А. Ольшевский. «Марат»
18-03-2012

М. Утевский

А. Ольшевский. «Марат»

 

Буальи, Луи-Леопольд. «Триумф Марата»

 

Серия «Жизнь замечательных людей».
Изд-во ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия».
1938. 344 стр. 45000 экз. 3 руб.


 

Великая буржуазная революция во Франции выдвинула целую плеяду пламенных, до конца преданных народу борцов революционной демократии.

Кумиры буржуазии эпохи ее возвышения: Неккер, Мирабо, Бальи, Лафайет, Дюмурье — жалки и ничтожны по сравнению с такими революционными деятелями, как Робеспьер, Марат, Сен-Жюст, Жак Ру, Бабеф, стоявшими во главе революционной демократии того времени.

Выдающееся место среди деятелей Французской революции занимает Марат. Страх и ненависть вьзывал Марат у аристократии и контрреволюционной буржуазии. При жизни они его преследовали, а после того, как Марат был убит, буржуазия распространяла нелепые выдумки о личности его, стараясь грязной клеветой осквернить светлую память друга народа.

Отражение этой классовой ненависти буржуазии к Марату мы находим почти во всей буржуазной историографии, касающейся личности и деятельности Марата. Даже в жизнеописаниях Марата, написанных в последнее время, он изображается болезненно властолюбивым человеком, несдержанным, любителем крайностей, патологическим типом и т. д.

Энгельс в 1884 г. писал:

 

«Все яростные вопли и вся фальсификация истории, исказившие на целых сто лет истинный облик Марата, объясняются только тем, что он безжалостно совлек покрывало с тогдашних кумиров — Лафайета, Бальи и других, разоблачив в них уже готовых изменников революции, и тем еще, что, подобно нам, он не считал революцию завершенной, а хотел сделать ее перманентной»1.

 

К сожалению, до сих пор, несмотря на наличие большого фактического материала, мы не имеем подлинно марксистской биографии Марата.

Автор рецензируемая книги А. Ольшевский поставил себе задачу — восполнить этот пробел на основе изучения материалов с марксистско-ленинской точки зрения.

Книга написана живым, выразительным языком я представляет несомненный интерес для массового читателя. Автор хорошо показал мужество, энергию, настойчивость, непримиримость к врагам революции и душевное благородство Марата, его бескорыстие и преданность революции.

Несомненным достоинством книги является то, что в ней достаточно полно излагаются основные события Великой буржуазной революции, и вся жизнь Марата дана на фоне этих событий. Книга, таким образом, дает не только биографию одного из величайших деятелей революции, но и в значительной степени главу из истории самой революции до июля 1793 года.

Жизненный путь Марата — это путь самого последовательного и решительного для его времени борца за буржуазно-демократическую революцию.

Врач и ученый, Марат уже задолго до революции проявлял большой интерес к социально-политическим проблемам и выразил свои революционно-демократические воззрения в сочинении «Цепи народа», изданном в 1774 г. в Англии. Правда, его воззрения еще не были окончательно оформлены, и только в процессе революции, в процессе прямого участия в революционной борьбе, выкристаллизовывается Ма-


1 — К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VI, стр. 8 — 9.


рат-друг народа, Марат-республиканец, Марат-руководитель самого крайнего революционного крыла буржуазной демократии, самых низших слоев города и деревни.

С первых дней революции Марат противопоставляет революционные действия народных масс умеренным реформам Учредительного собрания. Он всегда с народом, в самой гуще его. Все четыре года своей революционной деятельности он неустанно зовет народ к новым боям, разоблачая короля и аристократию, вождей конституционной буржуазии, а затем и вождей либеральной буржуазии.

14 июля Марат в Париже стоит на страже победы народа. В августе-сентябре 1789 г. Марат разоблачает ничтожность уступок, сделанных Учредительным собранием крестьянству. В дни, предшествовавшие выступлению масс 5 — 6 октября, Марат, по словам Демулена,

 

«летит в Версаль, словно молния, возвращается обратно и один поднимает такой шум, как трубы всех четырех архангелов в день страшного суда. Он кричит: «Мертвые, вставайте!» (стр. 80).

 

Всегда бдительный, всегда на страже интересов народа, Марат обладал исключительной прозорливостью в разоблачении самых коварных замыслов контрреволюции. Он никогда не поддавался опьянению победами и раньше всех своих современников предвидел и во всеуслышание предупреждал народ о готовящейся измене короля и королевы, Мирабо, Лафайета, затем Дюмурье и других.

Изобличив короля в тайном соглашении с Австрией и эмигрантами, Марат дает народу конкретную программу действий:

 

«Пока еще не поздно, держите короля и дофина под хорошей охраной… Пусть они будут заложниками при грядущих событиях. Заточите австриячку (королеву), захватите всех министров и их прислужников, закуйте их в цепи. Арестуйте мэра и его заместителей. Следите за генералом (Лафайетом), арестуйте штаб. Захватите артиллерийский парк на Зеленой улице. Овладейте всеми пороховыми складами и мельницами. Распределите пушки между всеми районами» (стр. 125).

