О работе товарища Сталина «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов»
07-11-2013

Б. Волин

О работе товарища Сталина «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов»

 

 

Эта работа написана товарищем Сталиным в декабре 1924 года, пятнадцать лет тому назад. Это работа об Октябрьской революции, о внешних и внутренних обстоятельствах, при которых развертывалась Великая Октябрьская социалистическая революция, об особенностях этой революции, о тактике большевиков в период подготовки Октября, о мировом значения Октябрьской революции. Эта работа товарища Сталина идет в его великой книге «Вопросы ленинизма» вслед за его работой «Об основах ленинизма», которой эта книга открывается, работой, созданной вскоре после смерти Ленина и представляющей собою лекции товарища Сталина, читанные в Свердловском университете в апреле 1924 года.

О работе товарища Сталина «Об основах ленинизма» в «Кратком курсе истории ВКП(б)» сказано: «Серьезное значение имела в деле идейного разгрома троцкизма и защиты ленинизма теоретическая работа тов. Сталина «Об основах ленинизма», вышедшая в 1924 году. Эта брошюра является мастерским изложением и серьезным теоретическим обоснованием ленинизма. Она вооружила тогда и вооружает теперь большевиков во всем мире острым оружием марксистско-ленинской теории»1.

В полной мере этой же оценки заслуживает замечательная работа товарища Сталина «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов».

О подрывной, клеветнической работе Троцкого и троцкистов в этот период в «Кратком курсе истории ВКП(б)» говорится: «Осенью 1924 года Троцкий напечатал статью «Уроки Октября», в которой делал попытку подменить ленинизм троцкизмом. Эта статья являлась сплошной клеветой на нашу партию, на ее вождя — Ленина. За эту клеветническую книжонку ухватились все враги коммунизма и Советской власти. Партия с негодованием встретила эту клевету Троцкого на героическую историю большевизма. Тов. Сталин разоблачил попытку Троцкого подменять ленинизм троцкизмом. В своих выступлениях тов. Сталин указал, что «задача партии состоит в том, чтобы похоронить троцкизм, как идейное течение»2.

Товарищ Сталин, систематически разоблачая троцкистов, ведя неустанные бои против троцкизма, сплотил нашу большевистскую партию вокруг ее ЦК и мобилизовал ее на дальнейшую борьбу за победу социализма в нашей стране, за дальнейшее победоносное движение вперед, к коммунизму.

В борьбе за коммунизм острейшим оружием в руках нашей партии явилась работа товарища Сталина «Об Октябрьской революции и тактике русских коммунистов».

 

* * *

 

Октябрьская социалистическая революция открыла в истории человечества новую эру. Это эра пролетарских революций. На одной шестой части земного шара, в огромном государстве, она впервые в истории человеческого общества сделала рабочий класс господствующим классом. Октябрьская революция явилась революцией мирового значения, революцией интернационального порядка — она означает «коренной поворот во всемирной истории человечества от старого, капиталистического, мира, к новому, социалистическому, миру»3.

Ленин в своей работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», говоря о необходимости для коммунистов любой страны строить свою тактику на строго объективном учете соотношения классовых сил как данного государства, так и государств, окружающих его, а также учета исторического опыта международных революционных движений, останавливается на конкретной, исторически чрезвычайно оригинальной обстановке, которая сложилась в России в 1917 году. Каковы были те специфические условия, которые обеспечили сравнительно легкое начало социалистической революции? Ленин, прежде всего, указывает на то, что Октябрьский советский переворот был соединен с окончанием благодаря этому перевороту империалистической войны. Нами была использована военная схватка двух враждебных друг другу империалистических клик, когда они не в состоянии оказались соединить свои хищнические усилия против молодой Советской республики. Когда по всей стране разлилась гражданская война, нашими союз-


1 «Краткий курс истории ВКП(б)», стр. 255.

2 Там же.

3 И. Сталин «Вопросы ленинизма», стр. 175. 11-е изд.


никами оказались гигантские размеры нашей территории и отсталые средства сообщения. При наличии глубокого демократического революционного движения в крестьянстве, партия большевиков, благодаря завоеванию власти пролетариатом, сразу передала крестьянам в пользование помещичьи земли, объявив землю государственной всенародной собственностью. Таковы были особые, специфические условия в 1917 году в России, облегчившие Октябрьский переворот.

Товарищ Сталин в первой главе своей работы «О внешней и внутренней обстановке Октябрьской революции» указывает на три обстоятельства внешнего порядка и шесть обстоятельств внутреннего порядка, которые определили сравнительную легкость победы Октябрьской революции.

Каковы же были обстоятельства внешнего порядка? Прежде всего, отмечает товарищ Сталин, Октябрьская революция получила «возможность использовать жестокие столкновения внутри империализма для укрепления и организации своих сил». Затем, в руках Октябрьской революции было мощное орудие мира. Трудящиеся массы «самой логикой вещей были подведены к пролетарской революции, как к единственному выходу из войны». Поэтому-то окончание ненавистной войны в результате Октябрьской революции создало революции «массовое сочувствие как на Западе, среди рабочих, так и на Востоке, среди угнетенных народов». Наконец, неоценимое значение для Октябрьской революции имело начавшееся мощное революционное рабочее движение в Европе, что обеспечило ей — революции — за пределами России верных союзников, оказавших ей необходимую помощь в ее борьбе с мировым империализмом.

