О мотивах человеческой деятельности. Часть 3.
01-11-2019
Валерий Подгузов

О мотивах человеческой деятельности

Часть 31.

 

 

Русскоговорящие в быту, часто, используют слово «необходимо». Например, «необходимо поздравить бабушку с днём рождения». В период перестройки появились новые варианты: «Необходимо заказать конкурента, иначе, раньше он закажет меня. Необходимо поставить бронированную дверь».

Разумеется, в каждом языке есть слово, перевод которого на русский язык означает необходимость. Однако, как известно, философия марксизма оперирует не словами, а категориями.

Естественно, над расшифровкой содержания этой категории основательно потрудился Гегель, систематизировавший главные стороны и уровни «в себе и для себя» бытия и, на этой основе, определив «букет» в виде внутренней, внешней, реальной, свободной, формальной и абсолютной необходимости. Однако, поскольку Гегель был идеалистом, и исследовал, прежде всего, миф о саморазвитии абсолютной идеи, однажды вышедшей из сингулярного состояния (как джин из бутылки), содержащей в себе всё и, следовательно, ничего конкретного, постольку Гегель наполнил категорию «необходимость» идеалистическим содержанием, т.е. не как развитие объективных противоположностей, отраженных сознанием, а как борьбу противоречий, рожденных из хаоса их сингулярной неопределенности. Самое забавное, что, если строго следовать Гегелю, то абсолютная идея сразу содержала в себе…все случаи маний, фобий, глупости, подлых замыслов, продажности, мошенничества, мизантропии, «кота» Шредингера, неопределенность Гейзенберга и парадокс Эйнштейна — Подольского — Розена (ЭПР парадокс).

Религиозная версия возникновения вселенной отличается от теории большого взрыва только тем, что клерикалы верят в то, что, ни с того, ни с сего, взорвалась единственная в себе и для себя сущая, ничем доселе себя не обнаруживавшая, абсолютная идея, а эйнштейнианцы верят, что, вдруг, ни с того, ни с сего, взорвалась материальная точка, существовавшая без времени и пространства. В остальном же они не противоречат друг дружке.

Тем не менее, создание Гегелем своеобразной «периодической» системы необходимостей, является демонстрацией возможностей общенаучного приёма предварительного членения целого на составляющие его частные элементы ради выяснения содержания и сущности общего.

Маркс являлся первым, кто основательно изучил и понял достоинства и недостатки диалектики Гегеля, ценные и спекулятивные моменты его подходов, поставил гегелевский вариант диалектики с головы на ноги, соединив её с научным материализмом, в котором содержание категорий определяется их соответствием общественно-исторической ПРАКТИКЕ, а не исходному состоянию абсолютной идеи, творящей материальный мир, его противоположности и их отношения… из ничего.

Сочинения и деятельность Ленина соединили философскую категорию «необходимость» с победоносной практикой миллионов пролетариев, т.е. материализовали категорию «необходимость», прервав цепь бессмысленных споров и беспощадных крестьянских бунтов в России. Философская вооруженность Ленина и, построенная на этой основе, его партийная практика позволили оторвать крестьян от сохи векового батрачества, пролетариев из наёмного рабства, выведя большинство из них в люди, а, потому, их потомков в космос.

В этом и состоит воплощение в жизнь важнейшего требования Марса к философам: не только объяснять, как устроен мир, а строить его так, как диктуют объективные законы, т.е. существенные связи познанных моментов необходимости. Подобно тому, как воинские уставы «пишутся кровью», содержание диаматики формируется историей объективного развития общества, отраженного добросовестным сознанием.

Глубокое осознание конструктивной силы категории «необходимость», более, чем другими современниками, обеспечило именно Ленину победы, практически, над ВСЕМИ его врагами, на ВСЕХ этапах его борьбы. Творческое проникновение в диаматическую сущность этой категории обеспечило Ленину настолько точное синтезирование комплекса объективных и субъективных необходимых предпосылок победы в классовой борьбе, что пик революционной ситуации применительно к России был им определен едва ли не до секунды. Обращаясь в ЦК ВКП(б), Ленин писал:

 

 

«чтобы все районы, все полки, все силы мобилизовались тотчас и послали немедленно делегации в Военно-революционный комитет, в ЦК большевиков, настоятельно требуя: ни в коем случае не оставлять власти в руках Керенского и компании до 25-го, никоим образом; решать дело сегодня непременно вечером или ночью. История не простит промедления революционерам, которые могли победить сегодня (и наверняка победят сегодня), рискуя потерять много завтра, рискуя потерять все».

Из всего многообразия бытия Ленину необходимо было извлечь для осмысления такую сумму конкретных факторов, которые, не силой стихийного стечения обстоятельств, на чём основывались все предшествовавшие революции в СПОСОБАХ ЭКСПЛУАТАЦИИ, а которые предстояло создать силой научного сознания из существующих объективных материальных и субъективных предпосылок, выработать «технологию» формирования этих необходимых факторов, не возникающих в стихийной практике предпринимательства, а которые противоположны основам рыночных отношений.

Познавательная ценность категории «необходимость» была подтверждена и наполнена новым конкретным содержанием в практике побед переходного периода и первой фазы коммунизма в советской действительности времён Сталина.

Личными усилиями Ленина и Сталина категория «необходимость» была усвоена, защищена, развита и превращена в важнейшую форму массового партийного сознания большевизма, применена, проверена на деле, а потому стала методологическим фундаментом, отклонение от которого неизбежно приведёт коммунистическое движение к поражению.

Количество и качество научных трудов Ленина и Сталина, череда Побед всемирно исторического значения, одержанных народом под их руководством, позволяют утверждать, что категория «необходимость» была органическим, важнейшим осознанным МОТИВОМ всей практической их деятельности. Не полагаясь ни на какие иные логические школы, они каждый раз, на каждом повороте истории, применяли все свои познания диаматики и объективной действительности, во имя точного определения набора необходимостей, гарантирующих победу. Т.е. не интерес, не вера, не стимулы, тем более, не личные потребности, а осознанная необходимость сделала их победителями практически на ВСЕХ решающих этапах классовой борьбы.

