Расчет на невежество масс — главное оружие реформаторов
20-06-2012

В чем едины современные демократы и патриоты

Как известно, начальный период Великой Отечественной войны (ВОв) явился для СССР самым обильным на потери, особенно среди мирных жителей. Однако нет никаких оснований утверждать, что окружения и потери, понесенные советскими войсками до битвы под Москвой, по своим последствиям напоминали «сталинградский котел», устроенный Красной Армией для фашистов. Между тем проплаченные «историки», отрывая начальный период ВОв от контекста всей войны, тем более, от конечной Победы Советского Союза в ней, тужатся представить события 22 июня 1941 г. и лета 1942 г. как позорный провал. Иначе говоря, ЗАКОНОМЕРНЫЕ трудности и потери начального периода ВОв являются тем историческим материалом, на извращении которого антикоммунисты спекулируют и вновь пытаются обмануть доверчивых российских вкладчиков.

Антикоммунисты, как известно, делятся на демократов и патриотов. И те, и другие в ходе «перестройки» внесли большой вклад в дело реализации планов Гитлера в отношении СССР (развал Советского Союза и колонизация его республик Западом, уничтожение власти рабочих и крестьян, установление тирании предпринимателей, ликвидация промышленности и сельской кооперации, организация безотцовщины, геноцида и т.д.). Предки нынешних патриотов даже успели послужить Гитлеру во власовских частях, к чему одобрительно относятся современные демократы. Предки нынешних демократов изрядно «поработали» на Троцкого в аппарате Ягоды, в шпионских школах Абвера, на «Голосе Америки», на британской «ВВС», основательно напакостили в ВЧК-КГБ, в Госплане СССР. И те, и другие на своих митингах носят власовские флаги. Отличие их позиций по вопросам ВОв состоит лишь в том, что демократы поносят все подряд, а патриоты иногда подхваливают Жукова.

Демократы и патриоты трогательно сходятся в том, что события 22 июня 1941 г., якобы, доказывают, во-первых, бездарность советского, партийного и военного руководства, особенно Сталина, «проморгавшего» момент нападения фашистской Европы на СССР, его непригодность в качестве стратега, во-вторых, порочность коммунистического экономического строя и потому неготовность(?) СССР к войне при наличии более чем достаточного количества танков и самолетов(!), в-третьих, что СССР выиграл войну ценой двадцати миллионов (а Шеварднадзе как-то брякнул про 27 миллионов) погибших, в-четвертых, что под Москвой и Сталинградом победы стали возможны только после «крестного хода» с иконой «божьей матери», в-пятых, что войну выиграл не Сталин, а русский народ и т.д., и т.п.

Однако на антикоммунистов не обижаются. У холопов рынка есть свойство, присущее всем бессовестным, т.е. продажным людям: будучи уличенными в глупости, они, не стирая с лица капель…, начинают «ошибаться» по какому-нибудь другому, спешно «высосанному из пальца», поводу. А поскольку истина одна, а пальцев для обсасывания много, постольку нет нужды «метать бисер перед свиньями». Не будем «здравствоваться на каждый чих», а рассмотрим лишь бесспорные факты истории в расчете на то, что подрастает новое поколение читателей, познавшее на собственном опыте мерзости рыночной демократии и способное добросовестно поразмышлять над тем, какую Родину отняли у них антикоммунисты, т.е. демократы в союзе с патриотами.

Факт первый

Фашистским интервентам не удалось захватить Москву, хотя взятие столицы СССР по первоначальному стратегическому замыслу рассматривалось Гитлером как олицетворение политического разгрома большевизма.

Разумеется, спасение Москвы от фашистских варваров «стоило» советскому народу гигантских усилий и больших жертв. Но в семидесятые годы, даже такие эгоисты как Окуджава, примазываясь к чужому бескорыстию, цинично гнусавили, что «нам нужна одна Победа, одна на всех, мы за ценой не постоим…».

Когда же демократы захватили власть, некоторые «литераторы» из числа фронтовиков, такие как Быков, Бакланов, привыкшие, придерживая фигу в кармане, получать денежные премии и звания Героев Социалистического труда, принялись соревноваться в оплевывании подвига советского народа и его Верховного Главнокомандующего.

К числу писак более скромного калибра, плюнувших в историю, относится, например, и Бешанов, автор абсурда под названием «Танковый погром 1941 года». По Бешанову, советские танкисты воевали столь бездарно, а танки были так плохи, что не только Москву, но и Владивосток фашисты должны были взять до 7 ноября 1941г. Когда читаешь эту, с позволения сказать, книгу об успехах фашистских танкистов, то складывается впечатление, что на следующей странице Бешанов, наконец-то, сотрет главное «белое пятно» истории ВОв: Москва была-таки взята немцами, но все последующие годы ЦК КПСС и его «АиФ» скрывали этот «факт» от народа.

