История одной цитаты
09-09-2013

Троцкачи запустили «в интернеты» цитату Ленина:

«Практика выше теоретического познания, ибо она обладает достоинством не только всеобщности, но и непосредственной действительности”
Н. Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», 1908 год»

Этим они, как и многие левачки, пытались опереться на авторитет Ленина в борьбе приверженцев «экономизма» — как бы «практиков» против марксистов, которые им противостоят. опираясь на теорию.

Явная вульгарность содержавшейся в цитате мысли о том. что «практика выше теории» входит в явное противоречие с философией марксизма, которая устанавливает ЕДИНСТВО теории и практики в теории познания, а практике отводит роль «мерила» теории, но отнюдь не самостоятельную, а тем паче главенствующую роль. И даже наоборот, теория только абстрактно может выводиться из практики, реально же, теория из практики не вытекает, а, наоборот, практике предшествует. Совсем безмозглая «чистая» практика, не основанная ни на какой теории, есть случай такой же умозрительный, как и абсолютная истина. Мы можем пренебречь рядом фактом и посчитать практику как предшествующую теории, точно так же, как пренебрегаем бесконечностью вселенной, чтобы сказать, что конкретная истина о конкретном предмете абсолютна, подчеркивая, что эта истина охватывает все познанные на данный момент факты о предмете в то время как она относительна, и предмет изучать и изучать.

Но вернемся к нашим баранам троцкистам. Во-первых, эта цитата взята не из «Материализма и эпириокритицизма», а из ленинского конспекта книги Гегеля «Наука логики». Конкретнее:

Гегель: «Эта идея выше, чем идея вышерассмотренного познания, ибо первая имеет достоинство не только всеобщего, но и просто действительного»… (320—321) [290].»

Ленин: «Практика выше (теоретического) познания, ибо она имеет не только достоинство всеобщности, но и непосредственной действительности.»

Как мы видим, Ленин просто излагает мысль Гегеля своими словами. Но контекст тем не менее остается непонятным.

Расширим цитату Гегеля:

«В теоретической идее субъективное понятие как всеобщее, как в себе и для себя лишенное определений противостоит объективному миру, из которого оно черпает определенное содержание и наполнение. В практической же идее это понятие как действительное противостоит действительному. Но достоверность самого себя, которой субъект обладает в своей в себе и для себя определенности, есть достоверность его действительности и недействительности мира. Для субъекта ничтожно не только инобытие мира как абстрактная всеобщность, но и его единичность и определения его единичности. Здесь сам субъект присвоил себе объективность; его определенность внутри себя есть объективное, ибо он всеобщность, которая также всецело определена; напротив, мир, бывший ранее объективным, есть только еще нечто положенное, нечто такое, что непосредственно определено разным образом, но что, будучи определенным лишь непосредственно, внутри себя лишено единства понятия и само ничтожно.

Эта определенность, содержащаяся в понятии, равная ему и заключающая в себе требование единичной внешней действительности, есть благо. Оно выступает с достоинством чего-то абсолютного, ибо оно тотальность понятия внутри себя, объективное, имеющее в то же время форму свободного единства и субъективности. Эта идея выше идеи рассматриваемого [нами] познания, ибо она обладает достоинством не только всеобщего, но и просто действительного.»

Гегель, конечно, труден для понимания и нуждается в некоторой расшифровке. В данном отрывке идет речь не о «теории» и «практике», а о «теоретическом» и «практическом» познании. Иными словами, Гегель выделяет абстрактно-логическое познание (которое «противостоит объективному миру») и такое абстрактно-логическое познание, которое РЕАЛИЗУЕТСЯ В ПРАКТИКЕ. Тут надо пояснить, что считал Гегель под термином «действительность». Для Гегеля действительность имела только истинная идея, обладающая абсолютностью и полнотой. В его теорминологии, действительна была такая идея, которая осознает саму себя (то есть поднимается на высшую, абсолютную ступнь познания). Субъект практического познания (который в то же время объект теоретического познания), осознавая себя, обретает действительность, т.е. ИСТИННОСТЬ. 

Поэтому, как наиболее полное познание выше неполного. Переводя на совсем русский, это значит: практика есть критерий истинности. Резюмируя этот факт, Гегель сравнивает абстрактное-логическое и практическое познание и делает вывод о неполноте абстрактно-логического (в его терминологии, теоретического) познания, не проверенного практикой.

Это наблюдение имеет ценность только в рамках теории познания, в основном как довод в пользу ОБЪЕКТИВИЗМА ВООБЩЕ. Потому и объективный идеалист Гегель, и материалист Ленин (который, работая над конспектом «Науки логики» боролся против субъективных идеалистов), оба признающие объективность мира, в этом вопросе теории познания сошлись во мнениях, принижая самостоятельную ценность умозрительных теорий, не проверяемых практикой.

Оппортунизм, выступая в хвосте против теоретической работы как таковой, схватился за цитату и переврал вплоть до обратного значения.

Ни Гегель, ни Ленин не считали практику выше теории. Они считали практическую деятельность критерием истинности теории, и теорию, прошедшую практическую проверку, считали выше теории, не прошедшую таковой.

 

Лучший комментарий:

 

Антип

9 сентября 2013, 20:06:31 UTC

На мой взгляд Бортник блестяще и по форме и по содержанию разобрал спекулятивную попытку вождей-троскачей, исказив Ленина, обмануть в очередной раз доверчивых младшеньких троцкистов. Хочется добавить лишь немногое. Под практикой Гегель имел в виду не битье молотком по собственному пальцу, а целеположенную и целедостигающую практику, как практику, которая осуществляется в соответствии с общей и всеобщей теорией, и поэтому лишенной огромного числа конкретных деталей. Эти конкретные детали, будучи практически освоенными, обогащают теорию действительной КОНКРЕТИКОЙ, рожденной не сознанием, делая теорию истинной, а не наоборот. Именно в этом смысле истина всегда конкретна, поскольку проверяется результативной и только результативной практикой, богатой на конкретику. Что проверяется практикой? Состоятельность всеобщей и общей теории. Как показывает история человечества, наиболее результативная практика рождалась на основе совершенной теории. Но, подступая к практической реализации теории, исполнителям приходится решать огромный круг задач, на входящих непосредственно в данную конкретную теорию. Их исполнителю предлагает объективная, каждый раз новая СОВРЕМЕННАЯ объективная действительность. И, как только практика завершается победоносным итогом, человечество получает в руки надежный инструмент движения по пути прогресса, поскольку теперь в его руках оказывается теория подтвержденная практикой на базе ТЕКУЩЕЙ, КОНКРЕТНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ. Следовательно вся диаматическая сущность взаимодействия теории и практики состоит в их неразрывности. Они невозможны друг без друга, но о практика следует говорить как о более высокой сущности по сравнению с субъективной теорией потому, что практика, рожденная добросовестной теорией, обречена на успех и является конечной МАТЕРИАЛИЗАЦИЕЙ теории, она есть теория уже воплощенная в материи, и в этом ее возвышенность, а ложная теория делает практику, в конечном итоге, невозможной, самоубийственной, и Троцкий, возможно, в последние часы жизни это осознал.


Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.