Что касается до благоприятных внутренних условий, облегчивших победу Октябрьской революции, то, прежде всего, это была активная поддержка громадного большинства пролетариата России, а также и крестьянский бедноты, и солдат, жаждавших мира и земли; это было наличие во главе революции большевистской партии, опытной, дисциплинированной, тесно связанной с массами трудящихся; это также тот исторический факт, что Октябрьской революции противостояли более или менее слабая русская буржуазия, помещики, окончательно деморализованные крестьянскими «бунтами», и совершенно обанкротившиеся меньшевики, и эсеры; это огромные пространства страны, обеспечившие свободу маневрирования, отступлений, обеспечившие возможность передышки, перегруппировки сил и пр., а также наличие в распоряжении диктатуры рабочего класса достаточных запасов продовольствия, топлива и сырья.

Наряду с этими благоприятными обстоятельствами, вызванными своеобразной конкретной обстановкой в России предоктябрьского периода, товарищ Сталин отмечает и некоторые отрицательные черты внутренней и внешней обстановки: отсутствие пролетарского большинства в стране, а также и тот факт, что Советская Россия была одинока: по соседству с ней не было другой советской страны, на которую она могла бы в своей архитрудной борьбе с империалистами опереться.

Исходя именно из этих исчерпывающих указаний Ленина и Сталина, «Краткий курс истории ВКП(б)» из ряда причин, определивших сравнительно легкую победу Октябрьской социалистической революции в России, отмечает следующие главные причины.

Слабость, неорганизованность, недостаточная политическая опытность русской буржуазии по сравнению с буржуазией французской и английской.

Революционность и закаленность в боях рабочего класса России, прошедшего в короткий срок две революции и завоевавшего к кануну третьей революции «авторитет вождя народа в борьбе за мир, за землю, за свободу, за социализм»1.

 

Полное собрание сочинений, том 6.
Произведения 1924 г.
Москва, Политиздат, 1947

 

 

 


1 «Краткий курс истории ВКП(б)», стр. 203.


Наличие у рабочего класса России «такого серьезного союзника в революции, как крестьянская беднота, составлявшая громадное большинство крестьянского населения… Наличие союза рабочего класса и крестьянской бедноты определило и поведение середняков, которые долго колебались и только перед Октябрьским восстанием повернулись, как следует, в сторону революции, присоединившись к крестьянской бедноте»1.

Наличие во главе рабочего класса испытанной в политических боях партии большевиков, достаточно смелой, «чтобы повести народ на решительный штурм», и достаточно осмотрительной, «чтобы обойти все и всякие подводные камни на пути к цели»2.

«Октябрьская революция началась в такой момент, когда империалистическая война была еще в разгаре, когда главные буржуазные государства были расколоты на два враждебных лагеря, когда они, будучи заняты войной друг с другом и ослабляя друг друга, не имели возможности серьезно вмешаться в «русские дела» и активно выступить против Октябрьской революции»3.

 

* * *

 

Определив своеобразную внешнюю и внутреннюю обстановку Октябрьской революции, товарищ Сталин переходит к двум основным ее особенностям.

Известно троцкистское, предательское, антиреволюционное отношение к крестьянскому вопросу, провокационное утверждение Троцкого и троцкистов о том, что пришедший к власти пролетариат обязательно придет во враждебные отношения с широкими массами крестьянства, что поэтому о крестьянстве как резерве пролетариата в революции, как о его союзнике в деле построения социализма не может быть и речи. Известно, что «перманентная революция», придуманная Троцким и троцкистами для обоснования меньшевистского отрицания диктатуры пролетариата, являлась «перманентной безнадежностью», «перманентной беспросветностью», разновидностью подлого меньшевизма, отрицанием революционных возможностей крестьянства. Товарищ Сталин подчеркивает, что «ошибка русских «перманентников» состояла не только в недооценке роли крестьянства, но и в недооценке сил и способностей пролетариата повести за собой крестьянство, в неверии в идею гегемонии пролетариата»4. А все это ведет к отрицанию ленинской теории диктатуры пролетариата.

Опрокидывая и разоблачая троцкистские измышления, товарищ Сталин обосновал то положение, что «весь ход Октябрьской ре-


1 «Краткий курс истории ВКП(б)», стр. 203.

2 Там же, стр. 204.

3 Там же.

4 И. Сталин «Вопросы ленинизма», стр. 110.


волюции, все ее развитие показали и доказали полную несостоятельность теории «перманентной революции», полную ее несовместимость с основами ленинизма».

Из двух особенностей Октябрьской революции, отчетливо выражающих ее внутренний смысл и историческое значение, товарищ Сталин выделяет в своей работе, прежде всего, вопрос о диктатуре пролетариата.

«Диктатура пролетариата, — пишет товарищ Сталин, — родилась у нас, как власть, возникшая на основе союза пролетариата и трудящихся масс крестьянства, при руководстве последними со стороны пролетариата».

