Завод

 


 

Жил-был завод. Он родился в оптимальном месте, в оптимальное время. Обширный рацион его питания: металл, электроэнергия, пластмассы, вода, природный газ, пар, реактивы, масла, бензин, соляр… машины, оборудование, приборы, инструменты, комплектующие… песок, цемент, кирпич, стекло, лес, асфальт, карбид, мел, щебёнка, рубероид, краски, олифа, растворители… бумага, оргтехника, деньги, люди, продукты, ботинки, рукавицы, робы, средства защиты, медикаменты…

Завод выдавал машины, товары народного потребления. Заодно отрыгивал различные твёрдые, жидкие, газообразные отходы производства: металлическую стружку, металлолом, горелую землю, шлак, шлам, сажу, пыль, дым, строительный мусор… Кое-что он заново жевал — рециркулировал.

Коробки производственных, административно-бытовых корпусов. Галереи. Эстакады. Конструкции из металлопроката. Трубы — минареты. Трахеи — воздуховоды. Кровеносные сосуды трубопроводов. Кабели вытянулись чёрными ужами.

Открываешь дверь. Стук — визг — дребезг — шипение — бухание — бахание — скрип — рёв — звон — гудение — щёлканье — свист — гул — вой — флэнжер… Какофоническая симфония металла, воздуха, электричества…

Запах горячего масла, металла, выхлопных газов, пыли, свежей резины; гнилостно-сладкий запах смазочно-охлаждающей жидкости…

Царство металла. Стальная плитка на полу. Юркие жёлто-оранжевые погрузчики. Грузовой мотороллер. В кузове кислородные, пропановые, ацетиленовые баллоны. Ряды, кварталы станков, агрегатов. Ящики-контейнеры. Пульты, щиты, шкафы, коробы, исполнительные механизмы, регулирующие органы. Колодец ГрязеШламоУдалителя. Сыро. Тускло светит фонарь. Залповый сброс отходов. Заурчали насосы. Производственный аппендикс…

Диспетчерская. Шум остался за дверью. Горят индикаторы на мнемосхеме. Негромко работают приборы. Груда, стопки диаграмм. Телефон, звонки. Аварийная ситуация. Решение возникших задач…

Металлические шкафчики в гардеробе. Сатуратор стоит. Рабочие тащат на руках в медпункт своего товарища. Как с поля боя. Несчастный случай…

Лаборатория. Стеллажи с приборами. Бухты кабелей. Верстак с тисками. Тёплый дымок канифоли с припоем…

Дыхание тепловентиляции. Апельсиновое солнце за окном. Под кровлей голуби летают, воркуют. Где-то слышен треск сварочного трансформатора, удары молотка, деловой разговор; уронили что-то тяжёлое, металлическое — демонтаж, ремонт, монтаж, наладка оборудования…

Забор — кожа. КПП — лимфатические узлы. Концерн — флот. Заводы — эскадры, дивизионы. Корпуса — корабли. Солдаты производства. Бригадиры — сержанты. Мастеры — лейтенанты. Начальники цехов — полковники. Директоры — генералы. Генеральная дирекция — генштаб…

Заводище — мой ревущий зверь… Производственные практики. Озирающийся пацан, оглушённый шумом, огромными размерами, обилием механизмов, людей. Салага… Бригада — весёлый, дружный коллектив замечательных людей… Молодецкие забавы практикантов… Раннее утро. Ругнёшь будильник — спать охота. Нет, надо ложиться в 20 часов! Механически глотаешь завтрак. Быстрее, бегом. Ага, нужный номер подошёл. Давка. «Да не ломайте вы дверь!», «За проезд передаём! Проездной? Хорошо», «Сейчас выходите?». Вылезли. Пасть проходной… Как шастал через забор по делам. Например, в город к своей зазнобе… Ночная смена. Звонит телефон. Посылаешь ругательства. Вызов на оборудование. Берёшь инструмент, тестер. Идёшь как зомби… Неисправность устранена. В ожидании чуда. Жидкий металл излучает золотой свет. Словно жидкое солнце переливается из дуговой печи в ковш… По утрам согреваешься возле остывающих термопечей или трёх десятитонных ковшей. Притулишься спиной. Впитываешь инфракрасное излучение.

