О том, как злой Сталин композиторов мучил

 


Чудесные откровения про то, как злой Сталин композиторов на обед кушал.

Там есть замечательные моменты:

О том, как злые большевики уничтожали культуру, а добрые демократы достигли невиданных высот:

«И я должен сказать, что в самые страшные годы сталинского режима музыка была на очень большой высоте. Потом был взлет в 1950–1960-е годы, но затем все пошло по ниспадающей. До чего дошло дело — хорошо видно сегодня.»

Как злой Сталин замучил Шостаковича:

«Об этом очень хорошо говорил Свиридов: «Пока жил Сталин, Шостакович был как натянутая звенящая струна. Как Сталин умер, колки ослабли, и как-то не так Шостакович стал звучать… Потерял что-то».»

О тысячах расстрелянных композиторов:

«Террор был ужасен, но композиторов он меньше всего коснулся. Некоторые из них сидели, но таких было ничтожно мало — ни одного не расстреляли»

Про тяжелую жизнь советских композиторов:

«Во время войны все крупные композиторы были вывезены из Москвы и Ленинграда — кто жил в Ташкенте, кто в Алма-Ате, кто в Новосибирске. Но в целом тогда было не до них. И это были замечательные годы для композиторов, особенно для тех, кто оказался «наверху». Хачатурян создал при оргкомитете президиум. Через него шли все творческие заявки. Туда входили Мясковский, Прокофьев, Шостакович, Шебалин — те, кто в 1948 году был объявлен «формалистами». Благодаря Левону Атовмяну, портрет которого висел в квартире Шостаковича, вся эта верхушка получала безвозмездные ссуды, академические пайки и прочее. В комитет по Сталинским премиям вошли практически те же люди. У них были прекрасные отношения с Комитетом по делам искусств при Совнаркоме. Все контролировалось этой небольшой группой одареннейших людей, в полном смысле слова композиторской элитой. Но было много недовольных, и в конце концов пошли жалобы.

И вот заканчивается война, страна в полной разрухе, а нужно атомную бомбу делать.»

 

Сергей Прокофьев, Дмитрий Шостакович и Арам Хачатурян

 

И снова невинно осужденные композиторы:

«Начали скрести по сусекам, дошли и до фондов — литературного, кинематографического, музыкального. И полетели головы, люди сели, посадили и Атовмяна. Я держал в руках документы ревизионной комиссии прошедшего в 1957-м второго съезда Союза композиторов — в два с лишним миллиона обнаружены были растраты!»

Страшными репрессиями управлял лично Сталин — страшный тиран, лично мучил композиторов Сталинскими премиями:

«Никто из так называемых формалистов по-крупному не пострадал — не сидел, не бедствовал. Порка была показушной. Сталин был страшный тиран, но он был умен, знал толк в людях и прекрасно понимал, кто есть кто. Шостакович получил пять Сталинских премий. Прокофьева тоже ругали, но он получил шесть Сталинских премий»

Шостакович страшно страдал:

«К XXII съезду КПСС Шостакович написал Двенадцатую симфонию, посвятил ее Ленину — и вступил в партию. Наши музыковеды пишут, что он чего-то боялся, чуть ли не плакал… Но это ерунда. Он сознательно пошел на сделку с государством.»

Ну и на закате Советской власти к руководству СК пришел Родион Щедрин — эффективный собственник:

«В 1973 году председателем правления Союза композиторов РСФСР стал Родион Щедрин. Но Хренников сумел остаться первым секретарем правления Союза композиторов СССР. Он был в прекрасных отношениях с Щедриным, и они вертели всем как хотели — и музыковедческой братией, и композиторами, стоявшими навытяжку и ждавшими пирожка.

Хренникова хотели снять Хрущев и Горбачев, но они слетели, а он остался, и ушел, когда развалился Советский Союз и рухнул Союз композиторов СССР. Тогда композиторы начали заниматься бизнесом и распродавать имущество союза.»

 

Композитор Родион Щедрин, получивший награду — орден Почета — из рук Владимира Путина

Иван Шевцов

 


 

Author: Администратор

Добавить комментарий