Фальсификация недавней истории
17-05-2012

Как известно, партия КПРФ называет себя “единственной реально оппозиционной политической силой”. Казалось бы, действительно, она гневно обличает политику правительства, ее депутаты дружно голосуют против антисоциальных инициатив правящей партии в органах законодательной власти, местные отделения КПРФ регулярно организуют различные акции протеста. Однако не все так однозначно, достаточно вспомнить некоторые факты из истории этой партии.

Совсем недавно у партии Зюганова имелась значительно большая поддержка среди народных масс, чем сегодня, и КПРФ имела рычаги для существенного влияния на политическую жизнь в стране. Речь идет о 1990-х гг., когда КПРФ на словах не менее яростно, чем сейчас, выступала против ельцинского режима, осуществлявшего реставрацию капиталистических отношений в России. На практике же ее политические действия строились иногда таким образом, чтобы не дать этому режиму погибнуть. О фактах подобного рода в КПРФ ныне стараются не вспоминать, более того, члены этой партии порой банально лгут.

На официальном интернет-сайте КПРФ есть раздел “Календарь: некоторые события из истории КПСС и КПРФ, мирового левого движения”, где ежедневно публикуются сведения о событиях, произошедших в этот день, вплоть до самых мелких. Среди событий за 23 марта отмечено, в частности следующее: “1998 – Б. Ельцин, вернувшись из больничного отпуска, неожиданно уволил премьер-министра В. Черномырдина. КПРФ отказалась поддержать кандидатуру нового премьер-министра С. В. Кириенко. Начало череды правительственных кризисов, завершившихся дефолтом”.

Конечно, о подробностях событий тех лет сейчас уже мало кто помнит, особенно среди молодежной аудитории. Однако надо совсем немного усилий, чтоб определить ложь, содержащуюся в этом тексте сайта КПРФ. Дело в том, что печально прославившийся в том году “киндер-сюрприз” Кириенко получил пост премьер-министра не без помощи КПРФ. Более того, у нее были все возможности, чтобы не допустить этого.

Напомним: ситуация в стране в то время была накалена до предела. Президент Ельцин и правительство, которое с декабря 1992 г., после отставки Егора Гайдара, возглавлял Черномырдин, осуществили хищническое разграбление бывшей советской экономики. Большая часть предприятий за бесценок была отдана в руки различных дельцов, сколотивших миллиардные состояния (именно к 1998 г. оформились основные олигархические группировки). Объем производства катастрофически упал, многие предприятия закрылись, а из числа сохранившихся немало было «дышащих на ладан». Появилась доселе невиданная нигде в капиталистическом мире форма эксплуатации – многомесячные невыплаты зарплаты наемным работникам, Например, на угольных предприятиях Воркуты к концу 1998 г. задержки зарплаты стали достигать 10-12 месяцев, шахтерский город занял здесь «лидирующие позиции». Невыплата зарплаты стала одним из самых простых способов снижения издержек производства и повышения его эффективности, так как в результате инфляции к моменту выдачи реальная заработная плата существенно снижалась. Таким образом, наряду с капитализмом в стране возрождались отношения, характерные скорее для рабовладельческого строя.Неудивительно, что среди трудового народа, у которого украли страну, который был в большинстве своем отброшен в состояние нищеты, ширилось движение протеста. Постоянно шли митинги и другие акции протеста, организованные оппозицией, порой весьма массовые. Что еще важней, нормой стала забастовочная борьба рабочего класса. Так, в 1995 году количество предприятий, где проходили стачки, по сравнению с 1990 годом увеличилось в 34 раза, а число их участников почти в пять раз. Рост этот продолжался и во второй половине 1990-х годов. Наибольшее число забастовок за этот период (как и за 1990-е годы в целом) состоялось в 1997 году — более 17 тысяч забастовок, увеличившись по сравнению с началом 1990-х годов (1991 год) почти в 10 раз. За это же время примерно в четыре раза выросло число участников забастовок.. В забастовочных акциях 1990-х годов приняли участие коллективы таких крупнейших российских производственных объединений, как Ростсельмаш, Кировский, Балтийский заводы в Петербурге, Норильский горно-металлургический комбинат, судостроительный завод «Янтарь» (г. Калининград) и ряд других предприятий федерального значения. Ширилось и географическое распространение забастовочной борьбы, с 1994 года по 1998 год доля регионов России, где проходили стачки, увеличилась с 42 до 75 процентов. В ходе этих забастовок наряду с социально-экономическими весьма нередко звучали и политические требования, в частности, требование отставки президента Ельцина, превратившегося во второй половине 90-х в объект заслуженной ненависти абсолютного большинства населения страны. Проявлялся массовый протест и в голосовании на выборах – в 1995 г. на выборах в Государственную Думу КПРФ заняла первое место, с большим отрывом от всех конкурентов.

В этих условиях Российская коммунистическая рабочая партия проводила работу по радикализации протестного движения, по формированию классового профсоюза «Защита», Советов рабочих и других структур рабочей борьбы. История показала, что тактика была ошибочной, так как основывалась на иллюзии о якобы сохраняющемся «советском рабочем классе», но целью РКРП всегда была социалистическая революция и диктатура пролетариата. К сожалению РКРП оказалась слишком слаба, в том числе идеологически, и не смогла привлечь на свою сторону рабочий класс.

КПРФ же, называвшая и называющая себя до сих пор «основной коммунистической партией страны», занимала двоякую и порой весьма странную позицию. На словах призывала к уничтожению режима, на деле же подыгрывала ему, стремясь не допустить обострения ситуации. Одним из подобных эпизодов стало и ситуация вокруг назначения в апреле 1998 г. премьер-министром до того почти никому не известного Сергея Кириенко.