Товарищ Сталин гениально развивает идею о крестьянских резервах, о трудовых массах города и деревни, завоевание которых на сторону пролетариата является решающим для судеб пролетарской социалистической революции. Октябрьская революция победила именно потому, что «она сумела отобрать у буржуазии ее крестьянские резервы», в отличие от революций 1848 и 1871 годов во Франции, которые потерпели поражение главным образом именно потому, что крестьянские резервы оказались на стороне господствующих классов. Товарищ Сталин дает при этом свое замечательное, точное, научное, ленинское определение диктатуры рабочего класса: «Диктатура пролетариата есть классовый союз пролетариата и трудящихся масс крестьянства для свержения капитала, для окончательной победы социализма, при условии, что руководящей силой этого союза является пролетариат».

Новое по своей природе, пролетарское государство, вышедшее из Октябрьской революции, осуществляло на практике ленинскую теорию пролетарской диктатуры. Согласно этой теории, только городские, промышленные рабочие в состояние руководить всей массой трудящихся и эксплоатируемых, руководство это выражается в особой форме классового союза между пролетариатом и многочисленными непролетарскими слоями трудящихся, а союз этот имеет целью полное свержение капитала, удержание и укрепление победы, подавление всяких попыток реставрация со стороны буржуазии, создание нового, социалистического общественного строя, полное уничтожение эксплуататорских классов, окончательное упрочение социализма.

«Одна из особенностей Октябрьской революции, — говорит товарищ Сталин, — состоит в том, что эта революция является классическим проведением ленинской теории диктатуры пролетариата».

Товарищ Сталин при этом показывает глубокий интернационализм ленинской теории пролетарской диктатуры. Союз с широкими трудящимися массами — и, прежде всего, с крестьянством — и руководство ими означает не только союз с русским крестьянством, а с крестьянством, с трудящимися непролетарских классов всех окраин России, бывших колоний России, с инонациональными массами трудящихся. Ленинская теория пролетарской диктатуры, указывает товарищ Сталин, обязательна для всех окраин. Большевизм не есть только русское явление, а «образец тактики для всех» (Ленин). Поэтому из ленинской теории пролетарской диктатуры вытекает положение, что «победа мировой революции невозможна без революционного союза, без революционного блока пролетариата передовых стран с угнетенными народами порабощенных колоний».

Так обстоит дело с первой особенностью Октябрьской революции, выражающейся в том факте, что диктатура пролетариата родилась в процессе революции как власть, опирающаяся на союз пролетариата и трудящихся масс крестьянства для «полного свержения капитала», для «окончательного создания и упрочения социализма».

Говоря о второй особенности Октябрьской революции, товарищ Сталин обращает внимание на тот факт, что «диктатура пролетариата утвердилась у нас, как результат победы социализма в одной стране, капиталистически мало развитой, при сохранении капитализма в других странах, капиталистически более развитых». Товарищ Сталин при этом формулирует «в двух словах» основы ленинской теории пролетарской революции. Основы эти сводятся к тому, что «капитализм перерос во всемирную систему колониального угнетения и финансового удушения горстью «передовых» стран гигантского большинства населения земли» (Ленин), что «дележ этой «добычи» происходит между двумя-тремя всемирно-могущественными, вооруженными с ног до головы хищниками (Америка, Англия, Япония), которые втягивают в свою войну из-за дележа своей добычи всю землю» (Ленин). Противоречия внутри империалистического мира неизменно растут, и военные столкновения при этом становятся все более неизбежными. Вследствие этого мировой фронт становится все более уязвимым со стороны революции, и вполне возможным становится поэтому прорыв этого фронта со стороны отдельных стран и вероятнее всего в тех странах, где «цепь империалистического фронта слабее, т. е., где империализм менее всего подкован, а революции легче всего развернуться». В такой стране, несмотря на то, что она является капиталистически менее развитой страной, а страны, сохраняющие капитализм, являются странами более развитыми, в такой стране «победа вполне возможна и вероятна».

Товарищ Сталин подчеркивает интернациональную природу, колоссальную международную мощь Октябрьской революции и своеобразие ее внешней политики. Ленинская теория пролетарской революции целиком осуществилась на исторической практике Октябрьской революции 1917 года. В этом, говорит товарищ Сталин, вторая особенность Великой Октябрьской социалистической революции.

Целиком базируясь на ленинской теории пролетарской революции, сформулированной во время империалистической войны в 1915 году, и исходя из указаний товарища Сталина, «Краткий курс истории ВКП(б)» дает следующее изложение ленинской теории социалистической революции и оценку гениальным выводам, сделанным Лениным:

«Ленин пришел к выводу, что вполне возможен прорыв империалистического фронта пролетариатом где-либо в одном месте или нескольких местах, что возможна победа социализма первоначально в нескольких странах или даже в одной, отдельно взятой, стране, что одновременная победа социализма во всех странах ввиду неравномерности развития капитализма в этих странах — невозможна, что социализм победит первоначально в одной или нескольких странах, а остальные страны в течение некоторого времени останутся буржуазными странами»1.

«Это была, — говорится в «Кратком курсе истории ВКП(б)», — новая, законченная теория социалистической революции, теория о возможности победы социализма в отдельных странах, об условиях его победы, о перспективах его победы, теория, основы которой были намечены Лениным еще в 1905 году в брошюре «Две тактики социал-демократии в демократической революции»2.

