О типичных для социологии терминах
02-05-2019

Анатолий Редин

О типичных для социологии терминах

 

 

 

До появления марксизма все прогнозы по вопросам общественного развития крайне редко совпадали с реальным развитием социальных процессов. И сегодня стоящие вне диаматики теоретики и практики в качестве предвидения предлагают лишь то, что уже проявилось на поверхности общественной жизни в достаточно явном виде. В остальном они занимаются реакционными и консервационными спекуляциями.

Причиной низкой разрешающей способности немарксистских гипотез, теорий и концепций является в том числе то, что они формируются мышлением, оперирующим терминами, значение которых лишь приблизительно отражает сущность тех или иных явлений. Более того, в период загнивания капитализма насаждается мода на плюрализм, который возводит многовариантность словарного значения оперируемой терминологии в якобы преимущество современной науки, современного взгляда на действительность. В буржуазной высшей школе преподают не общественную науку, а солянку из мнений различных знаменитых теоретиков, совершенно отрицая постановку вопроса об объективной истине. Буржуазия с юности прививает алогичное отношение к познанию общества. Примерно то же происходит в известных сферах физики и биологии, но под видом борьбы различных школ по широкому кругу вопросов устройства вселенной и живых организмов.

В отличие от буржуазной науки диаматик оперирует не произвольно или туманно толкуемыми терминами, а категориями, содержание которых конкретно, бесспорно, «категорично». Так, В.А. Подгузов пишет:

«Категория — это слово, принятое для обозначения истинного содержания выведенных в ходе теоретического исследования причинно-следственных связей объективного бытия, подтвержденных общественно-исторической практикой… только выявляя объективное содержание и сущность познаваемого явления, обозначенного тем или иным словом на том или ином языке, человек пополняет свой словарный арсенал очередным инструментом познания всей развивающейся и окружающей его объективной действительности. Вне качественного развития категориального арсенала исследователя, научный прогресс осуществлять невозможно»К вопросу о категориальном аппарате философии марксизма»).

Подобный подход даёт возможность понимать окружающую действительность, предвидя тот или иной ход событий. Сталин учил:

«Сила марксистско-ленинской теории состоит в том, что она даёт партии возможность ориентироваться в обстановке, понять внутреннюю связь окружающих событий, предвидеть ход событий и распознать не только то, как и куда развиваются события, но и то, как и куда они должны развиваться в будущем».

Так, в публикациях различных авторов часто можно встретить такие термины, как «население», «народ», «нация, «пролетарии», «рабочие», «служащие» и др., значение которых призвано разделить человечество по различным признакам. Проследим, какое содержание имеют подобные понятия и почему они обладают высокой популярностью.

Население — это наиболее широкий социологический термин, его понятие включает совокупность всех людей, которые проживают в какой-либо стране или регионе. Поэтому к данному термину обычно добавляют определяющее существительное. Буржуазные учёные и политики выделяют в населении «экономически активную» часть, в которую включается пролетариат, буржуазия и безработные. Левые, как известно, признают, что наиболее крупной, значимой, организованной и активной частью населения является пролетариат или лица наёмного труда. В левой среде признаётся также то, что центральное значение в жизни общества имеют промышленные пролетарии (рабочие, служащие, технические интеллигенты, вроде инженеров и др.), так как они являются непосредственными производителями и занимают ключевое место в системе общественного производства. Правые же видят ведущую роль именно в буржуазии, которая своим предпринимательским талантом якобы улучшает общество.

Сложно подыскать более бесплодное по разрешающей способности познания и пустое понятие, чем «население», поэтому наиболее активно им оперируют лгущие и оправдывающиеся буржуазные политики. Выделение же в населении какой-либо ведущей или активной части есть один из способов отрицания классового деления.

Когда речь заходит о политической организации населения, то возникает не только понятие государства, но и понятие нации. Содержание понятия нации известно. Следует добавить, что нации по историческому уровню бывают буржуазные и социалистические, в зависимости от того, какой класс у нации является командующим. Притом, прививание людям представлений об их национальной уникальности, разделение человечества на враждующие нации есть одно из коренных условий существования капитализма вообще. Объективность наций как формы организации людей объясняется массовостью субъективных националистических заблуждений и устойчивым характером их воспроизводства в условиях крайне низкого уровня мировоззрения большинства человечества. Разумеется, буржуазная идеология во всех своих формах активно отталкивается от национальных по внешнему виду и националистических по содержанию понятий. Если же подойти к национальному вопросу строго научно, то всем бесчисленным национальным спекуляциям всех национальных отрядов буржуазии противостоит интернационализм, причём не в виде простой солидарности, а как общность будущего всего человечества в мировом коммунизме. Объективные истины одинаково значимы для всех людей, и нет ни одного биологического признака принадлежности человека к той или иной нации.

Схожим по смыслу и не менее популярным в использовании является термин «народ». Под словом «народ» понимаются широкие массы людей, проживающие в какой-то стране или каком-то регионе, скреплённые общностью быта, особенно экономических связей, обладающие известным устойчивым сознанием в той самой национальной (или многонациональной) форме. Совсем отъявленные буржуазные идеологи к народу относят и представителей эксплуататорского класса, но поскольку интересы и цели этого класса по своему существу антинародные, то при употреблении термина «народ», применительно к капиталистической стране, в основном имеются в виду те люди, которые прямо не влияют на политику буржуазного государства и не являются его распорядителями. Следовательно, в народ не включают не только представителей крупной и средней буржуазии, но и чиновников, армию и других силовиков (полицию, прокуратуру, спецслужбы и проч.), потому что они в составе государства стоят как бы над обществом, над народом. Чиновник, военнослужащий и силовик связаны с работодателем не простыми отношениями наёмного труда, но также присягой, специальными законами, уставами и так далее. Поэтому любому обывателю близко и хорошо понятно противопоставление народа и власти, народа и богачей, народа и элиты.