Разумеется, ничто человеческое классикам марксизма было не чуждо. Однако многие, приводя эту фразу, недооценивают значение слова «человеческое». Между тем, Маркс имел ввиду, что большинству его современников, как раз, многое из человеческого было недоступно. Для одних, в силу их рабского положения, религиозного воспитания и, следовательно, низкой грамотности, для других, немногих, недоступно потому, что, если сила власти оказывалась в их руках, то возникала иллюзия ненужности умственного напряжения.

Сегодня часто степень очеловеченности индивида связывают с развитостью его художественных способностей. Для некоторых почти вся мудрость мира сосредоточена в стихах, например, Окуджавы, Иванова (А.А.), Цоя, Круга, Быкова.

Однако дело не в том, что не много найдется в истории поэтов, которые так воспели в своих стихах любимых женщин, как Маркс воспел в стихах свою жену, а в том, что индивиду, для очеловечивания, НЕОБХОДИМО овладеть знанием не только художественных, а ВСЕХ тех богатств, которые выработало ЧЕЛОВЕЧЕСТВО во все времена и во всех областях человеческих отношений. В противном случае индивид не имеет ни морального, ни фактического основания для выполнения авангардной функции в обществе.

С практической точки зрения, степень близости индивида к званию Человек определяется не строением костей его черепа и таза, а его продуктивностью в борьбе против антагонистических общественных отношений, т.е. искренностью признания им приоритета общественной необходимости над частным интересом. Все будущие демократы и либералы, националисты и клерикалы в СССР, конечно же знали знаменитые строчки одной советской песни: «Раньше думай о Родине, а потом о себе», но тайно руководствовались эгоистическими стандартами Солженицына, Яковлева, Горбачева, Ельцина, Гайдара, Мавроди, Березовского, Старовойтовой, Немцова, Чубайса, Гозмана, Ковтуна, Япончика, деда Хасана, Шамиля Басаева и т.д.

Следование необходимости являлось своеобразным обязательным «коэффициентом» к каждому победоносному шагу классиков марксизма-ленинизма при всех политических пертурбациях. Необходимостью для них являлось не только выявление «главного звена», но и всего комплекса факторов, необходимых для победы.

Например, для ПОБЕДЫ в революции, в отличие от смены политической верхушки, как это сегодня происходит на Украине, в Грузии, Киргизии, Армении, Молдове, США…, необходимы были не просто митинги разномастных оппозиционных партий, или, даже, массовые пролетарские забастовки, а организованный рабочий класс, во главе которого стоит проверенный и признанный признанный им политический авангард, имеющий в своём составе необходимое количество, безусловно, компетентных пропагандистов и опытных организаторов. При учете и мобилизации не полного набора факторов — возможна лишь политическая истерика, а не революция, способная покончить с предысторией человечества.

Многоступенчатость, растянутость во времени, практически, всех революций в истории общества, приведших к смене способов производства и эксплуатации, доказывают, что никакая степень загнивания предыдущей формации не сулит одномоментной победы новой формации, если ее организаторы апеллируют лишь к митинговым эмоциям, без четкой стратегии, чем грешила РКРП времён Анпилова, а сегодня, «сборная политическая солянка» под руководством Навального.

Аналогичным образом обстоят дела и в другой форме политической борьбы, в военной. Марксистская наука, со времен написания «Анти-Дюринга», исходит из того, что для победы необходимы не просто вооружения и солдаты, а такое их количество и качество, особенно степень компетентности руководства всех уровней, при которых общий потенциал одной из сторон ПРЕВОСХОДИТ суммарный военный потенциал противника. В ходе реальных измерений, конечно, возможны погрешности в расчете необходимостей, но победа будет за теми, чьи просчёты в период подготовки и ведения войны будут не принципиальными. Не будет преувеличением, если сказать, что Сталин был единственным политиком мира, который за три предвоенные пятилетки оптимально решил задачу достижения преимущества над мировым фашизмом, имея относительно скромные исходные количественные характеристики средств производства, тем более, если их измерять в традиционных антинаучных рыночных показателях.

Более того, столкнув в Западной и Восточной Европе своих основных оппонентов, Сталин выиграл время и, едва ли не вдвое, снизил совокупный военный потенциал мирового империализма. Аналитики всего капиталистического мира, при всем их желании, не имели возможности (в силу методологической немощи) верно оценить соотношение морально-политического и военно-экономического потенциалы СССР и мирового империализма, раздираемого противоречиями.

До возникновения марксизма, практически все политики мира руководствовались или непознаваемой волей божьей, явленной им во сне, или обожествленной похотью монархов, или бездумной алчностью предпринимателей, с соответствующими результатами в виде обострения международных отношений и усиления массовых страданий непосредственных производителей своих стран от нищеты, рабства и геноцида целых этносов.

То, что, порой, воспринималось отдельными индивидами как необходимость, например, кому-то в истории казалось, что «необходимо» поменять бога, сжечь на костре ведьму, захватить соседнюю страну, на самом деле, по своему историческому содержанию, являлось не больше, чем глупостью, навязанной силой не требующей, как известно, ума. Зло умысла не страхует умысел от глупости, а лишь усиливает его катастрофические последствия. Есть масса свидетельств тому, что формула: «После нас, хоть потоп», лежала в основе решений подавляющего большинства правителей всего эксплуататорского мира, за всю его историю.

Осознание необходимости, продиктованной объективной реальностью, и есть проявление мудрости политика, т.е. высокой степени его диаматической образованности. Формации, построенные на иных принципах, загнивали, как загнивало рабовладение, феодализм и капитализм эпохи монополизма.