«…Неоценимое значение ленинской теории социалистической революции состоят не только в том, что она обогатила марксизм новой теорией и двинула его вперед. Ее значение состоит еще в том, что она дает революционную перспективу пролетариям отдельных стран, развязывает их инициативу в деле натиска на свою, национальную, буржуазию, учит их использовать обстановку войны для организации такого натиска и укрепляет их веру в победу пролетарской революции»3.

Товарищ Сталин, в борьбе пропив капитулянтских, провокаторских «теорий» Троцкого и троцкистов о невозможности победы социализма в одной стране, исчерпывающе развил и творчески двинул вперед эту новую, ленинскую теорию социалистической революции в условиях диктатуры пролетариата и начавшегося строительства социалистического общества. Все более растущее сочувствие и поддержка со стороны европейских рабочих, со стороны колониальных и зависимых стран, соединенные с мощью нашей Красной Армии и с готовностью рабочих и крестьян Советской России грудью отстоять свое социалистическое отечество, являлись благоприятными условиями не только для того, чтобы двинуть вперед дело социалистического строительства, но также и для того, чтобы в свою очередь оказать помощь и поддержку западноевропейскому пролетариату и угнетенным народам колониальных стран Востока.

Товарищ Сталин, исходя из указаний Ленина о том, что «из России нэповской будет Россия социалистическая», что у нас имеется «все необходимое и достаточное» для построения социалистического общества, а также из практики нашего социалистического строительства, разгромил контрреволюционные измышления троцкистов о невозможности построения социализма в нашей стране и неизбежности гибели страны диктатуры рабочего класса, и раскрыл партии и стране ленинскую перспективу о том, что новая экономическая политика дает полную возможность «построить фундамент социалистической экономики».

 

* * *

 

В третьей главе своей работы товарищ Сталин устанавливает «некоторые особенности тактики большевиков в период подготовки Октября», без уяснения которых нельзя понять эту тактику. Первая особенность: «Безраздельное руководство одной партии, партии коммунистов, как основной момент подготовки Октября, — такова характерная черта Октябрьской революции, такова первая особенность тактики большевиков в период подготовки Октября». В этом отношении наша революция коренным образом отличалась от французской революции 1871 года, давшей Парижскую коммуну, где руководство революцией осуществляли две партии, из которых ни одна не являлась коммунистической. Без этой основной особенности тактики большевиков в период подготовки Октябрьской революции «победа диктатуры пролетариата в обстановке империализма была бы невозможна».

Вот на какие исторические факты предоктябрьского периода обращает внимание товарищ Сталин: от апреля к октябрю 1917 года формировалась, росла и зрела массовая политическая армия, подготовлен-


1 «Краткий курс истории ВКП(б)», стр. 162.

2 Там же, стр. 163.

3 Там же.


ная большевиками к октябрьским боям. Эта армия проходила трудный, диалектический путь своего роста и развития. Ее создавал ход борьбы и столкновений классов. Школой ее политического воспитания были все исторические события этого периода (апрельская манифестация, июньская и июльская демонстрации, выборы в Думы, борьба с корниловщиной, завоевание советов). В отличие от военных армий, которые бывают заранее, перед войной, уже подготовлены и оснащены, политические армии создаются в ходе самой борьбы, в ходе столкновения классов, по мере того, как сами массы на собственном опыте убеждаются в правильности лозунгов партии, в правильности ее политики.

Ленин в 1905 году в предисловии к «Двум, тактикам», разъясняя, что массы учатся и воспитываются, политически растут и организационно крепнут в процессе, в ходе революции, писал, что «революция научит рабочие массы в России социал-демократизму»1, что революция дает настоящее политическое крещение массам, что классы выходят из революции со своей определенной политической физиономией, что революция не может не научить народные массы искусству борьбы. Но задача борющейся политической пролетарской партии заключается именно в том, чтобы суметь чему-либо научить самую революцию, чтобы на революцию наложить свой, пролетарский, большевистский отпечаток.

И тактика большевиков полностью соответствовала именно этим указаниям Владимира Ильича. Товарищ Сталин иллюстрирует эти положения подробно, разъясняя отдельные звенья нашей тогдашней ленинско-сталинской большевистской тактики:

«1) партия за весь период подготовки Октября неуклонно опиралась в своей борьбе на стихийный подъем массового революционного движения;

2) опираясь на стихийный подъем, она сохраняла за собой безраздельное руководство движением;

3) такое руководство движением облегчало ей дело формирования массовой политической армии для Октябрьского восстания;

4) такая политика не могла не привести к тому, что вся подготовка Октября прошла под руководством одной партии, партии большевиков;

5) такая подготовка Октября, в свою очередь, привела к тому, что в результате Октябрьского восстания власть оказалась в руках одной партии, партии большевиков».

Таким образом, основным моментом, характерной чертой подготовки Октябрьской революции явилось безраздельное руководство одной партии, партии Ленина — Сталина.

В своей работе «Об основах ленинизма» товарищ Сталин, говоря об этапах революции в стратегии, разъясняет, в чем состояла основная стратегическая линия в первый этап революции периода 1903 — 1917 годов.

Опираясь на известное ленинское положение 1905 года, сформулированное в «Двух тактиках», о том, что «пролетариат должен провести до конца демократический переворот, присоединяя к себе массу крестьянства, чтобы раздавить силой сопротивление самодержавия и парализовать неустойчивость буржуазии»2, направление главного удара со стороны партии в этот период имело задачей изоляцию либерально-монархической буржуазии, которая старалась подобно европейской буржуазии овладеть крестьянством, ликвидировать революцию путем соглашения с царизмом.

