Как Академия Наук протаскивала Гумилева в массовое сознание
18-09-2013

http://scepsis.net/library/id_3308.html

«С конца 1970-х годов и до смерти Л.Н. Гумилева в 1992 г. эта критика определялась вовсе не агрессивностью академических кругов, как это пытаются трактовать апологеты Л.Н. Гумилева. Критика имела характер довольно вялого и запаздывающего реагирования — об этом недвусмысленно свидетельствует хронология публикаций.

Краткое и вполне корректное «Заключение комиссии Отделения истории АН СССР о работах Л.Н. Гумилева по историко-этнической проблематике», подписанное в апреле 1987 г. И.Д. Ковальченко, А.П. Новосельцевым, В.И. Козловым, С.А. Плетневой и П.И. Пучковым, поклонники Л.Н. Гумилева расценивают как пример «травли Учителя» «Системой» (Ковальченко и др. 2003: 248—251). Но если сопоставить опубликованные документы, то станет ясно, что Академия наук просто защищалась от графоманского напора Л.Н. Гумилева, не проработавшего в АН СССР ни дня, но рвавшегося на страницы академических журналов и к полиграфическим мощностям издательства «Наука». «Заключение» И.Д. Ковальченко и коллег — всего лишь ответ на запрос из ЦК КПСС, организованный А.И. Лукьяновым — покровителем Л.Н. Гумилева (Гумилев 2003: 246—248; Лукьянов 2003: 62—71).

Вскоре позиции А.И. Лукьянова еще более укрепились, и он смог без труда решать насущные для Л.Н. Гумилева вопросы. Приятель последнего — Л.A. Вознесенский — «с удовольствием» вспоминал, как А.И. Лукьянов ходатайствовал за автора «пассионарной теории этногенеза» перед «ленинградскими и московскими руководителями разного ранга», причем «по мере своего административного роста сначала просил…, потом… уговаривал, затем — настоятельно рекомендовал и, наконец, просто указывал» (Вознесенский 2003: 54). Вот такие страдания непризнанного гения при «тоталитарном режиме» и тонкие методы борьбы с ретроградами в науке… Удивительно, но эти и подобные им сюжеты публикуют, ничтоже сумняшеся, сами последователи и поклонники Л.Н. Гумилева.

В 1989 г. А.И. Лукьянов поднялся на предпоследнюю ступень своей политической карьеры — стал первым заместителем М.С. Горбачева в Верховном Совете СССР. Открылись новые возможности и перед Л.Н. Гумилевым — в том году книга «Этногенез и биосфера» была впервые тиражирована «нормальным», полиграфическим способом. Сразу же последовали переиздания, издания других рукописей — за несколько лет были изданы, и неоднократно, практически все работы Л.Н. Гумилева.
Последовала критическая реакция на волну публикаций этого автора. В 1990 г. появились статьи В.И. Козлова и Г.С. Померанца, в 1992 г. — публикации И.М. Дьяконова, Л.С. Клейна и А.Л. Янова (Дьяконов 1992: 225—228; Клейн 1992: 228—246; Козлов 1990: 94—110; Померанц 1990: 188—202; Янов 1992: 104—116).

Затем последовал перерыв в несколько лет, объяснить который затруднительно. Возможно, соблюдался принцип «De mortuis aut bene, aut nihil»: Л.Н. Гумилев скончался в 1992 г., и даже его основной критик В.И. Козлов счел необходимым опубликовать некролог с неизбежными комплиментами (Козлов 1992: 173—175). Вероятно, шло и «накопление раздраженности» тем, что популярность сочинений этого автора не уменьшалась. Наверное, должны были появиться и новые критики Гумилева — на смену тем, кто высказался в 1990—1992 гг.»

bortnik

Источник



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.