Либералы и националисты частенько намекают, что загнивал и социализм. Но это замечание было бы справедливо, если бы Хрущёв что-нибудь знал о требованиях науки и руководил строительством именно коммунизма, избавляя страну от пережитков капитализма, от идиотизма товарно-денежных форм отношений между людьми. В этом случае никакого загнивания не произошло бы. Но после Сталина все происходило с точностью до наоборот. Благодаря механизму демократического централизма в руководство партии попадало всё больше людей с узким техническим образованием и низкой диаматической подготовкой. Не будет преувеличением, если сказать, что наибольший вред КПСС, своей полной бесполезностью принес институт философии АН СССР и Академии общественных наук (АОН) при ЦК КПСС. Чем больше формально дипломированных людей, не вооруженных методологией марксизма, брались за решение частных вопросов, не решив предварительно наиболее общие, тем больше консервировались «социалистические» формы товарно-денежных отношений, тем динамичнее советское общество превращалось в капиталистическое ещё до объявления рыночной реформы. А превращаясь в капиталистическое, оно неизбежно загнивало, проституируя население по западному образцу.

К сожалению, Сталину, в силу исторических причин, было трудно за отведенные ему годы решить задачу подготовки компетентного преемника в стране, в которой дворяне десятки веков держали подавляющую часть сельского населения в состоянии полной неграмотности. Параллельно с борьбой против мирового империализма, Сталину приходилось постоянно бороться с идеологическими диверсиями дипломированных меньшевиков, проникающих через демократические процедуры в руководство партии, в систему партийного образования.

Тем не менее, гениальности самого Сталина хватило, чтобы, при его жизни, задача культурной революции была решена настолько основательно, что, несмотря на то, что после Сталина партию возглавил остервенелый антисталинист Хрущев, основная масса трудящихся СССР ещё тридцать лет, до прихода Андропова, шла по пути антикапитализма. Но, чем активнее оппортунисты из ЦК КПСС, особенно с приходом Андропова и Горбачева во власть, навязывали советским гражданам «социалистические» товарно-денежные отношения, хозяйственный расчет, т.е. осуществляли возврат к капиталистическим формам производственных отношений, тем очевиднее оскотинивались воровством, национализмом, мистицизмом и либерализмом партбилетоносцы и значительная часть советской интеллигенции.

Ныне, встав на путь товарно-денежных отношений, бывшие советские граждане однозначно обрекли себя на полное загнивание по капиталистической схеме, важнейшим признаком которого являются фашизация внутренней и внешней политики, нарастание гонки вооружения, рост проституированности государственного аппарата и бытовой агрессивности во всех республиках бывшего СССР, кроме ПМР и ЛДНР. Отчасти, по этой причине, элита РФ, до сих пор и не принимает ЛДНР и ПМР в состав РФ.

Т.е., в зависимости от глубины понимания содержания категории необходимость, нехватки четкости и искренности в следовании требованиям необходимости, члены коммунистической партии и делятся на большевиков, меньшевиков, ренегатов, «перестройщиков», «рядовых членисов» партии с дипломами о высшем образовании.

Как показала практика крушения КПСС, чем дальше продвигалась партия от 1953 г. к 1983 г., тем меньше оставалось партийцев, способных АДЕКВАТНО учитывать в своей деятельности требования возникающих необходимостей, тем больше проникали в партию люди, чьи мотивы диктовались объемом желудка, силой зависти и невежества, а не необходимостью. Именно в этот период была совершена наибольшая вульгаризация теории построения коммунизма.

Строго говоря, за годы, прошедшие после Сталина, даже, во времена Брежнева, не была правильно сформулирована ни одна из необходимостей, следование требованиям которой вело бы общество к коммунизму.

Тот факт, что современные партии с коммунистическими названиями (кроме ТПК) не имеют за последние 28 лет ни одной ясно видимой победы в классовой борьбе, доказывает, что данные партии не выполняют НИ ОДНОГО необходимого условия, гарантирующего им динамичное движение к победе.

 

Ещё раз о категориях диаматики

 

Любая философская категория есть, прежде всего, слово, принятое в рамках той или иной философской школы для обобщенного обозначения комплекса явлений, процессов, отношений, связей, играющих важную роль в общественном бытии. Каждая философская школа создаёт собственный категориальный «словарь», можно сказать, аппарат категорических понятий, который в своей совокупности образует матрицу и алгоритм мышления представителей данной школы.

Каждый индивид наполняет слово необходимость содержанием, продиктованным его возрастом, полом, образованностью, развитостью, классовой позицией и жизненным опытом. Отсюда ясно, что у относительно молодого человека из низших слоев общества, в связи с минимальной образованностью и таким же жизненным опытом, например, рабочего на рыбном конвейере Норвегии или Японии, слово «необходимость» не содержит в себе ничего, что позволило бы ему принять грамотное решение по социальному или политическому вопросу, правильно выбрать время и повод, хотя бы, для объявления забастовки. Даже это за него делают профбоссы.

Идеалистическая школа творит консервативный категориальный аппарат. Диаматическая школа вырабатывает творческий категориальный аппарат. Историческая общественная практика является критерием степени адекватности категориального аппарата всех философских школ. Но, в любом случае, прежде чем быть проверенным на практике, необходимо, чтобы научный категориальный аппарат существовал, и им владел, хотя бы, авангард класса.

Идеалистам немного легче. Им нет необходимости проверять истинность своих категорий на практике. Им достаточно веры паствы в «писаные торбы».

А поскольку диаматика является системой знаний о наиболее общих объективных законах РАЗВИТИЯ форм материи и сознания, постольку ясно, что категория необходимость отражает не сумму незыблемых категорий, а историческую динамическую иерархию категорий, отражающих движение и изменения в отношениях между нарастающими и отмирающими объективными противоположностями, вызывающими закономерную и адекватную цепочку развития форм мышления и политики.

Марксистская философия довела развитие комплекса основных своих категорий до такого состояния, когда они фактически образуют историческую и логическую систему «пазлов», которые, в отличие от «кубиков лего», вынуждают мыслителя формировать логические цепочки и логические «кристаллы» исключительно в русле диалектического материализма или, коротко говоря, диаматики. Единственная сложность состоит в том, чтобы усвоить эту систему категорий и их взаимосвязи, поскольку сами по себе, вне индивидуального сознания, даже, «прописные истины» не работают.

Ожидаемые результаты приходят лишь в том случае, если активно действующая личность руководствуется требованиями, теоретически сформулированных, объективных законов.

Но большинство современных интеллигентов считают, что марксистские истины должны работать даже тогда, когда ни один интеллигент ими не владеет. Но это все равно, как если бы наличие учебника физики освобождало строителей атомного реактора от необходимости изучения этого учебника в школе.

