К вопросу о социал-демократической позиции Троцкого

 

 

«…Нынче малый ребенок знает, что в политике оппозиция правее Политбюро, а Троцкий — так тот в последнее время стал прямо без пяти минут меньшевик».

Заявление члена ЦК ВКП(б) Л. Д . Троцкого президиуму Объединенного пленума ЦК и ЦКК об оценке политики Сталина — Бухарина в журнале «Социалистический вестник

Прошу в конце заседания огласить нижеследующее,

В своей речи по вопросу о международном положении я сослался на тот неоспоримый факт, что меньшевики полностью одобряют по китайскому вопросу линию Сталина — Мартынова — Бухарина. У нас этот факт, как и многие другие, остается неизвестным даже верхнему слою партии только потому, что печатные сводки белой печати, не говоря о статьях «Правды», составляются в высшей степени пристрастно и недобросовестно. По поводу моего указания на то, что Дан и Абрамович считают линию Сталина — Бухарина, в противовес линии оппозиции, правильной, т. е. меньшевистской, были сделаны на Пленуме попытки опровержения, грубость которых не прикрывала их неосновательности. Я обязался тогда же привести точные цитаты. Привожу пока две.

Цитата №1.

«В принципе большевики тоже стояли за сохранение “единого фронта” в китайской революции до завершения национально-освободительной задачи. Еще 10 апреля Мартынов в “Правде” весьма вразумительно и, несмотря на обязательные ругательства по адресу социал-демократии, совсем “по-меньшевистски” доказывал “левому” оппозиционеру Радеку правильность официальной позиции, настаивающей на необходимости сохранять “блок четырех классов”, не спешить с разрушением коалиционного правительства, в котором рабочие заседают совместно с крупной буржуазией, не навязывать ему преждевременно “социалистических задач”». («Социалистический Вестник», №8, 23 апреля 1927 г.)

Цитата №2.

По поводу тезисов т. Сталина для пропагандистов «Социалистический Вестник» писал: «Отвлекаясь от обязательной для обер-коммуниста словесной шелухи, вряд лиможно многое возразить против существа „линии“, намеченной в тезисах. По возможности не уходить из Коу-Мин-Тана (Гоминьдана) и цепляться до последней крайности за его левое крыло и уханское правительство; „избегать решительного боя в невыгодных условиях“; не выдвигать лозунга „вся власть советам“, дабы не „дать врагам китайского народа нового оружия в руки для борьбы с революцией, для создания новых легенд о том, что в Китае происходит не национальная революция, а искусственное пересаживание московской советизации“ — что может быть в самом деле разумнее для большевиков теперь, после того, как „единый фронт“, по-видимому, разрушен бесповоротно, и вообще разбито столько посуды в самых „невыгодных условиях“»? («Социалистический Вестник», №9 (151), 9. V. 27, стр. 1,)

Такие же или еще более яркие цитаты можно представить из всей социал-демокра­тической печати от Варшавы до Нью-Йорка.

Л. Троцкий.
=====
Ответ Секретариата ЦК ВКП(б) на заявление Л. Д. Троцкого с цитатами из журнала «Социалистический вестник» о политике Сталина — Бухарина

«По поводу “заявления” т. Троцкого» 15 августа 1927 г.

Если бы т. Троцкий обладал «беспристрастием» и «добросовестностью», он не ограничился бы обрывками двух цитат из «Соц. Вестника», а привел бы полностью ряд отзывов «Соц. Вестника» о линии ЦК партии вообще, и в особенности о линии оппозиции. Но так как у т. Троцкого не хватает ни того, ни другого, приходится сделать это кому-либо другому.

Совершенно ложно заявление т. Троцкого о том, что «Дан и Абрамович считают линию Сталина — Бухарина, в противовес линии оппозиции, правильной, т. е. меньшевистской». Наоборот, приводимые ниже цитаты покажут, что Дан и Абрамович на деле целиком за нашу оппозицию.

Соглашаясь словесно с некоторыми сторонами линии большевиков в Китае (невыход из Гоминьдана и т. д.), на деле Дан и Абрамович решительно отмежевываются от большевистской политики в Китае, характеризуя ее как «нелепую», «утопически-авантюристскую», «игравшую в руку империалистам», «толкавшую в западню китайский пролетариат» и приведшую «к кровопролитию» в Шанхае и поражению.