Эту мысль особенно подробно товарищ Сталин развивает в работе «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов». Почему в тот период, в период подготовки буржуазно-демократической революции (1905 — 1916 годы), главный удар направлялся большевиками против либерально-монархической буржуазии? Потому что она являлась наиболее опасной социальной опорой царизма. Потому что партия этой буржуазии — кадетская партия — партия соглашения между царизмом и крестьянством в целом. Поэтому, говорит товарищ Сталин, «партия направляла тогда главные удары против кадетов, ибо, не изолировав кадетов, нельзя было рассчитывать на разрыв крестьянства с царизмом, не обеспечив же этого разрыва, — нельзя было рассчитывать на победу революции». Большевистская стратегия требует изоляции соглашательской партии для того, чтобы облегчить, приблизить победу над главным врагом». В работе «Об основах ленинизма» товарищ Сталин делает одно очень важное указание на то, что весь думский период (вопросы земли и воли) послужил предметным уроком для крестьянства, постепенно высвобождавшегося вследствие этого из-под влияния буржуазии, а империалистическая война 1914 — 1918 годов (вопросы мира) завершила отход крестьянства от буржуазии, изоляцию либеральной буржуазии. «Без наглядных уроков думского периода, — замечает товарищ Сталин, — гегемония пролетариата была бы невозможна». Без такой страте-


1 В. И. Ленин. Соч. Т. VIII, стр. 31.

2 Там же, стр. 96.


гии партии Ленина — Сталина не была бы возможна гегемония пролетариата в буржуазно-демократической революции.

Отсюда понятна та линия, которую вела партия большевиков уже в иной период, в период подготовки Октября, когда первый этап революции оказался уже завершенным, когда в новую плоскость переместился центр борющихся сил.

Говоря о направлении основного удара, на новом, втором этапе революции (март 1917 — октябрь 1917), товарищ Сталин указывает в своей работе «Об основах ленинизма», что направление это было: «изоляция мелкобуржуазной демократии (меньшевики и эсеры), старающейся овладеть трудовыми массами крестьянства и кончить революцию путем соглашения с империализмом»1. В этот период наиболее опасной социальной опорой империализма, пытавшейся повести за собою широкие крестьянские резервы, являлись партии мелкобуржуазной демократии — меньшевики и эсеры; они встали на путь соглашения между трудящимися массами и империализмом. А период этот был решающим в судьбах пролетарской революции», ибо это был период, когда, как пророчески предвидел Ленин в «Двух тактиках», «пролетариат должен совершить социалистический переворот, присоединяя к себе массу полупролетарских элементов населения, чтобы сломить силой сопротивление буржуазии и парализовать неустойчивость крестьянства и мелкой буржуазии»2.

Партия большевиков блестяще осуществила эту задачу парализования неустойчивости мелкой буржуазии и крестьянства. Партия добилась этого изоляцией меньшевиков и эсеров, которые вначале вели за собою трудящиеся массы, охваченные добросовестным оборончеством и доверявшие Временному правительству. Только благодаря напряжению всех сил большевистской партии удалось добиться разрыва трудящихся масс с империализмом, а без обеспечения этого разрыва, без полного разоблачения меньшевиков и эсеров нельзя было обеспечить победу социалистической революции. Как судьбу разрыва на первом этапе решал думский период, так судьбу разрыва на этом, втором этапе, решил период керенщины.

Таким образом, партийное руководство массами в этот период заключалось в изоляции от этих масс соглашательских партий. В этой основной линии партии большевиков и заключается вторая особенность тактики партии Ленина — Сталина.

Как общий вывод, как закон, товарищ Сталин так формулирует основное стратегическое правило марксизма-ленинизма «1) наиболее опасной социальной опорой врагов революции в период приближающейся революционной развязки являются соглашательские партии; 2) свергнуть врага (царизм или буржуазию) невозможно без изоляции этих партий; 3) главные стрелы в период подготовки революции должны быть, ввиду этого, направлены на изоляцию этих партий, на отрыв от них широких масс трудящихся».

Это указание приобретает особую силу для братских компартий в их сегодняшней борьбе против своих империалистических правительств, ибо без борьбы с предательскими, соглашательскими партиями, без их разгрома нельзя подвести массы к социализму.

Но тактика изоляции мелкобуржуазных партий повисла бы в воздухе, если бы она не находила своего организационного рычага, если бы она не была конкретнейшим образом связана с одним из наиболее популярных и близких широчайшим массам рабочих, солдат и крестьян творений революции — с Советами. И революционным тактический лозунг был «Вся власть Советам!».

«Политика превращения Советов в органы государственной власти, как важнейшее условие изоляции соглашательских партий и победы диктатуры пролетариата, — такова третья особенность тактики большевиков в период подготовки Октября», — пишет в своей работе товарищ Сталин.