Например, в марксистской философии такие слова как собственность, товар, стоимость, деньги, цена, прибавочная стоимость, капитал, война образуют систему взаимообусловленных категорий, принятых для обозначения цепи наиболее агрессивных, наиболее животных форм производственных отношений между людьми по поводу отчуждения непосредственных производителей от средств существования и продуктов их трудовой деятельности. Все эти понятийные «пазлы», объединённые в логические и практические цепочки, в сумме, и образуют то, чем является в марксизме КРИТИКА теории базиса капитализма, т.е. отношений, которые неизбежно ведут к кризисам, войнам в мире, периодически перерастающим в войны мировые.

В своем большинстве советские технические и художественные интеллигенты считали, что, например, категория товар — безобидная категория, что им не следует готовиться к обливанию кислотой со стороны конкурентов, как это имело место даже в Большом театре, а так же, к санкциям, эмбарго, к торговым и мировым войнам.

«Пазл» частная собственность явилась, по недомыслию людей первобытного коммунизма, финальной, разъедающей формой производственных отношений первобытного коммунизма, и потому стала первой формой производственных отношений, породивших рабовладение.

Поэтому, чтобы не создавать лишних трудностей для мышления людей посткапиталистической формации, т.е. на первой фазе коммунизма, нельзя считать оправданными использование в левой научной и политической литературе слов: хозяин, капитал, товар, стоимость, деньги, т.е. закладывать в сознание строителей коммунизма антинаучный понятийный аппарат эксплуататорской системы отношений.

Последний «пазл» из форм развития случайных отношений стоимости, деньги, явились первой формой капитала, способного приносить спекулятивную прибыль. Поэтому необходимо, чтобы в обществе, уходящем от капитализма, деньги по цвету походили на смесь грязи и крови. На купюрах, как на пачках сигарет, следует крупно печатать предупреждение, что даже на первой фазе коммунизма, за каждой купюрой исторически кроется море крови, подлости, предательства, что именно деньги являются предпосылкой, например, к заказным убийствам их владельцев родственниками, а также, к воровству и большим тюремным срокам. Граждане должны понять, что деньги являются наиболее эффективным инструментом их обсчёта, обмана, проституирования, закабаления. Деньги достойны лишь того, чтобы на них красовались унылые физиономии американских президентов и худших мошенников типа Березовского, Мавроди, Новодворской, Е.Гайдара, Гозмана, Чубайса, чтобы было противно держать эти бумажки в руках, особенно детям.

Формирование, действительно, прогрессивного, соответствующего наступившей эпохе, научного категориального аппарата — важнейшая задача партии коммунистов, прежде всего, её руководства.

Если из «кубиков лего» можно построить в любом возрасте любую конструкцию, вплоть до полной бессмыслицы, то из диаматических «пазлов», т.е. марксистских категорий, с необходимостью складывается, во-первых, материалистический и только материалистический фундамент зрелых творческих рассуждений, проверенных опытом, а во-вторых, каждая последующая логическая система является диаматическим отрицанием предыдущей смысловой и практической конструкции. Очередной «пазл» по логически-спиральной конструкции соединяется с предыдущей частью исторической спирали и, в то же время, отрицает её, т.е. меняет теорию форм производственных отношений. Каждая последующая марксистская категория-«пазл», вытекая из предыдущей «по вертикали», должна состыковаться с соседней категорией-«пазлом», образуя параллельную, более высокую цепочку логических умозаключений, т.е. категориальную систему очередной исторической эпохи.

Построение парадоксальной, на первый взгляд, оригинальной очередной системы категорий на базе достигнутого — является привилегией, обязанностью и «визитной карточкой» диаматического мышления. Субъект, мотивом деятельности которого не является необходимость, который не способен подчинить свою деятельность необходимости, не способен внести конструктивный вклад в построение коммунизма.

 

Что же необходимо человеку?

 

Категории «необходимость», принята в марксистской философии для обозначения полного набора условий, которые гарантируют успех деятельности субъекта, если эти условия известны и соблюдены. Успех деятельности субъекта пропорционален полноте учёта необходимых объективных условий достижения цели.

Чем выше уровень научной осмысленности потребностей, тем ближе эти потребности к необходимости. Неразумные потребности делают жизнь человека значительно короче.

Слова необходимое и объективное — очень близки по смыслу и образуют диаматическую пару тождественных противоположностей. Категория «объективное» шире категории «необходимое», поскольку категория «необходимое» касается только сознательной конкретной практики людей, продиктованной объективными условиями каждой исторической эпохи, а объективные связи охватывают всё мироздание без изъятия, поскольку объективные законы не зависят от сознания, как траектория тайфуна не зависит от прогноза. А вот последствия тайфуна для человека зависят и от прогноза, и от соблюдения необходимых мер для максимальной защиты себя от стихийных бедствий.

Наиболее последовательное теоретическое выражение необходимость получает в комплексе сформулированных ОБЪЕКТИВНЫХ ЗАКОНОВ общественного бытия и каждого скачка в развитии производительных сил общества.

Законы объективной действительности первичны, осознанная необходимость их соблюдения — вторична, т.е. производна. Но общественная практика успешна лишь в меру адекватности ОСОЗНАНИЯ субъектами объективной действительности, порождающей в сознании людей решение на действие. Адекватное решение обеспечивает успех, ошибочное решение обрекает на поражение. В силу первичности решения по отношению к практическому действию, мера осознанной необходимости в общественной практике первична по отношению к объективным последствиям.

К сожалению, тысячелетиями в общественной практике ПЕРВИЧНЫМ было НЕВЕЖЕСТВО, поскольку оно есть естественное исходное свойство всякого биологического объекта, рождённого на Земле. МУДРОСТЬ, исторически, долгое время, при принятии решения оставалась ВТОРИЧНОЙ и проявляла себя лишь в конечном итоге, когда непризнанным мудрецам в виду свершившейся трагедии приходилось констатировать: «Я же предупреждал!».