Вот соответствующие цитаты из «Соц. Вестника».

Цитата первая:

«В принципе большевики тоже стояли за сохранение “единого фронта” в китайской революции до завершения национально-освободительной задачи… Но — принципы принципами, а на деле “левое ребячество” утопического авантюризма и стремление “использовать” китайскую революцию в интересах борьбы советского правительства с Англией соединились, чтобы срывать ту линию поведения, которую сами же большевики провозглашали единственно разумной, единственно отвечающей интересам и китайской революции, и трудящихся масс Китая, России, Европы, всего мира. За помощь, оказываемую китайской революции в государственном порядке, они заставляли расплачиваться подчинением опеке большевистских “советников”, “большевизацией” китайской компартии, т. е. превращением ее в агента большевистского правительства России… они (большевики) играли в руку именно империалистам (и, в частности, Англии), которые сознательно добивались взрыва коалиции, и склонной к компромиссу с ними крупной буржуазии, которую коалиция тяготила. Китайский же пролетариат они лишь толкали в западню, которую готовили ему его иностранные и туземные классовые враги. “Наши революционные перспективы осуществляются”, писала с торжеством “Правда” 10 апреля и в доказательство приводила, что “шанхайские рабочие, захватившие оружие во время восстания, удержали в руках это оружие и после вступления национальных войск в Шанхай”, и что “Чан Кайши был вынужден сделать публично соответствующую декларацию”. А 11-го уже ручьями лилась кровь шанхайских рабочих, обезоруживаемых национальною армиею по приказу Чан Кайши! Жестока бывает ирония истории!.. Таковы горькие плоды краха советской политики в
Китае». («Соц. Вестник», № 8 от 23 апреля 1927 г., стр. 4-5.)

Иначе говоря, Дан и Абрамович также кричат о «крахе» большевистской политики в Китае, о том, что эта политика привела «к кровопролитию» в Шанхае и поражению китайской революции, как и наши оппозиционеры, Троцкий и Зиновьев. Солидарность между Троцким и Зиновьевым, с одной стороны, Даном и Абрамовичем, с другой, в оценке большевистской политики в Китае — полная. Меньшевики и оппозиция черпают из одного источника.

Цитата вторая:

«“Чего хочет Радек?» говорил мой собеседник, “чего он добивается, когда требует, чтобы китайские коммунисты вели более самостоятельную политику вплоть до выхода из Гоминьдана? Конечно, не советизации Китая, а просто того, чтобы коммунисты, которые вне Гоминдана, быстро потеряют девять десятых своего значения, на деле не мешали Гоминдану довести до победного конца национально-буржуазную революцию. Самостоятельности китайского рабочего движения он хочет не для того, чтобы рабочие вместе с крестьянами ликвидировали правых гоминдановцев и установили в Китае диктатуру по российско-советскому образцу, а для того, чтобы они могли укрепить свои, теперь весьма сомнительные, организации и заложить основы сильного профессионального и политического движения для будущего”. Во всяком случае, Ра­дек понимал, насколько нелепа была вся бухаринско-коммунистическая стратегия, основанная на расчете, что можно дать Чан Кайши дойти до Пекина, в то же время подготовляя его ликвидацию, которая должна была произойти с помощью свежих сил генерала Фенга, до времени сохраняемого в “запасе”». («Соц. Вестник»251, № 9 от 9 мая 1927 г., стр. 13.)

Иначе говоря, Дан и Абрамович здесь полностью солидаризируются с представителем оппозиции, т. Радеком, третируя большевистскую политику ликвидации гоминда­новцев и перспективу установления в Китае диктатуры пролетариата, как «нелепую».

Кажется, ясно. Об этих и подобных им фактах почему-то забыл в своем заявлении «добросовестный» т. Троцкий.

Но картина была бы не полная, если бы мы не привели ряда цитат из «Соц. Вестника», а также из милюковского органа «Последние Новости» по вопросу об оценке всей линии оппозиции.

Вот несколько цитат на этот счет:

«“Оппозиция“ взращивает не только в рабочих массах, но и в среде рабочих-коммунистов ростки таких идей и настроений, которые при умелом уходе легко могут дать социал-демократические плоды. Своей критикой „существующего строя“, почти до­словно повторяющей критику социал-демократии, большевистская „оппозиция“ подготовляет умы не только масс, но и рабочих-коммунистов к восприятию и положительной платформы социал-демократии». («Соц. Вестник» № 17-18 от 18 сентября 1926 г.)

