О программах «минимум»

 

 

Практически во всех программах партий с коммунистическими названиями есть раздел: «Программа-минимум». Когда задаёшь вопрос теоретикам, чем вызвана необходимость данного раздела, обычно в ответ получаешь что-то вроде того, что традиционно сложилось так, что коммунистические программы имеют набор минимальных и набор максимальных требований, которые выражают движение от начальных пунктов борьбе к итоговым.

Пусть уважаемый читатель задумается над вопросом, насколько научна программа (а программа есть краткий, концентрированный вариант изложения ДИАМАТИКИ общественного прогресса), которая содержит раздел «минимум». Что может означать «минимум»? Минимальный прогресс? «Ну хоть что-то» и «лучше, чем ничего»?

Вот как «Прорыв» определяет понятие программы партии:

«Программа партии есть документ для внутреннего пользования, выражающий наиболее общие установки, вокруг которых могут объединиться люди адекватных представлений о предпосылках и путях реализации коренных целей коммунизма. Программа не способна заменить собой ни детальные теоретические разработки важных положений данного мировоззрения, ни предметный поэтапный план использования уже созревших объективных предпосылок строительства коммунизма и создания новых для его завершения.

Необходимо понимать, что: 1. Программа, по своей сущности, есть оглашение наиболее общих намерений членов партии и не более того. 2. Теория — наиболее общие рассуждения по поводу объективной состоятельности заявленных намерений и объективных законов их реализации. 3. Коренное социальное переустройство общества возможно лишь в форме реализации конкретного плана созидания с балансировкой всех конкретных материальных, субъективных, пространственных и временных факторов».

В таком случае для раздела «минимум» требуется научное обоснование, а не ссылки на традиции.

Почему первая программа, написанная Лениным, содержала данный раздел (на самом деле такого раздела нет и там, но им называют «ближайшую политическую задачу»), а вторая — нет? Всё предельно просто, «программа-минимум» — это программа борьбы против феодализма, в частности против царского самодержавия, без низвержения которого выполнение задач собственно коммунистической революции не представлялось возможным.

Разве в буржуазной РФ есть феодализм? Утвердительно отвечают только либералы и Удальцов. Стало быть, какие же предлагаются основания к формулированию данного раздела? Думается, что речь идёт о постулировании в программах банального реформизма. Дескать, от реформизма к революционизму, от минимума к максимуму. Но мы же знаем, что одним из самых наглядных признаков оппортунизма является утверждение о том, что сейчас нужна реформа, а вот по-о-о-том, когда-нибудь, когда «помол муки» будет что надо, перейдём к революции.

Вместо «минимума» программа требует предельно конкретного разъяснения своих положений:

«Одна из причин пассивности современного российского пролетариата, изрядно замордованного рыночной экономикой, в том и состоит, что современные политические партии до сих пор не предложили ему внятной и конкретной современной стратегической концепции борьбы за выход из создавшегося положения, содержание которой выглядело бы так же УБЕДИТЕЛЬНО, как, в своё время, труды Ленина и Сталина.

Многочисленные коммунистические партии разработали свои программы, ориентированные в разной мере на вторую Программу РКП(б), приняли их на учредительных съездах, периодически вносят поправки, а массы, если и занимаются политической деятельностью, то, как говорится, в меру своей испорченности. Сегодня нет ни одной политической партии, к которой современный промышленный пролетариат относился бы как к своей родной. Тому есть некоторые субъективные причины.

Например, в одной из листовок, выпущенных в текущем году Агитпропом МК РКРП-РПК, приводится лаконичный список основных претензий к буржуазному режиму, перечень важнейших мер, осуществляемых «сразу после установления советской власти» и «важнейших задач в последующем». Единственное обещание, делающее эту листовку современной, гласит, что каждой семье «в последующем» она гарантирует… «выделенную линию интернета», хотя, в остальном, повторяет содержание листовок Анпилова, выпущенных лет десять тому назад. Строго говоря, за все десять лет, коммунистические партии не удосужились выпустить к своим программам развернутые объяснения того, как они собираются обеспечить выполнение этих многочисленных и, во многом, правильных пунктов.

Как показывает всемирный опыт, кадровые рабочие в основной своей массе и по своему психотипу таковы, что для перехода к действию, тем более политическому, им требуется предметное, конкретное, абсолютно ПОНЯТНОЕ объяснение необходимости действия, т.е. сложные теоретические положения, во-первых, должны быть глубоко поняты самим пропагандистом и, во-вторых, преобразованы в безусловно доступные для сознания рабочего истины. Образно говоря, кто ясно мыслит, тот излагает свои мысли понятным языком. Но именно эта двоякая задача (ясно мыслить и ясно говорить), оказалась «не по зубам» современной интеллигенции…

Современные же профессиональные рабочие — люди с достаточно зауженным политическим кругозором, изнуренные тяжелым низкооплачиваемым трудом, мыслят предметно и конкретно, поскольку привыкли получать от руководителей производства абсолютно конкретные задания, обеспеченные документально, технологически и материально.

Более того, пролетарий привык видеть и одновременно ненавидеть в своем надменном менеджере субъекта с более высокой, чем у самого пролетария, профессиональной подготовкой. Когда же практик-работяга слышит обыденную политическую «трескотню» шумливого партийного пропагандиста, «сеющего» звонкие р-р-еволюционные фразы и общие неконкретные лозунги, то рабочие видят в таком пропагандисте-обличителе, в лучшем случае, ровню, а чаще, кукольного Петрушку, но не авторитетного, да еще и уважаемого руководителя. Иными словами, современный рабочий не пойдет за партией, в кадровом составе которой он НЕ видит ПРОФЕССИОНАЛОВ-мыслителй, искренне вставших на сторону эксплуатируемых.

Анализ показывает, что все писания Крючкова [и других леваков]… представляют собой поверхностные звонкие призывы, не содержащие в себе ничего конкретного, что опиралось бы на объективные предпосылки и намекало на политическую «технологию», на объективные законы победы в борьбе.

Творения … насыщены цитатами из трудов Ленина и ссылками на то, что Ленин, якобы, «учил действовать так, как это делаем именно мы». Такой прием применяется обычно, когда авторы сознают слабость своих собственных логических построений. Между тем, партийная организация должна работать так, чтобы сами рабочие сказали партии: «Мы на практике убедились в вашей компетентности. Что делать?».

То, что Ленин гений, подтверждено, прежде всего, практикой. Это признают даже демократы и доказывать пролетариям то, что Ленин разбирался в актуальных и общих вопросах стратегии, значит ломиться в открытую дверь. Чтобы рабочие, а тем более интеллигенты признали коммуниста авторитетным лидером, он должен не только цитировать классиков, а уметь формулировать стратегические задачи как таковые, масштабно и детально, созвучно объективным и субъективным предпосылкам современности, уровню организованности рабочего класса в данный момент и совершенствовать эту организованность в свете предстоящих задач.

Ленин и Сталин потому и выполнили свою руководящую миссию в партии и обществе, что не только и не столько цитировали предшественников, труды которых, действительно, знали в совершенстве, сколько творчески развивали и применяли диаматику к коренным проблемам современности в конкретной обстановке начала ХХ века».

P.S. В программе-минимум РКРП указано о восстановлении Советской власти, что, разумеется, не является реформистским требованием. В данном случае это выражение употреблено не совсем к месту, т.к. реальная программа-минимум содержится в следующем разделе — «Задачи развития борьбы в оппозиции к буржуазной власти».

 

Прорывист

 

Author: Администратор

Добавить комментарий