Демократия и борьба за коммунизм

 


Рассеивание иллюзий демократизма особенно трудно, тем более для интеллигентов. Умственная привычка считать, что демократия — это хорошо, что демократия должна быть правильной, что руководствоваться мнением и интересами каждого самоценно, обладает огромной силой. Ещё большей силой обладает привычка считать, что само по себе мнение широких пролетарских масс, если его реализовать выборной процедурой должным образом, приведёт страну к социализму.

Многие марксисты задавались в XX веке вопросом, почему европейский пролетариат в решающих моментах поддержал не коммунистов, в активе которых объективные истины и программа реализации интересов трудящихся, а предательскую социал-демократию и даже фашистов. Причём поддержал в том числе чисто демократически, на выборах. Казалось, что эта проблема лежит в области неудачной пропаганды или даже «манипуляции сознанием».

Как известно, ещё великие просветители прошлого считали, что свет разума и науки, обращённый на народ, разрушит оковы рабства и частной собственности. Однако история сыграла с ними и их последователями из народников злую шутку. Оказалось, что народ не приходит в движение от созерцательных идей, даже если они абсолютно научны, логичны, разумны и выражают их интересы. Оказалось, что массы имеют стадную психологию и идут только за своими вожаками и представителями, даже если недовольны ими. Пока на горизонте нет лучших вожаков и представителей из революционеров, массы оказываются в плену у буржуазных партий. Оказалось, что эксплуатируемые и угнетённые классы реализуют свою политическую волю не посредством «роста общественного мнения», а только через организацию в политическую партию. А их решительность и последовательность всецело определяются качеством кадрового состава этой партии.

Европейские пролетарии в первой половине XX века пошли за предателями-социалистами и за фашистами, то есть за своей буржуазией, в первую очередь потому что боялись потерять колонии. Кроме того, исторические связи европейского пролетариата с буржуазной демократией в практике политической борьбы оказались куда сильнее, чем весьма поверхностная, пропитанная экономизмом пропаганда коммунистов. Европейские коммунисты потому и обанкротились, что не смогли сформировать в своих странах мощный авангард в виде партии большевистского кроя, не смогли дать массам настоящих вождей во главе настоящих партий. К тому же во второй половине XX века, после смерти Сталина, из руководства компартий были вычищены все последовательные марксисты-сталинцы, что и подготовило деградацию, а затем и их полное перерождение.

После реставрации капитализма в СССР и утверждения в России капиталистического строя буржуазия активно насаждает культуру демократии, формируя тем самым прививку против коммунизма. Это отработанная в Европе методика проведения буржуазной политики в пролетарском движении. Многие из тех, кто считает себя марксистами, упорно обманываются и не понимают пагубного влияния демократии, веря, что борьба за коммунизм сопряжена с борьбой за демократию. Провозглашается абсолютно ложная идеология того, что пролетариату нужна правильная демократия, что проблематика взятия власти и строительства коммунизма вращается вокруг иной организации парламентаризма или «честных выборов».

Для более подробного разбора подобных взглядов обратимся к проекту программы ВКП(б), написанному в 1948 году к XIX съезду. Этот проект был отвергнут Сталиным и на съезде не представлялся, вместо него вождь написал брошюру «Экономические проблемы социализма в СССР», которая и была принята как реальная программа построения коммунизма в СССР. Черновик проекта программы в представленной ниже редакции можно считать подлинным. Но в данном случае нас интересует не план собственно построения коммунизма, но только анализ положения рабочего движения в капиталистических странах. Он в целом соответствует официальной позиции ВКП(б) того времени и является верным. Более того, нас интересуют конкретно те изменения, которые произошли по факту к XXI веку, но не получили признания в марксистской среде, которая по-прежнему живёт прошлым, вооружается пропагандой, не соответствующей ситуации.

Так, в проекте сказано следующее:

«Углубление общего кризиса капитализма в результате второй мировой войны привело к упадку и кризису буржуазной демократии. Этот кризис с наибольшей силой проявляется в главной стране современного капитализма — Соединенных Штатах Америки, где элементарные принципы демократии все более открыто и грубо попираются подлинными хозяевами страны — немногочисленной кучкой магнатов капитала, гигантски обогатившихся за время первой и в особенности второй мировой войны.

