Ленин. Путь к признанию
07-11-2019
Дмитрий Назаренко

Ленин.
Путь к признанию

 


От редакции «Прорыва»: 

В редакцию поступила довольно объёмная работа, которую можно условно назвать «Биография Вождя. Ещё одно прочтение». Публикуем одну из частей полученного материала. Замысел интересен тем, что автор не только приводит факты и делится своими мыслями по поводу исторической фигуры всемирного масштаба, но и мобилизовал свидетельства родственников, современников, несгибаемых соратников, временных попутчиков, скрытых и открытых конкурентов, историков разной ориентации с целью, как можно ближе подвести читателя к пониманию масштабов этой личности, показать не приукрашенный образец целостного, последовательного мыслителя и борца за условия, при которых люди избавятся от своего рабского положения и общество навсегда утратит то звериное, что привносит в сознание людей частная собственность, что делает их непримиримыми конкурентами, что вынуждает их убивать другу друга миллионами в войнах.


 

1. Карьера Ульянова-адвоката стартовала в марте 1892-го в Самаре. А спустя три года финишировала в Санкт-Петербурге. Владимир и его соратники — члены «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» были арестованы и заключены в тюрьму на Шпалерной улице.

«Помню, что Ильич в те годы и перед тюрьмой, и после неё любил говорить: «Нет такой хитрости, которую нельзя было бы перехитрить».

М.А. Сильвин

2. В эмиграции Ленин использовал адвокатскую практику лишь как прикрытие для нелегальной деятельности. В Шушенском, не имея разрешения заниматься юриспруденцией, он оказывал помощь крестьянам в написании бумаг к властям. Сидя в тюрьме в Галиции, разъяснял арестованным австрийские законы.

«…опыт адвокатской работы, полученный в Самаре и Петербурге, пригодились В. И. Ленину и в глухой Шуше, и в эмиграции. Везде, где бы он ни находился, он щедро помогал всем, кто попал в беду, нуждался в совете, и делал это искренне, бескорыстно, квалифицированно.»

И.Б. Стерник «В.И. Ленин-юрист»

3. На службу в Самарский окружной суд Владимир ходил в отцовском фраке. Небольшого роста, скромный, аккуратно одетый молодой человек вызывал благоприятное впечатление. Старательный чиновник заслужил признание коллег. Среди самарской интеллигенции Ульянов пользовался репутацией способного, но чересчур самонадеянного юноши.

«Владимир Ильич вступил в адвокатуру в ту пору, когда в российском правосудии особенно ярко проявлялись антагонизм между правом эксплуататоров и моралью трудящихся классов, между государством и обществом, государством и личностью. Основной заботой большинства защитников (впрочем, и остальных деятелей царской юстиции) было отыскание в деле не настоящей, а формальной, юридической истины. Мы имеем в виду тех адвокатов, которые «содрав гонорар неумеренный», согласовывали свою позицию в процессе не с материалами дела, а с суммой полученного или обещанного клиентом вознаграждения. Их девизом была «защита кого угодно и как угодно».

И.Б. Стерник «В.И. Ленин-юрист»

4. Адвокатская практика не являлась его призванием, но как человек ответственный, Ульянов всегда шёл в деле до конца, добиваясь либо отмены приговора, либо его серьёзного смягчения. В 1910 году в пригороде Парижа Ленин попал на велосипеде в аварию и, несмотря на элитарного виновника происшествия — французского аристократа, подал на него в суд и одержал победу.

«Ехал я из Жювизи, и автомобиль раздавил мой велосипед (я успел соскочить). Публика помогла мне записать номер, дала свидетелей. Я узнал владельца автомобиля (виконт, чёрт его дери) и теперь сужусь с ним через адвоката. (…) Надеюсь выиграть».

5. Ещё один суд, в котором участвовал Ульянов, был судом партийным. На Лондонском съезде РСДРП в 1907 году меньшевики инкриминировали ему клевету в отношении петербургского отделения партии. В защитной речи, превратившейся в обвинительную, Ленин показал себя искушённым юристом. Он был оправдан и доказал попытку сговора меньшевиков и кадетов перед выборами Второй Государственной Думы.