Еще в 1915 году — до революции — Ленин в своей работе «Несколько тезисов» предсказал, что в результате победы революционного восстания пролетариата появятся Советы как государственная власть пролетариата. «Советы рабочих депутатов и т. п. учреждения, — писал тогда Ленин, — должны рассматриваться, как органы восстания, как органы революционной власти»3. В «Апрельских тезисах» Ленин, требуя систематического, терпеливого, настойчивого разъяснения ошибок, тактики Советов, указывал, что своей работой критики и выяснения ошибок мы должны проповедывать переход всей государственной власти к Советам. А в своей знаменитой работе «Удержат ли большевики государственную власть?», написанной в сентябре 1917 года и опубликованной в октябрьском номере теоретического журнала большевиков «Просвещение», Ленин дал глу-


1 И. Сталин «Вопросы ленинизма», стр. 54.

2 В. И. Ленин. Соч. Т. VII, стр. 96.

3 В. И. Ленин. Соч. Т. XVIII, стр. 312.


бокое, всестороннее обоснование, почему большевики выдвигали так решительно именно идею Советов как основного организационного звена, способного облегчить изоляцию мелкобуржуазных партий, способного подвести широчайшие массы трудящихся к советской революции, к победе диктатуры пролетариата.

Вот что писал тогда в этой своей работе Ленин.

«Советы, — говорил Ленин еще в сентябре 1917 г., — суть новый государственный аппарат, дающий, во-первых, вооруженную силу рабочих и крестьян, причем эта сила не оторвана от народа, как сила старой постоянной армии, а теснейшим образом с ним связана; в военном отношении эта сила несравненно более могучая, чем прежние; в революционном отношении она незаменима ничем другим. Во-вторых, этот аппарат дает связь с массами, с большинством народа настолько тесную, неразрывную, легко проверимую и возобновляемую, что ничего подобного в прежнем государственном аппарате нет и в помине. В-третьих, этот аппарат в силу выборности и сменяемости его состава по воле народа, без бюрократических формальностей, является гораздо более демократическим, чем прежние аппараты. В-четвертых, он дает крепкую связь с самыми различными профессиями, облегчая тем различнейшие реформы самого глубокого характера без бюрократии. В-пятых, он дает форму организации авангарда, т. е. самой сознательной, самой энергичной, передовой части угнетенных классов, рабочих и крестьян, являясь таким образом аппаратом, посредством которого авангард угнетенных классов может поднимать, воспитать, обучать и вести за собой всю гигантскую массу этих классов, до сих пор стоявшую совершенно вне политической жизни, вне истории. В-шестых, он дает возможность соединять выгоды парламентаризма с выгодами непосредственной и прямой демократии, т. е. соединять в лице выборных представителей народа и законодательную функцию и исполнение законов. По сравнению с буржуазным парламентаризмом это такой шаг вперед в развитии демократии, который имеет всемирно-историческое значение… Если бы народное творчество революционных классов не создало Советов, то пролетарская революция была бы в России делом безнадежным, ибо со старым аппаратом пролетариат, несомненно, удержать власти не мог бы, а нового аппарата сразу создать нельзя.»1.

Большевики с величайшим диалектическим мастерством применяли свой тактический лозунг «Вся власть Советам!», они пускали в ход этот свой организационный рычаг соответственно крайне быстро и круто менявшейся политической обстановке в стране.

От апреля и до сентября лозунг «Вся власть Советам!» прошел две стадии своего внутреннего развития.

Первая стадия — время двоевластия (до июльского поражения). Большевики в этот период, в период двоевластия, выдвигая этот лозунг, тем самым добивались разрыва соглашательских партий с кадетами, образования советского правительства из меньшевиков и эсеров, и путем свободной агитации и борьбы внутри Советов в порядке мирного развития революции — большевизации Советов и изменения самого состава советского правительства.

Означал ли этот план диктатуру пролетариата? Нет, не означал. Но, как указывает товарищ Сталин, план этот означал создание таких условий, которые в дальнейшем необходимы были бы для обеспечения диктатуры рабочего класса. Что это были за условия?

Приход к власти соглашательских партий меньшевиков и эсеров означал бы необходимость для них на деле осуществлять свою контрреволюционную платформу, а это означало бы ускорение разоблачения перед массами их подлинной буржуазной природы, их изоляцию, отрыв от них масс.

Но это развитие было, однако, прервано июльским поражением большевиков. Июльские события ликвидировали двоевластие в пользу буржуазии, в пользу полноты власти Временного правительства. Ибо в итоге июльской контрреволюционной расправы с рабочими и солдатами силой оружия Советы с их соглашательским руководством превратились в простой придаток генеральско-кадетской контрреволюционной политики.

Мирный период революции с возможностью мирного перехода власти в руки Советов кончился: в порядок дня был поставлен штык гражданской войны. Это вынудило большевистскую партию, по указанию Ленина, блестяще обоснованному на VI съезде товарищем Сталиным, временно снять лозунг «Вся власть Советам!» с тем, чтобы к нему вернуться, когда начнется новый революционный подъем. Следует заметить, что некоторые большевики снятие этого лозунга пытались толковать таким образом, будто речь идет о новом лозунге «Долой Советы!» Товарищ Сталин тогда, на VI съезде партии, разъяснял: «Вопрос о свержении Советов выдуманный. Его никто здесь не ставил. Если мы предлагаем снять лозунг «Вся власть Советам», отсю-


1 В. И. Ленин. Т. XXI, стр. 258 — 259.