Пока господствует частнокапиталистическая собственность на средства производства, демократия всегда остается на деле демократией эксплуататорского меньшинства, направленной против эксплуатируемого большинства. Государство при капитализме, какова бы ни была его форма, служит машиной для подавления трудящихся и эксплуатируемых масс горсткой капиталистов. С ростом и обострением противоречий капитализма все более обнажается классовая сущность буржуазной демократии как ширмы, которая скрывает всевластие магнатов капитала, державших в своих руках все нити экономической и политической жизни.

Выступая под лозунгом свободы, буржуазная демократия на деле является демократией современных рабовладельцев. Подавляющее большинство населения буржуазно-демократических стран находится в экономическом рабстве, испытывая страх перед завтрашним днем, нужду и нищету, исключающие какие-либо проявления индивидуальной свободы. Буржуазная демократия покоится на лишении элементарных человеческих прав сотен миллионов людей в колониальных и зависимых странах, находящихся под ярмом горстки колониальных держав. Свобода при капитализме не может быть не чем иным, как свободой эксплуатации для капиталистов, свободой голодной смерти для пролетариев, колониальным рабством для большинства населения земного шара.

Выступая под лозунгом равенства, буржуазная демократия на деле поддерживает и закрепляет самые чудовищные формы неравенства. Она идет по пути открытого урезывания и ущемления политических, экономических и гражданских прав трудящихся масс посредством издания законов, направленных против рабочего движения, судебного и административного преследования демократических и прогрессивных организаций. Она санкционирует неравноправное положение женской половины населения, которой, как правило, закрыт доступ на государственные и общественные должности и в более квалифицированные отрасли труда; более низкую оплату женского труда по сравнению с трудом мужчины той же квалификации; всевозможные ограничения политических и гражданских прав женщин; унизительные для них законы в области семейных отношений. Узаконивая бесправие населения, не принадлежащего к господствующей нации, она все дальше идет по пути национального гнета и позорной расовой дискриминации. Равенство при капитализме неизбежно оказывается вопиющим неравенством между эксплуататорами и эксплуатируемыми во всех областях общественной и политической жизни.

Выступая под вывеской воплощения народной воли, буржуазная демократия на деле стала решающей преградой на пути осуществления действительных стремлений народа, ибо она в области внутренней и внешней политики приносит его коренные интересы в жертву своекорыстным вожделениям финансовой олигархии, гнет которой ненавистен большинству населения. Сращивание государственной машины с капиталистическими монополиями проявляется в таких формах, как составление правительств из доверенных лиц крупнейших трестов, концернов и банков, покорно выполняющих их волю и распоряжения; открытый подкуп монополиями парламентариев и высших чиновников; насыщение приказчиками монополий всех важнейших звеньев государственного аппарата, который выступает по отношению к трудящимся массам как аппарат насилия и подавления; рост милитаризма и засилье военщины, призванной охранять господство монополистического капитала внутри страны и служить средством осуществления его внешнеполитических целей; использование полиции и войск для кровавых расправ с бастующими рабочими, с демонстрациями трудящихся; организация капиталистами в этих же целях террористических фашистских банд под крылышком буржуазно-демократических властей. В нынешнюю эпоху обострения борьбы народных масс против гнета монополий буржуазная демократия всеми средствами обмана и насилия защищает незыблемость капиталистической собственности, всевластие финансовой олигархии.

Растущий кризис буржуазной демократии и всех ее институтов находит свое выражение в таких явлениях, как банкротство буржуазной парламентской системы, при которой так называемое народное представительство все более превращается в пустую говорильню, между тем как наиболее существенные политические вопросы — общее направление внутренней и внешней политики, изменения в составе правительства, издание важнейших законов — все чаще решаются за спиной парламентов; рост продажности и коррупции среди буржуазных политиканов, прибегающих к изощренным обманным маневрам, особенно в ходе избирательных кампаний; учреждение так называемых правительств сильной руки, свободных от какой-либо ответственности перед парламентарным представительством.