«Но вот Ильич заговорил:

— По словам Огородникова, не было соглашения, были лишь переговоры. Но что такое переговоры? Начало соглашения. А что такое соглашение? Конец переговоров.

Я хорошо помню то изумление от неожиданности, какое охватило всех, положительно всех слушателей от этой столь простой, но такой ясной, чеканной формулировки сущности спора».

А. Шлихтер. «Учитель и друг трудящихся. (Из воспоминаний о Ленине)». М., 1957, стр. 10-11, 12

6. Единственный суд, на который Ульянов не счёл нужным явиться, был организован против него в Петрограде летом 1917 года. Ленину и соратникам, вернувшимся на родину через территорию Германской империи, инкриминировали подрывную деятельность и шпионаж в пользу кайзера. Временное правительство, найдя повод для устранения политического противника, решило арестовать Ленина. Часть большевиков считала, что вождю необходимо выступить в суде и разбить инсинуации «временщиков». Тем более, что состоявшийся ранее партийный суд признал полную несостоятельность подобных обвинений.

«Ногин довольно робко высказался за то, что надо явиться и перед гласным судом дать бой. Таково было мнение значительной части московских товарищей. Владимир Ильич со свойственной ему ясностью доказал, что никакого гласного суда не будет. Сталин решительно против явки к властям. «Юнкера до тюрьмы не доведут, убьют по дороге», — говорит он. Ильич, по всему видно, тоже против, но немного смущает его Ногин. Как раз в это время заходит Е. Стасова и сообщает о вновь пущенном по Таврическому дворцу слухе, что Ленин якобы по документам архива департамента полиции провокатор. Эти слова на Ильича произвели невероятно сильное впечатление. Нервная дрожь перекосила его лицо, и он тоном, не допускающим возражения, заявил, что надо ему сесть в тюрьму. Меня и Ногина посылают в Таврический дворец для переговоров с членом Президиума ВЦИК и Петроградского Совета Анисимовым об условиях содержания Ильича в тюрьме. Мы должны были добиться гарантий от него, что Ильич не будет растерзан озверевшими юнкерами. Надо было добиться, чтобы Ильича посадили в Петропавловку (там гарнизон был наш), или же если он будет посажен в «Кресты», то добиться абсолютной гарантии, что он не будет убит и будет назначен гласный суд. В случае утвердительного ответа Анисимова под вечер Ильича везут в тюрьму, где, конечно, его прикончили бы, если бы этой величайшей преступной глупости суждено было совершиться».

Г. К. Орджоникидзе

7. На адвокатском поприще Ульянов твёрдо придерживался принципов гражданина, взятых у героев Чернышевского: честность, внимательность, неподкупность. Будучи назначенным защитником самарского мещанина, обвинявшегося в избиении жены кнутом, и убедившись в его виновности, Владимир не стал просить о снисхождении. Несмотря на щедрое вознаграждение, он категорически отказался отстаивать интересы крупного хлеботорговца.

«Если не считать А. Н. Хардина и еще двух-трех юристов, то корпорация адвокатов отличалась всеми характерными чертами чиновничьей провинции: стяжательством, крючкотворством, моральной нечистоплотностью. На защиту уголовных и политических дел, большей частью проводившихся бесплатно и по назначению суда, эти толкователи закона смотрели как на тяжёлую повинность. С гораздо большим интересом и горячностью они относились к ведению гражданских дел, которые на их языке назывались «хлебными». Такие дела, затрагивавшие интересы богатых купцов, приносили значительные гонорары».

Ф. Ф. Вентцель

8. В своём самом резонансном деле Ульянов выступил в роли истца. Купец Арефьев из Сызрани установил незаконную монополию на переправу через Волгу и преследовал всех, кто занимался извозом без его благоволения. Он имел репутацию шкуродёра, которому закон не писан. Столкновение с Ульяновым, собравшимся навестить родственников на другом берегу реки, оказалось для «речного олигарха» фатальным. Владимир подал иск о самоуправстве. Несмотря на деньги и связи ответчика, полугодовой процесс окончился победой Ульянова. Купец схлопотал месяц ареста, а пресса Поволжья нарекла тяжбу первым успехом частного лица в борьбе с барским произволом.

