Пара слов о войне с куличами
29-04-2019

Пара слов о войне с куличами

 

 

 

Некоторые атеисты демонстративно и агрессивно выступают против религиозных праздников, что, безусловно, некоторые основания имеет. Религиозная государственная пропаганда настойчиво лезет в быт со своими праздниками и традициями, с благодатным огнем, многочасовыми телетрансляциями служб, детскими сказочками про младенцев в хлеву, колокольным звоном в выходные поутру, с попами на каждый квадратный сантиметр экрана, поучающими как жить по тому только поводу, что в древнееврейских сказках кто-то воскрес.

И как обратная реакция идет война с религией, но у многих недалеких атеистов это война не с государством, которое это пропихивает, не с буржуазией, которая это заказывает, не с клиром, который это обосновывает, а с собственным окружением, которое в массе своей это исполняет, причем на 90% не задумываясь ни о каких иисусах.

Подавляющее большинство православных красить яйца и делать кулич двигает не вера, а просто НЕОБХОДИМОСТЬ ПРАЗДНИКА.

Жизнь пролетария в целом скучна и однообразна: с работы домой, поспал и на работу. Нетворческий механический труд еще более усугубляет это. Поэтому пролетарий готов праздновать что угодно, лишь бы не серые будни. К тому же повод разнообразить весьма однообразное питание. Например, баранина в рационе москвичей достаточно редка, да часто и не по карману нищему гастарбайтеру. А вот в Кубран-Байрам выпадает повод поесть барашка. И многие пролетарии резко вспоминают о «религии предков», чтобы морально оправдаться за недешевое чревоугодие. Точно так же и яйца с куличами — в нищей русской деревне с натуральным хозяйством с весны систематически была голодовка, скрасить ее можно было только разовым праздником, а чтобы не жалко последнего, было оправдание, что «бог велел».

Вообще, феномен праздника не заканчивается на функции анкстезирования неприглядной и страшной реальности. Праздник — это еще и социализирующий элемент, поддерживающий веутреннее единство социальных групп (в том числе и классов). Буржуа, разумеентся, в религиозном празднике хочет объединить угнетенных и угнетаемых как «православных», но так как фактического единства нет, то получается просто театр. Власть имущие стоят службы со свечками в руках, обмениваются золотыми яйцами и уходят на банкет, а народ продолжает единение с самим собой, обмениваясь традиционными рецептами куличей и крашеными в луковой шелухе яйцами.

И когда дело касается простых пролетариев, суровый ригоризм комсомольцев 20-х неуместен — когда тебя угощают из самых лучших побуждений куличом, его надо брать и есть, а еще лучше, если и сам можешь угостить. Традиция, пойдя в народ, давно уже выхолостила религиозное содержание обрядовости, и никто уже не думает всерьез (за исключением кликуш), что, съев яйцо, автоматически приобщится к святому духу или это даст церкви какие-то права на его свободу совести.

Совершенно незачем устраивать представления, отделяя себя от массы празднующих по столь незначительному поводу. Для атеиста это просто еда, не несущая никакого сакрального смысла, просто архаичный маркер «свой-чужой». Становиться чужим для атеиста, тем более по столь незначительному поводу, смысла нет. И, кстати, скорей атеистическую лекцию послушают именно от «своего»,’ который сел за общий стол и закусил кагорчик яичком с куличом, а не от того, который из себя Джордано Бруно косплеит.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.