в связи с итало-абиссинским конфликтом по требованию пропагандистов были организованы две лекции по географии. Читал лекцию учитель-комсомолец, показывал карту. Но можно сказать, что это все единичные случаи. Очень мало случаев, когда пропагандистам читают лекции по интересующим их вопросам.
Что касается обмена опытом, то нужно прямо сказать, что эта сторона дела у нас чрезвычайно хромает. Сейчас в Грозном пытаются провести такое мероприятие: проверяют несколько школ, работающих в данное время над одной и той же темой; квалифицированные люди изучают стенограммы занятий этих школ и дают развернутую критику политических и методических ошибок, допущенных на занятиях, а также показывают, как правильно нужно поставить эти занятия. В Благодарненском районе и в г. Сулимове провели такой опыт: выбрали лучших пропагандистов, занятия других пропагандистов перенесли на другой день, пригласив их на занятия лучших пропагандистов. Не было у нас еще ни одного случая, когда бы на семинаре пропагандистов лучший пропагандист сделал доклад о своей работе. Сами руководители семинаров очень мало бывают на занятиях пропагандистов.
Я считаю положительным начинание Кабардино-балкарского обкома, который раз в месяц созывает на 2—3 дня в Нальчик всех штатных пропагандистов и проводит с ними занятия по существу тем, изучаемых в партийной сети. Кроме того, на семинаре ставятся специальные лекции, организуется посещение пропагандистами кино, театров, музеев и пр. У них пропагандистов немного. По существу это получается школа пропагандистов. За три дня каждого успевают проконсультировать по основным вопросам истории партии. Была: у них лекция по поводу отмены карточной системы, причем, как я уже говорил, эта работа проводится только со штатными пропагандистами.
ПОЗЕРН. Сколько же там штатных пропагандистов?
СЕМЯКИН. С комсомольскими — 35 человек.
ПОЗЕРН. А сколько там районов?1
СЕМЯКИН. Восемь районов. Там штатный пропагандист работает фактически в двух школах. Есть отдельные пропагандисты, которые работают в трех школах и которые тратят на разъезды по четыре дня. В городе нет штатных пропагандистов, а есть только в районах.
Мы считаем, что семинары эти безусловно надо сохранить. Но в городах, там, где возможно организовать семинар по школам, работающим по смежным темам, кроме методической работы можно проводить занятия и по содержанию тем. Там, где имеются парткабинеты, нужно организовать для пропагандистов соответствующие консультации. У нас плохо проводится проверка состава пропагандистов, их повседневной работы. В семинарах никто не проверяет конспектов пропагандистов к занятиям.
Мы считаем, что нам нужно еще много работать над нашими пропагандистскими семинарами. Нам необходимо значительно усилить их работу, добиться обмена опытом между семинарами. Нужно, чтобы семинары давали методические указания, не превращаясь в то же время в обычные школы или кружки пропагандистов. Тов. Рабичев говорил здесь о самостоятельном чтении коммунистов и комсомольцев. Я думаю, что над этим вопросом должны серьезно поработать наши семинары пропагандистов и парткабинеты.
Несколько слов относительно работы парткабинетов. Это очень слабый наш участок. У нас в трети районов совсем нет парткабинетов, а из существующих большинство очень плохо обеспечено средствами, помещением и пособиями. Многие работники парткабинетов не отвечают своему назначению, не могут ничем помочь пропагандистам. Но есть у нас и неплохие кабинеты; (в Ворошиловске, в Благадарненске). В благодарненском парткабинете сидит очень способный, инициативный работник (член партии). Он связан с пропагандистами,пропагандиста. Я должен сказать, что этому вопросу не уделяется еще у нас достаточного внимания. Мы много раз говорили о том, что нужно разгрузить пропагандистов, но говорили об этом в весьма общей форме. Мы еще не сумели повернуть к этому вопросу партийные организации. И вот сейчас, когда мы стали изучать это дело, мы встретились с вопиющими фактами.
Во-первых, нигде не проводится в жизнь указание ЦК партии «О пропагандистской работе в ближайшее время» и указание, которое было дано в решении Ленинградского горкома партии, о предоставлении пропагандисту двух свободных вечеров в пятидневку. У пропагандистов очень много различных нагрузок, много поручений. Возьмем для примера пропагандиста Высокогорного Итум-калинского района, человека, который нуждается в помощи. На него возложены следующие обязанности: он председатель месткома, проводит подписку на газеты среди членов партии и комсомольцев, руководит селькоровским движением; он член комиссии по допризывникам, кроме того выполняет временные поручения. Только недавно он ездил в течение 3 месяцев по районам в связи с проводимыми хозяйственно-политическими кампаниями. Попов, штатный пропагандист старых промыслов, руководит комсомольской школой, является членом правления кассы взаимопомощи, прикреплен к начальной школе народного образования как уполномоченный райкома, прикреплен к буровой также в качестве уполномоченного райкома, член антирелигиозной пятерки и библиотекарь парткабинета.