«Несомненно были люди, которые не могли не видеть, что купец действует беззаконно, но не решались или не хотели тягаться с ним по судам…»

Д.И. Ульянов

9. Всего несколько человек в городе знали, что лобастый юноша, срезавший купца, на самом деле, выбрал иной путь борьбы за справедливость. Это были участники подпольного кружка марксиста Скляренко, печатавшего и распространявшего в Самаре запрещённую литературу. К тому времени Ульянов был озадачен приложением марксизма к русской действительности. Весь его самарский период жизни имел характер подготовки к революционной работе.

«Один из самарских поднадзорных, В.В. Водовозов (ставший трудовиком, а впоследствии контрреволюционер), в небольшом кружке делал доклад о выборах в германский рейхстаг… Владимир Ильич, присутствовавший на этом собрании, очень остроумно разбил конституционные иллюзии Водовозова, развив марксистскую теорию классовых противоречий, теорию классовой борьбы рабочего класса».

М. Голубева. Юноша Ульянов (В.И. Ленин). «Старый большевик», 1933, № 5, стр. 162, 163

10. Владимир организует марксистский кружок, выступает с докладами, читает свои статьи, изучает жизнь русской деревни, занимается вопросами конспирации. Убеждённый самоучка, он собирает и анализирует огромный материал по экономике России. Для выявления своих сильных и слабых сторон проводит дискуссии. Нередко на них присутствуют люди, не знакомые с учением Маркса или отвергающие его. Выступая против них, Ленин не стесняется в выражениях. Он подавляет оппонентов безупречной логикой и глубоким знанием предмета. К новым знакомствам Владимир относился с любопытством, всегда оценивая человека с точки зрения дела.

«Владимир Ильич свободно читал по-немецки, французски и английски, уже тогда хорошо знал «Капитал» и обширную марксистскую литературу (немецкую) и производил впечатление человека, политически вполне законченного и сложившегося. Он заявлял себя убежденным марксистом. Он очень интересовался возражениями против марксизма, изучал их и вдумывался… Помню, я тогда же в разговорах с другими называл его Маратом. Конечно, я не предвидел той роли, которую ему суждено было сыграть, но уже тогда я был убежден — и открыто об этом говорил, — что роль Ульянова будет крупной».

В. Водовозов («В. И. Ленин в Самаре». М., 1933, стр. 98-99)

11. В семнадцатилетнем возрасте Владимир начал курить. Общество того времени не считало это зазорным. Курили многие. Мария Александровна, опасаясь за здоровье сына, убеждала его бросить. Один из аргументов состоял в том, что лишних трат он, не имеющий своего заработка, позволять себе не должен. Этот довод оказался решающим — Владимир тут же и навсегда прекратил курить.

«Помню, когда был гимназистом, один раз вместе с другими так накурился, что стало дурно».

12. Из длинного списка вредных привычек Ульянов делал исключение только для пива. Вкус к нему он приобрёл в Самаре. Предпочитая тёмное, он всегда выпивал не больше кружки. В эмиграции Ленин кардинально меняет пристрастия, признавая исключительно светлое пиво. Когда его угощали в России или где-то ещё, говорил: «Прямо скажем, не мюнхенское!».

«Владимир Ильич очень любил посещать этот павильон, но не ради пива, а, несомненно, ради того многообразного проявления жизни торгово-промышленного города, которое удавалось там наблюдать. А посетители там были необычайно разнообразные, и было что посмотреть: и купец, и хлебный маклер, и крючник, и масленщик, и матрос с парохода, и мелкий торговец, и какой-нибудь служащий земской управы, и ломовой извозчик, и компания чиновников, и разночинец-интеллигент, и самарский хулиган — «горчишник» — бесконечный калейдоскоп разнообразных по своему положению людей, объединившихся под одной кровлей павильона для общей цели — утолить жажду или поразвлечься».