Еще один подобный «бешанов», не помню его фамилию, в начале 90-х годов разродился статьей о превосходстве фашистских ассов и их самолетов над советскими. Однако даже этот «фантаст», ближе к концу статьи, проговорился: «В первом периоде войны немецкая авиация господствовала в воздухе. Но когда у немцев не осталось самолетов, то господство в воздухе перешло к советской авиации». Автор не «захотел» разъяснить читателям, почему фашистские «ассы» остались без своих «лучшесоветских» самолетов? Однако не на лошадях же с вилами наперевес за ними гонялись красноармейцы!

Добровольные адвокаты всесторонне битого фашистского военного «искусства», подобные Бешанову, «не замечают», что умело воевавшие фашисты, ВПЕРВЫЕ за неполных три года второй МИРОВОЙ войны, были РАЗГРОМЛЕНЫ не под Варшавой, Парижем или, на худой конец, под Дюнкерком, а под Москвой всего на шестом месяце Великой Отечественной войны Советского народа против европейского фашизма и именно Красной Армией, воспитанной политическими комиссарами.

Именно БОЛЬШЕВИКИ после нескольких месяцев, как казалось, сокрушительных военных поражений, впервые в истории России не позволили иноземцам захватить ее столицу. Этот ФАКТ выглядит особо впечатляюще на фоне монархической традиции сдавать Москву первому напавшему — монголам, полякам, французам (а сегодня практически всем иностранцам сразу).

В другой своей книге, «Год 1942 — «учебный», Бешанов «открыл», что неудачи Красной Армии в весенне-летний период 1942 г. обусловлены тем, что «бездарный» Сталин не догадался, о чем «думал» Гитлер весной 1942 г. Бешанов пытается навязать читателю мысль, что если бы Сталин догадался о планах Гитлера, то весной-летом 1942 г. Красная Армия одержала бы блестящие победы над армиями фашистской Европы. Дескать, имелся выигрышный ход, но диктатор-Сталин проигнорировал советы компетентных военных.

Бешанов не понимает, что догадаться, о чем «думает» психопат сложно в принципе, даже лечащему психиатру. А будь Гитлер не психом, он не повторил бы самоубийственный эксперимент Наполеона и учел советы Бисмарка. Но природа затруднений начального периода ВОв, вплоть до Сталинградской битвы, для советского военного и политического руководства состояла в ином.

Во-первых, при тех средствах, которыми располагал Гитлер к весне 1942 г., одержать «ловкую» победу над фашистской армией не мог никто, даже Сталин, даже оголив оборону Москвы. О каком стратегическом просчете Сталина на первом году ведения войны можно говорить, если, например, британская колониальная империя, имевшая САМЫЕ БОЛЬШИЕ В МИРЕ людские и сырьевые ресурсы, широкую финансовую, техническую и военную помощь США, только на пятом году своего участия во второй мировой войне стала одерживать в Северной Африке кое-какие победы над ничтожной, по меркам битвы за Москву, «армией» Роммеля. Так, в марте 1943 г., Черчилль послал Рузвельту свой черновик письма Сталину, в котором планировал сообщить Сталину о скором сражении в Тунисе, в котором Черчилль собирался использовать 200-тысячную армию Монтгомери против 80-тысячной группировки немцев и итальянцев. Обращаясь к Сталину, Черчилль писал: «Мы полагали, что Вы пожелаете познакомиться с этими деталями, хотя масштабы этих операций невелики по сравнению с громадными операциями, которыми Вы руководите». Действительно, как можно, не краснея, писать о трудностях борьбы против 80-тысячной фашистской группировки в Тунисе, если для летнего наступления в 1942 г. Гитлер сосредоточил на южном направлении советско-германского фронта 900 тыс. человек, 1260 танков и 1760 самолетов. Объем стратегических резервов, созданный Гитлером при помощи денег США и Англии, исключал для Красной Армии возможность победы летом 1942 г. Гитлер еще сохранял способность создавать на решающем направлении двух и более кратные преимущества по авиации и танкам.

Во-вторых, Советскому Генеральному штабу противостоял фашистский генеральный штаб, сотрудники которого не были психами, имели опыт первой мировой войны и четырехлетний опыт УСПЕШНЫХ вторжений в Австрию, Чехословакию, Польшу, Норвегию, Бельгию, Францию, Греции. Тем показательней, что до победы советского Генерального штаба под Москвой, ни одному генштабу мира вообще не удалось показать свое превосходство над фашистским генштабом. На территории же СССР, фашистскому генштабу, руководимому Гитлером, не удалось реализовать НИ ОДНОГО своего СТРАТЕГИЧЕСКОГО плана. Эти планы рухнули не сами собой, а в столкновении с более высоким качеством стратегического мышления Генерального штаба Красной армии, руководимого Сталиным.

