3 вопроса о «Большом терроре»

 

 

«Большой террор» — это миф, сочиненный Хрущевым,
и подхваченный буржуазными идеологами! Если бы
все эти жуковы и юлины, которым заглядывают
в рот леваки, заняли бы марксистские позиции, они
бы не выдумывали бредовые оправдания «сталинским
репрессиям», а расщепили бы на атомы эту буржуазную
выдумку, которая держится на плаву лишь за счет
массированной пропаганды и корпоративизма историков.

 

1. Решительно не понятны мотивы, в чём была необходимость проводить массовые репрессии? Нэпманы и кулаки были давно разбиты, троцкистская оппозиция разоблачена, остались одни лишь заговорщики и шпионы, но для их ликвидации достаточно точечных ударов. Либеральные утверждения о том, что Сталин, якобы при помощи массовых репрессий стремился укрепить свою власть, не выдерживают никакой критики. В самом деле, разве Сталину в 37-м году требовалось что-то там укреплять? Его авторитет в партии и народе был непререкаем.

 

В официальной версии остаётся таинственной
роль Вышинского и органов прокуратуры, на
которых в полной мере лежит ответственность
за все якобы «перегибы» и «репрессии».

 

2. Не понятно, зачем нужно было проводить репрессии тайно, подковёрно, с грубейшим нарушением УПК? Если бы Сталин открыто объявил о необходимости нанести массированный удар по врагам народа, разве рабочий класс не поддержал бы его? И какая была необходимость в борьбе против врагов народа идти в обход социалистической законности, орудовать внесудебными органами — «тройками» и «двойками»?

 

В официальной версии остаётся таинственной также роль
Берии. Он якобы прекратил террор, однако в действительности
был назначен в замы к Ежову в августе 1938 года и получается,
что с 22 августа по 23 ноября, командуя оперсоставом, он
фактически руководил «ежовскими репрессиями». Т. е., как
минимум, репрессии 38-го года проводились при
непосредственном участии Берии. Но он никакого наказания
не понёс после разоблачения Ежова. Как и Вышинский.

 

3. Официально озвученная цифра почти в 700 тыс. расстрелянных за полтора года выглядит малоубедительно. И вот почему:

а) все данные по количеству расстрелянных берутся из каких-то опосредованных источников: справок, выписок, обрывков. Причём, вот какая странная вещь — в сборниках архивных документов публикуются бумаги с числом приговоренных к расстрелу, а отчётные документы о приведении приговоров в исполнение — нет. Мы ведь должны понимать, что приговорить к расстрелу ещё не значит расстрелять, расстрел могли заменить другими мерами социальной защиты. Документы публикуются как-то крайне избирательно, будто подгоняются под конкретную концепцию.

б) расстрелять столь значительное число людей совсем не такая простая задача с технической точки зрения, особенно учитывая, что численность всего оперсостава (т.е. тех, кто только и мог вести следствие и приводить приговоры в исполнение) ГУГБ, включая областные, республиканские и краевые отделения, в 1938 году составляла всего 15 тыс. человек.

в) провести незаметно для народа и рядовых партийцев столь масштабную операцию, требующую множество различных исполнителей, да ещё за такой короткий срок, представляется чем-то совершенно фантастическим. Весть о массовых расстрелах (более 1000 человек в день) не могла не вызвать гигантскую реакцию в обществе. Но ни малейшего намёка на общественные волнения, как в качестве поддержки, так и негодования, в опубликованных документах и прессе мы не находим.

 

За последние 30 лет антикоммунизма в России (и особенно
на Украине), так и не были обнаружены массовые
захоронения относящиеся к 37 году. А вопрос репрессий
подтверждается только эксгумациями тел репрессированных.

 

Роман Икс

Источник

 


 

Author: Администратор

Добавить комментарий