Кириенко стал главой правительства с третьего раза. Дважды Государственная Дума отклоняла его кандидатуру большинством голосов, в числе голосовавших против была и почти вся фракция КПРФ (бывшая на тот момент самой многочисленной в Думе). Третье отклонение могло привести к роспуску Думы президентом, и кое-кто из КПРФ стал высказывать мысли, что «за Кириенко надо голосовать, чтобы сохранить Думу». В частности, подобным заявление отметился тогдашний спикер Думы, член КПРФ, Геннадий Селезнев. Хотя, казалось бы, с точки зрения коммунистов в тех условиях надо было идти на обострение, так как до крайности непопулярному Ельцину наверняка не удалось бы установить диктатуру, роспуск Думы привел бы к еще более массовому недовольству, которое имело все шансы поставить крест на ельцинском режиме (а может, и на реставрации капитализма вообще). Однако КПРФ как нельзя лучше доказала тогда то, что к коммунизму она не имеет никакого отношения.

Третье голосование по кандидатуре Кириенко состоялось 24 апреля 1998 г. В отличие от первых двух, депутаты решили сделать его тайным. Кириенко был утвержден премьер-министром 251 голосом, при 25 против. Через 4 месяца его правительством будет проведено новое ограбление трудящихся (в форме дефолта), уничтожившее их банковские вклады и раскрутившее очередной виток инфляции.

Как же голосовали 24 апреля депутаты от КПРФ? Очевидно, что по разному, однако утверждение сайта КПРФ о том, что Кириенко отвергла вся фракция – ложь. Обратимся к арифметике. Как свидетельствуют поименные результаты предыдущего голосования, партийный состав Государственной Думы на тот момент был следующим: КПРФ – 133 депутата, Аграрная депутатская группа и «Народовластие» (левые фракции, голосовавшие вместе с КПРФ практически по всем вопросам) – соответственно 35 и 44, ЛДПР – 50, «Наш дом Россия» – 67, «Яблоко» – 44, «Российские регионы» – 42, «Демократический выбор России» – 6, внефракционных депутатов было 22.

Что же мы видим? Почему при 133 депутатах КПРФ и 212 от левой оппозиции вообще против Кириенко подано только 25 голосов? Никакого бойкота голосования со стороны левых фракций не было. Ответ может быть только один – значительная часть «левых» депутатов, в том числе и членов якобы «коммунистической» КПРФ (кстати сказать, люди с партбилетом КПРФ были и среди аграриев) поддержали ельцинского ставленника, будущего организатора дефолта. При том, что консолидированное выступление всей левой оппозиции против Кириенко наверняка блокировало бы его избрание премьер-министром.
«Левые» господа ясно дали понять, что думские кресла и стабильное существование на немаленький депутатский оклад значительно важнее для них, чем интересы трудящихся, в «защите» которых они любят убеждать свой электорат. Никакого осуждения такого голосования со стороны руководства КПРФ не последовало, а значит – идентичную позицию фактически заняла и вся партия.

И надо отметить, что КПРФ-то, в отличие от трудящихся России, грех было жаловаться на Кириенко. Именно в его правительстве впервые с 1993 г. появился представитель КПРФ, министр промышленности и торговли Юрий Маслюков, назначенный на эту должность в июле 1998 г. А вслед за дефолтом и отставкой Кириенко и вовсе последовал звездный час зюгановской партии – было создано правительство Примакова с ее участием и частично даже под ее руководством (тот же Маслюков в этом правительстве был уже вице-премьером). КПРФ приняла самое активное участие в якобы «спасении России», а на деле – спасении эксплуататорского строя, чем Зюганов со товарищи гордятся до сих пор, поминая время премьерства Примакова при всяком удобном случае. «Спасение Родины» заключалось в том, что обесцененными деньгами были частично выданы огромные долги по зарплате, и таким образом трудящиеся получили иллюзию «улучшения» своего положения. Накал протеста значительно спал, буржуазный режим удержался у власти.

Затем наступил новый этап развития капитализма и соответственно буржуазного строя. Промышленный подъем, некоторый рост уровня жизни (связанный в основном с повышением цен на нефть) привел к тому, что при новом президенте Путине у власти и ее вновь сформированной партии «Единая Россия» появилась массовая поддержка. КПРФ же потеряла значительную часть своих избирателей, в том числе по причине естественного сокращения социальной базы (всегда состоявшей по большей части из пожилых людей, «советского» поколения). В результате ослабевшая КПРФ со снизившимся влиянием в массах стала гораздо менее нужна правящему режиму, в Государственной Думе в настоящий момент она оттеснена на второстепенные позиции. И, судя по истории с Кириенко, только поэтому ныне фракция КПРФ всем составом голосует против путинских премьер-министров и путинских законов. Поскольку от голосования КПРФ ничего не зависит, она имеет возможность строить из себя «непримиримую оппозицию». Однако что будет, если КПРФ вновь сможет воспользоваться обострением борьбы трудящихся, которое неизбежно в будущем? Ответ очевиден: лжекоммунисты снова придут на подмогу капиталистам. Судя по постоянным восхвалениям Зюганова в адрес правительства Примакова, к этой роли КПРФ готова всегда. Просто пока что она не востребована буржуазным режимом.

Трудовой народ не должен больше поддаваться на обман своих мнимых «защитников», пытающихся ложью о событиях недавнего прошлого скрыть свою истинную роль в них. Социал-предателям – никакой поддержки. «Левую» обслугу капиталистов необходимо разоблачать везде и всюду.

Источник



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.