Буржуазная демократия все более превращает права трудящихся в фикцию. Поскольку материальные средства для осуществления демократических прав — здания для собраний, бумага и типография для издания газет, радиовещательные станции — находятся в монопольном владении капиталистов, имущая верхушка общества все шире использует эти средства для фальсификации общественного мнения, для сеяния невежества в народных массах и отравления их сознания, для их отвлечения от борьбы за свои действительные интересы. Вместе с тем господствующие классы идут все дальше по пути ограничения прав трудящихся посредством ухудшения систем избирательного права, посредством введения всякого рода цензов (имущественного, образовательного, оседлости, возрастного и т. д.); нарушения тайны голосования; фактического недопущения образования новых прогрессивных партий; противозаконного запрещения партий рабочего класса и преследования членов и сторонников этих партий.

Тягчайшее преступление буржуазной демократии перед человечеством заключается в том, что она породила фашизм и расчистила ему путь. В таких странах, как Италия и Германия, буржуазно-демократические режимы вскормили фашизм и послужили для него мостом к власти. Вместе с тем буржуазно-демократические правительства других стран (Англия, Франция, США) так называемой политикой невмешательства и курсом на умиротворение фашистских агрессоров помогли им развязать вторую мировую войну. После разгрома основных очагов мирового фашизма правящие круги буржуазно-демократических стран взяли курс не на искоренение остатков фашизма в бывших вражеских государствах и у себя дома, а наоборот — на предоставление широкой свободы действий фашистским элементам, которые они рассматривают как своих союзников в борьбе против растущих сил социализма. Таким образом, в современную эпоху буржуазная демократия как государственная форма, служа антинародной реакции, направляет свои главные удары против сил общественного прогресса и подлинной демократии.

Буржуазная демократия, провозгласившая в свое время лозунг патриотизма и национальной независимости, все более становится неспособной к действенной защите национальной свободы и суверенитета народов. В ряде государств европейского континента буржуазная демократия во время второй мировой войны предательски капитулировала перед фашистскими захватчиками. В период после второй мировой войны буржуазная демократия ряда европейских стран вновь становится на путь предательства национальных интересов — на этот раз перед англо-американскими претендентами на мировое господство, открыто посягающими на суверенитет народов. Таким образом, в современную эпоху борьба за национальную свободу и независимость неизбежно выходит за рамки буржуазной демократии и становится антиимпериалистической борьбой. Эта борьба требует ликвидации экономической мощи монополистического капитала и помещичьего землевладения, решительного вмешательства в экономические (имущественные) отношения, без чего формальные демократические свободы и права превращаются в пустой звук, в иллюзию, в обман народных масс.

В современных условиях, когда капитализм давно уже созрел для замены его социализмом, буржуазный строй держится лишь потому, что рабочий класс капиталистических стран еще недооценивает свои силы, не обладает необходимой сплоченностью и не проявляет должной решимости в борьбе против наступления империалистической реакции. Буржуазия же явно переоценивает свои силы и идет во внутренней и внешней политике по пути реакции и авантюр, которые, причиняя неисчислимые страдания народным массам, вместе с тем еще более расшатывают основы капитализма.

В этой исторической обстановке особенно пагубна роль социал-демократического реформизма, помогающего буржуазии распространять в рабочем классе неверие в его силы и раскалывающего рабочий класс. Раскол рабочего класса, осуществленный реформистской верхушкой социалистических партий Второго Интернационала, дал возможность буржуазии после первой мировой войны спасти капиталистический строй во многих странах Европы, а затем расчистил путь к фашизму. После второй мировой войны социал-демократический реформизм в ряде стран, действуя по директивам верхушки лейбористской партии Англии, выступает прямой агентурой англо-американских претендентов на опеку над народами. Он ставит своей целью увековечить буржуазный строй, распространяя иллюзии о надклассовом характере буржуазной демократии, подчиняя рабочий класс буржуазной идеологии и политике, подрывая его влияние на трудящиеся массы крестьянства, городской мелкой буржуазии, интеллигенции. Социал-демократические реформисты мешают сплочению сил рабочего класса для борьбы против империалистической реакции, ведут травлю коммунистических партий и других прогрессивных рабочих организаций.

