ПЕРВЫЕ ЖИЛИЩНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
06-09-2012
Разговор у адвоката:
— Имею ли я право…
— Имеете!
— Нет, вы не дослушали, имею ли я право…
— Имеете!
— Позвольте мне объяснить свое дело. Могу ли я…

— Нет, не можете.

 

 

По стране сейчас уже более десяти миллионов человек не имеют постоянного места жительства. То есть снимают квартиры. Причем делают они это не из большой любви к квартиросдатчикам, а из нужды. Им просто негде больше жить. Конечно, в их числе большое количество людей с достаточно высокими доходами. Но в их числе есть большая прослойка тех, кто снимает квартиру из жесточайшей необходимости. Во-первых, это беженцы — люди, которых демократические войны, нищета, разруха и голод, преследование демократических националистов в странах бывшего СССР заставили бросить или продать за бесценок свои квартиры и бежать туда, где смерть от войн, нищеты, холода и националистических погромов, по крайней мере, менее вероятна. Собственно говоря, в России статус беженцев имеет, по оценкам миграционных служб, не более 20% от реальных беженцев. И всем им совершенно негде жить.


Вторая большая группа людей — это те, которые снимают квартиру из-за перенаселенности прежнего места жилья. Это, в основном, молодежь. Не имея возможности получить квартиру, как ее получили при Советской власти родители, они, подростая, начиная трудовую деятельность, снимают квартиру, улучшая и свои, и родительские жилищные условия. Третья группа — это молодые семьи, которым просто не хватает жилплощади, чтобы создать семью. Если и у мужа, и у жены жилищные условия на пределе, и ни в чью квартиру нельзя больше поселить ни одного человека, то единственное, что здесь можно придумать — это съем жилплощади. Четвертая группа — это фактически те же беженцы, но беженцы особого сорта — пролетарии, которые, не находя работы по месту жительства, едут в другие регионы на заработки, и, не имея жилья, вынуждены снимать если не квартиры, то хотя бы койки, лишь бы не ночевать на улице и не помирать с голоду дома. Положение этих людей, хотя жилищные условия у них зачастую и лучше, чем у живущих в разваливающихся, по причине коммерциализации коммунальной системы, бараках, весьма незавидное. С одной стороны, они вынуждены работать не только на хозяина, который дает им работу, но и на того, кто сдает квартиру. При этом для всех, кто снимает квартиры, крыша над головой далеко не гарантирована, как и все в рыночной экономике — стоит только потерять возможность платить хозяину ренту, как тут же окажешься на улице. Каждый кризис, каждое колебание на рынке рабочей силы, каждая прихоть хозяина (как того, на которого работаешь, так и того, у кого снимаешь) угрожают этим людям превращением в бомжей вместе с семьями. В самом лучшем случае семья сможет в складчину, неимоверными усилиями и ценой лишений и самоограничения скопить на квартиру, чтобы хотя бы избавиться от вечного страха выселения и не кормить паразита-хозяина, но после реформы ЖКХ они потеряют и эту иллюзию — за неуплату будут выселяться и из частных квартир.

Но еще большая часть населения — это те, кто имеет большое желание улучшить свои жилищные условия, но не имеют для этого средств, поэтому вынуждены жить в перенаселенных квартирах, зачастую в антисанитарных условиях, холодных, разваливающихся, лишенных элементарных удобств. Для них вообще никаких способов улучшения жилищных условий при капитализме не существует. Предприниматели всегда будут вздувать цены на жилье, пользуясь тем, что это предмет первой необходимости, поэтому либеральные разговоры о снижении цен на жилье посредством конкуренции (вы вообще видели, чтобы с 91-го года цены на что либо снижались?) можно отнести к разряду ненаучной фантастики.

Но то, что невозможно при капиталистической способе производства, основанном на раздробленном частном производстве и ставящем целью экономической деятельности ориентацию на прибыль, возможно в условиях планового социалистического хозяйства. Производство, если оно будет ориентироваться не на прибыль, а на удовлетворение потребностей населения, как это было в СССР, как это сейчас осуществляется в КНДР, будет наращивать производство жилья до той степени, чтобы удовлетворить полностью имеющуюся потребность. При этом жилье будет, в отличие от вздутых рыночных цен, доступно — потому что потребности в недоступном жилье у народа не существует. А централизованность и плановость ВСЕГО народного хозяйства позволит уменьшить общественные затраты на столь масштабное строительство, которое не по зубам ни одной капиталистической фирме. Такое производство возможно только на базе общественной собственности. Только обществу, которое является само собственником всех квартир, нет смысла ПРОДАВАТЬ квартиры И ПОЛУЧАТЬ ПРИБЫЛЬ СО СВОИХ ЧЛЕНОВ. И это будет кардинальным решением жилищных проблем, а не жалкими буржуазными подачками вроде жилищных сертификатов, по которым никогда не получат квартир или «социального жилья», которое будет строиться в гомеопатических дозах. Чем быстрее и успешнее будет развиваться СОЦИАЛИЗМ, тем быстрее жилищная проблема будет разрешена раз и навсегда.