Беляков

13. В 1893 году Ульянов переезжает в Санкт-Петербург. С этого момента он не живёт вне революции, вне разговоров и споров о ней. Эта стихия поглощает Владимира целиком, и лишь в ней он обретает смысл жизни. Официальная версия появления в столице — продвижение по карьерной лестнице юриста, действительная — контакт с нелегальными группами социал-демократов. Благодаря связям с поволжскими подпольем, героическому образу казнённого брата-народовольца и твёрдым знаниям принципов марксизма, эти стремления увенчались успехом.

«О делах, проведенных В.И. Ульяновым в столице, сведений не сохранилось, так как здание Петербургского окружного суда, в котором находились и архивы Совета присяжных поверенных, было сожжено во время февральской революции».

К.Б. Ерофеев В.И. Ленин и адвокатура

14. Петербургская жизнь Ульянова протекала в трех амплуа. На публике он играл роль сына действительного статского советника — носил фрак и цилиндр. В фабрично-заводской среде изображал «своего» юриста. И лишь на собраниях в кружках мятежный интеллектуал чувствовал себя как дома.

«Комнату я себе нашёл наконец-таки хорошую, как кажется: других жильцов нет, семья небольшая у хозяйки, и дверь из моей комнаты в их залу заклеена, так что слышно глухо. Комната чистая и светлая. Ход хороший. Так как при этом очень недалеко от центра (например, всего 15 минут ходьбы до библиотеки), то я совершенно доволен».

15. Первые шаги в столице преследовали цель влиться в нелегальные объединения. И за основу своей деятельности Ленин избрал просвещение. В первую очередь собственное. Он с азартом первооткрывателя исследует мрачный мир производственных окраин Санкт-Петербурга. Выясняет материальное положение рабочих, их нужды и чаяния.

«Лектор излагал нам эту науку словесно, без всякой тетради, часто стараясь вызывать у нас или возражения, или желание завязать спор, и тогда подзадоривал, заставляя одного доказывать другому справедливость своей точки зрения на данный вопрос таким образом, наши лекции носили характер очень живой, интересный, с претензией к навыку стать ораторами; этот способ занятий служил лучшим средством уяснения данного вопроса слушателями. Мы все бывали очень довольны этими лекциями и постоянно восхищались умом нашего лектора, продолжая острить между собою, что от слишком большого ума у него волосы вон лезут».

И.В. Бабушкин

16. Опыт общения с низами дал Ильичу способность разговаривать со всякой публикой. Добиваться от малознакомых людей подробного описания бытовых эксцессов и держать руку на пульсе злободневных тем. Усвоенный багаж знаний раскрывался в кружках. Ленин читал «Капитал», объясняя слушателям, как рабочий класс может положить конец производству ради прибыли. Особое внимание уделялось искусству полемики, поиску простых и внятных аргументов на главный вопрос: почему рабочие должны бороться с капиталистами. Упор на агитацию среди пролетариата некоторых приводил в недоумение. Ульянов же считал, что фабричный рабочий надёжней интеллигента.

«Революционные мысли у труженика не выветрить, сын же аристократа редко пойдёт дальше пения революционных песен».

17. За статьи с обилием статистических выкладок питерские товарищи прозвали Ульянова Стариком. «Самарский триумф» «волжанина» в дебатах с видным народовольцем Россиневичем обнаружил не столько важность красноречия, сколько требование чёткой аргументации с примерами из жизни. К этому времени двадцатитрехлетний революционер твёрдо знал, чего он хочет:

«Швыряться звонкими фразами — свойство деклассированной мелкобуржуазной интеллигенции… Надо говорить массам горькую правду просто, ясно, прямо».

18. При личном знакомстве Ульянов не сразу производил положительное впечатление. Невысокий, картавый, лысеющий молодой человек с бесцеремонным отношением к собеседнику. Но первое мнение изглаживалось, когда человек понимал логику его умозаключений и ощущал твёрдость убеждений. Поразительный успех Ленина в революционной среде Петербурга зиждился на его деловых качествах. Порой, даже, меньшевики были вынуждены писать о Ленине честно.