В эпоху общего кризиса капитализма в народных массах растет и крепнет ненависть к господству финансовой олигархии, обрушивающей на трудящихся неисчислимые лишения: кровопролитные войны, разрушительные кризисы, массовую безработицу, нужду и нищету. Освобождение от империалистического рабства, социалистическое преобразование общества — таковы задачи, стоящие в порядке дня жизни народов.

Борьба за разрешение этих назревших задач возглавляется коммунистическими партиями, объединяющими в своих рядах классово-сознательный авангард рабочего класса. Вторая мировая война и разгром фашизма закономерно привели к росту боеспособных демократических сил во всем мире, профсоюзного движения рабочего класса и прежде всего к росту коммунистических партий, их влияния и значения. В тяжелые годы господства фашизма в Европе коммунистические партии выдержали испытание огнем, возглавив и самоотверженно ведя борьбу за национальную свободу и независимость народов, преданных врагу правящими классами. Тем самым завоевав доверие народов, коммунистические партии все более сплачивают вокруг себя все прогрессивные и демократические силы, всех сторонников мира и независимости народов, патриотические элементы всех стран, суверенитету которых угрожают империалистические планы мирового господства. Развиваясь в национальных рамках отдельных стран, коммунистические партии имеют также общие задачи, которые заключаются в борьбе против империалистической реакции, поджигателей и провокаторов новых войн, в организации и усилении отпора попыткам империалистов навязать свою волю другим народам, в сплочении и объединении всех, кто способен защищать дело мира, свободы и независимости народов, их самостоятельного национального и государственного развития, в борьбе за защиту СССР как оплота и надежды всех эксплуатируемых и угнетенных.

Демократические силы капиталистических стран во главе с рабочим классом видят свою опору в Советском Союзе — великой державе победившего социализма, чье существование и политика представляют собой важнейший фактор мира и безопасности народов, пресечения планов новых агрессоров. Отношение к Советскому Союзу является решающим водоразделом между лагерем демократии и лагерем реакции на мировой арене, ввиду чего защита Советского Союза как самого надежного оплота свободы и независимости народов является важнейшей задачей подлинных демократов во всем мире».

Всё так в принципе и было. Это подтверждает и выступление Сталина на XIX съезде:

«Особого внимания заслуживают те коммунистические, демократические или рабоче-крестьянские партии, которые еще не пришли к власти и которые продолжают работать под пятой буржуазных драконовских законов. Им, конечно, труднее работать. Однако им не столь трудно работать, как было трудно нам, русским коммунистам, в период царизма, когда малейшее движение вперед объявлялось тягчайшим преступлением. Однако русские коммунисты выстояли, не испугались трудностей и добились победы. То же самое будет с этими партиями.

Почему все же не столь трудно будет работать этим партиям в сравнении с русскими коммунистами царского периода?

Потому, во-первых, что они имеют перед глазами такие примеры борьбы и успехов, какие имеются в Советском Союзе и народно-демократических странах. Следовательно, они могут учиться на ошибках и успехах этих стран и тем облегчить свою работу.

Потому, во-вторых, что сама буржуазия — главный враг освободительного движения — стала другой, изменилась серьезным образом, стала более реакционной, потеряла связи с народом и тем ослабила себя. Понятно, что это обстоятельство должно также облегчить работу революционных и демократических партий.

Раньше буржуазия позволяла себе либеральничать, отстаивала буржуазно-демократические свободы и тем создавала себе популярность в народе. Теперь от либерализма не осталось и следа. Нет больше так называемой „свободы личности“, — права личности признаются теперь только за теми, у которых есть капитал, а все прочие граждане считаются сырым человеческим материалом, пригодным лишь для эксплуатации. Растоптан принцип равноправия людей и наций, он заменен принципом полноправия эксплуататорского меньшинства и бесправия эксплуатируемого большинства граждан. Знамя буржуазно-демократических свобод выброшено за борт. Я думаю, что это знамя придется поднять вам, представителям коммунистических и демократических партий, и понести его вперед, если хотите собрать вокруг себя большинство народа. Больше некому его поднять.