«Сегодня оппозиция подрывает диктатуру, каждое новое издание оппозиции выговаривает все более „страшные“ слова, сама оппозиция эволюционирует в сторону все более резких наскоков на господствующую систему, и этого пока достаточно, чтобы благодарственно воспринять ее, как рупор для широких слоев политически недовольного населения. («Последние Новости» № 1990.)

«Значение оппозиционных атак на сталинское большинство не в программе оп­позиции, а в ее критике, в разложении большевизма, в расшатывании „монолитного“ здания диктатуры, в подрывании идейных и организационных устоев Коминтерна. Пленум ИККИ принял нападение оппозиции на ВКП за прямую атаку на Коминтерн не только в силу своей чисто служебной зависимости от Политбюро ВКП, но и потому, что подрывная работа оппозиции, давно уже вынесенная за пределы Советской России, действительно ускоряла распад и гибель „мирового большевизма“», («Соц. Вестник», № 12 от 20 июня 1927 г., стр. 7.)

«Из Ленинграда нам сообщают от конца мая: в обывательских кругах настроение здесь тревожное и выжидательное. Поговаривают о близящемся крутом повороте в политике. Все взоры с упованием устремлены на оппозицию, популярность которой сильно растет. В доказательство правильности своих ожиданий и прогнозов ссылаются на тот факт, что оппозиционеры отказываются от предлагаемых им самых заманчивых заграничных постов и командировок: теперь-де не время покидать Россию, ибо мы стоим накануне крупных „событий“. При напоминании, что оппозиция, то ведь в сущ­ности говоря, „левее“ Сталина, получаешь в ответ сожалительно-укоризненное: ну, не стыдно ли вам чепуху городить? Ведь нынче малый ребенок знает, что в политике оппозиция правее Политбюро, а Троцкий — так тот в последнее время стал прямо без пяти минут меньшевик». («Соц. Вестник», № 12 от 20 июня 1927 г., стр. 15.)

«В длинной веренице политических событий последнего времени самым крупным и знаменательным является наименее драматическое, прошедшее как будто бы без последствий: манифестация коммунистов-оппозиционеров, провожавших у вокзала отправленного в ссылку Смилгу… Сколько усилий было затрачено, сколько жизней было погублено, чтобы всему миру показать образец страны, где прекратилась всякая политическая борьба, где все усилия народа направлены на одно лишь хозяйственное строительство. И вдруг лубочную гармонию нарушают клики тысячной толпы и горячие аплодисменты, которые имеют один только смысл: долой сталинскую диктатуру, долой Политбюро!.. Исторический парадокс состоит в том, что оппозиция, которая обещает крушить беспощадно всех врагов чистопробного коммунизма, помимо воли прокладывает своей борьбой дорогу более легальным, более публичным формам классовой политической борьбы. Пусть то, что во всем мире называется борьбой партий, развертывается в России как борьба коммунистических фракций. Пусть то, что во всем мире называется политической борьбой, у нас именуется партийной дискуссией. Не в словах дело. Открытая деятельность оппозиции срывает, наконец, партийную монополию. Страна, в которой борются открыто, постоянно, организованно две коммунистические фракции, — это, конечно, не демократическая и не парламентарная страна; но это также не режим партийной диктатуры, это — воплощенное противоречие и, как таковое, возможное начало народного вмешательства и в этом смысле — исходная точка демократии… Лишь только откроются шлюзы, прорвется общественная активность, и наряду с коммунистическими фракциями вырастут против них и за их счет другие социальные движения и в частности социал-демократия. Поэтому русские социал-демократы горячо приветствовали бы такую легализацию оппозиции, хотя ничего общего у них нет с ее положительной программой. Они приветствовали бы легальность политической борьбы, открытую самоликвидацию диктатуры и переход к новым политическим формам, в которых открывается простор для широкого рабочего движения». («Соц. Вестник», № 13 (от 2 июля 1927 г., стр. 1-2.)

Кажется, достаточно. Мы думаем, что эти цитаты отобьют наконец у т. Троцкого охоту к фальшивым речам о «добросовестности» и «беспристрастии».

Источник


Author: Администратор

Добавить комментарий