«Этот невзрачный и грубоватый человек, лишенный обаяния, оказывал гипнотическое воздействие: Плеханова — почитали, Мартова — любили, но только за Лениным беспрекословно шли, как за единственным и бесспорным вождём. Ибо только Ленин представлял собою редкостное явление человека железной воли, неукротимой энергии, сливающего фанатическую веру в движение, в дело, с не меньшей верой в себя».

А.Н. Потресов

19. Запрет частной собственности на средства производства и неприятие эксплуатации человека человеком — стержневые идеалы справедливого общества по-ленински. Его нетерпимость выражалась лишь в принципиальных вопросах и только в отношении с «чужими». Среди «своих» он проявлял поразительную мягкость.

«Середины нет. О середине мечтают попусту барчата, интеллигентики, господчики, плохо учившиеся по плохим книжкам. Нигде в мире середины нет и быть не может. Либо диктатура буржуазии, либо диктатура пролетариата».

20. Феномен Ленина заключался не только в способности ставить общие интересы выше собственных, но и в таланте превращать личные потребности людей в коллективные. Лидерская природа Ульянова с трудом принимала несогласие оппонента, а возражения в критической ситуации приводили его в ярость. В принципиальных вопросах иметь иное мнение для «ленинца» было невозможно. Лишь в тех случаях он закрывал глаза на разногласия, когда был уверен, что подобная тактика влечёт стратегическую выгоду.

«Старик, как рачительный хозяин, прибирал к рукам всё, что могло быть использовано для революционной борьбы, — он завязывал множество связей, умело перетягивал на свою сторону всё новых и новых сторонников из числа колеблющихся, из числа сочувствующих, из числа заблуждающихся».

Г. Кржижановский

21. В 1904 году Ульянов знакомится с Богдановым — известным социалистом и философом. В тот момент Ленину были остро необходимы соратники, владеющие словом. Установка на привлечение масс через печать требовала людей, разделяющих идеи Маркса, способных ярко и убедительно объяснить рабочему, за что борется партия. Богданов, примкнувший к большевикам, имел необходимые связи в литературных кругах. Был вхож к Горькому, находился в родственных отношениях с Луначарским, обладал сторонниками среди московской интеллигенции. Прагматизм Ленина тут же отодвинул разногласия с Богдановым по философским вопросам на второй план. Лишь через два года дальнейшие расхождения привели к окончательному разрыву.

«Ленин был революционер-максималист и государственный человек».

Н.А. Бердяев

22. Бесконфликтная жизнь в политике утопична. Ульянов и не строил иллюзий на этот счёт. Переходы на личность были в порядке вещей, ругань в адрес оппонента — обычное дело в политических средах. А мгновенно отшучиваться как Плеханов, выставляя противника в глупом свете, Ленин не умел. Зато он отдавал себе отчёт в том, что без противоречий нет жизни, и во всех сражениях шёл до конца.

«Вас, видите ли, тошнит, что в партии не господствует тон, принятый в институте благородных девиц. Это старые песни тех, кто из борцов-революционеров желает сделать мокрых куриц. Боже упаси, не заденьте каким-нибудь словом Ивана Ивановича. Храни вас Бог — не вздумайте обидеть Петра Петровича. Спорьте друг с другом только с реверансами. Если бы социал-демократия в своей политике, пропаганде, агитации, полемике применяла бы беззубые, никого не задевающие слова, она была бы похожа на меланхолических пасторов, произносящих по воскресеньям никому не нужные проповеди».

Н.В. Валентинов

23. Претворяя марксизм на практике, Ульянов считал бескомпромиссность важным приёмом борьбы и шёл в этом отношении по пятам авторов «Капитала»:

«Маркс и Энгельс в «хорошем тоне» смыслили мало, не долго раздумывали, нанося удар, но и не хныкали по поводу каждого ими полученного удара».

24. Способность Ленина-полемиста уважать оппонента позволяла ему, несмотря на жёсткие споры, легко выходить на мировую:

«Когда Ильича противник ругал, Ильич кипел, огрызался вовсю, отстаивал свою точку зрения, но, когда вставали новые задачи и выяснялось, что с противником можно работать вместе, тогда Ильич умел подойти ко вчерашнему противнику как к товарищу. И для этого ему не нужно было делать никаких усилий над собой».

