О сталинском кино и творческой интеллигенции
28-01-2018

О сталинском кино и творческой интеллигенции

 

 

 

Письмо начальника Управления агитации и пропаганды
ЦК ВКП(б) Г. Ф. Александрова в Секретариат ЦК ВКП(б)
18/I-41 г.
СЕКРЕТАРЯМ ЦК ВКП(б) — АНДРЕЕВУ А. А., ЖДАНОВУ А. А., МАЛЕНКОВУ Г. М.

О положении дел с выпуском кинофильмов

В связи с двадцатилетним юбилеем советского кино ЦК ВКП(б) и СНК Союза ССР призывали работников советской кинематографии «давать стране больше высокохудожественных и других нужных для всестороннего культур­ного подъема трудящихся картин, ярко отображающих историческое прошлое народов СССР и эпоху социализма, прославляющих успехи и героические подвиги советских людей, мобилизующих наш народ на преодоление трудно­стей нашего строительства и на дальнейшую беззаветную борьбу за торжест­во коммунизма».

Итоги работы кинематографии в 1940 г. по выпуску кинофильмов показа­ли, что работники советского кино не выполняют указаний ЦК ВКП(б) и СНК СССР. План выпуска кинофильмов в 1940 г. выполнен лишь на 65%. В идей­ном и художественном отношении большинство кинокартин являются сла­быми. В 1940 г., кроме идеологически вредного, фальшивого фильма «Закон жизни», забракованы фильмы: «Оборона Петрограда», «Гость», «Галя», «Пре­ступление и наказание». Исключая фильм «Яков Свердлов», в минувшем году кинематография не дала ярких картин, которые бы правдиво отображали борьбу советских людей за высокую производительность труда, укрепление хозяйственной и военной мощи Советского Союза, о боевой жизни Красной Армии в наши дни. Большинство кинокартин, выпущенных в 1940 г., имеют незначительные сюжеты на мелкие бытовые темы, далекие от насущных за­дач государства, над осуществлением которых работает советский народ. Сюжеты этих картин, как правило, строятся на мелких недоразумениях в лич­ных отношениях между героями фильма, обычно молодым человеком и де­вушкой («Моя любовь», «Любимая девушка»), бытовых ссорах между мужем и женой («Будни», «Люди нашего колхоза», «Возвращение»); на мелких кон­фликтах между детьми и родителями («Асаль», «Небеса»).

В чем, например, состоит содержание картины «Любимая девушка»? Главный персонаж этой картины работница-стахановка из-за пустого спора в первый же вечер уходит от своего мужа, любимого ею человека. И он и она страдают, ищут повода, чтобы сойтись, но не находят, пока в это дело не вмешивается группа товарищей по работе. С их помощью конфликт улажен, легкомысленные люди сходятся, семья восстановлена.

В подражание пьесе «Чужой ребенок» построен кинофильм «Моя лю­бовь». Содержание этой картины таково: советская девушка-стахановка за день до замужества привозит к себе ребенка ее сестры и выдает его за своего ребенка, чтобы испытать своего будущего мужа. Ее жених, передовой рабо­чий-стахановец, тяжело переживает неожиданное появление у будущей жены ребенка от другого. Вместо того, чтобы разъяснить недоразумение, девушка обзывает любимого феодалом и порывает с ним. Авторы картины, видимо, глубоко уверены, что советский человек обязан бурно радоваться, когда лю­бимая им женщина родила ребенка от другого, устраивают буквально издева­тельство над передовым рабочим-стахановцем, ставя его в глупейшие и ос­корбительные положения за то, что усумнился в верности любимой. Дело за­канчивается тем, что девушка встречает другого, который рад, что у нее есть ребенок, и выходит за него замуж. События в этой картине развертываются на фоне заводского цеха. Порядки на этом заводе таковы, что даже передовые люди по настроению бросают работу, митингуют в рабочее время по бытовым вопросам.

Герои многих кинофильмов отличаются друг от друга лишь внешними признаками или случайными свойствами. Про этих героев нельзя сказать, что «каждое лицо — тип, но вместе с тем и вполне определенная личность» (Эн­гельс). Инженер Лебедев из фильма «Светлый путь», Макар Нечай из одно­именного фильма, полярник Сергей Иванов из картины «Возвращение», шо­фер Петя Говорков из «Музыкальной истории», дядя пионера Тимура из фильма «Тимур и его команда» — лишь внешне различны. Зритель не может понять, чем отличается Таня Морозова из «Светлого пути» от Анны в фильме «Возвращение», Клавы в «Музыкальной истории», учительницы Наташи из картины «Пятый океан».

