О поправках Путина к конституции
29-01-2020

О поправках Путина к конституции

 

 

Президент РФ Путин в очередном послании Федеральному Собранию предложил не только усилить некоторые меры «социального государства», но и изменить конституцию, в том числе, очевидно, чтобы сохранить преемственность курса после 2024 г. РИА объявило даже начало «революции сверху».

Необходимо вспомнить, что такое буржуазная конституция и в чём суть так называемой социальной политики.

Конституция — это, прежде всего, закон, т. е. публично оглашённое общественное правило, опирающееся на систему насильственного принуждения государства. Конституция — это не просто закон, а основной закон, значит, касающийся основных, генеральных положений общественной жизни страны, а не просто каких-то частностей. Понятно, что все действительно ключевые законы могут удовлетворять интересы и потребности либо олигархии, т. е. наибогатейших магнатов-монополистов, либо народа, представленного в основном наёмными тружениками.

И неважно, что некоторые законы и политические меры прямо не обслуживают олигархию. И неважно, что есть некоторые промежуточные слои буржуазии, которые в крайней степени не довольны монополизмом. Важно лишь то, сохраняется и укрепляется ли господство частной олигархической собственности или законы и государственные меры служат реальному обобществлению производства на пользу всего общества, прежде всего, трудящимся. Историческая практика доказала, что последнее возможно лишь под руководством коммунистической партии, в русле реализации диктатуры рабочего класса, т. е. с самой тесной опорой на массы.

В нашем же случае, правовая система РФ есть возведённая в закон воля буржуазного класса, объективное ядро которого составляют магнаты-монополисты, которые опираются не на трудящихся, а на предпринимателей.

Посмотрите на состав правительства. Ушло в отставку правительство миллионеров, ему на смену пришло новое правительство миллионеров. Практически все министры рекрутированы из буржуазии, аппарат власти пронизан богачами. Вся бюрократия тысячью нитей связана с бизнесом, это видно даже при беглом осмотре официальных деклараций высших должностных лиц. У всех крупный чиновников есть частный интерес под прикрытием активов жён, сестёр, братьев, мам, пап, бабушек, дедушек, водителей, друзей, не говоря уже про офшоры. Всё покрыто мраком «коммерческой тайны», но всюду проглядывает банальное нутро предпринимателей.

«Патриоты» поют осанну «патриотическим» чиновникам-богачам. Убеждают, что они, дескать, построят хороший капитализм, настроены против американского империализма, т. е. против развала и уничтожения страны. Да, вокруг Путина сложилась группа такого бюрократического капитала, олигархи и чиновники, которые стремятся сделать из России свою сильную вотчину в противовес иностранному капиталу. Это естественный процесс конкуренции разных буржуазных сил. Каждый капиталист мечтает стать мировым господином, поэтому вынужден собирать под свои знамёна и народные симпатии. Но суть всё равно останется прежней, законы капитала нельзя отменить. Богатые будут богатеть, а бедные — беднеть. Паразиты — мериться яхтами и футбольными клубами, а трудящиеся — подсчитывать копейки.

Современный монополистический капитализм есть капитализм безраздельного господства финансовых магнатов. Именно они устанавливают монопольные цены буквально на всё, держат посредством финансов все экономические рычаги и диктуют свою политическую волю всему обществу. Именно финансовые магнаты (гигантские корпорации) назначают правительства и продвигают своих людей в президенты, отстреливают или топят в компроматах неугодных чиновников и депутатов. Они во всех буржуазных странах плотно срослись с высшим чиновничеством.

Однако специфика буржуазной России состоит в том, что этот капитализм сформировался на осколках социалистического СССР, а в качестве пролетариата выступил бывший советский народ. Период полуколониального унижения, уничтожения государства и господства американского и европейского капитала через десять лет сменился периодом становления буржуазного суверенитета и роста могущества местных олигархов. Магнаты США впали в головокружение от успехов победы над СССР, и пока неспешно прожёвывали добычу, молодой буржуазный класс РФ откормился до конкурентноспособного масштаба. Семь прозападных банкиров 1990-х уступили место сначала двум дюжинам миллиардеров 2000-х, а затем почти сотне 2010-х. Консолидирующей силой российской олигархии стал, собственно, Путин, который утихомирил пролетарскую массу и сформировал за счёт госзаказа ядро олигархов из своих друзей.

Важно отметить, что Путину свойственен бонапартизм, он как бы лавирует между буржуазией и пролетариатом, стремясь к некому компромиссу. Путин считает себя исторической фигурой уровня Петра Великого, поэтому довольно сильно отрывается непосредственно от господствующего класса. Сегодня к принятию ряда политических решений олигархи не имеют отношения. Путин выступает чем-то вроде арбитра в противостоянии различных чиновничье-олигархических группировок, гарантом сохранения равновесия в классовой расстановке сил. В этом, на самом деле, нет ничего уникального, так бывает довольно часто при определённых исторических условиях. Поскольку олигархи Путину особого противодействия не оказывают, постольку его политика в целом их устраивает. И главное, она не выходит и не может выйти за пределы господства рыночных отношений и частной олигархической собственности.

Путин так характеризует свою власть:

«Суверенитет нашего народа должен быть безусловным. Мы многое сделали для этого: восстановили единство страны, покончили с ситуацией, когда некоторые государственные и властные функции были узурпированы фактически олигархическими кланами, Россия вернулась в международную политику как страна, с мнением которой стали считаться».

В этом заявлении просматривается истина того, что в РФ сформировался государственно-монополистический капитализм с известной спецификой бонапартизма, однако затемнено то, что государственная власть объективно служит господству финансового капитала, т.е. олигархии, следовательно, ни о каком суверенитете народа не может быть и речи. Все институты власти оккупированы капиталистами, связаны тысячью нитей с крупнейшей олигархией.

