Что такое стоимость?
28-02-2019

Что такое стоимость?

 

Стоимость — слово, принятое для обозначения ФОРМЫ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ЛЮДЬМИ, возникающих по поводу количества абстрактного труда, содержащегося в обмениваемых товарах. В современном обществе считается совершенно нормальным, когда обменивающиеся стороны, торгуясь, стараются за меньшее количество своего абстрактного труда выменять большее количества труда другого товаровладельца. Обменные отношения, произошедшие с нарушением пропорций количества абстрактного труда, заключенного в обмениваемых товарах, называются неэквивалентным обменом. Человек, обманувший ближнего своего по этому показателю в процессе торгов и обмена, считается предприимчивым человеком, умным и трудолюбивым. Человек, согласившийся на обмен большего количества своего абстрактного труда на меньшее, считается в современном обществе не добрым, а глупым, и вообще лохом. 

Оценивая свои наиболее значительные достижения в теории стоимости, сам Маркс писал, что стоимость, по своей сущности, есть форма производственных, т.е. экономических отношений между людьми по поводу продуктов труда, созданных для обмена в системе частной собственности. Именно это величайшее открытие Маркса в теории стоимости особенно высоко ценили и Энгельс, и Ленин. Кроме того, сам Маркс считал, что наиболее сложной для понимания частью «Капитала» и является раздел, посвященный проблеме «простой случайной формы стоимости», которую он изложил настолько популярно, насколько она позволяет это сделать. 

Недобросовестные читатели Маркса самоуверенно полагают, что проблема стоимости вращается вокруг правильного или неправильного подсчёта величины стоимости. Поэтому с места в карьер начинают считать «чё-почём», из каких факторов складывается величина стоимости, не понимая, что обмен продуктов в пределах эквивалентности их стоимостей, есть глубоко теоретическая научная (а не бухгалтерская) абстракция, не имеющая ни одного случая практического воплощения, тем более, в те далекие тысячелетия, когда обмен продуктами как товарами уже происходил систематически, а мир не знал ни денег, ни римской, ни арабской «цифири». 

Именно то, чего больше всего опасался Маркс и происходит с большинством умственно ленивых его «постижателей» сегодня. Маркс совершил гениальное открытие, доказав, что стоимость есть форма случайных, анархических объективных производственных, экономических отношений, исключающих на практике эквивалентность, гармонию общественного воспроизводства, порождающих диспропорции и, следовательно, экономические кризисы, мировые войны и потому отношения стоимости не только объективно обречены, в конечном итоге, на отмирание, но должны энергично и грамотно искореняться коммунистами, если они собираются строить общество без нищеты, коррупции, кризисов и войн. 

Многие так и не поняли, что, не уничтожив отношения стоимости, невозможно ликвидировать экономические отношения прибыли, т.е. узаконенное воровство. Но «постижатели» Маркса абсолютизируют научную абстракцию марксовых «таблиц», где два владельца продуктов, т.е. разной потребительной стоимости, обменивают их как товары в пропорциях, удовлетворяющих обоих товаровладельцев, и потому такой обмен выглядит для простофили как действительно эквивалентный, тем более, в глазах стороннего наблюдателя, хотя, на самом деле, в условиях рыночной экономики ни один товаровладелец никогда точно не сможет определить меру этой эквивалентности. Один из товаровладельцев всегда останется в дураках, и в этом вся правда о рыночной экономике.

А наши услужливые «постижатели» умудряются возвести в ранг абсолютной научной истины пропорцию, рожденную не Марксом, а стихией рыночных отношений безграмотных продавцов: 1 овца = 100 кг. пшеницы = 10 г. золота = 2 сапогам и т.д. Затем все «постижатели» начинают искать пути точного подсчета стоимости, выраженной в денежных единицах, игнорируя вывод Маркса о том, что денежное обращение только усиливает хаос, анархию, инфляцию, диспропорцию, кризисы и военно-политическую напряженность в мире. 

Иными словами, именно непонимание сущности стоимости, как формы производственных анархических и только анархических экономических отношений, приводит к тому, что большинство безграмотных «постижателей» и «доброхотов» от марксизма вместо доказательства объективного людоедства, реакционности стоимостных рыночных отношений, незаметно для самих себя обеляют стоимость, этого «черного кобеля» рыночной демократии, поисками методов «точного» определения величины стоимости, через скрупулезный обсчёт «абстрактных общественно необходимых трудозатрат», поскольку многим «постижателям» марксизма хватило ума лишь на заучивание одного из глубоко частных выводов Маркса о том, что количественная определенность отношений стоимости формируется количеством абстрактного общественно необходимого труда, затраченного производителем при изготовлении товара. Такие марксисты всегда оставляют без внимания многократные указания Марса на то, что в рыночной экономике нигде, никто и никогда не собирался выполнять требования открытого им закона стоимости, и что закон стоимости всегда проявляет себя только стихийно, в конечном итоге, «как потолок, упавший на голову» уже после того, когда все участники рыночных отношений миллионы раз нарушили требования закона стоимости. В рыночной экономике все и всегда вольно и невольно нарушали и будут сознательно нарушать требования объективного закона стоимости не только потому, что все предприниматели вороваты по определению, а ещё потому, что из всех механизмов привнесения в общественное воспроизводство гармонии, метод подсчета трудозатрат наиболее абсурдный, и можно даже сказать, неосуществимый на практике вообще. Дело хотя бы в том, что (по своему психотипу) основная масса предпринимателей тяготеет к мировоззрению преступника и авантюриста. Поэтому ни один обмен в рыночной экономике не может состояться как эквивалентный, потому и биржу всегда лихорадит от спекулятивных проделок её игроков. 

А многие «теоретики» только и заняты сизифовым трудом развития и уточнения методов подсчета величины стоимости товара через трудозатраты и цены. «Заставь дурака богу молиться, — гласит русская пословица, — он рад и лоб расшибить». Так и здесь, «постижатели» ухватились за количественную сторону отношений стоимости, абсолютизировали её и превратились в добровольных бухгалтеров рыночной экономики. Своего апогея этот идиотизм достиг в программных положениях, выдвинутых во времена Хрущева, утверждавших, что к уничтожению стоимостных отношений между людьми следует и идти через их… развитие и присвоение им званий «социалистических стоимостных отношений», «плановых отношений стоимости», «плановых цен» и т.д. За «успешные» исследования подобного рода буржуи наградили советского математика Л. Канторовича, нобелевской премией. Он разработал теорию «оптимального планирования» с использованием… стоимостных и ценовых факторов. Большинство так и не поняло, что к торжеству научного планирования их пригласили идти через совершенствование… анархических методов «управления» экономикой. 



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.