Раньше буржуазия считалась главой нации, она отстаивала права и независимость нации, ставя их „превыше всего“. Теперь не осталось и следа от „национального принципа“. Теперь буржуазия продает права и независимость нации за доллары. Знамя национальной независимости и национального суверенитета выброшено за борт. Нет сомнения, что это знамя придется поднять вам, представителям коммунистических и демократических партий, и понести его вперед, если хотите быть патриотами своей страны, если хотите стать руководящей силой нации. Его некому больше поднять.

Так обстоит дело в настоящее время.

Понятно, что все эти обстоятельства должны облегчить работу коммунистических и демократических партий, не пришедших еще к власти.

Следовательно, есть все основания рассчитывать на успехи и победу братских партий в странах господства капитала».

Сегодня аналогичных взглядов на демократию и коммунистическую работу в условиях капитализма придерживается абсолютное большинство левых, претендующих на звание марксистов. Многие на словах признают, что распространение демократии, внедрение демократических ценностей, культивирование западного образа жизни есть современная форма идеологии англо-саксонского расового превосходства. Но при этом продолжают настаивать на необходимости пропаганды демократии, представляя главным в диктатуре рабочего класса именно пролетарскую демократию, что не имеет никакого отношения к марксизму.

Итак, главный тезис о демократии XX века гласит, что

«пока господствует частнокапиталистическая собственность на средства производства, демократия всегда остается на деле демократией эксплуататорского меньшинства, направленной против эксплуатируемого большинства».

Это совершенно бесспорно и для XX и для XXI века, но наши левые не отвечают на вопросы: почему демократия работает в пользу буржуазии? за счёт чего конкретно это происходит? и как с этим бороться? Они мямлят невнятные тезисы, вроде «при капитализме в экономике господствует буржуазия, поэтому на выборах всегда побеждают буржуазные партии», «нельзя переиграть буржуазию, играя по её правилам» и прочих.

В отличие от подобной голой схематики и досужих рассуждений, авторы программы вскрывают вполне ясные механизмы: i) административное и судебное преследование прогрессивных организаций, запрещение коммунистических партий, нарушение тайны голосований, ii) использование полиции и войск для кровавых расправ с бастующими рабочими, iii) неравноправное женщин, в том числе отсутствие избирательных прав и запрет на занимание государственных постов, iv) урезание избирательных прав трудящихся, v) бесправие малых наций, vi) составление правительств из доверенных лиц крупнейших трестов, концернов и банков, vii) открытый подкуп монополиями парламентариев и высших чиновников, viii) узурпация материальных средств для осуществления демократических прав — зданий для собраний, бумаг и типографий для издания газет, радиовещательных станций.

В отличие от наших левых, мировая буржуазия думает головой, поэтому, внимательно выслушав выступление Сталина в 1953 году, она во второй половине XX века постепенно отказалась от большинства этих репрессивных мероприятий. По крайней мере, в ситуации нормального, среднего функционирования капитализма. В частности, в современной буржуазной России никто не преследует прогрессивные организации, не запрещает коммунистические партии, не осуществляет кровавых расправ над бастующими, не нарушает тайну голосования, не попирает прав женщин и малых наций, не формирует правительств из олигархов. В свободном доступе материальные средства пропаганды и собраний.

Разумеется, буржуазная власть чинит некоторые административные и иные препятствия прокоммунистическим организациям и инициативам, но всё это не выходит за границы обычной, свойственной капитализму политической конкуренции.

Разумеется, буржуазия всегда держит козыри запретов и кровавых расправ в рукаве, избирательно применяя их в той или иной стране. Правда, в XXI веке эти репрессии не были связаны с реальной перспективой установления диктатуры революционного класса. Да и пускать их в ход стало значительно опаснее. Масштабы антидемократических мер в современном мире не идут ни в какое сравнение с ситуацией середины XX века. Например, относительно лёгкие запреты компартий в граничащих с РФ странах вызваны не решительностью и смелостью буржуазии, а слабостью и низкой популярностью самих этих партий.