Тем не менее, к началу ВОв даже советский Генеральный штаб (обладавший некоторыми навыками организации наступательных операций) не обладал ОПЫТОМ АБСОЛЮТНО УСПЕШНОЙ ОБОРОНЫ в условиях массового применения интервентами авиации и беспрецедентно крупных танковых соединений. Поэтому Красной Армии приходилось учиться обороне в принципиально новых военно-технических условиях. К 22 июня 1941 г. даже позаимствовать опыт обороны было не у кого. Армии Польши, Норвегии, Бельгии, Голландии, Франции, Греции и даже Англии потерпели абсолютно позорные и молниеносные поражения во всех сухопутных операциях начального периода второй мировой войны. В отличие от перечисленных жертв агрессии, Красной Армии удалось выстоять и завершить победой первый этап войны, НО(!), используя вовсе не преимущества тактической и оперативной подготовки советских Вооруженных Сил, а превосходство политической и экономической системы строящегося коммунизма. Причем, нарастающее в ходе войны преимущество в силах и средствах обеспечивала коммунистическая плановая социально-экономическая система, которая не мобилизовывала последние запасы, а наращивала объемы и эффективность производства в ходе самой войны.

Тактическое и оперативное искусство относительно легко осваивается любой армией и не может дать решающего преимущества на войне. Здесь достаточно толкового сержанта и хорошего комбата.

Но, если тактическая обученность войск не подкреплена объективным стратегическим превосходством страны, то конечной победы у такой армии быть не может, как бы фанатично и умело не сражались солдаты. Войны ведутся не для того, чтобы продемонстрировать превосходство взводной тактики или оперативного искусства. Война «вчера» и «сегодня» велась и ведется рыночными странами ради стратегического разгрома военно-экономического потенциала любой другой страны с целью ее последующего разграбления.

Различие коммунистической и рыночной экономик по их воздействию на мышление в том и состоит, что рыночные условия формируют виртуозов тактического мышления, а коммунистическая действительность формирует у людей стратегическое мышление, правда, только тогда, когда строительство коммунизма осуществляется в соответствии с объективными законами, как это было в ленинскую и сталинскую эпоху истории страны. Рынок есть царство импровизации и субъективизма. Коммунизм есть торжество научного, системного, стратегического подхода к бытию. Поэтому, всякий раз, когда ленинская или сталинская «модель» коммунизма сталкивалась в противоборстве с капитализмом, то конечная победа, т.е. победа, имевшая стратегическое значение, оставалась за коммунизмом.

Объективности ради следует отметить, что не Сталин в Кремле, а именно генералы и офицеры на местах, организуя оборонительные бои и сражения первого периода ВОв порой не проявляли необходимого мастерства, хотя массовый героизм имел место. Многие бои и сражения начального периода проигрывались подразделениями Красной Армии на тактическом и оперативном уровнях и, если бы не наличие объективного стратегического превосходства коммунистической системы над капиталистической вообще и над фашистской в особенности, то СССР постигла бы участь Польши, Норвегии, Бельгии, Голландии, Франции, Греции, Югославии.

Относительно хорошая подготовка фашистского тактического звена в начальном периоде ВОв объясняется тем, во-первых, что капитализм вообще, а фашизм в особенности, мог делать ставку в борьбе со Сталинской моделью коммунизма только на внезапность массового применения тактически вышколенных войск. В те времена захватнические колониальные войны вообще являлись предметом гордости политической «элиты» западных рыночных стран. Поэтому натасканный офицер-захватчик был важнейшим доводом «цивилизованного» Запада «в разговоре» с народами мира. Для коммунистического строительства армия излишня в принципе. Поэтому вполне закономерно, что первыми декретами коммунистов, после падения империал-демократического правительства России, были декреты, призывающие все правительства к немедленному миру без аннексий и контрибуций, ко всеобщему и ПОЛНОМУ РАЗОРУЖЕНИЮ. Буржуазный демократический мир нагло отверг эти предложения, поскольку для капитализма военная сила является органическим, решающим инструментом выживания его экономики. Более того, для неоколониальных метрополий и их монополий военное «строительство» и сами войны — наиболее доходный бизнес.

С приходом Хрущева во власть и демонтажом сталинских принципов строительства коммунизма, империалисты избрали гонку вооружений как средство, способное разорить СССР, поскольку народ и партия приняли программу ускоренного строительства коммунизма… капиталистическими приемами.