да еще не вытекает: «Долой Советы!». И мы, снимающие этот лозунг, в то же время не выходим даже из Центрального Исполнительного Комитета, несмотря на всю жалкую роль его за последнее время.

Местные Советы могут еще сыграть роль, так как им необходимо будет обороняться от притязаний Временного Правительства, и в этой борьбе мы их поддержим. Итак, повторяю: отмена лозунга передачи власти в руки Совета не означает «Долой Советы!»1.

Если первая стадия в лозунге «Вся власть Советам!» закончилась июльским поражением большевиков, то вторая стадия в развитии этого лозунга открывается сентябрьским поражением корниловского восстания. Снова на очереди стал этот лозунг, опять большевистская партия его выдвинула. Но теперь уже было иное время, резко отличное от времени двоевластия, ибо Советы быстро большевизировались, Советы в большинстве своем стали большевистскими. И лозунг «Вся власть Советам!» означал уже не мирный переход власти, а «полный разрыв с империализмом и переход власти к большевикам… Теперь этот лозунг означал прямой подход революции к диктатуре пролетариата путем восстания. Более того, теперь этот лозунг означал организацию и государственное оформление диктатуры пролетариата».

Особенность большевистской тактики заключалась в систематической изоляции соглашательских партий благодаря политике превращения Советов в органы государственной власти, благодаря правильно сформулированному и своевременно данному большевистскому лозунгу «Вся власть Советам!»

Это был правильный, большевистский лозунг, а правильные тактические лозунги, учил Ленин в «Двух тактиках», имеют особенно важное значение для руководства массами. «Выработка верных тактических решений имеет гигантское значение для партии, которая хочет в духе выдержанных принципов марксизма руководить пролетариатом, а не только тащиться в хвосте событий». И если достижение поставленных партией целей зависит, прежде всего, от верности тактических лозунгов, то это достижение зависит в той же мере, говорит Ленин, «от поддержки этих лозунгов реальной боевой силой рабочих масс»2.

На этой-то решающей стороне дела и останавливает наше внимание товарищ Сталин, говоря о четвертой особенности тактики большевиков в период подготовки Октября. В чем эта особенность заключалась? «Уменье убеждать массы на своем собственном опыте в правильности партийных лозунгов путем подвода этих масс к революционным позициям, как важнейшее условие завоевания на сторону партии миллионов трудящихся, — такова четвертая особенность, — говорит товарищ Сталин, — тактики большевиков в период подготовки Октября».

И товарищ Сталин исчерпывающе разъясняет смысл и значение основ этой замечательной большевистской тактики. Каким образом следует в интересах победы подводить массы к лозунгам партии, чтобы массы на собственном опыте убеждалась в правильности этих лозунгов, чтобы лозунги эти становились лозунгами самих масс? Что именно способно сделать революцию подлинно народной революцией? Неизменная задача большевистской тактики заключается в том, чтобы, правильно определяя пути и повороты революции, помочь массам на их собственном опыте ощутить, проверить и распознать правильность лозунгов, данных партий. Товарищ Сталин указывает на одну из решающих неизменных особенностей большевистской тактики. Тактика эта, говорит товарищ Сталин, состоит в том, что «она не смешивает руководство партией с руководством массами, что она ясно видит разницу между руководством первого рода и руководством второго рода, что она является, таким образом, наукой не только о руководстве партией, но и о руководстве миллионными массами трудящихся».

И на примере нашего большевистского отношения к Учредительному собранию (его созыву, его разгону) товарищ Сталин демонстрирует силу и обоснованность этой ленинской тактики, допускающей при известных условиях временное существование «комбинированной государственности». Товарищ Сталин указывает на то, что только благодаря своеобразной политике большевиков в отношении Учредительного собрания им удалось привлечь симпатии масс на свою сторону. А без такого завоевания миллионных масс рабочих, крестьян, солдат на свою сторону никогда Октябрьскую революцию нельзя было бы превратить в подлинно глубокую, народную революцию, ибо решающей активной творческой силой является союз рабочего класса и беднейшего крестьянства, «а без такого союза, — указывает Ленин в «Государстве и революции», — непрочна демократия и невозможно социалистическое преобразование»3.

Марксистско-ленинскую науку о руководстве не только партией, но и массами большевики во главе с великими страте-


1 Протоколы VI с’езда РСДРП(б), стр. 118. Издание 1934 года.

2 В. И. Ленин. Соч. Т. VIII, стр. 33.

3 В. И. Ленин. Соч. Т. XXI, стр. 396.


гами и тактиками революции Лениным и Сталиным блестяще применили к конкретным особенностям предоктябрьских и октябрьских дней 1917 года, что и определило весь успех Великой Октябрьской социалистической революции.

 

* * *

 

Сталинский «Краткий куре истории ВКП(б)», говоря о разработанной Лениным новой законченной теории социалистической революции, о возможности, условиях и перспективах победы социализма в отдельных странах, указывает, что «неоценимое значение ленинской теории социалистической революции состоит не только в том, что она обогатила марксизм новой теорией и двинула его вперед. Ее значение состоит еще в том, что она дает революционную перспективу пролетариям отдельных стран, развязывает их инициативу в деле натиска на свою, национальную буржуазию, учит их использовать обстановку войны для организации такого натиска и укрепляет их веру в победу пролетарской революции»1.