Таким образом, конституция РФ есть выражение воли господствующего олигархического класса по поводу основных, генеральных положений общественной жизни страны, возведённой в закон, т. е. в публично оглашённое обязательное правило, обеспеченное системой насильственного принуждения государства. Проблема правящего класса РФ состоит в том, что конституцию в начале 1990-х писали представители американского империализма под свои нужды полуколониального положения РФ и некоторые её положения подрывают суверенитет российской олигархии.

Из сказанного ясно, что все предлагаемые Путиным правки конституции не затрагивают экономического базиса, относятся к чисто надстроечным явлениям, обслуживающим частно-капиталистические рыночные отношения, интересы олигархии и бюрократического капитала. Да и вообще, невозможно изменить или подорвать экономический строй посредством правки конституций.

Вторым важным вопросом является установление сущности т. н. социальной политики, дальнейшее закрепление которой предполагается в конституции.

Прежде всего, следует понимать, что суть борьбы буржуазии с пролетариатом не сводится к эксплуатации и угнетению, а суть борьбы пролетариата с буржуазией к сопротивлению эксплуатации и угнетению. Классовая борьба буржуазии есть борьба организованной своим государством буржуазии (на современном этапе её монополистического слоя — олигархии) за сохранение экономического и политического порядка, гарантирующего функционирование производственных отношений капитализма, т. е. того самого угнетения и эксплуатации. Угнетение и эксплуатация буржуазией пролетариата всегда является лишь итогом функционирования капитализма в целом, а не перманентным принципом всякого действия или всякой государственный политики.

В свою очередь сопротивление пролетариата буржуазии вполне вписывается в модель функционирования капитализма и учитывается буржуазией как политически господствующим классом. Сопротивление пролетариата — это стихийный процесс, который классовой борьбой в строго научном смысле не является. Классовая борьба пролетариата есть борьба организованных в работающий (или рабочий) класс пролетариев за политическую власть.

Следовательно, в случае с социальным обеспечением (пенсиями, пособиями, сознанием рабочих мест за счёт бюджета и т. п.) буржуазное государство умело адаптируется к ситуации. Прежде всего речь идёт о некоторой компенсации стоимости товара «рабочая сила» для нормального воспроизводства пролетарских масс. Монополизм усиливает тиранию предпринимателей, реальное содержание зарплаты в какой-то момент перестаёт обслуживать воспроизводство пролетарских семей с восполнением соответствующих навыков в должном количестве. Это грозит не только взрывами недовольства, но и банальным вымиранием народа. Поэтому буржуазный аппарат власти, как штаб всего господствующего класса, старается выправить положение через институты т. н. социального государства — пособия, пенсии и т. п. выплаты, а также льготы.

Кроме того, социальная политика утихомиривает пролетариат, снижает градус недовольства и брожения. Вообще говоря, идейная концепция, что буржуазное государство защищает бедных пролетариев является одним из наиболее эффективных средств поддержания экономического и политического порядка капитализма.

Однако это не означает, что раз расширение и углубление социальной политики буржуазного государства пускает пыль в глаза массам, то это исключительно плохо. Просто подобная модель диктатуры капитала выдвигает к марксистам более высокие требования — вести более глубокую теоретическую пропаганду. Нужно уметь работать с головой передовых пролетариев, а не надеяться на пустой желудок наиболее отсталых. Кризисы, взрывы, катастрофы, войны — спутники капитализма вне зависимости от материальной поддержки населения со стороны государства. Наша задача суметь хорошо подготовиться к крутым поворотам истории, сформировать дисциплинированную партию из компетентных марксистов.

Стало быть, закрепление в конституции «принципов достойного пенсионного обеспечения» и «минимального размера оплаты труда не ниже прожиточного минимума» есть, во-первых, ловкий пиар-шаг в пользу лично Путина, во-вторых, оформление на бумаге сложившейся модели диктатуры капитала с государственной поддержкой населения, т. н. «социального государства». Вообще говоря, подобные формальные нормы на самом деле не гарантируют, что буржуазия не продолжит планомерное снижение уровня жизни народа. Ведь уровень индексации пенсий может быть ниже подъёма цен, а прожиточный минимум устанавливается по сути правительством на основе федерального закона. Причём прожиточный минимум, действительно, периодически снижают, хотя по идее он должен лишь расти. Это не говоря уже о том факте, что подъём возраста выхода на пенсию противоречил конституционному положению о недопустимости отменять или умолять права граждан.

Что касается поправок, направленных на перераспределение полномочий между органами государственной власти, то они, ясное дело, касаются преемственности заданного Путиным курса к моменту завершения его последнего президентского срока. В конституцию вводится Госсовет, который будет дублировать полномочия президента — определять основные направления внутренней и внешней политики (п. 3 ст. 80 конституции), несколько ослабляется президент и усиливается Госдума. Путин таким образом ищет себе место в системе государственной власти после 2024 г.

Что касается правок, направленных на установление приоритета национального права над международным, а также ужесточения требований к чиновникам по гражданству, то это, очевидно, есть момент дальнейшего укрепления «суверенитета» российской олигархии. Положение о приоритете международного права было вписано американцами в конституцию РФ также, как в своё время вписано и в «основной закон» ФРГ, как стандартная мера для формирования государственности полузависимых стран. Буржуазия РФ решила избавиться от этого бремени, скоро избавится и немецкая.

Поэтому не стоит удивляться, что подконтрольные западному империализму СМИ дико возбудились от поправок Путина. Их хозяев, конечно, не устраивает усиление конкурента.

Короче говоря, поправки к конституции никакой революцией, конечно, не являются, лишь формально закрепляют уже сложившуюся в РФ модель буржуазной власти.

П. Губельман
30/01/2020



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.