О «критике» научного централизма группой СДК
03-05-2019

Д. Иванов

О «критике» научного централизма группой СДК

 

 

Когда мы пишем материалы против оппортунистов и не уверены, что они прочитают, то считаем за правило направить им ссылку на опубликованный материал. Когда оппортунисты пишут материалы против нас, то, как правило, стараются не привлекать нашего внимания или стыдливо внедряют в текст оговорку о том, что снимают с себя ответственность реагировать на ответы со стороны прорывцев.

Недавно мы выяснили, что ещё в 2018 г. на просторах интернета появилась очередная так называемая критика научного централизма со стороны очередных леваков-децистов троцкистского разлива.

Как всякие «грамотные критики»-антипрорывцы, СДК начинают свой материал с определения демократического централизма… из Большой Советской Энциклопедии 3-его, наиболее оппортунистического, издания. После этого мощного хода СДК приводят якобы определение научного централизма из нашего материала:

«Исследование причин деградации и крушения КПСС показало, что главной из них стала теоретическая безграмотность прежде всего руководящего состава партии. Одной из причин оппортунистического разложения партии являлся культ демократии, посредством которого некомпетентные кадры и захватывали руководящие посты в партии, превращаясь таким образом в вольных и невольных проводников ненаучных, то есть оппортунистических, антикоммунистических концепций».

Читатель не может не заметить, что данный фрагмент не является определением научного централизма, а говорит лишь о том, что результаты наших исследований привели прорывцев к выводу, что одной из причин разложения партии стал принцип демократического централизма. Более того, СДК обрезали мысль так, чтобы избавить её от теоретической содержательности, обезопасив таким образом себя от необходимости опровергать наиболее существенное. Ведь далее сказано, в частности, следующее:

«Диаматика учит, что объективная действительность, включая общество, познаваема, а значит, по каждому конкретному вопросу есть только одна объективная истина. История коммунистической партии Ленина — Сталина доказала, что эти истины не могут быть выработаны ни дискуссиями, ни тем более голосованиями. Научные истины, на основании которых строится большевистская политика, достигаются напряжённым теоретическим трудом наиболее сознательных и передовых кадров с применением диалектико-материалистической методологии и при предельном уровне добросовестности. Такая работа была под силу настоящим вождям коммунизма — Марксу, Энгельсу, Ленину и Сталину.

Историческая практика коммунизма в СССР показала, что вожди разрабатывали теорию, сколачивали узкий круг твёрдых сторонников, затем вырабатывали политическую линию партии, которую далее приходилось оформлять через демократические процедуры. Как только вожди умерли, верхушка партии, не предъявляя никаких теоретических оснований, начала проводить произвольную, оппортунистическую, политическую линию, утверждённую авторитетом голосования недостаточно компетентного партийного большинства. Иными словами, большевизм в партии держался на теоретической грамотности и добросовестности вождей, на их совести, интеллектуальных и волевых качествах».

С этим, мягко говоря, не поспоришь, тем более вооружившись тем набором слов, который предлагается в брежневской БСЭ.

У СДК не возникает никаких переживаний и никакого смущения по поводу того, что они ищут определение в кратких тезисах, скорее всего потому, что они приучены, что определение — это наиболее краткая формулировка в словаре. Если бы СДК освоили категориальный аппарат диаматики, то знали бы, что под определением понимается словесная формулировка текущего уровня понятия, а минимальный набор требований к определению в марксизме следующий:

«Дать определение чему-либо, это значит:

1. Подвести под одно понятие другое, более широкое, чтобы выявить родовидовую принадлежность определяемого „предмета“.

2. Выявить сущность „предмета“, т.е. определить те противоположности, отношения которых и породили исследуемый „предмет“.

3. Охватить, изучить ВСЕ его стороны, все связи и „опосредования“. „Мы никогда этого не достигнем полностью, — пишет Ленин, — но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и омертвения“.

4. Диалектическая логика требует брать предмет в его развитии, „самодвижении“ (как говорил иногда Гегель), изменении.