 

Он звал к восстанию против Учредительного собрания, лишившего избирательных прав огромную массу французского народа, против «банды врагов революции, захвативших Учредительное собрание» (стр. 133). Его призывы к восстанию становятся все более настойчивыми.

 

«Есть только одно средство, которое я столько раз рекомендовал, — всеобщее восстание и народные расправы».

 

Но восстание назревало гораздо медленнее, чем хотелось Марату. Он выражает досаду по поводу бездействия народа, его доверчивости, не раз впадает в уныние и даже в отчаяние.

 

«Подумай о своих бедах, глупый и трусливый народ. И если ничто не может пробудить в тебе чувства долга, влачи твои дни в нищете и закончи в позоре и рабстве», — с укоризной обращается Марат к народу в августе 1790 года (стр. 128).

 

В 1791 году, отмечая, что выступление масс задерживается, Марат со свойственным ему революционным пылом призывает к созданию «Клуба мстителей» и революционной расправе с врагами народа (стр. 146).

Летом 1792 г. атмосфера в стране сгущается, растет революционный подъем. Марат обращается к «самым низшим классам общества — рабочим, ремесленникам, земледельцам, простонародью» и призывает их «беспощадно уничтожить предателей отечества и утопить вождей заговорщиков в их собственной крови» (стр. 189).

Он вдохновлял санкюлотов в их выступлении 10 августа и в период революционного террора, в сентябрьские дни 1792 гола. Его авторитет в массах был настолько велик, что, когда жирондисты предали его суду Революционного трибунала, дело кончилось триумфом Марата, а «преследование Марата было непосредственным прецедентом для событий 31 мая»1.

Именно поэтому не было в то время ни одного деятеля, который подвергался бы таким гонениям, как Марат. Начиная с осени 1789 г. Марат в течение трех лет много раз уходил в подполье, на несколько месяцев эмигрировал в Англию, позднее привлекался к ответу в Конвенте, затем — к суду, но вседа он оставался непреклонным борцом за интересы народа.

Особая роль Марата в революции на самых решающих ее этапах, огромный интерес советского читателя к этому выдающемуся человеку, громадное воспитательное значение биография Марата — все это ставит перед биографом задачу — дать образ Марата всесторонне и в то же время цельно. В этом отношении рецензируемая работа оставляет желать много лучшего. Автор соблюдает хронологическую последовательность в изложении биографии Марата, но при этом допускает некоторую отрывочность в изложении материала.

Цельность образа Марата вовсе не исключает, а, наоборот, предполагает показ его эволюции. Между тем в книге сглажены, а не заострены некоторые весьма важные моменты во взглядах Марата, и он с самого начала выступает слишком законченным и сформировавшимся в своих взглядах, что не соответствует исторической действительности.

Автор уделяет очень мало места социальным взглядам Марата. Он характеризует их очень скупо (стр. 149 — 150; 339 — 340). О том, например, что Марат высказывался за сохранение цехов, читатель узнает только на последней странице (стр. 340). Между тем это характерно для мелкобуржуазных взглядов Марата. Автор нигде не приводит слов Энгельса о том, что

 

«подобно нам (т. е. Марксу и Энгельсу. — М. У. ), он не считал революцию завершенной, а хотел сделать ее перманентной»1.

 

 


1К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. III. стр. 609.


Больше того: автор обрывает цитату Энгельса перед этими словами (стр. 90). Очевидно, он опасается, что эти слова могут привести к недоразумению. Между тем сам автор на стр. 341 говорит: «И даже после якобинского переворота 31 мая — 2 июня он (Марат) не успокоился, а продолжал звать к новой революции. Смерть оборвала его жизнь, и мы не знаем, на чем он остановился бы в дальнейшем».

Неверно, что «даже после якобинского переворота 31 мая — 2 июня он (Марат)… продолжал звать к новой революции» (стр. 341). Марат не переставал настаивать на диктатуре, призывал к террору против жирондистов, но наряду с этим он страстно выступал против Жака Ру и других руководителей «бешеных», видя в их призывах к новой революции опасность для республики. В это время Марат призывал не к новой революции, а к закреплению завоеваний совершившейся революции и к подавлению контрреволюции Конвентом и его органами путем проведения революционного террора.

Можно ли говорить, как это делает автор, что «мы не знаем, на чем он (Марат) остановился бы в дальнейшем?» Этим автор хочет сказать, что Марат «неизменно стремился к дальнейшему углублению революции». Здесь скрывается вульгарное толкование мысли Энгельса по этому вопросу.

