Стоит ли сочувствовать уголовникам?

 

 

Есть в городе Иркутске Владимир Тимофеев, бывший мент с отбитым мозгом, перепосты которого периодически вижу в ленте. Начнем с того, что человек без мата не умеет выразить ничего из того, что приходит в его башку. Это, кстати, симптомчик. Мат — это как половой член, «не иметь его нельзя, а показывать стыдно». Обсценная лексика временами помогает усилить эмоционально речь, показать определенный контекст, но не в 100% же. За этим обычно стоит бедность содержания, которое он пытается расцветить подобным образом.

Начал сей гражданин писать об ангарской колонии и бунте заключенных — ах, беспредел там…. И тут же в тексте говорит, что бунт подняли «авторитеты», то есть, привилегированная часть уголовников, вовсю эксплуатирующая (!) сокамерников. То есть, как козлы-провокаторы, «авторитеты», пытаясь сохранить свои привилегии от посягательств администрации, заставили бунтовать ВСЕХ, а Тимофеев руганью ругает не эту уголовную банду, а администрацию.

«Неважно, за что они сидят» — пишет он. И поддерживает одних эксплуататоров внутри зоны против других вне зоны. Нет, Вова-мент, важно.

Уголовник — не просто отчаявшийся пролетарий, это протобуржуа, в массе своей морально переступивший этику своего класса, крыса, которая готова своих же братьев по несчастью грабить, насиловать, убивать. Робин Гудов на зонах нет. Большинство сидит за наркоту, кражи и разбой.

Большинство преступлений совершается против пролетариата. Эти крысы отнимают у пролетария то, что не отжал капиталист, то, за что заплачено часами, днями, месяцами жизни трудящихся. Они сажают на наркоту его детей, вовлекают их в банды, наводят свои, бандитские, СТОЛЬ ЖЕ ЭКСПЛУАТАТОРСКИЕ, КАК И ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ, порядки.

С чего их жалеть коммунисту? Любой коммунист уголовной твари желать может только поскорее сдохнуть. Потому что практика показывает — не исправляются они ни хрена. Более половины преступлений совершается рецидивистами.

Понимание социальных корней преступности НЕ РАВНО оправданию преступников. Наивно-левые представления о «несчастных узниках, которых нужда толкнула на преступление», не учитывают, что совершают преступления в массе своей люди морально разложенные капитализмом, и к строительству коммунизма принципиально не годные. Мягкотелость по отношению к «классов-близким» кроме иных причин, дала взрыв преступности в СССР в 20-е годы. Мягкость законодательства компенсировали в 20-х долей произвола местных органов на местах и в 30-х навешиванием «политических» статей.

И мы не заинтересованы, если завтра придем к власти, выпустить на свободу миллиона этих опустившихся тварей по амнистии, как предлагают прекраснодушествующие оппортунисты.

Иван Шевцов


 

Author: Администратор

Добавить комментарий