Против троцкизма

 

 

 

В последние годы наблюдается устойчивый рост интереса к марксизму среди молодежи — появилось много онлайн и оффлайн групп, кружков, «союзов», занимающихся обсуждением работ классиков, спорящих о Сталине и Троцком, пытающихся изучить и понять диалектику, делающих робкие попытки организовать рабочее движение и т. п. В этом идейно-организационном бульоне возрастающую роль играют бациллы троцкизма — прикрывающегося марксистской терминологией крайне враждебного марксизму течения, отрицающего сталинский опыт построения коммунизма.

Среди этих молодых людей, интересующихся марксизмом, благодаря активной буржуазной пропаганде отношение к троцкизму и Троцкому изначально было «неоднозначным». Однако традиционный троцкизм в левом движении непрерывно подвергается критике многими литераторами, поэтому троцкисты, приспосабливаясь, уже давно перекрашиваются усилиями Шапинова, Тарасова, Сарматова, Рудого и других в «объективистов» и «прагматиков». Они говорят, что троцкизм — это якобы лишь «универсальное обличительное ругательство» и «нет больше сталинизма и троцкизма…».

Такая идеология представляет собой протаскивание и реабилитацию троцкизма под видом примирения Троцкого и Сталина — дескать, и Сталин и Троцкий были пламенными революционерами, просто они немного по-разному смотрели на некоторые вещи, дескать, в 21 веке «разногласия» между Сталиным и Троцким утратили актуальность.

Вспомним основные вехи вредительства Троцкого.

В 1903 году на втором съезде РСДРП Троцкий выступил против Ленина, поддержав мартовскую формулировку членства в партии — членом может быть любой человек, поддерживающий партию, не обязательно участвующий в работе партии, — вместо монолитной боевой партии Троцкий выступил за небоеспособное аморфное образование (видимо, потому, что членов такого образования, в силу их политической малограмотности, Троцкий легко мог подчинить своему влиянию).

После второго съезда РСДРП Троцкий вместе с Мартовым и Аксельродом, создав тайную фракционную организацию, начали бороться против Ленина — «подняли восстание против ленинизма» со слов Мартова.

В годы первой русской революции Троцкий придерживался позиции меньшевиков, считавших Советы не органами восстания и зачаточными органами диктатуры пролетариата, а организациями местного самоуправления. Войдя в Петросовет и заняв в нем руководящие должности, Троцкий и его сторонники фактически парализовали революционную работу:

«Вместо того, чтобы сблизить солдат с Советом, они требовали удаления солдат из Петербурга, вместо того, чтобы вооружить рабочих и готовить их к восстанию, Совет топтался на месте и отрицательно относился к восстанию» («Краткий курс»).

В то же время московский Совет, руководимый большевиками, с самого начала проводил революционную политику, закономерно став органом вооруженного восстания.

На пятом съезде партии в 1907 году Троцкий пытался сколотить «свою отдельную центристскую, т. е. полуменьшевистскую группку, но за ним никто не пошел».

После первой русской революции Троцкий поддерживал Дана, Мартова, Аксельрода, выступавших за ликвидаторство (ликвидация нелегальных структур партии, сосредоточение только на легальных методах борьбы). Стоит отметить, что Каменев, Зиновьев, Рыков в этот период тоже часто поддерживали Троцкого: на пленуме ЦК в 1910 году смогли провести антиленинские решения — закрыть большевистскую газету «Пролетарий», оказать финансовую помощь издаваемой Троцким в Вене газете «Правда», пытались превратить эту троцкистскую газету в орган ЦК.

В 1912 году Троцкий, делая вид, что «стоит над схваткой» меньшевиков и большевиков, пытался объединить вокруг себя все антиленинские и антибольшевистские группы в т. н. «августовский блок», в котором соединились даже на первый взгляд противоположные течения — ликвидаторы и отзовисты.

Все оппортунисты от Мартова до Троцкого прикрывались лозунгом «ради мира в партии». Они желали иметь организацию, скроенную по образу и подобию западноевропейских социал-демократических партий — аморфного объединения марксистов и оппортунистов, сторонников и противников революции. Следует отметить, что именно данная организационная конструкция привела к полному вырождению социал-демократических партий, поддержавших свои правительства в годы первой мировой войны, а затем «сливших» революции в Германии и Венгрии и выступления пролетариата в других европейских странах. Выбранная же Лениным стратегия решительного размежевания с оппортунистами и создания монолитной, сплоченной, централистской партии полностью себя оправдала.