В работе кинорежиссеров и сценаристов в последнее время наметилась вредная тенденция упрощенного показа советской действительности. Некото­рые работники киноискусства изображают жизненный путь советского чело­века как легкую прогулку, воспитывают у советских зрителей легкомыслен­ное отношение к жизни, труду, прививают неправильное представление об обязанностях советского гражданина перед государством, народом. В картине «Светлый путь» крестьянская девушка Таня Морозова без особых усилий в короткий срок приобретает известность на всю страну. Шофер Петя Говор­ков из фильма «Музыкальная история» в течение года становится известным оперным певцом, а нарядчица гаража Клава Белкина — инженером. Таежный охотник Леонтий Широков из фильма «Пятый океан» без борьбы и преодоле­ния трудностей становится известным летчиком, Героем Советского Союза. Авторы картин не раскрывают, какими соображениями руководствуются дей­ствующие лица их произведений, где они «черпают мотивы своих действий», в основных идеях, осуществляемых государством, или в «мелочных индиви­дуальных прихотях» (Энгельс). В картине «Пятый океан» Герой Советского Союза летчик Широков выведен человеком без политических идеалов. Образ героя неправдив, надуман. В авиацию Широков пошел просто так, без цели, развлечения ради. К Наташе, невесте летчика Кириллова, он пристает потому, что не может смириться, чтобы красивая девушка любила другого. Хорошим летчиком он становится лишь для того, чтобы доказать Наташе свое превосход­ство над ее женихом. Картина «Пятый океан» и режиссер Аненский, сценари­сты Спешнев и Филимонов не исключение. О чем мечтает герой картины «Любимая девушка»? Каковы цели Сергея Иванова и его жены Анны в картине «Возвращение» — об этом зритель не знает. В этих картинах герои двигаются, но не живут, говорят, но не думают, поступки их не мотивированы.

В картинах последнего времени, исключая «Большую жизнь» и «Яков Свердлов», не показывается отношение советских людей в повседневной про­изводственной жизни, в их борьбе за коммунизм. Общественная и производ­ственная жизнь показывается мимоходом, как фон и декоративное оформле­ние. Работники кино неправильно относятся к созданию картин на темы о жизни колхозов, считая эти темы второсортными. Неудивительно поэтому, что в 1940 г. не создано ни одной правдивой картины о колхозах. Такие кар­тины, как «Люди нашего колхоза», «Дурсун», «Небеса», не создают правиль­ного представления о колхозах. По этим картинам выходит, что колхозники только тем и занимаются, что митингуют да пьют шампанское на вечеринках. Такой показ колхозов фальшив, он ничему не учит колхозников, не воспиты­вает их, не дает примера, которому можно следовать.

Крайне неудовлетворительно обстоит дело с выпуском кинокартин для детей. В минувшем году созданы лишь четыре посредственные картины: «Приятели», «Тимур и его команда», «Сибиряки» и «Брат героя». Особенно неудачной из детских кинофильмов является картина «Брат героя». Главный положительный персонаж картины Геша Черемыш совсем не безобидный мечтатель, как хотели изобразить его авторы картины. Он сознательно обма­нывает товарищей, чтобы быть первым между ними. Ходит он тяжелой по­ходкой усталого человека и смотрит исподлобья. Герой Советского Союза летчик Черемыш просто скучный резонер. В картине нет ни одного правдиво­го детского образа. Дети похожи друг на друга и отличаются только внешне: Плинтус — толстый, Аня — с кудряшками, Рита — с косами. Порок детских ки­нофильмов заключается в том, что они не показывают детям положительного героя, которого бы дети любили, которому могли бы подражать. Школьники в возрасте 14-15 лет показываются лишь в детских играх. Нет ни одной кар­тины, которая отображала бы учебную жизнь школы, участие школьников в труде. Обходятся такие темы как подвиг Павлика Морозова.

Создавшееся положение с производством кинокартин объясняется тем, что большинство кинорежиссеров и сценаристов не знают советской действи­тельности, не изучают жизнь рабочих и колхозников. Не умея разобраться в действительности, режиссеры и авторы сценариев изображают условную, выдуманную ими жизнь без трудностей, в праздничной обстановке, когда лю­ди больше развлекаются, чем работают. Героев для своих произведений берут они не из жизни, а сочиняют, нередко наделяя этих героев собственными идеалами и чувствами или заимствуют из американских кинокартин.