Таким образом, в народ включаются:

i) пролетарии (в т.ч. рабочие и мигранты, служащие, творческие и технические интеллигенты, педагоги, работники медицины и некоторые другие категории работников по найму, включая нанятых государством, но не управляющих им и не являющихся его распорядителями),
ii) дети,
iii) студенты,
iv) пенсионеры,
v) безработные,
vi) инвалиды,
vii) бездомные,
viii) мелкие буржуа (лавочники, кустари, ремесленники, лица свободных профессий или родов занятий, мелкие рантье) и
ix) нижние чиновники (исполнительные работники муниципальной власти и т.п.).

Более того, эту стратификацию с применением самых разных критериев можно продолжать до бесконечности. Такого рода конфигурированием различных социальных групп в мозаики общественного полотна и занимаются социологи. Смысл этой «научной» и пропагандистской деятельности состоит в том, чтобы увести людей от истины, то есть от той действительной картины общественной жизни, порождённой борьбой классов, которая имеет значение для реальной практики, особенно политической борьбы. Принцип разделения общества на группы по самым разнообразным признакам хотя бы и в составе такого общего понятия, как народ, обслуживает ложные общественные теории, объясняющие социальную конфликтность неправильным учётом интересов тех или иных групп населения. Иными словами, всякая попытка выделить противопоставленные друг другу социальные страты не на основе коренных, материальных, из области производственных отношений, различий, дошедших в своей противоположности до борьбы, служит делу извращения и отрицания классового деления, классового характера государства, классовой борьбы.

Вместе с тем, следует понимать, что понятия «народ», «население» и другие специальные страты являются по своей сути обывательскими, наполненными оппортунистическим содержанием и в условиях применения классового подхода, то есть в условиях марксистского анализа, непродуктивны. Научная сила марксизма заключается как раз в том, что он выделяет в историческом движении масс именно пролетариат и буржуазию как ведущие факторы существования любого общества в условиях капитализма.

Намеренно излишне дебатируемым является вопрос о наличии в современном обществе пролетариата. Дело в том, что большинство теоретиков выделяют социальные страты на основе идеалистической методологии, игнорируя необходимость выявления именно структурных элементов общества, историческая устойчивость которых обусловлена материальным бытием, а именно — производственными отношениями.

Так, частные отношения собственности в виде капитала, денег и рынка объективно порождают необходимость огромному количеству людей продавать свою рабочую силу. Так возникает исторически устойчивая большая группа людей — пролетариат, то есть все лица наёмного труда, вне зависимости от профессии и их места в системе общественного производства, скреплённые общностью своего положения, сознания, интересов. Они объективно противопоставлены буржуазии — владельцам средств производства, присваивающим себе результаты их труда.

Формально к пролетариату относятся и руководящие кадры (начальники), но многие из них (те, у кого высокие доходы) быстро становятся сами представителями буржуазии. Разумеется, если человек стал капиталистом, но работает также и по найму, то он в первую очередь капиталист, а не пролетарий.

Пролетариат, особенно в левой среде, принято делить на отряды по месту в системе общественного производства, такие, как:

i) рабочие и мастера (непосредственные производители, те, кто работает на заводах, станциях, стройках, транспорте и т. п., «пролетарии» в классическом смысле),
ii) инженеры (техническая интеллигенция или ИТР),
iii) лица творческих профессий (творческая интеллигенция, которая работает по найму),
iv) служащие (в т.ч. офисный персонал, администраторы, программисты, мелкие чиновники),
v) работники сферы услуг, vi) управленцы (руководящие кадры).

Чиновники, военнослужащие, силовики и мелкая буржуазия прямо к пролетариату не относятся, но и не образуют отдельные классы в силу специфики производственных отношений капитализма. Они по факту служат либо буржуазии, либо пролетариату. Ясно, что буржуазия держит государство в своих руках прямо и опосредованно, ибо от этого зависит её власть и экономическое господство. С формальной точки зрения мелкая буржуазия входит в капиталистический класс, но из-за своего исчезающего и нестабильного состояния фактически представляет собой границу между двумя крупными классами современного общества.

Между тем, нескончаемые споры в левой среде о том, какой отряд пролетариата более революционный, представляют собой схоластику и начётничество, порождённые использованием методологии буржуазных лженаук: социологии и политологии.

Формальное деление общества на пролетариат и буржуазию носит экономический характер, то есть отчасти определяет взгляды и деятельность людей главным образом тогда, когда их сознание в основном сформировано особенностями их положения в обществе и подчиняется борьбе за реализацию личных, групповых, цеховых, классовых интересов. Если же качество сознания любого отдельного человека, хоть даже крупного капиталиста, поднимается до уровня научности или хотя бы сочувствия трудовому народу, он может совершать поступки в пользу пролетариата или даже рабочего класса.

Если пролетарий — это лишь лицо, продающее капиталисту свою способность к труду, а пролетариат — лишь сопротивляющаяся эксплуатируемая капиталистами масса людей, то человек, поднявшийся в сознании и действиях до уровня борьбы за диктатуру рабочего класса под руководством коммунистической партии, — революционер. Из таких революционеров состоит рабочий класс (или более правильный термин — «работающий класс»), историческая миссия которого состоит в уничтожении капитализма и построении бесклассового общества — коммунизма.

02/05/2019



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.