Н.К. Крупская

25. Среди множества идейных неприятелей и политических недругов внутри партии особняком стояла фигура Троцкого. Ленин неоднократно бранил его, клеймил как пустозвона, проходимца, мерзавца и шельмеца. Но после всего этого в ноябре 1917 года, когда практическая успешная работа Троцкого не противоречила лини большевиков, назвал его «лучшим большевиком».

«Никому из нас не приходит в голову брать что-либо назад или хныкать по поводу «озлобления спора».

26. Являясь приверженцем научных подходов, отметая политику соглашательства по принципиальным вопросам, Ульянов никогда не использовал методов провокации в отношении соратников. Он прекрасно понимал, что партия — это братство, а дружба есть непременное участие в общем деле. И чем оно опаснее, тем крепче связь.

«Мы идём тесной кучкой по обрывистому и трудному пути, крепко взявшись за руки. Мы окружены со всех сторон врагами, и нам приходится почти всегда идти под их огнём. Мы соединились по свободно принятому решению, именно для того, чтобы бороться с врагами и не оступаться в соседнее болото, обитатели которого с самого начала порицали нас за то, что мы выделились в особую группу и выбрали путь борьбы, а не путь примирения».

27. Весной 1895 года Ульянов добивается разрешения выехать в Европу на лечение. Боли в желудке начались у него ещё со студенческих времён. Петербургский климат, нервы, плохая вода и питание всухомятку привели к гастриту. С мая по сентябрь Владимир посетил Швецию, Германию, Швейцарию и Францию. И хотя терапия имела место, главным делом Ленин считал установление связей с лидерами европейских социал-демократов.

«…Названный Ульянов занимается социал-демократической пропагандой среди петербургских рабочих кружков, и цель его поездки за границу заключается в приискании способов к водворению в империи революционной литературы и устройства сношения рабочих революционных кружков с заграничными эмигрантами».

И.А. Дамаскин

34. Кульминация вояжа — знакомство с Плехановым. Поначалу «отец русского марксизма» отнесся к молодому коллеге свысока, но впоследствии ввёл его в круг влиятельных социалистов старого света.

«Приехал сюда (в Цюрих) молодой товарищ, очень умный, образованный. Какое счастье, что в нашем революционном движении имеются такие молодые люди».

Г.В. Плеханов

28. Ещё одним итогом поездки в Европу стал возросший авторитет Ленина. Он позволил ему добиться объединения социал-демократических кружков столицы в единую организацию. «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» имел руководящее бюро из трёх человек и одним из них был Ульянов. Также он стал редактором всех печатных изданий «Союза» и самым молодым лидером марксистов в России.

«Мы обязаны создать трибуну для всенародного обличения царского правительства; — такой трибуной должна быть социал-демократическая газета».

29. В Петербурге Ленин держит ещё один экзамен, неофициальный. Он становится гроссмейстером конспирации, магистром шифровки и удивляет соратников высшим пилотажем отрыва от «хвоста». Хорошо ориентируясь в угрюмом лабиринте столичных улиц, подворотен и проходных дворов, молодой человек оказывается для ищеек «крепким орешком». Артистический талант и искусство перевоплощения позволяли ему выдавать себя за рабочего, интеллигента, разночинца и даже иностранца.

«Я тогда почувствовал, что имею дело с человеком, который будет вождём русской революции. Он не только был образованным марксистом — таких было очень много, но он знал, что он хочет сделать и как это надо сделать. От него пахло русской землёй».

П.Б. Аксельрод

30. Охранка зорко следила за членами «Союза» и в донесениях жандармов всё чаще мелькала фамилия Ульянов. «Кошки-мышки» окончились зимой 1895-го. В ночь с 8 на 9 декабря полиция арестовала 57 членов «Союза», в том числе и Ленина. Оказавшись в «Шпалерке» — известной петербургской тюрьме, Ульянов не пал духом:

«Я в лучшем положении, чем другие граждане Российской империи, — меня взять не могут».

Сентябрь 2019



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.