Как учил Ленин, применительно к эпохе крушения капитализма, «Политика не может не иметь первенства над экономикой, забывать это, значит, забывать азбуку марксизма». Практика гражданской войны в России подтвердила это. Ленинская политика, с диаматически обоснованными решениями, оказалась победоносной. Решения, выработанные на основе бессистемного мышления антикоммунистов, сделали их борьбу бессмысленной, а победу над большевизмом невозможной. Результаты второй мировой войны ещё раз убедительно подтвердили эту закономерность. Но, достаточно было в Политбюро ЦК КПСС оказаться трём невеждам, Яковлеву, Горбачеву и Ельцину, как СССР рухнул.

Может ли пролетариат совершить коммунистическую революцию без такого субъективного фактора истории как коммунистическая партия? Нет. Могла ли большевистская партия возникнуть раньше такого субъективного продукта как «Манифест коммунистической партии», а тем более, раньше «Капитала. Критики политической экономии» Маркса? Нет. В условиях капитализма, Оуэн хотел построить коммунизм, начал строить его, но у него не получилось? Почему? К сожалению, Оуэн не был вооружен диаматической теорией использования объективных предпосылок, созданных капитализмом для построения коммунизма. Ленин же, вооруженный диаматикой, смог осуществить социалистическую революцию в стране с преобладанием мелкобуржуазной, мещанской среды.

До Октябрьской Революции в России, во всём мире относительно осознанно тиранически строили свою стратегию лишь эксплуататорские меньшинства, а классы, объединяющие большинство населения планеты, лишь периодически приходили к относительно верному осознанию необходимости, и тогда происходили коренные изменения в способах эксплуатации, т.е. дубина народного гнева делала свое благородное дело, освобождала непосредственных производителей от прежних эксплуататоров, а новые эксплуататоры были вынуждены применять более завуалированные методы тирании. Строго говоря, до Великого Октября в России, весь мир двигался по историческому пути, преимущественно, методом «тыка» и катастрофических ошибок, через сокрушительные поражения и полупобеды сил прогресса.

НЕВЕЖЕСТВО НЕ ПРЕДПОЛАГАЕТ И НЕ ПОРОЖДАЕТ СОМНЕНИЙ. НАУКА НАХОДИТ ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ДАЖЕ УСПЕШНЫХ РЕШЕНИЙ.

Историческая практика показывает, что диаматика связи первичного и вторичного, объективного и субъективного — ставит перед мышлением наиболее сложные задачи.

Движение масс, эксперименты теоретиков, а тем более, неучей типа Хрущева, Андропова, Горбачева, Ельцина… заканчиваются провалом тогда, когда субъект не способен учесть все НЕОБХОДИМЫЕ условия, т.е. объективные законы. Когда же эксперимент проводится при нарастающем объеме учтенных необходимостей, то исследователи и политики получают НОВОЕ, более точное видение объективных законов, при которых практика всегда будет приближаться к ожидаемым результатам.

Коротко говоря, содержание категории «необходимость» исторично, и ПОЛНИТСЯ за счёт осознанной УСПЕШНОЙ общественной практики, осуществлённой на основе научно обоснованных, предваряющих действие, решений.

Понятно, почему во все времена дети являлись объектами наиболее пристального внимания и опеки со стороны взрослых, почему институт обучения, прежде всего, педагогов и детей существовал во все времена и у всех народов. Ребенок не имеет конструктивных познаний, тем более, об обществе, которые, пока, не формируются в виде инстинктов в утробе матери. Ему долгое время неведомо, что бессмысленно, что смертельно вредно, а что необходимо. В зависимости от классовой структуры общества обучение или закрепощает сознание детей в рамках заблуждений, или способствует развитию творческого мышления.

Осознание и усвоение необходимостей разных масштабов, особенно, на этапах «детства» человечества, приходит к людям, прежде всего, через практику проб, ошибок и редких положительных результатов. Отрицательные итоги, в лучшем случае, формируют представления о том, чего делать не следует. Однако, поскольку заблуждений по любому вопросу может быть бесконечное множество (чем, собственно, и объясняется изобилие, например, религий, вариантов вечных двигателей), постольку движение к истине через заблуждения и ошибки может растянуться на вечность. Поэтому нельзя считать верным методологический посыл древних о том, что «на ошибках учатся». Представьте на минутку инструкцию по эксплуатации ядерного реактора, которая содержит невольные или сознательные «ошибки». Ценой таких ошибок и «ошибок» был взрыв на АЭС Три-Майл-Айленд, диверсия на ЧАЭС, авария на Фукусиме.

Наоборот, даже, случайные совпадения положительных результатов с планируемыми являются кратчайшим путем, ведущим сознание человека к истинным суждениям о необходимостях. Только накапливаемый успешный опыт предоставляет уму то, что постепенно образует научный уровень общественного сознания. Систематическое достижение целей в практической политике позволяет относить их организаторов к числу гениев и использовать историю их побед в качестве доказательства научности их теоретических взглядов по вопросам учёта необходимости.

Однако, есть исключение. Легкомысленно относить к числу необходимых научных достижений, например, опыт победоносных захватнических войн. Такие войны, как правило, приводили к полному исчезновению отдельных этносов, их культур и к ещё большему загниванию и одичанию агрессоров.

Разумеется, марксизму «по плечу» и военная тематика, но эта тематика навязана марксизму атавизмом агонизирующего капитализма. Общество много выиграет, если навсегда вычеркнет из своей теории и практики законы победоносных захватнических войн.

Теория марксизма — наука о законах построения бесконфликтного общества, с которого и начнется действительная человеческая история, свободная, наконец, от атавизмов и антагонизмов.