Нет сомнений, что Энгельс, употребляя в отношении Марата выражение «подобно нам», не ставит знака равенства между Марксом и собою, с одной стороны, и Маратом — с другой. Речь идет о некотором подобии. В этом смысле и следует понимать приведенные слова Энгельса. В рамках буржуазной революции Марат шел во главе крайних левых революционно-демократических сил и вел борьбу за интересы самых низших слоев города и деревни. Поэтому он и не мог считать революцию законченной ни тогда, когда у власти стояли конституционалисты, ни тогда, когда у власти стояли жирондисты.

Вся деятельность Марата протекала в эпоху буржуазной революции, и сам он по своей идеологии не выходил за рамки буржуазно-демократических воззрений. Вот почему его борьбу за «непрерывную революцию» нужно понимать в рамках, ограниченных условиями буржуазной революции и мелкобуржуазными взглядами, довольно ясно высказанными самим Маратом.

Ленин писал, что

 

«французский Конвент размахивался широкими мероприятиями, а для проведения их не имел должной опоры, не знал даже, на какой класс надо опираться для проведения той или иной меры»2.

 

На биографии Марата можно ярко показать различие между Великой буржуазной французской революцией и Великой Октябрьской социалистической революцией в СССР. Страстный революционер, Марат был скован задачами эпохи и не выходил из рамок борьбы за смену одной формы эксплуатации другой — более прогрессивной.

Чрезвычайно интересно и важно установить, как Марат понимал диктатуру, на необходимости которой он настаивал с неослабевающей силой.

Автор добросовестно приводит в разных местах книги основные высказывания Марата о диктатуре. Но в книге отсутствует необходимое обобщение взглядов Марата в их развитии.

Нельзя согласиться с тов. Ольшевским, что Марат уже в своей книге «Цепи рабства» (1774) «закладывает основание теории революционной диктатуры» (стр. 25).

В своем выступлении в Конвенте 25 сентября 1792 г. в ответ на обвинения жирондистов Марат говорит, что в связи с заговором короля и предательством Учредительного и Законодательного собраний у него возникла мысль о диктатуре трибуна или триумвирата. «Этот диктатор не был бы тираном. Его власть продолжалась бы несколько дней и сводилась бы только к праву судить предателей». Диктатуру одного лица или триумвирата Марат сводил к осуществлению беспощадного террора (см. стр. 110, 125, 139 — 140, 220 и др.), «чтобы прикончить всем известных главных изменников» (стр. 164), «чтобы сокрушить врагов революция» (стр. 202).

С другой стороны, жаль, что автор не использовал письмо, написанное Маратом незадолго до его смерти, уже после революции 31 мая — 2 июня 1793 г., по вопросу о роли вождя, осуществляющего революционную диктатуру.

Вот что говорит в своем письме Марат:

 

«В моих устах вождь не значит повелитель, — никто больше меня не питает отвращения к повелителю, — но в настоящую критическую минуту я хочу вождей, которые руководили бы действиями народа, чтобы он не делал ложных шагов и чтобы усилия его не были напрасны, ибо что такое сто тысяч людей, уже стоящих под ружьем, если у них нет вождей — руководителей?»3.

 

 

 

Здесь ясно выражен сложившийся у Марата взгляд на диктатуру народа, возглавляемого вождем, диктатуру, которая проводит террор против врагов народа и действует под руководством вождя, чтобы народ не делал ложных шагов и «чтобы усилия его не были напрасны».

Автор говорит, что уже в 1789 г. Марат призывал «народ — городскую и деревенскую бедноту — взять власть в свои руки» (стр. 92). Следовательно, он считает, что Марат под «народом» понимал только бедноту. Однако в другом месте автор указывает, что в понятие «народ» Марат включал пролетариат и ремесленников, подма-


1 — К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VI, стр. 9.

2 — Ленин. Соч. Т. XXIV, стр. 164.

3 — Марат. Памфлеты. Изд. «Академия», стр. 780. 1934.


стерьев и мелких торговцев, крестьянскую бедноту и низших чиновников, пролетарскую и полупролетарскую интеллигенцию (стр. 159). Такие разноречивые формулировки могут вызвать вполне основательное недоумение у читателей.

Недостаточно разъяснен автором вопрос о переходе Марата к республиканским убеждениям. В 1788 г. Марат еще выступает против дурных советников короля и допускает возможность для монарха открыть путь революции. Не только в августе 1789 г. при составлении проекта декларации прав (стр. 67), но и после попытки к бегству Людовика XVI Марат требует низложения короля, но не требует упразднения королевской власти (стр. 165). Поэтому очень важно было бы выделить и разобрать вопрос о переходе Марата к республиканизму.

Таковы некоторые основные замечания, которые необходимо сделать. Нам кажется, что если автору придется работать над вторым изданием этой книги — а это, несомненно, желательно, — ему необходимо внести в нее соответствующие исправления, для того чтобы советский читатель получил более развернутую и политически ясную биографию Марата.


 

Журнал «Историк-марксист»,
№ 3, 1939, стр. 149-152




 

А. Ольшевский. «Марат»

Изд. «Молодая гвардия», 1938

 

 


 

Читать главы из книги

 






Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.