Но частично жилищная проблема может быть решена уже на первом же этапе революционных изменений. Вообще-то говоря, при капитализме масса людей страдает от нехватки жилья вовсе не потому, что свободного жилья нет. Оно есть, только рабочие не могут его получить. Большое количество НЕЗАСЕЛЕННОГО жилья при остро стоящей жилищной проблеме — это вещь вполне естественная для любой капстраны. Как правило, частные компании строят жилье с целью его продать. Но так как богатых людей, которые могут купить жилье, ничтожное меньшинство, то годами квартиры пустуют до тех пор, пока какая-нибудь богатая семья не купит его, чтобы жить или сдавать. Но буржуазия, купив квартиру, часто не заселяет ее вообще — либо используя ее в качестве помещения свободного капитала, спасая его от инфляции, либо со спекулятивной целью перепродать (целые районы, застроенные многоэтажками, не заселяются, переходя от одного посредника к другому) или же из каких-либо других соображений. Кроме того, буржуазия заселяет гораздо большее количество жилплощади, чем это необходимо человеку. Новые русские, строя себе трех-четырехэтажные дачи, в которых живет лишь одна семья, и то три-четыре месяца в году, проживая единолично в пятикомнатной квартире, крайне нерационально расходуют жилплощадь, так необходимую рабочим. Огромное количество площади, пригодной для жилья, используется под офисы фирм и компаний. Например, почти весь центр Москвы сейчас не заселен чуть ли не до четвертого этажа — в бывших квартирах офисы многочисленных фирм, которые не приносят обществу никакой пользы, выполняя ту же работу, которую при Советской власти выполняли министерства, не занимавшие такого количества коммунальных площадей. В стране имеется большое количество площадей, из-за безработицы и экономической разрухи брошенных жильцами, которые подались куда-то на заработки. И в существующих экономических условиях заселение их невозможно. Никто не будет селиться там, где нет ни работы, ни света, ни тепла. Целые города вымерли — их жители не только не живут в них, но и вынужденно обостряют жилищную проблему в других регионах…

Если рабочие возьмут власть, то вся эта масса ресурсов, поможет если и не решить жилищный вопрос полностью, то, по крайней мере, смягчить его остроту до того времени, пока развернется социалистическое строительство. В зависимости от конкретных форм, которые примет революция, меры по решению квартирного вопроса, видимо, будут иметь отпечаток тех обстоятельств, в которых они будут приниматься, но сущность их будет в следующем:

— все муниципальное жилье и жилье, принадлежащее крупным собственникам, будет национализировано, поступив в распоряжение местных Советов;

— будут установлены единые фиксированные цены на коммунальные услуги и жилье. Так как власть будет принадлежать рабочим, то можно с уверенностью сказать, что они будут необременительными даже для самых бедных. При национализации жилья и установлении фиксированных цен все, кто снимают квартиру у частников или частных фирм, будут уравнены в платежах со всеми остальными, избавившись таким образом от ежемесячной ренты хозяевам;

— все коммунальные службы, разрозненные на сегодняшний момент, будут объединены в единую для всей страны централизованную систему. Это приведет к тому, что обслуживание жилья перестанет быть уделом маломощных экономически, неэффективных и дорогих мелких служб, перекупающих друг у друга ресурсы и услуги;

— национализация избыточного жилья у богатых слоев. Семьям предпринимателей, успевшим накупить квартир «впрок», оставят жилплощадь согласно установленным нормам. Совершенно необязательно иметь по трехкомнатной квартире на каждого члена семьи. А в условиях, когда в стране остро стоит жилищный вопрос, — еще и преступно;

— распределение, полученного национализацией, свободного жилья будет осуществляться не по размеру кошелька (есть деньги — покупай квартиру, нет — живи, где хочешь), а по потребности. Жилье будет бесплатно предоставляться нуждающимся по спискам предприятий или же социальных служб в соответствии с установленными нормами. Коммерческое распределение жилья (то есть сдача государственного жилья по рыночным ценам, которая уже начинает практиковаться в РФ) будет уничтожено;

— будет принят план жилищного строительства, который будет предполагать обеспечение ВСЕХ нуждающихся бесплатным жильем.

Но обобществление жилья и расширение жилищного строительства — это не единственные меры решения жилищного вопроса. Советская власть всем комплексом мероприятий по построению социализма навсегда уничтожит сами причины, по которым люди лишаются квартир. Так как коммунальные платежи будут доступными для каждого трудящегося человека, то никто не будет его выселять за неуплату. Советская власть не позволит никаких националистических гонений, принуждающих людей бросать свои дома. С национализмом Советская власть будет бороться до полного уничтожения последнего. Гарантируя каждому человеку право на достойную жизнь, труд (не на словах, а делом уничтожая безработицу) и достойную оплату труда, Советская власть уничтожит причину «кочевания» рабочих с места на место в поисках пропитания, создав условия для достойной жизни НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ СТРАНЫ, а не в прикормленных буржуазией анклавах «процветания».

Конечно, кто-то не согласится с этими мерами — предприниматели, которые спекулируют жильем, покупают себе огромные площади, чтобы устроить у себя в квартире спортзал, которые наживаются на бездомных, сдавая им втридорога жилье, не согласятся с этим компании, продающие энергетические ресурсы и стройматериалы, спекулянты земельными участками, коррумпированные чиновники, распределяющие за взятки квартиры, генералы, возводящие себе дачи и прочая свора наживающихся и нажирающихся на жилищном вопросе. Наверняка все они будут орать о том, что советская власть их выкидывает на улицу, и пугать рабочих, что будут отбирать квартиры у всех, кто их приватизировал. Но что стоят «обиды» этой жалкой кучки эгоистичных и погрязших в паразитизме людей по сравнению с целью каждому человеку предоставить крышу над головой, как одно из главных условий простого человеческого счастья.

 

Александр ЛБОВ

 

 

Источник



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.