Таким образом, история наглядно показала, что проблема демократии в аспекте коммунистической борьбы заключается не в вышеобозначенных репрессивных мерах образца середины XX века по урезанию демократии. Это иллюзия. Сегодня в РФ у пролетариата есть все возможности избрать пролетарское большинство в Думу и своего пролетарского президента, сформировать пролетарское правительство и так далее. Однако ничего подобного не происходит и никогда не произойдёт. Почему? Вот в чём главный вопрос, который обходят современные левые.

Более того, буржуазия к XXI веку не только бросилась с пеной у рта отстаивать буржуазно-демократические права, «свободу личности», равноправие наций, но и повсюду взяла на вооружение самые что ни на есть «социалистические лозунги» так называемой социальной политики. Практически во всех странах развёрнута невиданная для буржуазных стран середины XX века система пособий, льгот, страховок, пенсий и прочего собеса. В некоторых буржуазных странах имеется относительно доступная медицина и образование.

То есть мировая буржуазия держит нос по ветру и, понимая настроение масс, реформирует надстройку капитализма, пытаясь снизить недовольство масс, сгладить накал классовой борьбы. Левые оказываются безоружными перед этими процессами, проигрывают прежде всего идейно, лишь блея типичные мантры о недостаточности социальной политики.

Основываясь на практике «социального государства», мировая буржуазия буквально разоружила западное коммунистическое движение парой смешных мифов о «скандинавском социализме», о зажиточной жизни «среднего класса» при правильной организации капитализма. А левые из года в год всё твердят про ужасы капитализма с точки зрения наличия при социализме доступных благ и общественных фондов потребления. Тогда как ужасы капитализма необходимо доказывать совершенно с другой стороны.

Кажется, старые методы пропаганды с упором на материальное положение и старые лозунги могут сработать, если система «социального государства» рухнет. На это надеются всякие ждуны катастроф вроде Сёмина. Однако, например, в середине 2010-х годов в Греции «социальное государство» рухнуло, а в стране имелась сильная компартия. И что? Несмотря на все усилия коммунистов, пролетариат проголосовал за склеенную из троцкистов и социал-демократов буржуазную СИРИЗУ. А в 2019 году выборы опять выиграла «Новая демократия», которая и довела ранее страну до дефолта. За КПГ же как с 2012 года голосовали примерно 5%, так и голосуют, несмотря на все катастрофы. А если посмотреть 2009 год, то они даже ухудшили свой результат. Если бы КПГ руководил Ленин, сейчас Греция перевыполняла бы вторую пятилетку.

Вот и у нас, если будет кризис власти, победит в лучшем случае какая-нибудь коалиция скоморохов-ренегатов Зюганов — Миронов — Удальцов — Платошкин, которая быстро опростоволосится, да так, что следующие выборы станут триумфальным шествием «Единой России». А в худшем случае нам грозит Навальный с правительством из чубайсов и касьяновых.

Рост коммунистического движения от материального положения пролетарских масс напрямую не зависит. Рост коммунистического движения, в случае если коммунизм не запрещён законодательно, напрямую с борьбой за демократию не сопряжён.

Вместо того чтобы выучить эти уроки истории, многие левые надумывают несуществующие проблемы. Нужно, дескать, бороться за «общедемократические требования», тогда массы нас услышат, поймут и запишут в вожди. И засовывают в эти якобы общедемократические требования всякую протестную мелочёвку типа обманутых дольщиков, антимусорных митингов, проблемы точечной застройки, спасения парков, лесов, скверов и тому подобного. Или того хуже — грезить о производственном избирательном принципе, который якобы гарантирует восстановление Советской власти.

Следует признать, что демократия при капитализме, какая бы она ни была свободная или полная, работает на укрепление буржуазного строя. Почему? Прежде всего потому, что она по самому своему существу построена на антиреволюционном принципе участия масс в политике.

