Опыт пропагандистской работы в оффлайне
28-10-2013

Никита Быстров

Опыт пропагандистской работы в оффлайне

 

 

Пообщался тут в Чебоксарах с группой местных «левых». Нашли они меня через интернет, пригласили на встречу. Собственно, со времени своей СКМ-овской молодости с левыми в живую не общался. Вот и интересно стало, так скажем, на практике проверить то, что на теоретическом уровне давно уже выявлено. А именно, что современное левое движение суть рассадник оппортунизма.

И действительно, за 13 лет, прошедших с СКМ-овских времен, в левом движении практически ничего не изменилось. Все та же мелкая межорганизационная возня, все тот же примат организационного над теоретическим, все тот же мелкий акционизм под бестолковейшими лозунгами «освобождения политзаключенных» (объявляемый «выходом в массы», хотя подобные «выходы» 5-10 человек являются для масс лишь посмешищем). Разве что добавилась «борьба с фашнёй», выражающаяся в мелких стычках.

Логично, что подобная тактика, бесполезность которой доказана практикой, является отражением, прежде всего, научно-теоретической слабости современных леваков. Причем эта же слабость не позволяет им понять позицию «Прорыва», которую я попытался до них донести. Точнее, так. На словах, признается необходимость научного развития. Чувствуется, что ребята читали Ленина, Сталина, и даже кто-то, местами, Гегеля. Но, несмотря на это, навыков диалектического мышления у них нет. Поэтому их вот эта якобы марксистская образованность ни в коей мере не входит в противоречие с оппортунистической практикой. Хотя бесполезность такой практики иногда даже осознается. Только очень своеобразно.

К примеру, из того, что рабочий за леваками не идет, делается вывод, будто рабочий сам «не такой уже». Дескать, рабочий не воспринимает левую пропаганду потому, что «развитие империализма делает его соучастником эксплуатации других народов, то есть превращает его в объективно заинтересованного в империализме». Отсюда, в свою очередь, делается вывод, что работать надо с трудовыми мигрантами, которые (опять же по их наблюдениям) более склонны к восприятию коммунистической пропаганды.

Какая детская наивность! Трудовые мигранты потому и восприимчивы к примитивной пропаганде, что их положение является наиболее бедственным, а уровень культурного развития наиболее низким. Интересная «революция» получится, если леваки, способные «родить» только примитивную пропаганду, вдруг распропагандируют на выступления мигрантов, на эту примитивную пропаганду клюнувших. Максимум, во что выльется данная «революция» — погром «буржуев», драка с ментами и неминуемое поражение.

Подобная тактика в левом движении называется «хвостизмом». Хвостисты очень расстроены, что рабочий их не понимает, из чего делают вывод, что с рабочим надо разговаривать о том… что он сам думает о своем положении. Изредка этот разговор с рабочим «на его языке» можно приправить марксистскими терминами. А если их рабочий не поймет — упростить все вплоть до выхолащивания содержания.

Причем, что интересно, оправдание своему хвостизму оппортунисты находят… у Ленина. Дескать, «а ведь большевики тоже упрощали свои лозунги». Так вы-то, ребята, не большевики. Ленин мог пойти на выдвижение простых и понятных лозунгов в силу высочайшего уровня научной подготовки. Он понимал, что можно упростить, как упростить, когда можно это упрощение выдвинуть в качестве лозунга, а когда необходимо снять. Вот она — грань между хвостизмом и большевизмом. Когда упрощает авангард (объективный, в силу своей научной подготовки, авангард) — это большевизм, когда упрощают те, у кого ни одного научного труда за плечами нет, — это хвостизм.

Кроме того, в ходе дискуссии по данному вопросу выяснилось, что местные левые банально не понимают отличие объективного классового интереса от субъективного интереса определенных групп пролетариев в тех или иных условиях. Так, к примеру, то, что капиталист и его профсоюзные прихвостни внушает пролетарию, будто его интерес состоит в повышении зарплаты, и пролетарий в это охотно верит — это, оказывается, «доказывает», что объективный интерес у пролетария изменился. Но коммунисты прекрасно понимают, что объективный интерес здесь не при чем. Подобными манипуляциями капиталисты лишь предотвращают пролетария от ОСОЗНАНИЯ своего объективного интереса, состоящего в ликвидации отношений частной собственности.

Теперь что касается отношения местных левых к «Прорыву». Тут тоже интересная ситуация. С одной стороны, научный авторитет журнала они признают. С другой, — читают наши статьи крайне невнимательно. То есть банально страдают умственной ленностью. Чувствуется, что прочитаны статьи поверхностно, а иногда просто до половины. Как же, читать-то некогда, надо идти флагами махать! Но наибольшее непонимание, как и ожидалось, вызвали идеи «Прорыва» о научном централизме. И здесь снова обнажилось непонимание данными товарищами базовых философских категорий. 

К примеру, задавался такой вопрос. Дескать, «вот вы, «прорывовцы» называете оппортунистами кого-то, а они, в свою очередь, называют оппортунистами вас. Откуда, спрашивается, нам понять, кто же все-таки оппортунист?»

Ну, во-первых, чтоб понять, нужно иметь определенный уровень научной подготовки. Уровень научной подготовки, в свою очередь, определяется не количеством прочитанных трудов классиков марксизма-ленинизма, а КАЧЕСТВОМ усвоения прочитанного материала, УРОВНЕМ понимания материала и, следовательно, СПОСОБНОСТЬЮ самостоятельно диалектически мыслить и применять диалектический метод на практике при исследовании общественных процессов.

