О защите Сталина

 


Типичный пример патриотической «защиты» Сталина.

Дескать, кровавый маховик раскрутился сам, а Сталин его остановил. Не было никакого маховика. Да, интеллигенты, из карьеристских соображений, строчили друг на друга доносы; да, в органах НКВД действовала недобитая ягодская агентура, троцкисты, которые, стремясь подорвать советскую власть изнутри, уничтожали передовых ученых, видных партийцев и преданных партии трудящихся, но все эти факты НЕ МОГЛИ привести к тем «ужасам», которые живописуют нам историки «большого террора».

«в 37-м году репрессии прошли катком по тогдашней элите, по руководству» — здесь уже просвечивает хрущевская версия событий (уничтожали «ленинскую гвардию»), но со знаком плюс. Неужели, чтобы уничтожить кучку заговорщиков необходимо было отправить в лагеря 1,5 млн людей и еще ~600 тыс. приставить к стенке, грубо нарушая УПК? Почему в 36-м году враги народа разоблачались на открытых судебных заседаниях с присутствием иностранной пресссы, а уже в 37-м вдруг Ежов подписывает совершенно секретный приказ, по которому «тройки» планово сажают и отстреливаю народ! (Примечательно, что никто, ни диссиденты, ни партократы до перестройки ничего не слышали про «большой террор» в яковлевско-земсковской трактовке).

Конечно, большой разлад в умах сеют историки, вроде Ю. Жукова и К. Жукова, Юлина, Пыхалова, Е. Яковлева и прочих господ, которые на словах защищают просталинские позиции, а на деле лишь беспринципно отстаивают свои узкокорпоративные интересы, становясь в позу объективизма, т.е. буржуазной идеологии, гласящей, что истина находится где-то посредине двух противоположных позиций.

Так называемые сталинские репрессии — миф. Вся историография и учреждения её обслуживающие созданы силами империализма для крупнейшей фальсификации в истории с целью дискредитации коммунизма. Ещё с первых пятилеток мировой олигархии было по сути нечего противопоставить коммунизму в теории и практике, поэтому она была вынуждена взять на вооружение мифы, созданные Троцким и Хрущёвым, подвести под них документарную, псевдонаучную, художественную базу, чтобы иметь надёжное идейно-политическое оружие в своих руках. Всякое предметное изучение любого элемента или аспекта теории «сталинских репрессий» (национальные операции, приказ НКВД №0047, ~650 тыс. смертных приговоров за 16 месяцев 1937 — 1938 годов и всё прочее) вскрывает полную её несостоятельность и ложность предлагаемых фактов. Все теоретики «сталинских репрессий», в том числе Земсков, — фальсификаторы истории.

Репрессивная политика диктатуры рабочего класса в СССР была научно обоснованной, носила оборонительный характер и представляла собой форму социальной защиты завоеваний революции в классовой борьбе.

Государственное принуждение в СССР применялось в соответствии с имеющейся нормативно-правовой базой, социалистической законностью и революционной целесообразностью. Любое нарушение социалистической законности, допущенное при употреблении мер государственного принуждения, являлось преступлением и каралось соответствующим образом по советских законам, наносило урон авторитету и могуществу власти рабочего класса. Концепции «перегибов», «летящих щепок», «допустимых жертв» не имеют отношения к государственной политике СССР.

Система государственного принуждения СССР была самым гуманным государственным насилием за всю историю человечества, в том числе по характеру функционирования исправительно-трудовых учреждений и применяемых мер наказания. Всякая кажущаяся жесткость советской карательной системы является либо впечатлением от ложных фактов, либо продуктом некорректного сравнения с ситуацией в принципиально иных исторических и общественно-политических условиях. В любой буржуазной стране того времени и подобных условиях государство было и репрессивнее и жёстче, чем СССР.

 

Тезисы по репрессиям

Читайте цикл статей тов. Федотова «Опыт критики антинаучной фактологии либерализма«

 

Источник


 

Author: Администратор

Добавить комментарий