Но в 30-е годы прошлого века сталинская экономическая политика лишала капитализм преимуществ. Рыночная система годами корчилась в тисках мирового экономического кризиса, вынашивая в своем чреве Муссолини, Гитлера, Хорти, Антонеску, Маннергейма, Мозли. Не имея стратегических преимуществ над коммунизмом, буржуазия была вынуждена сосредоточивать внимание на последних, доступных ей средствах, т.е. на милитаризации экономики, на фашизации населения, на муштре «пушечного мяса». Контраст двух социально-экономических систем выглядит особенно разительно, если вспомнить, что в эти же самые кризисные для капитализма 30-е годы сталинская коммунистическая система ежегодно выделяла на нужды развития науки и образования от 25% до 29% государственного бюджета СССР. Как видим, не на гонку вооружения, а на науку, поскольку было ясно, что высокообразованное население, в случае необходимости, безусловно овладеет всеми теми тактическими «премудростями», которые доступны уму даже сержанта и офицера буржуазной армии.

Приказы по Красной Армии первых месяцев ВОв и политические решения ГКО свидетельствуют, что в начальном периоде ВОв были выявлены и учтены многие конкретные тактические и оперативные просчеты военных. Тактическое неумение быстро преодолевалось в процессе обучения войск резерва, а каждый оперативный просчет компенсировался не только лишением виновных их генеральских погон, но и введением в дело стратегических резервов. Всякий раз, когда Сталин назначал Жукова для замены отстраненных генералов, будь то на Халхин-Голе, или под Москвой, он спрашивал: «Товарищ Жюков, что Вам необходимо для победы?». И всякий раз заявки Жукова на выделение под его командование танковых корпусов, воздушных армий, артиллерийских полков РВГК, общевойсковых армий и кавалерийских дивизий были в достаточной степени удовлетворены. Т.е. Сталин прекрасно знал, что необходимо генералам для победы, и эти решающие «вещи» всегда были у Сталина в «кармане».

Здесь самое время «бешановым» воскликнуть: «Ага! Заваливали фашистов трупами красноармейцев!», «Латали дыры телами солдат!».

Хотелось бы предложить всем демократам России на собственном опыте убедиться в идиотизме этого «пункта» обвинения и, изобразив из себя «горы трупов красноармейцев», попытаться остановить этой «горой» хотя бы один самый слабый трофейный немецкий танк Т-3, не говоря уже о танковых армадах Гудериана, бомбардировщиках и истребителях Геринга. За рычаги управления танком можно посадить даже демократа. Нет такого препятствия, через которое не переедет демократ, если ему заплатить.

Остановить фашистскую технику могла только другая техника, превосходящая фашистскую по характеристикам и, следовательно, управляемая людьми соответствующей квалификации и морально-психологической закалки. Утопить «танковые клинья» Гудерина в «коктейле Молотова» было технически невозможно. Опыт показал, что к 22 июня 1941 г. из всех стран антигитлеровской коалиции наукой, техникой и универсально образованными людьми в стратегических масштабах обладал только Советский Союз. Сталин знал не только то, что знают все генералы, и не только то, «откуда» берутся техника и вооружения, но и реально обеспечил генералов всем необходимым для «их» победы: и новейшей техникой, и необходимым материальным снабжением, и воинским контингентом необходимого уровня общей образованности.

Именно твердое следование коренным положениям марксистско-ленинской теории военной стратегии позволило Генералиссимусу Сталину обеспечить проведение победоносной стратегической линии в беспрецедентной войне.

ФАКТ, что сам Гитлер в 1942 г. отказался идти на Москву, признав, тем самым, абсурдность плана Барбаросса, учтя, к тому же, отсутствие каких бы то ни было признаков ослабления оборонительной группировки под Москвой. А Бешанов продолжает искать в фашистском военном «искусстве» признаки превосходства.

Тем не менее, одержав беспрецедентную победу, Сталин не торопился думать, что уже преподал фашистам под Москвой урок такой основательности, и нанес им такой урон, после которого психопат Гитлер не решится послать свое пушечное мясо на Москву еще раз, тем более что конфигурация фронта на московском направлении все еще благоприятствовала фашистскому наступлению.

В своих мемуарах Жуков, Василевский и др. свидетельствуют, что после победы под Москвой, Сталин провел несколько совещаний на самом высоком военном и политическом уровне, где были обсуждены различные предложения, в том числе и Генерального штаба, относительно стратегии на 1942 год. Не ослабляя московское направление, особенно группировку ПВО, но, сознавая возможность наступления фашистов и на юге, Сталин дал согласие на проведение ряда операций именно на южном направлении, что имело положительное стратегическое значение и для Московского, и для Сталинградского стратегических направлений.

Совершенно очевидно, что армия Паулюса имела бы больше резервов в Сталинградской битве, если бы эти резервы не были «перемолоты» обороной Севастополя, десантом в Крыму, боями на Харьковском направлении. В частности, на «Барвенковском выступе» некоторые немецкие дивизии потеряли от 30 до 50% личного состава и уже не могли существенно помочь под Сталинградом. В Вяземско-Ржевском, достаточно неудачном для Красной Армии, сражении фашисты, тем не менее, потеряли не меньше 300 тыс. порций пушечного фарша, а стратегическая обстановка на Московском направлении существенно улучшилась для советской стороны.