Демократия реализована там, где неорганизованной массе пролетариев и других народных слоёв противостоит организованная политически сила и экономическая мощь буржуазии. Демократия порождена двумя противоположностями — просвещённой подлостью меньшинства и расхлябанной тупостью большинства. С одной стороны — стадо легковерных баранов, а с другой — стригущий шерсть хитрован-пастух. Поэтому то, что неопытная буржуазия XX века зажимала демократию, вовсе не говорит о том, что отсутствие этого зажима приведёт пролетариат к победе. Она боялась, что выборы выиграет неугодный ей кандидат, но потом постепенно поняла, что когда ты держишь в руках командные высоты в экономике и практически всю товарную массу, это вовсе не проблема. Например, на прошлых выборах американская олигархия двигала в президенты Х. Клинтон, но выборы выиграл опирающийся на мелкобуржуазные массы слабенький миллиардер Трамп. И как это конкретно повредило американским финансовым воротилам? Даже если бы президентом стал самый левый-прелевый кандидат от третьей партии, это ничего бы принципиально не изменило. В крайнем случае его бы сняли с должности или пристрелили по старой доброй традиции. Это же тоже своего рода проявление демократии — валить законно избранных, но неугодных на Уолл-стрит президентов. Опция отзыва кандидата, так сказать, в руках олигархии.

Демократия порождается таким образом слабостью эксплуатируемых масс именно в политическом волеизъявлении. Бросил в урну бюллетень за того, кто наобещал покрасивее, — вот и всё участие. В этом нет никакой сознательной классовой составляющей, это акт классовой борьбы, заведомо проигранный экономически господствующему классу. Даже большевики проиграли выборы в учредилку, хотя партия объединяла вокруг себя огромные массы людей.

Точно так же и советская демократия была лишь организационной формой сплочения масс вокруг партии. Рабочие и крестьяне избирались в Советы всех уровней, прежде всего чтобы учиться управлять государством, укреплять аппарат власти представителями трудового народа, а не чтобы они вырабатывали генеральную линию развития страны. Для этого есть авангард, где уже должны быть собраны лучшие представители революционного класса.

Советская, так называемая пролетарская, демократия не была обманом, как буржуазная демократия, а являлась уступкой политической незрелости масс, была как бы ступенькой между демократией как таковой и научной организацией государственной власти.

В том же черновике программы излагается классическая позиция по поводу советской демократии:

«По мере укрепления советского государства все больше развивалась советская демократия. Важнейшим шагом на этом пути явилось принятие новой Конституции СССР, самой демократической в мире. Конституция явилась законодательным закреплением того факта, что социализм в СССР победил, что социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства составляют экономическую основу советского государства. Было отменено ограничение избирательных прав, существовавшее в период борьбы за ликвидацию эксплуататорских классов, и введено всеобщее равное прямое избирательное право при тайном голосовании. Конституцией закреплены завоеванные революцией права и демократические свободы трудящихся: право на труд, на отдых, на образование, на материальное обеспечение в старости, свобода слова, печати, собраний, митингов, право объединения в общественные организации, неприкосновенность личности, свобода совести. Советская Конституция не ограничивается формальным провозглашением прав граждан, а переносит центр тяжести на средства осуществления этих прав. В этом проявляется социалистический характер советского демократизма.

Советская демократия является высшей формой демократии. Она обеспечила равное освобождение всех трудящихся от эксплуатации, равную отмену для всех частной собственности на средства производства, равную обязанность для всех трудиться по своим способностям и равное право всех трудящихся получать за это по их труду.

Советская демократия проявляется в активном и сознательном участии граждан в общественно-политической жизни, во всех областях хозяйственного и культурного строительства, в развертывании социалистического соревнования, в деятельности Советов депутатов трудящихся, партийных, профсоюзных, комсомольских и других общественных организаций.

<…>

Величайшим достижением советской демократии является разрешение национального вопроса в СССР. Советская власть провозгласила и провела на деле принцип равноправия всех наций и народностей. Советская власть создала прочное централизованное многонациональное государство, обеспечив в то же время всестороннее развитие экономической, политической и культурной жизни всех народов СССР. Отсталые ранее в экономическом и культурном отношении народы создали и развили собственную промышленность и передовое сельское хозяйство, богатую национальную культуру, свою национальную государственность. На основе ленинско-сталинской национальной политики советского государства сложилась и окрепла нерушимая дружба народов СССР. Русский народ своей бескорыстной братской помощью ранее угнетенным нациям заслужил уважение и доверие всех народов Советского Союза и по праву занимает руководящее положение в семье народов СССР. Крупным достижением Советского Союза явилось воссоединение украинского, белорусского и молдавского народов в единых советских республиках, воссоединение народов Литвы, Латвии и Эстонии со всеми народами Советского Союза.

