О съезде КТР
21-05-2019

В. Волков

О съезде КТР

 

 

 

 

Увеличение минимального размера оплаты труда, изменение системы начисления зарплат бюджетникам и снижение пенсионного возраста — таковы ключевые цели, определенные делегатами Х съезда Конфедерации труда России (КТР), прошедшего 18 мая в Москве.

Слово «ключевые» отражает значение того, что достижение этих целей открывает последующие цели более высокого уровня. Однако в уставе КТР сказано:

«Целью КТР является содействие созданию, объединению профсоюзов и развитию их деятельности для защитытрудовых, социально-экономических, конституционных и других законных прав и интересов членов КТР и работников, входящих в члены КТР, и представления их интересов в отношениях с работодателями (объединениями работодателей), а также с государственными и иными органами».

Получается, что делегаты съезда приняли в качестве ключевых цели, превосходящие по масштабам уставные. Видятся два повода возникновения такого противоречия: 1) стремление к громкому заявлению в рекламных целях; 2) втягивание пролетариата в тред-юнионизм.

В статье «Известий» о съезде расписано о «борьбе за интересы трудящихся», а в рекламном блоке статьи о ФНПР внутри материала как бы в противовес сказано: профсоюзы «просят изменить оклады работающим».

Или борьба за интересы, или просьбы, одно другое исключает — такой вывод должен сделать читатель, особенно член профсоюза, входящего в КТР. Но так ли это? Так ли разнятся позиции ФНПР (провластный профсоюз) и КТР (протестный профсоюз)?

В марксизме есть одно положение, от которого профсоюзные лидеры приходят в негодование. Оно звучит следующим образом: все виды, формы, разновидности политики, кроме борьбы рабочего класса под руководством марксистско-ленинской партии за взятие государственной власти с целью построения коммунизма, являются… буржуазными. Повышение МРОТ? Изменение системы начисления зарплат? Понижение пенсионного возраста? Всё это формы буржуазной политики пролетариата.

Формирование буржуазного политического сознания, которое и порождает реформистские требования без реального движения к завоеванию власти и даже без такой цели, процесс вполне естественный. Рабочим и служащим плохо, они страдают, испытывают лишения и притеснения, поэтому коллективно обращаются к уполномоченным представителям буржуазного класса в лице высшего чиновничества со своими просьбами или требованиями. Затем наиболее последовательные развязывают активные протестные действия для принуждения государства или буржуазии к их выполнению, а менее последовательные встают на путь смирения. И это стандартный стихийный процесс внутри капитализма, глубинно завязанный на продаже рабочей силы.

На этот стихийный процесс пытаются оказать влияние две противоположные силы — авангард буржуазии и авангард рабочего класса (коммунисты). Буржуазные силы стараются по двум основным направлениям, на первый взгляд кажущимся взаимоисключающими: 1) склонить пролетариат к «партнёрству», к смирению, к утихомириванию, 2) направить активность пролетариата по пути тред-юнионизма. Второе означает всеми силами и средствами оградить пролетариат от марксизма-ленинизма, от борьбы за взятие политической власти и установление диктатуры рабочего класса, сосредоточить внимание и активность на изменениях в границах капитализма.

Марксисты, напротив, убеждают пролетариат в том, что ему необходимо подняться до уровня организации в рабочий класс, подняться вместе с тем до уровня осознания объективной необходимости смены капитализма коммунизмом, чтобы вступить на путь борьбы за власть. Марксисты стремятся убедить как можно больше рабочих, служащих и инженеров в необходимости изучать марксизм-ленинизм и организовываться в политическую партию.

Таким образом, самое важное здесь состоит в том, чтобы продуктивно привнести в стихийную пролетарскую активность коммунистическую сознательность, которая вызовет соответствующие действия. А разница между последовательным профсоюзничеством (КТР) и непоследовательным (ФПНР) совершенно незначительна. В обоих случаях профсоюзы действуют как торговые агенты, насаждая буржуазное влияние.

Этот момент, кстати, хорошо виден по деталям. Так, один из лидеров КТР, депутат Госдумы Олег Шеин заявил на съезде:

«По оценкам наших специалистов, минимальный размер оплаты труда может быть безболезненно увеличен в полтора раза».

Могут спросить, а что нужно было делать съезду КТР по мнению автора. Всё довольно просто, нужно следующее: 1) признать катастрофичность и неразумность капитализма, который необходимо уничтожить, заменив на коммунизм, 2) обозначить разницу материального и духовного положения трудящихся между сегодняшним днём и после взятия власти рабочим классом, 3) признать необходимость массового изучения пролетариатом марксизма-ленинизма от работ классиков до работ прорывцев, 4) призвать членов профсоюзов и всех трудящихся к участию в пропагандистской, агитационной и организаторской работе в прорывских изданиях. Такой вариант политического выхода за границы уставных целей является не буржуазным, а коммунистическим. Такой вариант заявления будет иметь куда более весомый эффект и с точки зрения отстаивания прав и интересов трудящихся в рамках капитализма. Если 4 млн работников заявят приверженность коммунизму, перечислив наглядно социальные гарантии диктатуры рабочего класса, то буржуазное правительство забегает куда шустрее, чем если эти же 4 млн потребуют снизить пенсионный возраст.

Наверняка будут возражения, что профсоюз, в отличии от автора, занят реальными делами, практикой. «Сделайте лучше, а потом уж занимайтесь критикой». Стоит задуматься, что такое практика с научной точки зрения. Практика в интересах трудящихся означает действия, которые изменяют экономическое и политическое положение трудящихся к лучшему. Отчасти профсоюзная деятельность попадает под практику, отчасти нет. Но должны ли мы ограничиваться просто практикой в интересах наёмных работников или мы признаём формационную теорию, доводим признание наличия классовой борьбы до необходимости установления диктатуры рабочего класса и таким образом поднимаем планку пролетарской практики до коммунистического качества? Если так, то коммунистической практикой являются только действия, во-первых, создающие предпосылки для прогресса (победы коммунизма), т. е. ещё более продуктивного действия; во-вторых, являющиеся формой общественных отношений; в-третьих, основанные на интернационализме и неуклонном стремлении к сплочённости в пролетарской среде; в-четвёртых, основанные на научной теории (см. подробнее статью «Соотношение теории и практики»). Стало быть, коммунистическая практика не подчиняется интересам пролетариата или интересам борьбы за права пролетариата, а является научным выражением всемирно-исторической миссии рабочего класса как могильщика капитализма и созидателя коммунизма.

Кстати говоря, практика капиталистических профсоюзов дала вполне наглядный продукт — МРОТ, т.е. привела к установлению минимального размера оплаты труда, после чего выражение «работать за чашку риса» обрело нормативную оформленность для всех капиталистов, ищущих тот самый физиологический минимум.

Наша задача — использовать профсоюзы в коммунистических целях, объединение в коллективы использовать для пропаганды марксизма, а не только обмена опытом, как выжать дополнительную копейку из «кормильцев».

Пока рабочий не осознает необходимость организоваться под руководством коммунистической партии с другими отрядами пролетариата в революционный рабочий класс для взятия государственной власти и установления своей диктатуры, он останется жертвой капиталистического произвола, хоть в составе «боевой» профсоюзной организации, хоть «жёлтой», хоть вообще за пределами профсоюза. Только рост политической сознательности на основе марксистского самообразования, выражающийся в укреплении и приумножении прорывских, то есть коммунистических, пропагандистских изданий, является в наших условиях шагом к освобождению от ярма эксплуатации и угнетения. Это сложно, тяжело, долго, но единственно надёжно.

21/05/2019



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.