Таким образом, ФАКТЫ свидетельствуют, что советский Генеральный штаб и Сталин предусматривали несколько возможных вариантов развития событий и приняли план действий, который, в конечном итоге, обеспечил очередную грандиозную победу, теперь уже в битве за Сталинград.

Тем не менее, Бешанов и во второй своей книге, «Год 1942 год — «учебный», пытается рисовать фашистов мастерами ведения войны, словно «забывает» собственные слова о том, что, проведя в пути к Сталинграду курортные месяцы (июль и август) «до Волги армия Паулюса доползла на последнем издыхании (сохранен стиль Бешанова, Е.Ф.)». Что, и на этот раз фашистам помешали летние морозы?

Что можно сказать об умственных способностях человека, превозносящего профессионализм фашистского командования, но «забывающего», что в 1942 году под Сталинградом у фашистской армии «вдруг», как и в 1941 году под Москвой, не оказалось мелочи — ЗИМНЕЙ ОДЕЖДЫ. Все демократическое телевидение слезьми исходит, когда прокручивает фашистскую кинохронику, запечатлевшую замерзание армии Паулюса. Ветераны вермахта до сих пор рыдают, когда дают телеинтервью на эту тему. А как Вам нравятся итальянские и румынские войска на флангах армии Паулюса? Это что, тоже признак военной гениальности? Всякому умному человеку этих двух фактов было бы достаточно для вывода об авантюрности фашистского военного искусства. Но только не демократу. Причем, даже самые отпетые демократы, приписывающие Сталину абсурдные грехи и промахи, не пытаются найти в истории Красной Армии примеров массового вымораживания красноармейцев своим командованием. Даже в «финскую компанию» 1939 года. Там уже в ходе боевых действий были выявлены И ЛИКВИДИРОВАНЫ недостатки не только в нормах зимнего снабжения, но и в «конструкции» зимней одежды. А в западном военном искусстве, что ни полководец, то, начиная с поляков в 1612 году, французов в 1812 году и кончая европейскими фашистами, все с упорством садистов морозят свои армии в России.

Никто не отрицает того факта, что и в Красной Армии были случаи обморожения, особенно среди солдат, попавших в плен к американским и английским интервентам, белополякам, белофиннам, фашистам. Американцы, англичане и немцы широко использовали метод превращения живых красноармейцев в ледяные глыбы. А демократы восхищаются «военному» искусству западных демократий.

Получив категоричный приказ Сталина, не отступать, советские солдаты и офицеры выполнили свой долг в Брестской крепости, в Севастополе, в блокированном Ленинграде, под Москвой, Сталинградом, на Малой Земле. Получив аналогичный приказ от Гитлера, фашистские солдаты и офицеры ни разу не смогли его выполнить, даже под Берлином, впрочем, как и чешские «вояки» под Прагой в 1938 г., польские «жовнежы» дважды под Варшавой и французские «мушкетеры» под Парижем. Более того, «оттаявшие» после Сталинграда, немецкие «мастера» военного искусства обвиняют Гитлера в том, что он не отдал приказ о спасении шкур завоевателей, т.е. об… отступлении. Но если высшая военная мудрость фашизма заключается в отступлении, то стоило ли вообще идти к Волге? Может быть, гораздо талантливее было из-под Москвы сразу отправить войска на оборону Берлина? Нетрудно предсказать, как повели бы себя на Курской дуге солдаты армии Паулюса, дошедшие прошлым летом на «последнем издыхании» к Волге, промерзшие в «Сталинградском котле» и еле унесшие оттуда ноги. Понимая это, Гитлер и отдал приказ: «Обороняться до последнего солдата!».

Факт второй 

Ни одному из руководителей стран антигитлеровской, антисоветской коалиции не удалось точно определить день, а тем более час начала фашистского вторжения.

Поэтому нужно быть очень проплаченным автором, чтобы сделать Сталина наиболее слабым прогностом из всех современных ему коллег-руководителей.

В этом смысле, советское военно-политическое руководство выглядит ничуть не хуже английского или французского. Можно даже сказать, что все недоглядели, хотя и в разной степени. Но бесспорно, что хуже всех выглядит президент США — последний в цепи жертв внезапных нападений агрессоров, оказавшийся неспособным или не пожелавшим извлечь уроки из внезапных нападений на Польшу, Норвегию, Бельгию, Францию и СССР. Причем, если час нападения на сухопутном театре военных действий можно замаскировать достаточно надежно, то «прозевать» многочасовое выдвижение японской морской авианосной армады по зеркальной глади океана, при наличии хваленой западной авиационной, радиолокационной и акустической техники можно было только… умышленно. Более того, если Сталин, в принципе, знал о неизбежности нападения европейских фашистов на СССР и даже после заключения «пакта Молотова-Риббентропа» готовил страну к беспрецедентному нашествию, то Черчилль, в своей секретной переписке с Рузвельтом, до момента нападения японцев на Перл-Харбор, тешил себя надеждой, как киплинговский шакал, что японцы пойдут на «север», а Рузвельт вообще проигнорировал разведывательную информацию, полученную за две недели до нападения на Перл-Харбор, о возможном начале военных действий японцев против СЩА на Тихом океане.