В годы первой мировой войны Троцкий вместе со своими последователями — «межрайонцами» (состоявшими из меньшевиков-троцкистов и бывших большевиков, вставших на троцкистские позиции) — занимал промежуточное колеблющееся между большевиками и меньшевиками положение.

Меньшевики из-за своей соглашательской и оппортунистической политики во время первой мировой войны не подвергались серьезным политическим репрессиям, в отличие от большевиков. Поэтому после февральской революции разгуливавшие на свободе меньшевики, в отличие от томящихся в тюрьмах, ссылках и эмиграции большевиков, смогли сразу же занять руководящие посты в Советах. Они и дали Троцкому место в исполкоме Петросовета, когда он вернулся в Россию.

Летом 1917 года на шестом съезде партии Троцкий вместе со своими «межрайонцами» солгали, что они признают программу большевиков, и пролезли в партию. Дальнейший ход событий показал, что Троцкий вступил в партию для того, чтобы вести в ней подрывную работу. В том числе он пытался саботировать судьбоносное решение ЦК партии о вооруженном восстании, предложив сначала созвать съезд Советов.

Короче говоря, до октября 1917 года Троцкий был ярым антиленинцем, постоянно вступал в различные союзы и соглашения с противниками большевиков, активно сколачивал различные антиленинские фракции и группки. При этом Троцкий, как заурядный оппортунист, постоянно колебался, шатался: то он поддерживал меньшевиков, то занимал «промежуточное положение», то клялся в верности и старался пролезть в руководство партии, то «размежевывался» и пытался обособить своих сторонников.

С самого начала своей деятельности Троцкий по всем основным вопросам теории и практики расходился с Лениным. Троцкий примкнул к Ленину, лишь почуяв неминуемую победу большевиков, чтобы попытаться занять руководящий пост в будущем правительстве.

После вступления в партию и Октябрьской революции Троцкий продолжил свою раскольническую и вредительскую деятельность. В начале 1918 года Троцкий, будучи главой советской делегации на мирных переговорах в Брест-Литовске, отказался выполнять указание партии подписать мирное соглашение с Германией. Вместо подписания мирного соглашения Троцкий выдвинул предательскую концепцию — «мира не подписываем, армию демобилизуем». Результатом демарша Троцкого стало широкомасштабное наступление немцев и подписание позорного мира с отторжением от республики обширных территорий.

«Руководство» Троцким РККА в годы гражданской войны заключалось в интригах, продвижении своих сторонников на важные посты, пропагандистских поездках на фронт, да в привлечении бывших царских военных специалистов, регулярно перебегавших на сторону белых. О военных талантах Троцкого говорит его предложение прекратить преследование отступающих армий Колчака летом 1919 года и сосредоточиться на разгроме Деникина — Троцкий стремился дать Колчаку возможность оправиться и собраться с силами после тяжелого поражения. Из-за несогласия с линией ЦК, требовавшего продолжения наступления против Колчака, Троцкий подал прошение об отставке, которое было отклонено, но в то же время Троцкий был отстранен от участия в руководстве наступательными действиями против Колчака. Отстраненный от борьбы против Колчака, Троцкий попытался «руководить» борьбой против Деникина, но это руководство закончилось тяжелым поражением РККА и отстранением Троцкого и от руководства операциями против Деникина. Участие Троцкого в руководстве операциями против панской Польши вылилось в дезорганизацию действий западного и южного фронтов и в сокрушительное поражение войск западного фронта под командованием ещё одного вредителя Тухачевского.

«Руководство» Троцким РККА в годы гражданской войны вылилось в затягивание гражданской войны и в серию тяжелых поражений РККА.

После окончания гражданской войны Троцкий снова попытался выступить против Ленина, навязав в нарушение дисциплины партии так называемую дискуссию о профсоюзах. Троцкий выступал за огосударствление профсоюзов, за военные методы руководства профсоюзами. Реализация такой политики привела бы к потере влияния партии в профсоюзных организациях. Эта склока Троцкого в действительности содержала в себе намерение возбудить в партийных массах разногласия по поводу основ партийной политики в мирное время вообще.