Но практика полна парадоксов. За последние 30 лет миллионы бывших советских людей, некогда «проходившие» марксизм, живших в условиях десятилетий мира, надёжных и возрастающих гарантий в важнейших социальных вопросах, превратились в систематически обманутых туристов, избирателей, обворованных дольщиков, пайщиков, вкладчиков, должников, недопенсионеров, жертв терактов и межнациональных конфликтов, в профессиональных солдат, стоящих «в предбаннике» третьей мировой войны,

Значительные массы граждан, поверивших в бредни Горбачева и Ельцина, правда, не ими выдуманных, уже «почили в бозе» в авто и авиакатастрофах, от голода, вполне излечимых болезней, от рук киллеров, в том числе, и по заказам «черных риелторов», в ходе бандитских, националистических и религиозных «разборок», от передозировки наркотиков, алкоголя, в том числе, «паленного», от ВИЧ-инфекций… Подавляющее число этих безвозвратных жертв перестройки объединяла мысль, что самой большой необходимостью в их жизни являлись… «много денег». Ради них и крутили все «колёса» маньяки перестройки такие как Солженицын, Новодворская, Гайдар, Мавроди, Березовский, Стваровойтова, Немцов…

Между тем, ПЕРВЫМ необходимым и, в то же время, тривиальным условием жизни человека являются не деньги, а дыхание или, говоря научно, газовый обмен, который, как условия существования большинства форм жизни на Земле возник за многие миллионы лет до денег.

Объективно, возможность дышать, а потому жить, с необходимостью зависит от содержания атмосферы и свободы дыхательных путей. Именно капитализм, своим идиотским отношением к атмосфере, породил относительно разумное движение «зелёных», что не противоречит движению общества к коммунизму. В этом движении ещё нет ни капли коммунизма, оно, часто, «заказное». Тем не менее, это движение подтверждает верность выводов марксизма о том, что капитализм самая разрушительная формация, а экологическое движение, опираясь на выводы науки, стремится хоть как-то ослабить самоубийственные интересы, потребности и практику капитализма. А всё, кроме милитаризма, что оперирует выводами науки, не противоречит движению общества к коммунизму.

В большинстве случаев, даже, минутный перерыв в актах дыхания, независимо от причины, ведёт к смерти. В истории северных народов, живших в системе вынужденного аскетизма, добровольное удушение было быстрой формой ухода «лишних ртов» в мир иной. Здесь старик демонстрировал свою любовь к племени, которому он желал благ, а племя, данной формой эвтаназии, демонстрировало своё отношение к труду во благо племени.

В цивилизованных странах, господствующий класс, руководствуясь своими мотивами, широко практиковал, а в случае, например, с Саддамом Хусейном, готов продлить практику казни через повешение (как писали педантичные английские судьи в своих приговорах) «за шею», т.е. во имя прекращения доступа кислорода в организм.

Второй необходимостью является регулярное пополнение живого организма водой. Продолжительность жизни живых существ зависит от количества и состояния воды в природе. Прекращение поступления в организм человека обыкновенной воды делает процесс умирания достаточно быстрым, но очень мучительным. Образно говоря, «без воды, и не туды, и не сюды». Современные космологи, в поисках жизни во вселенной, ищут, прежде всего, воду. Коренные жители центральных областей Африки, Латинской Америки, Австралии и за последние два тысячелетия не изменили коммунистическому подходу к матери-природе, а потому не имеют никакого отношения к замусориванию, например, источников пресной воды и мирового океана пестицидами и пластиком.

Только при коммунизме, когда прекратится конкуренция между людьми, а с ней и изнуряющая гонка ради разорения конкурентов в системе материального производства, исчезнет и губительное для природы отношение к чистой воде, как к дармовому «возобновляемому» фактору. Если до капитализма, за редким исключением, дожди представляли собой, действительно, потоки почти дистиллированной воды с небес, то после совершения капиталистической промышленной революции, к парам воды присоединился широкий перечень смертельно опасных испарений и взвесей. Именно капитализм породил кислотные и радиоактивные дожди. И такое наследие капитализма, тоже, достается первой фазе коммунизма, дискредитируя его в глазах обывателей.

Третья необходимость — систематическое поступление в организм человека белков, жиров, углеводов, витаминов, аминокислот, определенных микроэлементов, расходуемых человеком в процессе жизнедеятельности. Т.е. не просто наполнение желудка фальсифицированными и просроченными продуктами, а сбалансированное питание по научным, в том числе, санитарным нормам.

Люди первобытного коммунизма, если и голодали, то, исключительно, в силу природных катаклизмов, поскольку на протяжении тысячелетий брали из природы, как правило, свежие, натуральные, необходимые объемы питательных веществ, и потому природа не испытывала существенной антропогенной нагрузки.

Повседневное недоедание, как и эпидемии голода значительной части современного населения Земли на фоне обжорства правящих меньшинств, нормальное состояние любой формации, в которой господствует частная собственность. В 1983 году, когда подавляющее большинство диссидентов определяли социализм, как застойный, В.Коротич в своей книге «Лицо ненависти» писал, что в США,

«перед одними стоит проблема здоровой пищи, перед другими — пищи дешевой, а перед третьими — где бы поесть хоть чего-нибудь… Поэтому, когда здесь я встречаю человека, который мучительно хочет есть и больше ничего не хочет, мне и жалко этого человека, и зло берёт, потому что вокруг много еды, которая портится и не распродаётся вовремя, но очень редко становится милостыней… Здесь голодают… на фоне, сто раз описанных у нас ярких витрин, и к этому невозможно привыкнуть».

Прошло время, и Коротич привык к таким картинкам западного бытия и читал в университетах США лекции о застое в СССР.

Четвертая, столь же банальная, необходимость состоит в нескольких часах безопасного сна, без чего объективно невозможно восстановление функций нервной системы человека, его умственной деятельности. При капитализме безмятежный сон, по мнению большинства теоретиков капитализма, обеспечивается, как правило, пистолетом под подушкой и бронированными дверями. Многие из тех, кто верят в это, спят спокойно, в том числе, и вечным сном.

В классовом обществе пытка бессонницей широко применялась для получения нужной следствию информации, вплоть до самооговора. Конечно, могут сказать, что и в НКВД применялись пытки бессонницей. Может быть. Главное, что даже антикоммунисты никогда не утверждают, что эту и другие пытки: кол, костёр, дыбу, распятие, «испанский сапог» изобрели в НКВД. Ни в одном «воспоминании» правдоруба Солженицына нет и намёков на то, что при Берии ему ставили утюги на живот или втыкали паяльник в анальное отверстие, что, судя по криминальным сводкам, начало применяться в РФ именно с приходом демократов, националистов и клерикалов к власти в СССР.

