К вопросу о неполживости

К вопросу о неполживости

 

В предыдущем посте я писал о том, что своей непорядочностью демократическая интеллигенция напрочь разрушала те остатки доверия к ней, которые у большевиков могли сохраниться после Гражданской войны, и тем самым активно готовила почву для собственных репрессий.

За примерами не надо далеко ходить. Постоянно что-то подворачивается под руку:

Вот, например, как известный неполживец Ося Мандельштам ворует у государства деньги (и не только у государства, с изяществом крысы он обворовывает и собственного подельника) и обманывает липовыми переводами искренне стремящихся к знаниям советских рабочих и крестьян:

«Помню, Бенедикт Лившиц с возмущением рассказывал мне, как Мандельштам присвоил причитавшийся ему гонорар. Он попытался по этому поводу объясняться с Мандельштамом, по Мандельштам не только не признал себя виновным, но страшно обиделся, хотя действительно взял в издательстве деньги Лившица и вовсе не собирался их возвращать. Дело было так: Мандельштам и Лившиц, два старых друга, подрядились для московского издательств «Земля и Фабрика» отредактировать собрание сочинений Вальтера Скотта и заключили на этот труд совместный договор. Все это, конечно, был только предлог для получения денег, так как ни тот, ни другой английского языка не знал и Скотта редактировать не мог. Они просто расклеивали старые переводы и кое-где наугад меняли некоторые фразы. В процессе этой работы между ними образовались сложные расчеты, подробностей которых издательство не знало. И Мандельштам, живший в то время в Москве и имевший возможность посещать издательство гораздо чаще, чем Лившиц, живший в Ленинграде, получил не только все деньги, причитавшиеся ему самому, но и часть денег, причитавшихся Лившицу. Характерно, что в результате всей этой истории не Лившиц обиделся на Мандельштама, а Мандельштам на Лившица. И обиделся совершенно искренне. Постоянно нуждаясь в деньгах, он в то же время от души презирал деньги и возмущался, когда люди придавали денежным расчетам какое-нибудь значение.»

Самое интересное — само отношение Мандельштама к этой работе. Он ничуть не считает, что вредит своей халтурой обществу, народу, что он обманывает доверие не только государства и издательства, но доверие малограмотных масс, которые тянутся к знаниям, которым нужны книги, а их пичкают поганенько исполненной халтурой по принципу «тяп-ляп и в продакшн» мандельштамы и лившицы. У него нет никаких угрызений совести, что нищая страна, собирая по копейкам деньги на образование, на книги, кормит его не просто так. Наоборот, этот бессовестный тип убежден на голубом глазу, что это его оскорбили, и (по ссылке выше есть подробности) требует у Союза писателей извинений.

Само собой, что такие фокусы долго терпеть не стали.

 

Иван Бортник

Author: Администратор

Добавить комментарий