Троцкий активно поддержал заявление «платформы 46» — группы антиленинских оппозиционеров, пытавшейся расколоть партию под лозунгами свободы фракций и группировок в партии.

После смерти Ленина Троцкий резко усилил вредительскую деятельность. Осенью 1924 года Троцкий выпустил статью, в которой сделал попытку подменить ленинизм троцкизмом. Летом 1926 года Троцкий объединяется с Зиновьевым и Каменевым в антипартийный блок, в некое подобие «августовского блока». В 1927 году троцкистско-зиновьевские оппозиционеры создали очередную антиленинскую платформу — «платформу 83-х» — на словах оппозиция признала правоту сталинского курса, а на деле продолжила антипартийную деятельность.

В ходе дискуссии в октябре 1927 года оппозиция потерпела сокрушительное поражение — ее поддержало менее одного процента членов партии. Видя свое поражение, троцкисты и зиновьевцы решили «повысить ставки» — инициировали проведение «альтернативной» демонстрации 7 ноября 1927 года. Результатом этого демарша стало исключение Троцкого и Зиновьева из партии.

Троцкий и его сторонники открыто встали на путь антисоветской борьбы, ведь связи с иностранными разведками, как показали дальнейшие события, были налажены ещё с 1921 года.

В 1928 — 1929 годах троцкисты блокировались с бухаринцами — правой оппозицией, которая выступала фактически как кулацкая агентура в партии. В 1929 году партия, не зная о реальных преступлениях Троцкого, всего лишь выслала его за пределы СССР. Буржуазные круги западных стран приняли его в свои объятия.

Потеряв всякую поддержку в рабочем классе, троцкизм из политического течения превратился в беспринципную клику политических мошенников и двурушников, ведущую борьбу с Советской властью терактами, диверсиями, вредительством.

В 1934 — 1936 годах троцкисты организовали расстрел Кирова, отравление Менжинского, М. Горького и его сына, Куйбышева, многочисленные диверсии и теракты на предприятиях транспорта и промышленности. Иностранная буржуазия, готовя интервенцию против Советского Союза, активно использовала троцкистов в своих целях, сделав их своим послушным оружием.

Троцкий руководил подрывными и террористическими операциями своих сторонников из-за границы. Помимо подрывной и террористической деятельности, Троцкий вел активную клеветническую кампанию против Советского Союза — разработал концепции «деформированного рабочего государства», «сталинского термидора», «бюрократического перерождения», активно использующиеся буржуазией всего мира и по сей день.

Однако, несмотря на активную пропагандистскую деятельность Троцкого, несмотря на поддержку международной буржуазии, к концу 1930-х годов троцкизм как политическое движение влачил жалкое существование. Среди западных троцкистов постоянно шли разборки и борьба за должности, сам Троцкий, изолированный от масс, прозябал в Мексике и, по словам его биографа Дойчера, от отчаяния вполне мог покончить жизнь самоубийством. Мексиканский пролетариат в основном поддерживал позицию СССР и Сталина, а не Троцкого.

Таким образом, вся деятельность Троцкого — это антиленинизм, ненасытная жажда власти, славы, зависть к чужим успехам, присваивание себе чужих заслуг и в результате полное ничтожество, скатывание к террористическим методам и работа на разведки империалистических государств против СССР. Соответствующее у него и «теоретическое наследие».

История ВКП(б) есть в некотором смысле и борьба характеров, большинство из которых, к сожалению, преследовали личные цели, удовлетворяли амбиции, так как не вполне владели научной методологией мышления и потому не прониклись идеями коммунизма искренне.

Одни отстаивают свои идеи потому, что глубоко убеждены в их состоятельности, конструктивности, всеми силами и методами борются за соединение выработанных идей с реальным общественным движением, не преследуя иных личных целей, как Ленин, Сталин и их верные соратники. Другие, из-за слабого владения научной методологией, нежелания учиться, чванства, вступив в борьбу, быстро вырабатывают чувство собственной важности и превосходства. Такими были Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин, Ягода, Рыков, Томский, Хрущев, Микоян, Жуков… Такими являются их современные последователи из «Вестника бури» и «ЛенинКрю».

