Программа коммунистической партии
25-11-2017

Программа коммунистической партии

 

 

Истина всегда конкретна, и строить коммунизм можно только конкретно, по конкретному плану, а не по программе, представлявшей собой набор лозунгов, благих пожеланий и горизонтов. Но хрущевский подход к выработке стратегии партии предопределил и то, что его «семилетка» была первым невыполненным планом в СССР. Одно дело составлять именно первую в истории программу для объединения единомышленников в условиях господства капитализма, а другое, когда партия с полувековой историей с помощью программы уговаривает саму себя строить коммунизм в условиях безраздельной политической диктатуры рабочего класса.

Программа партии составляется для учреждения партии, а не для мобилизации народа на решение социальных и инженерных проблем. Программа партии есть документ для внутреннего пользования, выражающий наиболее общие установки, вокруг которых могут объединиться люди адекватных представлений о предпосылках и путях реализации коренных целей коммунизма. Программа не способна заменить собой ни детальные теоретические разработки важных положений данного мировоззрения, ни предметный поэтапный план использования уже созревших объективных предпосылок строительства коммунизма и создания новых для его завершения.
Необходимо понимать, что:

 

1. Программа, по своей сущности, есть оглашение наиболее общих намерений членов партии и не более того.

2. Теория — наиболее общие рассуждения по поводу объективной состоятельности заявленных намерений и объективных законов их реализации.

3. Коренное социальное переустройство общества возможно лишь в форме реализации конкретного плана созидания с балансировкой всех конкретных материальных, субъективных, пространственных и временных факторов.

 

Именно о необходимости второго и третьего пунктов подготовки к практической работе, Хрущев меньше всего догадывался. Ленин же не боялся «ввязаться в драку», поскольку имел глубокие научно-теоретические познания и выработал научные ответы на вопрос «что делать» применительно, практически, к любой ситуации, а потому, при жизни, неизменно побеждал всех врагов прогресса и остался самой известной личностью в истории человечества.

Правда, и Хрущев не боялся ввязываться в «любую драку» потому, что, просто, … не боялся.

В период обсуждения программы КПСС в школе, где я учился, комитет комсомола провел диспут на тему строительства коммунизма. Вспоминая ход и результаты диспута, могу сказать, что он прошел интересно и завершился весело. Разошлись мы в прекрасном настроении, поскольку шуточных вопросов и предположений было больше, чем зрелых размышлений. Особенно детей удивлял лозунг бесплатности. Только позднее стало понятно, что рассуждения старшеклассников, по степени теоретической поверхностности, не отличались от представлений самого Хрущева и его академиков о коммунизме.

Самое печальное, что и этому школьному диспуту, и всем гражданам СССР, в нарушение объективных законов управления и педагогики, не были предпосланы научно-теоретические исследования по важнейшим проблемам строительства коммунизма. Можно даже сказать, что, с приходом Хрущева к власти, был утрачен важнейший элемент политической культуры ленинского-сталинского периода её истории. Исчезла практика теоретического обоснования стратегии и тактики партии в связи со сложившимися объективными и субъективными обстоятельствами, т.е. Сталин был последним генсеком, который был способен сам написать теоретическую работу, например, «Вопросы ленинизма» в период острой идейной борьбы внутри партии. После ХХ съезда практика теоретического исследования каждого пройденного или качественно нового этапа борьбы с извлечением уроков была прервана. Решения, принимаемые голосованием на съездах КПСС, на международных совещаниях руководителей компартий надолго заменили теоретические доказательства.

Возвращаясь к школьному диспуту нужно сказать, что партийная и комсомольская организация школы ни в малой степени не озаботились тем, чтобы придать коммунистическому по сути мероприятию, действительно, просветительский и организаторский характер. Впрочем, как мне стало ясно позже, школьным учителям той эпохи это было не под силу. Что могли сказать ученикам учителя, например, по литературе, если писатели того времени сами разбирались в теории и проблеме коммунистических идеалов не лучше Стругацких.

 

(…)

 

Одичание молодежи, перерождение комсомольцев в поколение «пэпси» стало возможным потому, что среди вопросов, наименее разработанных в КПСС, был и остается вопрос о воспитании, т.е. о социальном антропогенезе человека коммунистического общества. Поэтому составителями хрущевской программы было решено позаимствовать и слегка перефразировать некоторые евангельские заповеди в… моральный кодекс строителя коммунизма, как будто, например, воровство до Иисуса существовало постольку, поскольку ещё не была сформулирована соответствующая заповедь. До сих пор, некоторые левые считают тот моральный кодекс удачным ходом, не замечая в этом элемента богостроительства, прикрытого фиговым листочком несущественного редакционного макияжа.

Члены партии хрущевской эпохи не учли требований ленинского учения в той части, в которой доказано, что морально лишь то, что служит делу построения коммунизма. А поскольку коммунизм есть соединение всех сторон человеческого бытия с наукой, то и все нормы поведения могут быть признаны рациональными только в том случае, если их содержание выведено наукой и подтверждено всей общественно-исторической практикой, а не позаимствовано из религиозных трактатов.

Все докоммунистические нормы морали, есть продукт перехода первобытного коммунизма к рабовладению, когда, например, принцип «не укради» стал необходим классу рабовладельцев, феодалов и предпринимателей для защиты себя от возмущения ограбленных людей. И римское право, и религиозная мораль становятся на защиту интересов господина, который может отнять у раба, крестьянина и пролетария всё, вплоть до самой жизни, а раб, крестьянин и пролетарий обязаны умирать от голода с ангельскими улыбками на лице. Захват чужих земель, например, инков и ацтеков, феодалы и церковь не считали воровством, но тут же насаждали христианство и запугивали туземцев адом, закрепляя лишь за ними обязанность «не укради», т.е. за теми, кого сами обворовали а затем обязали выполнять заповедь «не укради».

Вместо того, чтобы научно довести до сознания масс причину существования воровства и конкретные пути ликвидации этого пережитка классового общества, коммунисты записали требование не воровать в основном внутрипартийном документе. Т.е. поколению, совсем недавно пережившему муки войны, годы страшнейшего аскетизма, вместо ясного доказательства исторических причин существования института воровства и пропаганды конкретного плана создания объективных предпосылок борьбы с причинами, порождающими воровство, был предложен моральный принцип из басни Крылова о коте Ваське, вместо научного политического и материально-технического решения проблемы.

Если в сталинский период воровство и бандитизм в стране явно шли на убыль, то при Хрущеве началось возрождение воровства и преступных сообществ.

Это, тем более, печально, что непререкаемое положение КПСС в то время позволяло организовать и более действенную политику и глубокое изучение марксизма-ленинизма, причем, не по школярски, т.е. оторвано от общественной практики, а через вовлечение масс в решение самых актуальных, самых важных вопросов, через неуклонное повышение политической зрелости молодежи.

Источник



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.