В отличие от США, и этот факт никто не оспорит, команда о приведении Красной Армии в состояние полной готовности к отражению агрессии была отдана Сталиным за несколько часов до нападения, а Военно-морской флот СССР и его морская авиация, в отличие от американских,, отразили все первые атаки фашистской авиации и на Юге, и на Севере. Причем, если в Польше, Норвегии, Бельгии и Франции стратегические планы вторжения фашисты перевыполняли, то в СССР планы Гитлера перестали воплощаться в жизнь фактически с первых же минут нашествия (читайте дневники Гальдера).

Факт третий 

22 июня 1941 г. именно фашисты совершили беспрецедентную, по-европейски варварскую бомбардировку территории СССР. Советские бомбы полетели на Берлин только в порядке ответа на агрессию через несколько дней.

Тем не менее, демократические «лифтераторы» продолжают муссировать вопрос об агрессивности Сталина.

Сегодня многие забыли, что не коммунизм, а его антипод — троцкизм исповедует возможность привнесения коммунизма извне с помощью насилия. Марксизм же доказал, а реставрация капитализма в СССР своими последствиями подтвердила, что наиболее продуктивно коммунистические идеи усваиваются людьми не под воздействием «экспорта революции», а под воздействием ужасов, порождаемых внутренним либеральным рынком. Ленинскую идею о том, что революционное созревание российского пролетариата происходит медленно потому, что в России слаб капитализм, следует понимать так, что, стесненный остатками феодализма, общинным землепользованием российский капитал не в полной мере мог проявить свою людоедскую сущность. Ни что иное, как «русско-японская» и первая глобальная империалистические войны явились ускорителями созревания пролетариата потому, что эти войны обрушили на людей сущность капиталистического рынка. В 1919 г. Ленин пришел к выводу, что революционное движение в Западной Европе повсеместно пошло на убыль и высказал убеждение, что очередной подъем коммунистического сознания произойдет в Европе под воздействием уроков, преподнесенных… итальянскими фашистами. Как в воду глядел.

В объемистом пособии для групповодов политических занятий в Красной Армии, выпущенном в январе 1941 г. была показана сложность текущего политического момента и в то же время незыблемость классовой позиции СССР. В пособии откровенно и диалектично отмечалось, что «внешняя политика Советского Союза исходит из факта наличия капиталистического окружения, из наличия противоречий между капиталистическими странами. Использование противоречий внутри капиталистического окружения для укрепления международных позиций СССР — один из принципов нашей внешней политики».

Как указывал Сталин на XVIII съезде ВКП(б), осуществляя подобную политику, необходимо «соблюдать осторожность и не давать втянуть в конфликты нашу страну провокаторам войны, привыкшим загребать жар чужими руками». В то же время следует «всемерно укреплять боевую мощь нашей Красной Армии и Военно-Морского Красного флота; крепить международные связи дружбы с трудящимися всех стран, заинтересованными в мире и дружбе между народами».

Продуктивной для коммунистов формой «экспорта коммунизма» является строительство коммунизма даже «первоначально в одной отдельно взятой стране», реализация созидательных планов. Именно такой пример наиболее заразителен. Поэтому и в теории, и на практике нет никакой нужды коммунистам прибегать к насильственному «окоммунистичиванию». Это капитализм США, своей политикой колонизации Азии, Африки и Латинской Америки под прикрытием 15 атомных авианесущих флотов, сделал флаг США одним из самых сжигаемых в мире.

Демократа не убедит даже тот факт, что все наиболее совершенные виды оружия, начиная от пушки и кончая ракетным и ядерным оружием, были сконструированы и применены в рамках системы экономических отношений частной собственности, а за полвека существования коммунистической системы экономических отношений были изобретены и впервые в истории человечества внедрены в жизнь искусственные спутники Земли, обитаемые космические аппараты, мирные атомные электростанции, всеобщее пенсионное обеспечение, бесплатное распределение жилья, всеобщее образование и здравоохранение, всеобщая занятость и систематическое снижение цен.

Миролюбивая политика Сталина: «Не поддаваться на провокации», лишила аргументов даже таких убежденных антикоммунистов, таких бессовестных провокаторов, какими были Рузвельт с Черчиллем. Более того, и фашистским мастерам провокации не удалось устроить на границе с СССР ни одного инцидента, на манер убийства в Гляйвице, явившегося прологом к нападению фашистов на Польшу. Выдержка, дисциплинированность и бдительность советских пограничников лишила Гитлера возможности получить хотя бы хилое юридическое оправдание своей агрессии.