Невнятные прогнозы и пророчества Троцкого о реставрации капитализма в Советском Союзе в результате «сталинского термидора» и «бюрократического перерождения ВКП(б)» оказались несостоятельны. То, что Троцкий называл сталинским термидором и бюрократическим перерождением, в действительности являлось решительной борьбой против попыток реставрации капитализма различными группами вредителей и оппортунистов, холуев иностранной буржуазии. Реставрация капитализма в Советском Союзе произошла из-за оппортунистического перерождения верхушки КПСС на фоне слабости теоретической подготовки членов партии вообще. Руководители КПСС, пришедшие на смену Сталину, либо крайне слабо владели марксизмом и поэтому научный метод решения возникающих проблем при строительстве коммунизма заменили «методом тыка» и его разновидностью — голосованием, либо были банальными предателями-антикоммунистами.

Вместо усиления централизованного планирования и выполнения заветов Сталина, КПСС плотно занималась реабилитацией товарно-рыночных отношений. Вместо усиления госсектора и преобразования колхозного сектора в государственный, ослабили госсектор, передав МТС колхозам, списали недоимки по поставкам и платежам колхозов, да стали оказывать «помощь» колхозам в уходе и уборке урожая присылкой «на картошку» школьников и студентов, а колхозники в это время работали в своих ЛПХ, да торговали на колхозных рынках, усиливая дефицит в государственной торговле (т. к. цены на колхозных рынках были на порядок выше, чем в государственной торговле, то у колхозников и у недобросовестных хозяйственников был стимул поставлять продукцию не в государственную торговлю, а на колхозные рынки и на «черный рынок»).

В работе «Экономические проблемы социализма в СССР» Сталин указывал на возникающие при строительстве коммунизма сложности и на пути их преодоления: необходимо усиление централизованного планирования, сворачивание товарно-денежных отношений, преобразование колхозного сектора в государственный, замена товарообмена продуктообменом.

В отличие от Троцкого, Сталин, являясь учеником и верным последователем Ленина, внес огромный вклад в теорию и в практику коммунизма. Сталин на практике осуществил успешное построение общества первой фазы коммунизма в Советском Союзе, фактически создал мировую социалистическую систему.

История показала, что и в сталинскую эпоху полностью выкорчевать троцкизм из общественного сознания не удалось, троцкизмом была глубоко заражена советская интеллигенция. Одним из видов троцкизма, появившегося после смерти самого Троцкого, является хрущевина, идеология и практика «оттепели» со всеми её мифами, фальсификациями и поворотом политики в сторону разрушения коммунизма.

Троцкизм является злейшим врагом коммунизма, не имеющим ничего общего с теорией и практикой марксизма-ленинизма, троцкизм является буржуазной идеологией отрицания коммунизма, рядящейся в левые одеждыТроцкисты всегда есть передовой отряд антикоммунизма.

Наиболее опасным видом троцкизма является его скрытый вариант — вкрапление троцкистских идей, полутроцкизм, троцкистский уклон, т. к. он ведет к оппортунизму, к извращению теории и практики борьбы за коммунизм. И именно рост скрытого троцкизма мы сейчас наблюдаем.

В качестве наглядного примера малограмотных марксистов с троцкистским уклоном можно привести группу «Вестник бури» / «Союз марксистов» и их идейного лидера — Андрея Рудого. Рудой недавно выпустил нашумевший двухчасовой ролик о Троцком. Несмотря на то, что он утверждал, что при изготовлении своего произведения была использована разнообразная литература, в действительности он основывался лишь на трехтомнике И. Дойчера и статьях В. Сарматова «Троцкий, Сталин и коммунизм». Работа Дойчера представляет собой своего рода краткий курс троцкизма, а работа В. Сарматова представляет собой пропаганду троцкизма под видом попытки «объективно и беспристрастно» разобраться в нем.