5. Вся человеческая практика должна войти в полное „определение предмета“ и как критерий истины, и как практический определитель связи „предмета“ с тем, что нужно человеку.

6. Диалектическая логика учит, что „абстрактной истины нет, истина всегда конкретна“.

Но и это еще не все.

„Ни одно из этих определений, — писал Гегель, — взятое в отдельности, не истинно, а истинно лишь их единство. Таково истинно диалектическое рассмотрение их, так же как их истинный результат“. Отчеркнув эту цитату двумя жирными чертами, Ленин написал сбоку: „Истинная Диалектика“».

Следовательно, если уж браться за критику определения научного централизма, то необходимо сначала найти его в статьях журнала. Но поскольку это долго и сложно, СДК поступили по типичной для левых привычке сачкования — процитировали то, что удобно им, и «опровергли» как получилось. Отбыли номер на теоретическом фронте классовой борьбы.

Дадим подсказку для будущей литературной работы оппонентов — для доброкачественного исполнения поставленной задачи необходимо прочитать, затем понять разделы «Что такое внутрипартийная демократия?» и «Какой же должна быть Партия Научного Централизма?» второй части статьи «Демократический централизм как питательная среда для размножения „бацилл“ оппортунизма в коммунистической партии». Для этого нужно не только овладеть азами марксизма, но и изучить историю большевизма не по БСЭ и Википедии.

Однако даже из стыдливо неприведённого «критиками» продолжения цитаты видно, что теория научного централизма представляет собой не просто отвержение децизма, как утверждают СДК и подобные им, но и теоретическое основание к научному разрешению вопроса об организационном построении коммунистической партии. Даже любимые левыми авторы БСЭ не претендовали на то, чтобы объявить децизм организационным принципом, построенным на научной, т. е. марксистской, основе. Они лишь утверждали, что это сочетание демократии и централизма, объявляя его «важнейшим» в организационном строении, деятельности и руководстве партии, государства и экономики.

Левым невдомек, что решение любого теоретического вопроса, тем более вопроса сложного, не лежит на поверхности, не падает с неба, не является божьим откровением, а является результатом долгой, добросовестной, упорной и кропотливой работы, в том числе по осмыслению богатейшего опыта строительства и краха коммунизма. Чтобы стать способным к решению актуальных в марксизме вопросов и проблем, исследователь должен обладать определенной теоретической подготовкой, которая, в свою очередь, также является результатом долгого и упорного труда по обучению и самообразованию. СДК же решили не вникать в позицию оппонентов, а с кондачка, вооружившись БСЭ, разобраться с организационными принципами коммунистической партии. Следует напомнить: Сталин утверждал, что именно единство программных, тактических и организационных взглядов является почвой, на которой строится партия. Остаётся только тщетно надеяться на то, что программные и тактические вопросы коммунизма в СДК будут разрешаться без привлечения цитат из БСЭ.

Более того, из преамбулы кратких тезисов, которые всё-таки прочитали СДК, следует вывод, что научный централизм — это продукт универсального метода поиска ответов на любые вопросы, стоящие перед человечеством. Если научно компетентные, добросовестные люди соединяются в общей деятельности, за которую искренне болеют, значит форма их соединения — научный централизм. Этого-то и не уловили СДК, потому что опустили теоретическую часть цитаты и не поставили перед собой задачи понять оппонентов. Косвенно на это указывает и тональность их заметки, которая выражает неуверенность позиции, комментариев и принцип первичного восприятия в виде несогласия («Очень спорный тезис, учитывая то что…», «этот пункт не считаем выполнимым, так как являемся убеждёнными сторонниками демократического централизма», «как проверять человека на диамат — непонятно»).

Но действительно поражает то, что СДК подвергают сомнению возможность принятия научного решения в принципе:

«Научность принятия решений далеко не всегда и везде применима. К тому же, даже в официальной науке есть спорные моменты, связанные с критериями того, что же является научным и в каких случаях.. Мы же считаем, что именно идеологический аспект работы организации должен быть как можно ближе приближённым к общеизвестным научным стандартам».