В бесклассовом обществе, в отличие от демократического, какая-либо необходимость в пытках исчезнет. Но до бесклассового общества ещё достаточно далеко. Как не парадоксально, но в сталинский период, как это описано в мемуарах, арестованных троцкистов, частенько, пытали ещё более отъявленные троцкисты, а по свидетельству академика Лихачева, на Соловках, офицеры НКВД, в перерывах между издевательствами над заключенными, разговаривали между собой, как это обычно бывает между выходцами из пролетарских сред, на…французском языке.

Главное же состоит в том, что комфортный сон является физиологически обусловленной необходимостью, в немалой степени, определяющей долголетие человека.

Пятой необходимостью является воспроизводство потомства. Но, оказывается, что вид «гомо сапиенс» не может осуществлять эту необходимую функцию на манер, например, овечьего или обезьяньего стада, поскольку, такой способ воспроизводства потомства человека ведёт не только к возникновению внешних уродств, но и к ослаблению качества умственной деятельности потомства, вплоть до полного идиотизма. Ясно, что только стадных животных не волнуют проблемы интеллектуального развития.

Не случайно, в некоторых религиях браки между родственниками — запрещены. Поэтому необходимым условием воспроизводства полноценного потомства вида «гомо сапиенс» являются конкретные ограничения в половых отношениях, диктуемые объективными законами воспроизводства человека мыслящего. Иначе говоря, человек выделился из общей массы млекопитающих и прогрессирует не только потому, что употреблял в пищу и мясо, и растения, но и в силу постоянно расширяющихся неродственных половых связей.

Долгие тысячелетия, впрочем, как и сегодня, сообщества, основанные на узко родственных способах воспроизводства, не демонстрируют каких-либо признаков социального развития, но уже племя рассматривалось первобытными коммунистами как необходимое условие, в котором только и возможно продолжение более здорового рода. Чем больше племя и чем меньше в нём признаков социального расслоения, тем выше шанс отношений между дальними родами и «иногородними» по любви, следовательно, больше вероятность иметь умственно более полноценное потомство. Более разумное потомство находило лучшие способы и результаты охоты. В свою очередь, лучшие результаты охоты и собирательства — разнообразнее питание, хорошее физическое развитие членов общества, лучшее потомство. Таким образом, любая, классовая, расовая, национальная форма ограничения отношений между людьми разных полов является физиологической основой снижения качества потомства.

В результате строгого соблюдения всех перечисленных необходимостей, жизнь человека приобретает оптимальную продолжительность. Очень скоро обнаружилось, что продолжительность жизни постепенно превратилась в общественном сознании в важнейшую необходимость, существенно отличающуюся по содержанию от инстинкта борьбы за существование. Мифы о «молодильных яблочках», об эликсирах бессмертия, о бессмертных богах убедительно это доказывают.

Таким образом, шестым необходимым условием человеческого бытия, чтобы оно оставалось человеческим, является продолжительность самой жизни, т.е. доведение промежутка времени между рождением и смертью до физиологического оптимума. Если бы человек жил не дольше мышек, кошек, собак, обезьян, то ни о каком научно-техническом и социальном прогрессе речь заводить было бы некому.

Количество достигнутых личных целей, в средних нормальных общественных условиях, пропорционально количеству лет, прожитых индивидом, если все остальные необходимости им соблюдены. Чем продолжительнее жизнь, при прочих равных условиях, тем больше целей жизни можно достичь, соблюдая условие их достижения, т.е. необходимость, тем больше, образно говоря, можно получить от жизни разумных наслаждений.

 

 

Не раз приходилось слышать от священников такое изречение на похоронах молодых людей, дескать, «хорошо, что он успел уйти в мир иной молодым, ибо не успел многократно согрешить». Т.е. по некоторым религиозным канонам — богом данная жизнь состоит из цепи неизбежных грехопадений, и сокращение времени жизни ради сокращения количества грехопадения — весьма практично. Вряд ли при таком подходе можно ожидать от религии борьбы против высокой детской смертности, ибо в этом случае за младенцем числится только один, первородный, грех, и потому есть большой шанс сразу попасть в рай. Как известно, христианская церковь проклинает искусственное прерывание беременности, но никогда и ничего не делала для продления жизни детей, кроме молитвы. Как известно, долгое время, у всех народов, религия боролась, а в некоторых случаях, и сегодня борется против медицины.

Что касается материалистов, особенно марксистов, то они призывают устранить с жизненного пути КАЖДОГО человека всё, что мешает ему использовать весь биологический потенциал его долголетия и доказывают, что все материальные и научные условия для этого перезрели. Этими доводами и объясняется борьба коммунистов за сокращение обязательного рабочего дня для всех, за бесплатные образование и медицину, за добросовестных, искренних и компетентных учителей и медиков.

Нет никакой необходимости в растущем производстве оружия, спиртных напитков, наркотиков, никотиноидов. Чем меньше учитывается это объективное обстоятельство, тем короче жизнь, тем меньше достижений в жизни пьющих, чадящих и воюющих. Чем меньше человечество озабочено вопросами поддержания мира на Земле, тем легче олигархам развязать войну, тем большее количество людей будет убито в молодом безгрешном, безрезультатном возрасте, тем меньшее количество целей будет ими достигнуты.

Однако перечисленный набор из шести конструктивных необходимостей достаточен лишь для поддержания физического естества любого живого существа и не является необходимостью, выводящей двуногое прямоходящее млекопитающее даже на вершину пищевой цепочки. Однако, если пренебречь хотя бы одной из перечисленных необходимостей, то о существовании человечества говорить не придётся.

Но бесспорный факт достижения человеком вершины пищевой цепочки убеждает в наличии у этого вида млекопитающих свойств, которые, при несомненно скромных его физических данных, обеспечивают человеку разумному господство над слонами, тиграми, кашалотами, стадами крупного рогатого скота, а сегодня и над миллионными стадами обманутых дольщиков, пайщиков, вкладчиков, туристов и избирателей.

