О победе над коммунизмом

 

 

 

Строго говоря, практически всё, что написано о политической экономии после Давида Рикардо в качестве апологетики рыночной экономики — или замаскированная ложь, или издевательство над логикой. Даже те творения, которые некоторое время использовались на практике и приносили некоторые дивиденды, например, разработки Кейнса или Леонтьева, с научной точки зрения являются абсурдными, а пропаганда их «достоинств» — заведомой ложью. Поэтому, в конечном итоге, применение наиболее изощренных апологетических разработок рыночной теории всегда оказывалось подобным применению наркотиков в деле «лечения» ракового больного. Он медленно умирал, не теряя хорошего настроения.

Поэтому наиболее ложным из всех выводов, сделанных за последние два десятилетия рыночными теоретиками, является их вывод о победе капитализма над коммунизмом. Размышления рыночников на эту тему похожи на размышления того же ракового больного, который узнал, что несколько его конкретных конкурентов погибли в авиакатастрофе. «Ну, вот, — говорит себе раковый больной, — теперь мои дела в бизнесе пойдут лучше».

Точно такой бессмыслицей является и утверждение о том, что коммунизм проиграл капитализму. И здесь дело не только в том, что «ещё не вечер» вообще. И дело даже не в том, что США для защиты своего образа жизни приходится бомбить Югославию, Афганистан, Ирак, содержать во многих странах тайные тюрьмы ЦРУ… Дело, прежде всего, в том, что борцы с коммунизмом не знают и, в силу укоренившегося спекулятивного метода мышления, и никогда не узнают, что такое коммунизм и, следовательно, как с ним бороться. Т.е. не со страной, под названием СССР, а именно с коммунизмом, как продуктом «развития» и разложения самого капитализма.

Нехватка логической образованности не позволяет противникам коммунизма понять, что рост их усилий по борьбе с коммунизмом означает, прежде всего, то, что в гибели коммунизма нет никакого автоматизма. Более того, почти как в физике, ровно в той мере, в какой капитализм будет наращивать свои усилия в борьбе с коммунизмом, он будет получать обратно направленный эффект. Никогда при живом СССР во всём мире не сжигалось столько американских флагов и не убивалось такое количество американских солдат и граждан, как сегодня, после развала СССР. Иными словами, сизифов труд под названием «борьба с коммунизмом» не может привести к какой-либо форме победы, кроме гибели самих капиталистических производственных отношений, чем дальше, тем больше доказывающих свою социально-паразитарную природу.

Не явно выраженная картина умирания капитализма, объясняется не только и не столько бессмертием капитализма, сколько медленным созреванием субъективного фактора гибели капитализма. Образно говоря, тот факт, что сегодня крокодил съел антилопу, не означает, что крокодил будет жить вечно. Поэтому современный капитализм умирает в рамках естественных темпов своего разложения, незамутненного, к сожалению, активностью мирового коммунистического движения.

Разумеется, дело «усыхания» капиталистического способа хозяйствования в мировой экономике пошло бы динамичнее, если бы строительство коммунистического способа производства развивалось усилиями большего числа народов, чем сегодня. Но современное коммунистическое движение никогда ещё, за всю историю своего существования, не характеризовалось столь низкой научно-теоретической культурностью, как сегодня. Именно поэтому у наиболее поверхностных умов возникает иллюзия некоего ренессанса капитализма. А раз основная масса населения не понимает, что такое коммунизм, то это и вдохновляет его сознательных противников на новые витки лжи в надежде продлить свою агонию.

Что же касается тех немногих представителей современного коммунистического движения, которые никогда не прерывали свою научно-теоретическую деятельность и упорно искали научный ответ на вопрос о причинах реставрации капитализма в республиках СССР, в большинстве своём склоняются к выводу, что никаких объективных внутренних причин затухания коммунизма в СССР не существовало и не существует. Напротив, начиная с Хрущева, большая часть руководства КПСС в силу малограмотности, а в большинстве случаев мстительности, делало всё возможное для дискредитации и уничтожения коммунистических основ экономики Советского Союза. Несмотря на это, прочности коммунистических плановых начал в экономике СССР хватило ещё почти на сорок лет мосле смерти Сталина.

Более того, даже директор ЦРУ, Роберт Гейтс, давая интервью западным журналистам на Красной площади в августе 1991 года впервые честно, как победитель, которому показалось, что победа над коммунизмом одержана полностью и окончательно, признался:

«Мы хорошо понимали, что Советский Союз ни гонкой вооружений, ни экономическим давлением, ни, тем более, силой не возьмешь, его можно было взять, только организовав взрыв изнутри».

В свете этого высказывания легче определить цену доморощенным демократам, которые утверждают всегда обратное, что Америка разорила СССР гонкой вооружения и санкциями. О том же, как взрывали СССР изнутри, например, Горбачёв, Яковлев, Шеварднадзе легко можно узнать, прочитав их мемуары. С позиций всего уже произошедшего, нетрудно догадаться, чем занимался, например, Егор Гайдар, когда занимал пост редактора экономического отдела журнала «Коммунист», главного теоретического органа ЦК КПСС. Ясно, что один такой «коммунистический» теоретик сделал для дискредитации теории марксизма и коммунистической практики больше, чем все аксёновы и щаранские вместе взятые.

В.А. Подгузов

 


 

Author: Администратор

Добавить комментарий