Рудой, так же как и Сарматов, пытается строить из себя объективного и беспристрастного исследователя. Начал он с того, что в 21 веке троцкистско-сталинистские споры потеряли всякую актуальность. Затем Рудой, так же как и Сарматов, утверждает, что у Троцкого были ошибки, были разногласия с Лениным и Сталиным, Троцкий часто ошибался, колебался. Но его ошибки и колебания оправдываются тем, что… они были также у Ленина и у Сталина. Несмотря на ошибки, Троцкий якобы внес огромный вклад в теорию и практику марксизма. Ничего нового по сравнению с книгой Дойчера, да статьями Сарматова Рудой в своем ролике не сказал, можно с полным правом назвать ролик Рудого видео-версией статей Сарматова.

Рудой под видом объективизма занимается протаскиванием троцкизма и реабилитацией троцкизма. Стоит отметить, что Рудой стыдливо избегает открытой реабилитации троцкизма, он пытается протащить троцкизм через черный ход «беспристрастности». Так же как и Троцкий, Рудой, в силу чванства, строит из себя эксперта высокого уровня, разбирающегося абсолютно во всех вопросах теории и практики марксизма.

Совершенно очевидно, что познания Рудого в марксизме ограничиваются несколькими бегло прочитанными работами классиков, да работами различных троцкистов и оппортунистов, которым Рудой очевидно уделяет гораздо большее внимание, т. к. не желает кропотливо заниматься изучением работ классиков — ведь проще прочитать несколько работ Кагарлицкого или Бузгалина и получить самое общее, приблизительное представление о марксизме. А изучать труды Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина — это трудно, долго, нудно и сопряжено с многократным перечитыванием книг.

Троцкистский уклон и «шапинизм» наблюдается и в дружественном Рудому ресурсе «Стейшн Маркс», члены которого совместно с Рудым входят в хвостистско-оппортунистический «Союз марксистов». Этот «Союз марксистов» за год своего существования ничего, кроме освещения и попытки пристроиться в хвост экономической борьбе отдельных слоев пролетариата, сделать не смог. Тот же хвостизм, экономизм составляет основное содержание их теоретического органа — газеты «Молния».

Все эти потуги призваны оживить троцкистское направление левого движения, ведь традиционные центры троцкизма выдыхаются. Журнал «Рабкор», кроме бесконечных бессмысленных стримов на различные темы, невнятных статей, да постоянных колебаний в тактике — участвовать или не участвовать в выборах, выходить или не выходить на митинги, — ничего предложить не в состоянии. Еще более жалкое существование влачит группа «ЛенинКрю» — кроме постоянных расколов, да невнятных статей, ничего придумать не могут. Не лучше обстоит дело с троцкистом Тарасовым. Легальные троцкисты Бузгалин и Колганов продолжают писать антисоветские книги, которые никто не читает. Кстати, в последнее время наблюдается падение просмотров на Ютубе и у Рудого со «Стейшн Маркс».

Так почему у троцкизма достаточно сторонников, особенно среди только что созданных левых кружков и групп?

Прежде всего потому что в основе троцкизма лежит невежество в теории, нежелание заниматься самообразованием и саморазвитием, тяга к самолюбованию, податливость моде и буржуазной идеологии. Троцкизм, словно вирус, поражает наиболее шаткие, неустойчивые элементы в коммунистическом движении, направляя их в экономизм, хвостизм, кустарщину, акционизм. Низкий теоретический уровень актива большинства современных левых организаций ведет к лояльному отношению к троцкизму и его проявлениям. В том числе из-за заражения троцкизмом левое движение России остается оторванным от трудовых масс. С момента реставрации капитализма в Советском Союзе прошло уже почти тридцать лет, а левым до сих пор не удалось не то чтобы совершить успешную революцию, но хотя бы создать коммунистическую партию необходимого качества. Даже верно теоретически осмыслить произошедшую реставрацию капитализма подавляющее большинство современных левых не способно.

Только коллектив «Прорыва», решительно борющийся с любыми проявлениями троцкизма и оппортунизма и неуклонно занимающийся повышением своего теоретического уровня, смог осмыслить реставрацию капитализма в Советском Союзе — вскрыл истинные причины реставрации капитализма в Советском Союзе и разработал лекарство против организационного оппортунизма и разложения — научный централизм.

Д. Иванов
28/02/2021

Источник

 


 

Author: Администратор

Добавить комментарий