Пропагандистка Снегирева работает начальником спецотдела. Рабочий день ее не регламентирован. Она целый день занята основной работой и кроме того является парторгом. Из изучения бюджета ее времени видно, что она имеет большие возможности, чем другие. Расщуник, директор Госбанка в г. Орджоникидзе, кроме основной работы еще партследователь областной партийной коллегии, заместитель председателя горсовета по госкредиту, член горсовета, внештатный инструктор обкома и кроме того руководитель технического кружка в банке. По заданиям обкома он нередко выезжает на 10 — 12 дней в район.
Я мог бы привести еще ряд примеров, но и приведенных достаточно для того, чтобы представить, как все это должно отзываться на работе пропагандистов.
Возьму парторга одного колхоза — Степанова. Мы следили в течение нескольких дней за его работой: 8 ноября с утра он занимался подготовкой допризывников к скачкам, вечером готовил выступление драматического кружка; 9 ноября был в поле на работе, а вечером — на учительском банкете; 10 ноября до 3 часов дня он организовывал подвоз кормов, вечером слушал по радио лекцию по истории партии, после лекции беседовал с товарищами и после этого готовился к занятиям в кандидатской школе; 11 ноября он был целый день в райкоме по вопросам хозяйственной работы; 12 ноября он был на огороде, а вечером проводил занятия в партшколе. Вы представляете себе, с какой подготовкой такой пропагандист пришел в школу.
СТЕЦКИЙ. Нужно заставить партийные организации регулировать это дело.
СЕМЯКИН. Правильно. Пропагандист т. Мельников 16 ноября до 3 часов дня занимался основной своей работой. С 3 до 6 часов с перерывами oн просматривал материал к занятию в школе, а в 6 часов утра был уже на кружке.
Я считаю, что разгрузка и регулирование нагрузок пропагандистов является одним из важнейших вопросов в деле поднятия качества пропагандистской работы. Нужно обеспечить действительно серьезную и систематическую помощь пропагандистам.
БРОЙДО
Москва, Ленинский райком ВКП(б)
Постановление ЦК «О пропагандистской работе в ближайшее время», решение МК и ряд других важнейших решений партии о пропаганде обязывали работу с пропагандистами поставить в центр внимания всей нашей работы. Для реализации этих важнейших решений мы обязаны были выполнить следующие три задачи: во-первых, тщательно отобрать лучших партийцев на пропагандистскую работу; во-вторых, перестроить руководство пропагандистами так, чтобы лучше удовлетворить их выросшие требования, и, в-третьих, в связи с перестройкой сети партийного просвещения (в прошлом году было 384 кружка по истории парши, сейчас 839 кружков) встала задача обеспечения этой сети пропагандистскими силами и отсюда — вопрос о подготовке и переподготовке пропагандистов.
Что нами сделано для выполнения этих задач?
Начну с показа основных цифровых данных: мы учли 1 055 пропагандистов. Из этого количества у нас 814 человек, т.е. около 80%, имеют специальную политическую подготовку (зняния в объеме ИКП, комвузов, курсов подготовки и переподготовки пропагандистов и др.), и только около 20% у нас не имеют никакой специальной политической подготовки.
ГОЛОС С МЕСТА. Сколько у вас икапистов?
БРОЙДО. У нас в составе пропагандистов 26 икапистов. Если взять данные по партийному стажу, то, в прошлом году со стажем до 1920 г. мы имели 18,9% пропагандистов всего пропагандистского состава, а в этом году мы имеем пропагандистов со стажем до 1920 г. 23,5%.
С партийным стажем с 1921 до 1926 г. пропагандистов в прошлом году было 20,5%, а в этом году мы имеем 35%. С партийным стажем с 1926 по 1930 г. мы имели в прошлом году 17%: а в этом году – 24%, с 1931 г. в прошлом году было 40% пропагандистов, а в этом году — 17%.
В отношении стажа пропагандистской работы мы имеем такие данные: в прошлом году со стажем пропагандистской работы до 1 года было 31% пропагандистов, в этом году—27%. Со стажем от 1 года до 2 лет в прошлом году было 32%, а сейчас – 23%. Свыше 2 лет у нас сейчас 50% пропагандистов, а в прошлом году было 37%
Как видите, у нас, с одной стороны, закрепился пропагандистский состав, а с другой — нам удалось привлечь к пропагандистской работе товарищей, которые в течение известного времени не вели ее.
СТЕЦКИЙ. Как вы это сделали?
БРОЙДО. Я сейчас это скажу, я только закончу данные.
У нас