История финских концлагерей — насилие и голод
24-10-2019

Без срока давности: история финских концлагерей — насилие и голод

 

 

 

 

МОСКВА, 24 окт — РИА Новости. РИА Новости впервые публикует документы о финских концлагерях, которые существовали в Петрозаводске в годы Великой Отечественной войны. Первый из шести лагерей был создан 24 октября 1941 года. На девяти машинописных листах, предоставленных управлением ФСБ по Республике Карелия, описывается устройство лагерей, будни узников и называются имена руководства и надзирателей.

Всего на оккупированной территории Карело-Финской ССР в 1941-1944 годах было создано более 14 лагерей для не финно-угорского мирного населения. На начало апреля 1942 года в них находилось около 24 тысяч человек — около 30% населения в зоне оккупации. По оценкам историков, за годы существования лагерей через них прошли порядка 50 тысяч человек. Около трети заключенных погибли от голода. По мнению карельского экспертного сообщества, финны в большинстве случаев уничтожали людей без использования оружия, искусственно создавая голод и не оказывая медпомощь.

Корреспонденту РИА Новости удалось поговорить с одной из бывших узниц — Клавдией Нюппиевой. Она попала в концлагерь вместе с мамой и пятью сестрами, младшей тогда был год, старшей — 14 лет.

 

 

По расовому признаку

 

 

Из документов мы узнаем, что в шести концлагерях в Петрозаводске содержались около 25 тысяч человек. Каждый из лагерей пронумерован. Только в концлагере под номером два содержалось до двух тысяч человек, в подавляющем большинстве русские. Нюппиева также подтверждает, что в лагеря люди помещались по политическим и национальному признакам. «В основном были славяне: русские, украинцы и белорусы», — вспоминает она.

 

 

 

Документ о финских концлагерях в Петрозаводске

 

 

Нюппиева рассказала об условиях в лагерях. «Сначала мы жили в чулане без окна. Потом нам дали комнату с плитой, где не было даже кровати. Спали на полу. У нас с сестрой, которая старше меня на три года, была одна пара ботинок на двоих, поэтому зимой нельзя было выйти на улицу», — говорит она.

В документах описывается обстановка в лагере под номером два. Он был обнесен колючей проволокой, днем охранялся по периметру двумя постами, ночью солдаты патрулировали территорию.

Охрана, которая состояла исключительно из финнов, отпущенных с фронта на отдых, действительно стреляла. «Осенью 1943 года (Нюппиевой на тот момент было восемь лет. — Прим. ред.) в меня тоже стреляли. Мы выбрались за колючую проволоку на гороховое поле. Горох в итоге мы не нашли, но когда возвращались в лагерь, охрана заметила, вышел часовой и начал стрелять. Он попал в меня, ранил в бедро», — рассказывает она. По ее словам, рана долго гноилась, в итоге зажила без медицинской помощи. «Потому что никто нас в концлагере не лечил», — вспоминает бывшая узница.

Администрация состояла из начальника лагеря и заместителя — оба финские военные. Также был комендант по имени Валентин Микс из среды лагерников и переводчик. Были и старшие домов и квартир, которые назначались из заключенных. Они следили за порядком, ежедневно докладывали начальнику лагеря обо всех происшествиях и нарушениях внутреннего режима.

 

 

Голод, работа, избиения

 

 

«Жили впроголодь, кормили очень плохо, давали немного муки — в день ложка на человека. Варили кашу, пекли маленькие лепешечки прямо на плите, без сковородки. Ничего же не было. Иногда давали испорченный сыр», — рассказывает Нюппиева.

Во время беседы она много говорила о голоде. Научные исследования также указывают, что заключенные финских концлагерей погибали в основном от недоедания и болезней.

При скудном питании людей заставляли работать. Все лагерники были разбиты на бригады, которые выводили под конвоем. Регламентированного подъема не было, но все должны были быть к семи часам утра у ворот. Работа начиналась в восемь часов утра, обеденный перерыв длился 20-30 минут. Заканчивалась смена в 16 часов. После чего бригады конвоировали обратно в лагерь. После 18 часов всякое движение по территории прекращалось, за этим строго следили старшие домов и квартир.

Заключенные работали на Онежском заводе, хлебозаводе, восстанавливали электростанцию, обслуживали военную полицию и военнослужащих. Часть лагерников разбирала старые деревянные дома в Петрозаводске на дрова. При этом хорошие дома вывозились в Финляндию.

В лагере и на работе были введены телесные наказания, избивали за любой проступок: подошел близко к колючей проволоке — порка, не выполнил норму на работе — порка. «Пороли женщин и детей, провинившихся, кого ловили, кто уходил за колючую проволоку. Били розгами, дубинками, что вся спина была в кровоподтеках. По нескольку дней люди не могли встать. Были и карцеры», — говорит Нюппиева, добавляя, что порой узников забивали до смерти.

В документах приводится история мужчины по фамилии Бриткин. Он был направлен на лесоразработки, но из-за плохих условий заболел. Мужчина обратился к врачу, но тот избил его до потери сознания и направил обратно в концлагерь. Через неделю мужчина умер. Разумеется, случай такого «лечения» был не один.

«На лесозаготовках через три месяца третья часть узников умирала, потому что работали в лесу без одежды, обуви», — рассказывает Нюппиева.

 

 

 

Документ о финских концлагерях в Петрозаводске

 

 

Особенно жестоким обращением с лагерниками, говорится в документах, отличался комендант Микс. Приводятся показания очевидцев: пьяный Микс порой избивал людей без причин.

Еще один случай из документов: в начале апреля мальчика восьми лет избили за то, что тот пытался пройти незаметно в город, чтобы попросить у солдат хлеба или каши. После избиения его заключили в карцер. Нюппиева также вспоминает, что люди выходили за колючую проволоку, чтобы просить подаяния у финских солдат или в поисках какой-то еды, даже травы.

Нюппиева рассказывает, что были и попытки бежать из концлагеря. «Но дело в том, что если из барака кого-то не оказалось на вечерней проверке, то наказывались все оставшиеся, семья, родственники», — рассказывает она.

По ее словам, были в концлагере случаи, когда финские охранники насиловали девочек-узниц. «Я возглавляю общественную организацию, у нас состояли на учете женщины, родившиеся от 15-летних матерей, изнасилованных охранниками в лагере», — говорит она.

 

 

Детские гробики хоронили стоя

 

 

Ученые до сих пор спорят о количестве жертв среди гражданского населения в финских концлагерях. По информации Нюппиевой, была проведена эксгумация, найдены 39 братских захоронений. «В общей сложности более семи тысяч захороненных», — говорит она.

Нюппиева вспоминает, что трупы из лагерей вывозили два раза в неделю. Могилы размером два на три метра копали узники от 12 лет. «Гробы складывали в несколько рядов, по три-четыре доверху. Детские гробики ставили стоя», — говорит она.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.