Комитет по делам кинематографии неправильно относится к критике ки­нокартин. Руководство Комитета (тов. Большаков) не организует общест­венного просмотра и обсуждения картин, критические замечания о картинах, высказанные комиссией, засекречивает. Недостатки картин и работа режиссе­ров никем не критикуются. Особенно недопустимым является отсутствие критики кинокартин в печати. Сложилось неправильное представление, поддерживаемое тов. Большаковым, что кинофильмы не подлежат критике в пе­чати, так как они проходят предварительный просмотр. Газеты обычно справ­ляются у тов. Большакова, какую оценку получила картина, и выступают обя­зательно с положительной рецензией.

Необходимо в корне изменить сложившуюся практику оценки кинофиль­мов в печати. Серьезная, вдумчивая, объективная критика кинокартин в печа­ти окажет немалое содействие дальнейшему росту советского кино. Прилага­ем краткие рецензии на 6 кинокартин, выпущенных в 1940 г., и 4 сценария, принятые к постановке в 1941 г.

Начальник Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) [подпись] (Г. Александров)

Заместитель] начальника Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) [подпись] (Поликарпов)

 

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 71. Л. 4-10. Подлинник, машинопись.


 

Наш комментарий: теперь мы знаем, что реальная причина неудовлетворительной работы творческой интеллигенции состоит вовсе не в отрыве от народа и незнакомстве с советской жизнью, а в двух взаимосвязанных вещах. Это, во-первых, «извечное» двойное дно интеллигенции, т. е. бессовестность, во-вторых, полное, хроническое и абсолютно невежественное незнакомство с марксизмом и нежелание изучать марксизм.

У обывательского мышления есть вторая, высшая фаза, на которую переход осуществляется посредством накопления обывателем достаточного количества профессиональных знаний. Однобокая образованность или профессиональный кретинизм — это самый свирепый вирус обывательщины, потому что он вызывает такой «симптом инфекции» как чванство. Односторонне начитанный человек, в основе образованности которого лежит идеалистического методология и набор привитых обобщений, отказывает своему мировоззрению в непротиворечивом системном взгляде на мир. Поэтому профессиональный кретинизм — один из самый действенных продуктов духовного порабощения капитализма, то есть препятствия усвоения коммунизма. Дело в том, что знание теории коммунизма не означает лишь заучивания некой политической доктрины, лозунгов борьбы или некой нравственности. Наоборот, это исключительно системное и целокупное научное мировоззрение.

«Учение Маркса всесильно, потому что оно верно. Оно полно и стройно, давая людям цельное миросозерцание, непримиримое ни с каким суеверием, ни с какой реакцией, ни с какой защитой буржуазного гнёта. Оно есть законный преемник лучшего, что создало человечество» — Ленин.

Именно поэтому профессиональный кретинизм можно считать приобретённым недоумием и важнейшим условием существования капитализма. Ограничение в умственном развитии масс, подлежащих эксплуатации, является объективной причиной существования капитализма. В неоднородной среде народных масс, вместе с совершенствованием производительных сил, невольно выделяется наиболее образованный отряд людей интеллигентного труда, в совестливости которого могильщик буржуазного общества — пролетариат, непрерывно ищет руководящие идеи и кадры для своей стихийной борьбы.

Сам факт существования империализма наглядно подтверждает, что интеллигенция и образованные отряды пролетариата повышают уровень своего личностного развития каким-то особым, пагубным для творческого мышления, образом. Причём политическая тупость и близорукость интеллигенции не является чисто навязанной пропагандой, а уходит корнями глубоко в обывательское мышление, в мещанский образ жизни и так далее вплоть до психики. Всеобщее безразличие к политике и озлобленность к коммунизму вошло в своеобразную привычку образованных людей и передаётся от поколения к поколению. Неприятие марксизма, презрение к любому содержательному научному понятию обществоведения и хроническая поверхностность суждений стало общим местом в сознании интеллигенции и образованных отрядов пролетариата. Это преступное отношение поддерживается своеобразным «общественным договором», негласно заключенным всеми «совестями нации» разом. Его положения навязываются как само собой разумеющиеся, самоочевидные для «образованного человека». Таким образом, создаётся специфичная атмосфера, агрессивная среда, вызывающая искусственный стыд у всякого, кто даже заикнётся о научном познании общества, о Ленине и Сталине как гениальных теоретиках обществознания и практиках преобразования общества. Получается что-то вроде коллективного сознания профессионала-кретина, который, обладая всеми умственными возможностями, никак не хочет осознать своё действительное общественное предназначение выступить на стороне коренных интересов рабочего класса и социального прогресса.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.