Перед лицом столь очевидного факта трудящиеся США и Англии вынудили свои колониальные, грабительские правительства оказать Советскому Союзу помощь, как несомненной жертве империалистической агрессии. Это было ценное завоевание Сталина, если учесть, что после 22 июня 1941 г. Черчилль некоторое время пытался осуществить идею о бомбардировке бакинских нефтепромыслов, чтобы поставить Красную Армию в безвыходное положение перед лицом наступавшего фашизма.

Примечательно, что Лоуэнхейм и др. составители сборника «Секретная переписка Рузвельта и Черчилля в годы войны» поместили только одно письмо за период с 22 июня по декабрь 1941 г., датированное сентябрем, в котором упоминался «русский» вопрос и перспективы первых поставок американских танков в Россию в… июле 1942 года. Такое поведение составителей можно объяснить только откровенным ликованием Черчилля и Рузвельта по поводу долгожданного нападения фашистов на СССР, которое и было ведущим звеном стратегического плана… Черчилля и Рузвельта по уничтожению коммунизма. Они отводили Гитлеру всего несколько недель на разгром СССР.

Можно быть уверенным, когда секретная переписка Рузвельта и Черчилля все-таки будет обнародована полностью, люди поймут, что настоящий демократ в глубине своей души всегда стоит правее фашиста. Достаточно сказать, что 7 октября 1941 г. в Конгрессе США дебатировалась и не без труда была отвергнута поправка,… категорически запрещающая оказание помощи СССР. Вот какие демократы заседали в Конгрессе США!

В своей книге «Решение помогать России в 1941 г. — внешняя и внутренняя политика» Раймон Доусон откровенничал: «Американские представители, направленные в Москву, были настроены «давать, давать и давать, не надеясь на возврат», а так же ПРОЧНО держать Россию в состоянии войны с Гитлером». По-купечески цинично и людоедно. А наши бешановы-резуны судачат о том, что должен был сделать Сталин, чтобы фашистская Европа не напала на СССР.

Действительно, существовал ли реальный вариант «поведения Сталина», исключавший нападение фашиствующей Европы на СССР? Конечно, сослагательное наклонение бессмысленно в исторической науке, но поскольку мы имеем дело с демократами, постольку приходится разговаривать на уровне сотрудника «детской комнаты» милиции после задержания группы юных токсикоманов.

Рассчитывая на простофиль, демократы спекулируют тезисом о том, что, якобы, 22 июня 1941 г. Гитлер напал на СССР в целях… упреждения нападения Сталина на Германию. По-тещински мелочную фальсификацию на эту тему осуществил «Суворов»-Резун в книге «Ледокол».

Искажать историю начального периода ВОв сегодня не обременительно, ибо многим, уже получившим демократическое образование, неведомо, что ВТОРУЮ глобальную войну за перераспределение рынков МОНОПОЛИСТЫ развязали между собой еще в сентябре 1939 года и только 22 июня 1941 г. напали на СССР. Уже забыто, что не Гитлер и даже не Германия, а нацистская Европа, в лице восьми фашизированных европейских стран, напала на СССР (даже Испания прислала в СССР свою «Голубую дивизию»), что Югославия (особенно Хорватия) и Болгария были на стороне фашистов, что Турция и Япония всю войну пребывали в готовности напасть на СССР, а военную экономику Германии (уже после прихода Гитлера к власти) обильно финансировали США и другие демократические страны. Т.е. в каждой пуле, выпушенной из фашистского автомата, было изрядно американских центов и английских пенсов. Вот в какую войну был ВТЯНУТ СССР 22 июня 1941 г. помимо воли его руководства.

А несколькими месяцами раньше Председатель Верховного Совета СССР, Калинин говорил: «…Когда практически весь мир охвачен войной, быть вне ее — это великое счастье». И это было действительно счастьем, поскольку практическое отличие, например, Англии и Франции от Германии и США состояло лишь в том, что предприниматели Англии и Франции уже осуществляли (и не одну сотню лет) фашистскую политику в своих колониях, а предпринимателям Германии и США еще предстояло вести борьбу, чтобы отнять эти колонии у Англии и Франции, а затем и у других «старых» европейских стран. Германским монополистам это не удалось ни в первой, ни во второй мировой войне, а вот монополисты США, похоже, обжегшись на французском Вьетнаме, пытаются прибрать себе бывшую английскую колонию — Ирак.

Точно так, как объективные законы рыночной экономики привели мир к первой мировой войне, действие этих же законов привело рыночный мир к следующей глобальной войне. Причем, внутренние потребности рыночной экономики делают передел рынков между монополистами более животрепещущей проблемой, чем даже борьба с коммунизмом. Иной вопрос, что монополистам рано или поздно придется решать вопрос о «коммунистической угрозе», но перераспределение рынков — это повседневный вопрос выживания конкретных предпринимателей, это форма процесса непосредственного роста частной монополистической собственности, а вопрос уничтожения коммунизма есть лишь предпосылка для превращения территории коммунистической страны в предмет предстоящего перераспределения между монополистами.