Советский строй впервые в истории раскрепостил женщину. Советская власть не только провозгласила равноправие женщин, но и предоставила им реальные возможности занять достойное место во всех областях общественно-политической и культурной жизни и обеспечила равную с мужчинами оплату за равный труд. Советская власть создала все условия для плодотворной работы женщин в народном хозяйстве, в государственном аппарате, культурных учреждениях путем повышения производственной квалификации, культурного и политического уровня женщин. Из среды женщин выросли многочисленные кадры инженерно-технических работников, агрономов, педагогов, врачей и т. д.».

Как видно, авторы черновика подводили под демократию вещи, с демократией вообще не связанные, например строительство общества первой фазы коммунизма, воспитание интеллигенции, разрешение национального вопроса. Речи о демократии — это такой чисто тактический момент, потому что система организации власти в СССР была сильным пропагандистским оружием для коммунистического движения в капиталистических странах середины XX века и для отсталых слоёв внутри страны. В СССР женщины получили избирательное право, отсутствовали цензы, выборы были прямые, всеобщие, тайные. Это очень выгодно смотрелось на фоне маккартизма в США и маршаллизации в Европе. Поэтому для западных и внутренних обывателей победы коммунизма ставились в заслугу демократии. Но, как уже было сказано, мировая буржуазия смекнула это преимущество и даровала аналогичные права пролетариям без какого-либо ущерба для себя. Компартия Италии была вообще самой крупной политической организацией в своей стране, но так и не пришла к власти через выборы. Точно так же и «Единая Россия» проиграла бы с треском любые выборы КПСС, а Путин проиграл бы даже Горбачёву. Просто потому, что массы доверяли КПСС по инерции. Не демократия уничтожила СССР, а демократы в руководстве КПСС. Но не удивительно, кто крах КПСС инспирировался и развал СССР производился именно под лозунгами демократии в традиции, следующей от Троцкого через Хрущёва к Горбачёву.

И тем более не демократия превратила СССР в коммунистическую сверхдержаву, провела индустриализацию, коллективизацию, победила фашизм, а организованный марксистской партией рабочий класс, поведший за собой весь советский народ. Выборы были лишь незначительной фасадной деталью реальной классовой борьбы за построение коммунизма. Следовательно, под советской демократией марксисты прошлого в пропаганде имели в виду нечто куда большее, чем оплодотворение урн и право избираться в Советы. Но сегодня подобная пропаганда демократии только сеет иллюзии.

Демократия — это объективно существующая в массах система субъективных заблуждений о сущности и функционировании государственной власти. Природа демократического заблуждения уходит глубоко корнями в агностицизм. Если не признавать, что общество познаваемо, что объективная истина возможна и по каждому конкретному вопросу она одна, а заблуждений может быть бесконечное множество, то из этого невежества логически вытекает, что все решения необходимо принимать посредством выбора. А голосования и есть коллективная форма выбора. То же самое и в вопросе формирования аппарата государственной власти. Или мы признаём, что в основе формирования аппарата должен быть положен классовый, партийный подход, сознательный подбор кадров, что мы способны познать наши общественные и государственные потребности, познать индивидуальные способности имеющихся в распоряжении лиц и закрыть ими эти потребности, или будем просто выбирать, исходя из обещаний и вкусов плебса.

Так как демократические заблуждения — факт, то с этой объективной реальностью придётся считаться и в ходе борьбы за власть и после её завоевания. Однако становление и организационно-политический рост революционного класса в наших условиях прямо связан с развенчанием демократии хотя бы в среде наиболее сознательных пролетариев. Тем более в рамках организационного построения партии. Выяснение и пропаганда сущности демократии является важным элементом в повышении политической грамотности. Вылезти из шкуры пролетария и превратиться в самостоятельного человека, боевую единицу революционного класса — значит в том числе преодолеть демократические иллюзии, овладеть диаматической теорией познания и марксистским учением о классовой борьбе.

А. Редин
13/05/2020

Источник


Author: Администратор

Добавить комментарий