Про «искусство» охмурения

 

 

 

Первобытный коммунизм, тысячелетиями имевший глобальную распространенность, начал местами разлагаться нравственно именно в эпоху становления ярмарочных отношений, превращения обменных операций в соревнование людей в области обвеса, обмера и обсчёта ближних своих, роста количества виртуозов торгашества, а за ними и мастеров религиозного и политического диктата.

Иначе говоря, практическое разложение первой коммунистической формации состоит в малозначимом, на первый взгляд, факте изменения отношений между людьми в процессе воспроизводства условий их существования. Но именно содержание отношений между людьми и является базисом формации. Если отношения между людьми альтруистические, то райская модель жизни на Земле гарантирована. Если отношения между людьми торгашеские в базисе, то надстройка неизбежно приобретёт характер, превосходящий по жестокости сцены, описанные Данте Алигьери.

До Маркса историки, философы и экономисты осмысливали подобные факты лишь очень задним умом. Ни одно из существовавших до Маркса представлений об обществе невозможно считать сколь-нибудь научным.

«Философы — писал Маркс, — лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его».

Большинство советских теоретиков не заметили в контексте «Тезисов о Фейербахе» того смысла, что философам прежних веков не удалось изменить мир ещё и потому, что все их объяснения были противоречивыми, но «философы», как и живописцы, гордились, прежде всего тем, что их творения самобытны, а меняется ли жизнь в лучшую сторону, благодаря их мудрствованиям, этот вопрос занимал их меньше всего.

Естественно, долгое время и первобытные люди не догадывались об отдаленных печальных последствиях от нарастания между ними корыстных меновых отношений и не задумывались над тем, почему параллельно с ростом торгашества людям навязывается религиозное мышление. Ловкость в торговле, искусство «впарить» гнилой товар — долгое время оценивались как чистая добродетель. Многие церкви и построены на деньги купцов. Сегодня, не многие люди видят в шекспировском «Венецианском купце» глобальное обобщение по поводу денежных отношений, возрождающих в человеке животное. Для большинства зрителей Шейлок все прошедшие века оставался персонажем пьесы. Поэтому искусство охмурения получателя кредита стало благородно называться банковским делом, финансовым маркетингом и микрозаймами.

Но в тех регионах Африки, Латинской Америки, Австралии и Азии, где между людьми так и не возникло меновых, товарных, клерикальных и политических отношений, там первобытный коммунизм просуществовал практически без изменений до наших дней с преобладанием альтруизма и любви над эгоизмом и конкуренцией.

В.А. Подгузов

Author: Администратор

Добавить комментарий