Кайфуешь. Мысли текут, как летняя река, как песок. Хорошо. Теперь функционируешь нормально… Заводские псы — чумазые, лохматые приблудыши…

Вползали тяжкие времена. Промышленная эпидемия. Задолженности. Цепочки неплатежей. Посредники. Крутые тачки. Фирмы-присоски. Паразиты. Хищники. Станки в лужах; ржавчина; мёртвый металл; хлам; безлюдье…

Кошмарные были времена… Поправляйся, друг, будь здоров!

г. Набережные Челны — г. СПб
2000 — 2007


А теперь продолжение этого моего рассказа. В очередной раз возвращаюсь из Петербурга в Набережные Челны… Дождливый сентябрь в этом году. Неласково меня встречает мой любимый город…

На следующий день поехал трудоустраиваться на Нефтебазу. Успел на утренний вахтовый автобус. Радостное общение с товарищами, с которыми вместе работал на Нефтебазе… Все уверены, что меня возьмут обратно слесарем КИПиА в котельную, т.к. за время моего трёхлетнего отсутствия так и не нашли киповца на моё место! Встретил начальника котельной, он обрадовался и пошёл на совещание… После совещания он сказал, что три клетки слесарей КИПиА заняты, что генеральный подрядчик не пойдёт на привлечение подрядчиков со стороны и пообещал мне позвонить…

Процесс трудоустройства — мучительный процесс! Тусуюсь на бирже труда… Вернулся домой. Читаю в журнале вакансий «Есть работа. Челны»… СЛЕСАРЬ КИПИА С ДОПУСКОМ, достойная, своевременная заработная плата, бесплатная вахта, соцпакет. Компенсация питания и медосмотра… Телефоны… Позвонил. Подъехал. Пришёл в отдел кадров. Дали заполнять анкету. Дошёл до графы «Ваш предполагаемый уровень вашей зарплаты» и дал такой ответ: «Провокационный вопрос!». Барышня позвонила и попросила меня подождать начальника котельной. О, котельная, замечательно! В отдел кадров пришёл дяденька — начальник котельной, спросил, кто тут слесарем КИПиА хочет устроиться. Я показал ему свои документы… Узнав, что я успел поработать в шести котельных, он очень обрадовался! Повёл меня показывать свою котельную… Пошли к техническому директору. Начал он смотреть мои документы и ворчать: «Что-то у тебя нестабильная трудовая биография — через каждые 2-3 года меняешь место работы! Мне не надо свой характер показывать!».

Молчу, а про себя думаю: «А если месяцами зарплату задерживают, что, продолжать работать, пока не сдохнешь?! Если работать на одном месте, опыт будет куцый, ограниченный! Такие вот производственные кочевники полезны промышленности для переноса передовых методов и технологий!».

Короче, технический директор вдруг заявляет, что «ещё не освободилась клетка слесаря КИПиА», что «ещё не совсем уволили» моего коллегу, что он «ещё ходит работать в котельную на полставки»… На прощание начальник котельной пообещал мне позвонить… В очередной раз убедился, что не надо связываться с ЧП, ООО, ЗАО — это гнусные конторы по определению!

Пошёл устраиваться слесарем КИПиА на Литейный завод КамАЗа, на котором когда-то, давным-давно, проходил свои производственную, преддипломную практику, работал слесарем КИПиА. Вернулся туда, откуда давным-давно ушёл…