Но дальше у моих собеседников возник новый вопрос: «А как понять, кто мыслит диалектически, а кто нет?» Действительно, невозможно первокласснику понять, к примеру, кто прав в споре двух профессоров-физиков. Вообще сама постановка такого вопроса свидетельствует о том, что задающий его диалектическим методом сам не владеет. То есть он либо не способен отличить правильную точку зрения от неправильной, научную постановку и решение вопроса от ненаучного; либо вообще отрицает существование объективной истины, полагая, что правы могут быть обе стороны; либо отрицает существование общественной науки и, как следствие, существование объективных законов в данной форме материи.

Единственный путь к тому, чтоб уметь отличать оппортуниста от коммуниста, — это овладение марксистским диалектическим методом. Каковы критерии того, что овладел? Практика — вот единственный критерий. Если человек не первый год состоит в левом движении, но до сих пор вся его деятельность сводится к акционизму и организационным дрязгам; если он называет себя коммунистом, при этом не удосужившись написать ни одной научной статьи или хотя б заметки, то вывод может быть только один: перед нами тот, кто диалектическим методом не овладел. О владении марксистским диалектическим методом свидетельствует способность человека делать безошибочные выводы о сущности происходящих явлений и грамотно эти выводы излагать.

Что такое «безошибочные выводы» — ребята тоже, увы, не понимают. Поэтому объясню на пальцах. Взять тот же журнал «Прорыв» и его противников. Почему выводы «Прорыва» касательно его противников являются безошибочными, — это доказано на практике. «Какой практике?» — спросят оппортунисты. Да практике последних 20 лет существования левого движения под руководством оппортунистов. Каковы результаты этой практики? Да нулевые. Научно-теоретическая деградация и, как следствие, изоляция коммунистического движения от пролетариата. Пролетариат не видит в нынешних левых своего научного авангарда, поскольку они объективно таким авангардом не являются. Они не понимают объективных интересов пролетариата, в силу чего, не способствуют объединению пролетариата в класс, то есть осознанию им своих объективных классовых интересов. Поэтому абсолютное большинство левых групп, в том числе те, которые громко называют свои объединения «партиями», являются группами оппортунистическими. Вот это как раз безошибочно доказано «Прорывом».

В противовес этой потерпевшей однозначное поражение стратегии и тактике оппортунизма, в «Прорыве» была выдвинута идея создания партии научного централизма. И вот идея организации коммунистической партии на основе принципов научного централизма как раз вызывает наибольшее непонимание в среде «леваков». Дескать, «как так, позволить принимать решения кучке избранных? кто даст гарантию, что они правы? с чего вы взяли, что эта идея сработает, а не приведет к изоляции коммунистов от рабочего класса? и т.п.»

Позвольте, идея научного централизма никогда не предполагала создание некой закрытой касты избранных «диаматиков». Наоборот, место в этой «касте» доступно абсолютно для всех, кто возьмет на себя труд добросовестно овладеть марксистской диалектикой. Только дело в том, что добросовестно изучить марксистскую диалектику — задача, безусловно, гораздо более сложная, нежели участие в разного рода «акциях», организационные игры в демократический централизм, да уличные драки с «фашистами» или ментами. Кроме того, это задача гораздо более сложная. Во многом, благодаря позднесоветской пропаганде, художественной литературе, фильмам, коммунист в массовом сознании — это не ученый, не «кабинетный работник», а народный трибун, уличный боец, бравый красноармеец или, на худой конец, хозяйственный работник или политрук (опять-таки с очень поверхностным пониманием марксизма).

Вот и не стыкуется в головах молодых людей, заинтересовавшихся марксизмом, научная кабинетная работа с образом «революционного борца». Чем и пользуются многочисленные оппортунистические организации, вербующие молодежь в свои ряды. 

Далее. С чего «прорывовцы» взяли, что они правы? Так высокий уровень научной подготовки дает это право. И ничего более. Только высокий уровень научной подготовки коммуниста является гарантией того, что им будут приниматься правильные решения, что сущность того или иного явления будет им выявлена ВЕРНО, и, как следствие, им будет выбрана ВЕРНАЯ (причем единственно верная), победоносная тактика и стратегия.

Наконец, с чего мы взяли, что идея научного централизма «сработает», если она «не проверена на практике»? Ну так, во-первых, Подгузов в своих статьях показал, как конкретно научный централизм был «проверен на практике» и Лениным, и Сталиным, несмотря на формально провозглашавшиеся принципы демократического централизма. Только данные статьи моими собеседниками были прочитаны не до конца или же не поняты. Во-вторых, собственно, диалектический метод тем и хорош, что позволяет найти верное решение на теоретическом уровне, понимая объективные законы общественного развития, а не экспериментальным путем.

Так что у молодых современных «левых» есть два пути. Либо продолжать заниматься ерундой, вроде бестолковых акций, растрачивая свою жизненную энергию, фактически, в интересах буржуазии. А это именно в интересах буржуазии — направить активность левых в безопасное для класса капиталистов русло. Либо же взяться за ум, разорвать все связи с оппортунистами, выйти из оппортунистических организаций, перестать заниматься «партстроительством», а набраться усидчивости и сесть за серьезное изучение материалов «Прорыва» и работ классиков марксизма-ленинизма. Проще говоря, последовать завету Ленина, который говорил о том, что, чтоб объединиться (на твердой марксистской платформе), нужно решительно размежеваться (с оппортунизмом).

В конце концов, если из небольшого количества местных левых выявится хоть один ученый марксист, а все оппортунистические организации развалятся, от этого делу коммунизма только польза будет.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.