Важной предпосылкой, благодаря которой человек так существенно выделился из живой природы, является наличие у него коры головного мозга, «серого вещества» и комплекса, гармонично развитых, органов чувств, являющихся «окнами» в мир объективных и субъективных явлений, их форм и масштабов, т.е. органов зрения, слуха, обоняния, осязания и вестибуляции, позволяющих человеку достаточно точно воспринимать реальные объекты и процессы окружающего мира, своё положение в нём, и порождать действие, в конечном итоге, продлевающее жизнь.

У большинства живых существ, как правило, развиты относительно сильно один-два органа восприятия, остальные — незначительно, что делает излишним и наличие большого количества извилин, увеличивающих площадь серого вещества, синтезирующего разнородные сигналы. Но органы чувств человека, в отличие от некоторых видов живых существ, не способны фиксировать инфра- и ультразвуки, инфракрасные, ультрафиолетовые лучи, проникающую радиацию. Однако, оказалось, что семи цветов радуги и семи нот достаточно для возникновения многих видов высочайшей художественной культуры человечества, превосходящей, даже, соловьиное пение.

Доказательством перехода количества открытий в области видимой и осязаемой природы, накопленных в персональной памяти людей, в том числе, посредством разных внешних «носителей», от папирусов, каменных скрижалей до компьютеров, в новое качество индивидуального сознания, является способность современного человека управлять жизнью и функциями микрообъектов, недоступных простому созерцанию, управлять материальными объектами и процессами на уровне элементарных частиц, пользоваться излучениями и колебаниями сред, недоступными для непосредственного восприятия органами чувств человека.

Высокий потенциал человеческого сознания к адекватному отражению объективных явлений и научной экстраполяции причинно-следственных связей, способность фиксировать в памяти многофакторные, «ветвящиеся» цепочки умозаключений об объективных связях, хранить их длительное время и передавать эти продукты памяти и логики потомкам, позволили человеку не только занять позицию царя природы, но и постоянно повышать продуктивность своего воздействия на природу и человеческие объединения.

Как показала практика, этот потенциал и позволял человеку адекватно фиксировать факты, причины их возникновения, и оценивать последствия от их воздействия, с точки зрения перспектив выживания и развития.

Первоначально для человека имели значение факторы, пригодные для непосредственного употребления, имеющиеся в природе в готовом виде. Затем огонь, зубы и ногти позволили воздействовать на поддающуюся обработке древесину и превращать её в орудия охоты и труда. Затем наступила эпоха обработки кремня, обсидиана, кварца, гранита и металлов. Расширение «списка» предметов и орудий труда происходило по мере выделения в окружающей среде материалов, поддающихся воздействию человека, т.е. имеющих слабые звенья в своей структуре.

Например, сочетание ярости и массы мамонтов, при минимальной их ловкости и сообразительности, было подмечено первобытными охотниками. Достаточно было выкопать яму, установить в центре ямы заострённый на костре кол, закидать яму ветками, или убегать от мамонта в сторону обрыва, чтобы спровоцировать мамонта на предсказуемое поведение. Могучий зверь превращался в добычу племени, сознательно скоординировавшего свои действия.

Если индивиды находили слабые стороны в соплеменниках, то они использовали и эти слабости в своих интересах.

Широко известно изречение, характеризующее причину гениальности отдельных учёных, которые объясняли свои достижения тем, что «стояли на плечах гигантов». Иначе говоря, каждое последующее поколение талантливых учёных и изобретателей, сначала, усваивает достижения предыдущих поколения и, чем более адекватными были исследования предшественников, тем стремительнее последующие поколения применяли и развивали интеллектуальные ценности предыдущих эпох.

Таким образом, если соблюдение людьми всех необходимостей физиологического характера обеспечивает устойчивость популяции прямоходящих млекопитающих, то совершенно очевидно, что относительно успешное формирование всей интеллектуальной предыстории человечества есть следствие соблюдения людьми социальных необходимостей, прежде всего, передачи сведений о успешном опыте предыдущих поколений, созидательного отрицания в постоянно возрастающем качестве и объёме.

Ясно, что собственно Человеческая История начнется тогда, когда человечество окончательно избавится от атавизмов, и всю свою практику будет строить на основе дальнейшего развития своего исследовательского потенциала и корректного использования познанных объективных законов строительства отношений между людьми по поводу расширенного воспроизводства самого общества.

Хорошо известны слова Маркса о том, что в процессе производства материальных условий жизни люди вступают между собой в независящие от их воли производственные отношения, но мало кто сегодня исходит из того, что это определение касается, исключительно, истории классового общества, в котором наука об обществе являлась для масс тайной за семью печатями, а порой, даже, для большинства представителей самого господствующего класса.

С точки зрения диаматики, так же, совершенно очевидно, что общество поголовной грамотности и монизма взглядов по вопросам обществоведения есть качественный скачок в его развитии, который исключит вступление индивидов в отношения, не зависящие от их сознания и воли.

Сегодня наука пока не занимается предметным изучением механизмов физиологического наследования интеллектуальных завоеваний предыдущих поколений на уровне генов, или не торопиться широко информировать население о достижениях в этой области. Но вряд ли, успешное освоение законов механики Ньютона подростками в современной средней школе не связано с эволюцией свойств серого вещества головного мозга человека на уровне генов, роста склонности человека к напряженной интеллектуальной работе постоянно повышающейся сложности и объема. Количество решенных интеллектуальных задач не могло не перерасти в новое качество, в новые способности мозга, которые неизбежно фиксировались в генах, отвечающих за интеллект. Подобно тому, как в спорте за последние сто лет непрерывно росли рекорды, зависящие от развития мышц, способно «тренироваться» и серое вещество головного мозга на клеточном уровне в зависимости от пропорций умственных и физических усилий. Именно в мозгах поколений происходит движение мысли от полозьев к колесу, а от него к паровозу, болиндеру, турбовинтовому двигателю и т.д.

Окончание следует

 

Сентябрь — октябрь 2019

1. Первую часть статьи В. Подгузова «О мотивах человеческой деятельности» читайте в «Прорыве» №4 (60) 2018, вторую часть «О потребностях самоубийственных и потребностях научно обоснованных» — в Прорыве» №2 (62) 2019.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.