Запах завода… У каждого завода преобладает свой основной запах! У Автосборочного — запах свежей резины, краски, машинного масла; у Агрегатного — смазочно-охлаждающей жидкости и машинного масла; у Ремонтно-инструментального завода и Завода запасных частей — СОЖ, машинного масла, холодного металла; у Прессово-рамного завода — холодного металла и свежей краски; у Кузнечного — раскалённого металла; у Завода двигателей и Завода ремонта двигателей — СОЖ, машинного масла, сгоревшей солярки; у Литейного завода — запах горелой земли, раскалённого металла, кислоты… Этот вой мощных электроприводов бэдхаусов (зданий-сооружений с большими синими трубами — эдакие пылесосы) я угадываю и за 12-15 км! Ностальгия — вспомнил свои годы работы на заводах КамАЗа…

Однако процесс трудоустройства идёт медленно! Всё же отбегал медосмотр и прочие кабинеты — не в первый раз и надеюсь, что ещё много-много раз…

Езжу на трамвае, на маршрутных такси, хожу пешком по своему любимому городу, зондирую цены — они такие же, как и в СПб… Хмурые, уставшие мои земляки, а в прошлое моё возвращение город напоминал встревоженный улей из-за сокращений-увольнений…

Когда уходил, капитализм уже в то время жестоко надломил моего друга… Уже нет того самого, размером с приличный завод, производственного корпуса, в котором я когда-то, давным-давно, работал — его совсем демонтировали… Законсервированная-одряхлевшая Фабрика обогащения песка — а ведь когда-то здесь бурлила производственная жизнь…

В советское время в системе КамАЗа работало около 150 тыс. человек по всему Советскому Союзу (это с учётом вспомогательных производств и КамАЗовских центров по техническому обслуживанию, ремонту, снабжению запчастями) и выпускалось 120-150 тыс. машин в год! На Литейном заводе в 1989 году работало 13 тыс. человек, в Цехе ремонта и обслуживания КИПиА работало 200 человек — забавное (или закономерное?) совпадение: в ГУП ТЭК СПб в 2008 году ТОЖЕ работало 13 тыс. человек, в службе КИПиА ТОЖЕ работало 200 человек!

Высококвалифицированных рабочих не хватает, но какая-то странно-ленивая политика заводских отделов кадров: вроде и заявки есть от начальников цехов, но молодёжь работать не рвётся, а пенсионеры дорабатывают свою старость и получается какая-то парадоксально удивительная ситуация: производственные площади уменьшились, объёмы производства уменьшились, но нагрузка на работающего увеличилась, т.к. раньше, в советское время, бригады ремонтных служб были по 15 человек, а сейчас могут быть и по 5 человек! Полагаю, что это одна из причин возникновения феномена работы по наряду в выходные дни. Как это объясняется? Очень просто: абсолютным законом капиталистического производства — безмерной жаждой наживы. Ну и что, что завод государственный, прибыль из него выкачивают все равно частники.

Низкоквалифицированные рабочие — в основном приезжие, жители из ближайших городов Менделеевска, Мензелинска, Заинска… даже из соседней Башкирии!

Заметил, что на КамАЗе ТОЖЕ практикуется аутсорсинг подрядных организаций по проектированию, монтажу, наладке, ремонту, обслуживанию, оборудования, а также ТОЖЕ практикуется т.н. «заёмный труд»!

Мне очень печально и досадно видеть все эти хронические недуги моего друга — не хочу повторения печальной судьбы АЗЛК, ЗИЛа! Я теперь прекрасно понимаю, что все эти метафизические камлания буржуазных менеджеров только на какое-то время облегчают страдания нашего заводища, но не исцеляют его — невозможно, подобно барону Мюнхгаузену, вытащить самого себя за волосы из болота, требуется радикальное, научно обоснованное, диалектико-материалистическое лечение, ибо ОБЩЕЕ формирует ЧАСТНОЕ: грамотную кадровую политику, планомерное удовлетворение комплексных потребностей (количественно и качественно) народного хозяйства в автомобилях, унификации запасных частей, стандартизации производства и обслуживания, дальнейшее развитие автопрома — вплоть для освоения космоса… И все эти задачи сможет осуществить мой исцелённый-обновлённый друг при коммунизме!

К. Неверов
10/03/2021

Источник

 

 

 


 

Author: Администратор

Добавить комментарий