О коммунистической практике

 

 

 

 

Среди современных левых в РФ весьма распространено заблуждение, будто:

«практика — это то, что делаешь в реальном, материальном мире, а не у себя в голове или на бумаге».

Но такое понимание практики есть позитивистское понимание, поверхностное, умозрительное, взятое из либерального идеологического багажа.

На самом деле практика — это изменение человеком объективной реальности с помощью какой-либо теоретической модели в голове. Иначе говоря, какая у вас в голове теоретическая модель, такая у вас и практика.

Если у средневекового крестьянина в голове теоретическая модель о мире средневековая, то практика этого крестьянина будет соответствующая — молиться богу, почитать царя и периодически бессмысленно бунтовать, если совсем припечёт.

Если у либерала в голове либеральная теоретическая модель, то максимум, что может отпрактиковать мозг либерала — это надуть окружающих и получить прибыль.

Если у националиста теоретическая модель — моя нация превыше всего — то практика националиста будет заключаться в местечковости и, в итоге, в междоусобице — Донбасс, Карабах и т.д.

Если теоретическая модель Удальцова ограничивается акциями протеста, при этом вопрос о том, как строить коммунизм, в голове у пациента даже не ночевал, то практика таких деятелей — гарантированное получение люлей от полицаев и нуль практики по коммунизму.

Нам, марксистам, такие виды практики не нужны. Нам нужна не абы какая практика, а нужна именно КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА! Соответственно, в голове должна находиться коммунистическая теоретическая модель и никакая иная.

Т.е. сперва в голове на базе знаний марксизма-ленинизма формируется соответствующая коммунистическая модель, а затем идёт коммунистическая практика. В обратном порядке это не работает. Проверено историей неоднократно.

Что касается «бумаги». Я вам тут докажу, что «бумаги» — это тоже коммунистическая практика, если эти бумаги действительно о коммунизме.

Когда-то, после поражения первой русской Революции 1905 г., обнаружилось, что социал-демократия поражена идейной болезнью — махизмом, одной из форм субъективного идеализма. 2-й Интернационал официально заявил, что коммунизм можно строить используя как идеалистическую, так и материалистическую философию. В общем, была беда, довольно серьезная, теоретическая модель марксизма в мире пошатнулась, но это мало кто понимал.

Нашелся только один человек, который понял, что происходит — Ленин. Он, к всеобщему негодованию, надолго заперся в библиотеке и написал там одну мудрёную книгу — «Материализм и эмпириокритицизм». Товарищи по большевистской партии его ругали, дескать, Ленин всё предал, ушёл в философию, а тут «практика» горит, революцию надо спасать, «практиковать же надо», а он книжки по библиотекам сидит читает.

Именно, что вот эта «бумага», т.е. верная теория, и спасла большевиков, ибо Ленин восстановил нужную теоретическую модель для строительства коммунизма, а дальше пошла соответствующая, нужная, коммунистическая практика.

Следовательно, создание, сохранение, развитие теоретической модели — это тоже практика, тоже деятельность. Но эта практика имеет ведущий характер, ибо теоретическая форма борьбы — ведущая форма. Остальные формы борьбы — экономическая , политическая, протестная, профсоюзная, стачечная и какая ещё угодно — идут прицепом к теоретической.

Современная ситуация в левом движении пересекается с ситуацией, когда социал-демократия заболела махизмом. Только сейчас леваки болеют не махизмом, ибо, он уже разгромлен Лениным, а другой, современной формой субъективного идеализма — позитивизмом. Кратко, это когда субъект признает истиной не то, что есть на самом деле, т.е. не сущность, как отношение противоположностей, а признает истиной факты, которые, лежат на поверхности и трактоваться могут как угодно. Согласитесь, что на хотелках коммунизм не построишь.

Соответственно, пока в левом движении господствует позитивизм, т.е. хотелки, речи ни о какой коммунистической практике в масштабах левого движения быть не может. Это исключено. Журнал «Прорыв» первый сказал о том, что коммунизм надо строить КАК НАДО, а не так, как ХОЧЕТСЯ.

Но как быть в ситуации, когда каждый понимает объективную истину по-своему? Только заняться идейно-теоретическим разгромом оппортунизма. Как в своей голове, так и в чужой. Это наипервейшая задача. После решения этой задачи, когда необходимая теоретическая модель в головах левых будет сформирована, а оппортунизм будет относительно повержен, только тогда можно будет ставить вопрос о других формах практики.

Владислав Годяев

 

 


 

 

Author: Администратор

Добавить комментарий