В своей работе «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов» товарищ Сталин в последней ее части — «Октябрьская революция, как начало и предпосылка мировой революции» — глубоко разрабатывает этот вопрос. Он вскрывает и разоблачает предательский характер и вредность троцкистской теории насчет невозможности победы социализма в одной отдельно взятой стране. Товарищ Сталин обращает внимание на то, что эта троцкистская «теория» связывает инициативу отдельных стран, получающих в силу сложившихся исторических обстоятельств возможность прорвать фронт империализма. Эта троцкистская «теория» зовет к пассивному созерцанию вместо активного натиска на капитал, вызывая гамлетовские сомнения вместо духа революционной решимости.

Товарищ Сталин при этом ведет борьбу на два фронта, разоблачая и тех, кто считал, что Октябрьская революция есть чисто внутреннее национальное дело, забывая об ее интернациональном значении, и тех, кто полагал, что Октябрьская революция сама по себе развиваться не может, и что она должна пассивно ждать только помощи извне. «На самом деле, — указывает товарищ Сталин, — не только Октябрьская революция нуждается в поддержке со стороны революций других стран, но и революции этих стран нуждаются в поддержке со стороны Октябрьской революции для того, чтобы ускорить и двинуть вперед дело свержения мирового империализма».

В этой, заключительной части своей работы, товарищ Сталин пятнадцать лет тому назад формулирует те великие идеи пролетарского, советского интернационализма, которые он затем в борьбе против врагов советского народа, против схоластов и начетчиков, против извратителей и опошлителей марксизма-ленинизма неустанно развивал и развивает дальше в своих выступлениях. К этому вопросу, как известно, товарищ Сталин вновь возвращается в его письме комсомольскому пропагандисту Иванову.

Заключая свою историческую работу «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов», товарищ Сталин писал:

«Если верно положение, что окончательная победа социализма в первой освободившейся стране невозможна без общих усилий пролетариев нескольких стран, то столь же верно и то, что мировая революция будет развертываться тем скорее и основательнее, чем действительнее будет помощь первой социалистической страны рабочим и трудящимся массам всех остальных стран…

…Характерная особенность этой помощи, — писал товарищ Сталин, — со стороны победившей страны состоит не только в том, что она ускоряет победу пролетариев других стран, но также и в том, что, облегчая эту победу, она тем самым обеспечивает окончательную победу социализма в первой победившей стране».

В этом незыблемая основа советского интернационализма.

Великий советский народ под водительством своего учителя и вождя народов товарища Сталина, строя свое коммунистическое общество на необозримых просторах шестой части земного шара, полон самых глубоких чувств, самых глубоких идей советского интернационализма.

«Советский интернационализм, — говорит тов. Молотов, — растет в массах, как сознание великой революционной силы союза рабочих и крестьян всех наций СССР, объединенных Советами, как сознание великого интернационального значения успехов строительства социализма для трудящихся всех стран». Это и есть подлинно ленинско-сталинское большевистское понимание советского патриотизма, которому чуждо, враждебно проявление всякого шовинизма, всякой национальной исключительности и который, наоборот, неразрывно связан с боевым, революцион-


1 «Краткий курс истории ВКП(б)», стр. 163 — 164.


ным, высоким чувством советского интернационализма.

Товарищ Сталин на XVIII съезде партии особо подчеркнул необходимость «развивать и культивировать советский патриотизм». Весь строй мыслей и чувств советского человека, все миросозерцание патриотов социалистической родины проникнуто сознанием величия интернациональных задач, поставленных историей перед советским народом.

Партия большевиков — передовой отряд трудящихся нашей родины, передовой организованный отряд рабочего класса Советской страны — прежде всего, воспитывает благороднейшие чувства советского интернационализма в каждом отдельном члене партии, партии Ленина — Сталина. В Уставе Всесоюзной Коммунистической партии большевиков, принятом на XVIII съезде, партия требует от своих членов активной и самоотверженной работы по «укреплению братских, интернациональных отношений как между трудящимися национальностей СССР, так и с пролетариями всех стран мира». Это одна из нерушимых заповедей нашего сталинского партийного устава. Партия поощряет, выдвигает вперед, ставит на первый план большевистский, ленинско-сталинский советский интернационализм. Партия сурово карает забвение членом партии его интернациональных задач и обязанностей.

В этом духе советского интернационализма воспитывается каждый гражданин нашей священной советской земли, многомиллионного братского коллектива Союза Советских Социалистических Республик.

 

* * *

 

Работа товарища Сталина «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов» является предисловием к книге «На путях к Октябрю», где собраны статьи и речи товарища Сталина за март — октябрь 1917 года. В этих статьях отражено великое содружество гениев человечества — Ленина и Сталина. «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов» имела серьезнейшее значение в деле идейного разгрома троцкизма и защиты марксизма-ленинизма. Эта сталинская работа вооружила тогда, в первоначальный период нэпа, и вооружает сегодня людей нашей страны, уже осуществляющей исторический переход от социализма к коммунизму, и большевиков во всем мире острейшим оружием марксистско-ленинской теории в их борьбе за свержение господства капитализма, за победу коммунизма.

«Исторический журнал»,
№ 11, 1939, стр. 26

 



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.