Сложно серьёзно оппонировать левым, которые считают официальную буржуазную науку, во-первых, собственно наукой, особенно в части методологии, во-вторых, руководящей силой в деле выработки стандартов работы коммунистической организации. Это настолько далеко от марксизма, насколько вообще возможно запутаться в элементарных вещах. Этот махровый оппортунизм только подтверждает тезис прорывцев о том, что левые не владеют диаматикой, используя вместо неё позитивизм, который активно насаждается буржуазией через официальную научную кафедру.

Вместе с тем, становится понятно, почему СДК не посчитали нужным приводить добавленный нами фрагмент цитаты — они не разделяют диаматическую теорию познания.

По мнению СДК в практической деятельности найти научное решение не всегда возможно; непонятно, как оценивать научность решения, как оценивать компетентность кадров, поэтому лучшим способом принятия решения является голосование. Это перепевка оппортунистического лозунга: большинство не может ошибаться.

Этот и все остальные аргументы из заметки СДК не раз повергались разбору на страницах журнала и газеты, но наши левые — не читатели, а писатели.

Далее СДК критикуют краткие тезисы научного централизма с чисто троцкистских позиций за недемократизм, за оторванность верхушки партии, за запрет фракционности:

«Если отказаться от съездов и системы выбора снизу, мы получим руководство, которое абсолютно ни от кого не зависит, а, следовательно, может делать всё, что заблагорассудится. Если в такое руководство затесается диверсант, ему будет гораздо проще проворачивать свои грязные делишки, так как он всегда сможет апеллировать к собственной грамотности и проверенности, видимость которых не так сложно создать.

… Мы считаем, что только паритет теории и практики в организации даёт полезные плоды. Теория без практики ведёт к сектантству, а практика без теории к оголтелому, безбашенному акционизму.

… Меньшая же часть их [научных централистов – Д. И.] тезисов, критикуемая нами, неизбежно ведёт к бессмысленному авторитарному правлению, которое ничем не страхует организацию.

…В чём мы видим, помимо вышеизложенного, решение проблемы с карьеристами и саботёрами? Во-первых, в легализации альтернативных политических организаций, которые, однако, не имеют возможности реставрировать капитализм. В них могут реализовать себя несогласные с курсом партии. Во-вторых, стоит обеспечить полное отсутствие финансовых привилегий для членов партии, чтобы не давать никаких финансовых стимулов ко вступлению».

Замечательно в первую очередь то, что современные децисты, под видом защиты якобы децизма ленинско-сталинской партии, ревизируют не только не изучаемую ими реальную практику большевизма, но и основные положения ленинизма, которые более чем подробно изложены в работах Ленина и Сталина. За попытку легализации альтернативных политических организаций при Сталине сотрудники СДК поехали бы в полном составе валить лес, вписав бы очередную страницу в демократическую историю невинных жертв тоталитаризма.

Самое печальное, что подобные взгляды весьма популярны в левом движении. Причем как со стороны ортодоксальных левых (они, как правило, всегда горой стоят за демократический централизм), так и среди различных троцкистов и оппортунистов (они всегда говорят о свободе дискуссии, свободе фракций и группировок). Причина популярности таких взглядов кроется прежде всего в умственной лености левых, категорически не желающих основательно изучать диаматику (это сложно, долго, скучно, гораздо проще и интереснее выступить на митинге в 50 человек или создать «партию» из 25 человек).

Не владея теорией, нельзя найти правильные ответы на стоящие перед движением вопросы. Как можно призывать пролетариат бороться за коммунизм, если ты сам не знаешь, что такое коммунизм? К чему приведут такие призывы? К очередному поражению и разгрому — последние 25 лет наглядно подтверждают, что пролетарии не стремятся идти не пойми куда, не пойми зачем за такими лидерами, как СДК. И правильно делают.

03/05/2019



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.