Виктор Талалихин. Первый воздушный таран в Великой Отечественной войне
17-09-2011

Герой Советского Союза Виктор Талалихин

18 сентября 1918 (село Тепловка, Вольский район Саратовской области) — 27 октября 1941  (Подольский район Московской области)

 

Виктор Талалихин —  сын рабочего.

Окончил 7 классов неполной средней школы, потом фабрично-заводское училище в Москве. Работал на мясокомбинате.

В 1938 году, окончив военную авиационную школу лётчиков в городе Борисоглебске (Воронежская область), получил звание младшего лейтенанта.

Участник советско-финской войны.

Совершил 47 боевых вылетов, сбил четыре финских самолёта, за это награждён орденом Красной Звезды.

В Великую Отечественную войну был заместителем командира авиаэскадрильи 177-го истребительного авиаполка. В ночь на 7 августа 1941 года на своем И-16 первым из летчиков Великой Отечественной войны произвёл таран в воздушном бою, сбив около Москвы фашистский бомбардировщик He-111. Самолёт Талалихина упал в лесу вблизи деревни Мансурово (Домодедовский район), а раненому летчику удалось спустился на парашютев (в речку Северку).

Сбил ещё пять немецко-фашистских самолётов в последующих боях.

 

http://ic.pics.livejournal.com/tipolog/9755416/874203/874203_original.jpg

«Летчик Талалихин вылетел на своем истребителе на перехват немецких бомбардировщиков, летевших на Москву в ночь с на 7 августа.

В отсвете луны перед ним блеснул двухмоторный бомбардировщик Хейнкель-f11. Талалихин дал залп. Враг повернул обратно.

Талалихин, стреляя, преследовал его, пока не кончились патроны. Хейнкель уходил.

Буду таранить, — решил Талалихин, — погибну, так один, зато фашистов погибнет четверо. Он броском вплотную подвел ястребок к рулям немецкой машины, чтобы рубануть их винтом. Вражеский стрелок ударил по ястребку их крупнокалиберного пулемета. Талалихину обожгло руку. Он резко дал газ и врезался в хвост Хейнкеля. От удара ястребок перевернулся и, не слушаясь рулей, стал стремительно падать. Улучив мгновенье, Талалихин выбросился на парашюте. Он увидел, как, пылая, упал и разбился протараненный им Хейнкель.

Виктор Талалихин стал Героем Советского Союза.»

 

http://ic.pics.livejournal.com/tipolog/9755416/866245/866245_original.jpg

Несколько сотен советских летчиков повторили подвиг Виктора Васильевича Талалихина.

«Ястребок» (самолет И-153) Виктора

Памятник В. В. Талалихину.




Как я протаранил фашистский самолет

 

Младший лейтенант В. Талалихин.

 

Таран – самый смелый и решительный вид воздушного боя – очень популярен среди советских летчиков. Не в их правилах отпускать врага невредимым. Случается, что использованы все боевые средства, нет больше горючего, не остается ничего, кроме человека и машины, — и все же враг не должен уйти. Его необходимо уничтожить, хотя бы ценою собственной жизни.

В ночь на 7 августа, когда фашистские бомбардировщики пытались прорваться к Москве, я по приказу командования поднялся в воздух на своем истребителе.

Зайдя со стороны луны, я стал выискивать самолеты противника и на высоте 4.800 метров увидел «Хейнкель-111». Он летел надо мною и направлялся к Москве. Я защел ему в хвост и атаковал.

Мне удалось подбить правый мотор бомбардировщика. Враг резко развернулся, изменил курс и со снижением полетел обратно. Я продолжал атаки, — повторил их до шести раз. При этом мой ястребок оставался недосягаем для врага: меня прикрывал его же стабилизатор.

Вместе с противником я снизился до высоты примерно 2.500 метров. И тут у меня кончились боеприпасы. Можно было преследовать врага и дальше. Но что толку? Он на одном моторе мог лететь ещё довольно долго и все равно ушел бы. Оставалось одно – таранить. «Если и погибну, так один, — подумал я, — а фашистов в бомбардировщике четверо».

Решив винтом обрубить противнику хвост, я стал вплотную подбираться к нему. Вот нас разделяют уже каких-нибудь 9-10 метров. Я вижу бронированное брюхо вражеского самолета.

В это время враг пустил очередь из крупнокалиберного пулемета. Обожгло правую руку. Сразу дал газ и уже не винтом, а всей своей машиной протаранил противника.

Раздался страшный треск. Мой ястребок перевернулся вверх колесами. Надо было скорее выбрасываться с парашютом.

Отстегнул ремень, поджал ноги, ползком добрался до отверстия и выбросился. Примерно 800 метров летел затяжным прыжком. И только когда в стороне услышал гул от падения моего ястребка, — я раскрыл парашют.

Взглянув вверх, я увидел, как все больше воспламеняется вражеский бомбардировщик, как он, наконец, взорвался и рухнул вниз.

Опустился я на небольшое озеро, выбрался на берег. Вскоре подбежали три колхозника, а потом, наверное, и весь колхоз собрался около меня, — так много было народу.

Тут же перевязали мне руку. Отвели в дом, переодели, дали валенки, чтобы я мог согреться, напоили молоком. На лошади отправили в часть.

Потом я в автомобиле поехал посмотреть на сбитый бомбардировщик. Он ещё горел. Кругом валялось много невоспламенившихся зажигательных бомб. Метрах в ста от самолета нашли двух членов его экипажа. Двое других были найдены в лесу. Самолет рухнул с такой силой, что их выбросило далеко из него.

Командир вражеской машины, по виду уже не молодой, имел железный крест, полученный в 1939 году, и значок «За Нарвик».

У одного из фашистов, по-видимому, стрелка, навылет прострелена шея.

Все четверо очень плохо одеты.

Я надеюсь, что самолет, сбитый в ночь на 7 августа, — далеко не последний в моем послужном списке. Рука скоро заживет.

 

«Известия» 08.08.1941






Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.