Сегодня, как и в 1914 г., нет ни Сталина, ни СССР, а третья мировая война за колонизацию всего мира Соединенными Штатами Европы или Соединенными Штатами Америки — стоит у порога. И если расширение НАТО на Восток, «учения» американских войск на Украине, в Прибалтике, Средней Азии, реальные бомбардировки Югославии, Афганистана, Ирака не являются доказательствами, если введение евро, рост противоречий внутри НАТО не убеждают население планеты в этом, то с головой и совестью у современного обывателя все еще плохо.

Историческая практика показывает, что только проведение сталинской внешней и внутренней политики способно создать предпосылки, но не столько для того, чтобы отвратить олигополистов от глобальной вооруженной «разборки» (черного кобеля не отмоешь добела), сколько для того, чтобы в навязанной предпринимателями бойне победить и посадить на скамью подсудимых (желательно в Нюрнберге) последний комплект поджигателей глобальной мировой бойни — сторонников частной собственности.

Факт четвертый 

Общее количество людей, так или иначе УБИТЫХ в ходе второй мировой войны, составляет 50 миллионов человек.

Из того, что традиционно пишут по этому поводу, повторим лишь, что 20 миллионов убитых — это граждане Советского Союза.

Приводя эту цифру, демократы и патриоты делают виновной в массовом убийстве просто… войну, уподобляя ее некоему стихийному бедствию, унесшему жизни десятков миллионов людей, стараясь выгородить сознательных организаторов и алчных снабженцев второй мировой войны — ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ. Окуджава в свое время пел: «Ах война, что ты сделала подлая», т.е. валил все на некую «стерву» войну вообще.

Другим виновным в гибели 20 миллионов советских людей демократические и патриотические авторы делают… Сталина, якобы неумело подставившего солдат под пули фашистов, которым ничего не оставалось делать в этой ситуации, кроме как убивать, особенно пленных.

Неприятно сознавать, что многотысячный корпус людей, претендующих на звание ученых, тем более историков, до сих пор не видит в 50 миллионах убитых серьезного довода для прекращения спекуляций и лжи по поводу причин, приведших к уничтожению такого количества личностей. Не видит в этой цифре повода перестать врать и сформулировать вслух то, до чего уже самостоятельно догадываются даже школьники.

Причиной ВСЕХ людобоен, т.е. войн, развязанных в истории человечества, является частная собственность. Частная собственность рождает предприимчивость и, следовательно, предпринимателей. Предприниматели любой этиологии превращают богатство планеты в свою частную собственность, отнимая ее друг у друга силой. Насильственное перераспределения богатства планеты между предпринимателями и есть война. После того, как рынок приобрел мировой размах и фактически стер патриархальные границы эпохи феодализма, войны за перераспределение источников сырья и рынков сбыта приняли всемирный характер.

Не существует никаких других причин для возникновения войн, кроме частной собственности и ее производных — рынка, агрессивного паразитизма рабовладельцев, феодалов, предпринимателей (что в принципе одно и то же).

Никто не может оспорить тот факт, что львиная доля стран-участниц второй мировой войны была представлена странами, в экономике которых господствующее положение занимала именно частная собственность, и только одна страна, СССР, не имела отношений частной собственности.

Иначе говоря, помимо традиционной для войны причины — перераспределение частной собственности между предпринимателями, на «повестке дня» второй мировой войны стоял вопрос и об уничтожении страны, ликвидировавшей внутри своей экономики частную собственность.

Причем, если вспомнить, что Черчилль ВСЕГДА был наиболее активным проводником политики силового уничтожения СССР, а «душка» Рузвельт в тайне от Сталина занимался производством… атомной бомбы, то придется признать, что в вопросе уничтожения СССР между позицией Муссолини, Гитлера, Черчилля и Рузвельта никакой принципиальной разницы не существовало. Более того, вопрос о технологии перехода от уничтожения фашистской Германии, как конкурента США и Англии, к уничтожению СССР никогда не покидал сознание Черчилля и Рузвельта. Иначе говоря, периодическое союзничество Гитлера, Черчилля и Рузвельта со Сталиным было маневром трех крупных негодяев, а стремление уничтожить Советский Союз было органичным и постоянным мотивом в сознании всех фашистов и демократов.

Следовательно, противостояние капиталистической и коммунистической систем в этой войне делает абсолютно ненаучным огульный подход к цифре «50 миллионов убитых».

Во-первых, потому, что мировая коммунистическая система в этой войне потеряла убитыми 20 миллионов человек, а капиталистическая система потеряла 30 милионов человек убитыми. Хотя можно предположить, что размах зверств японских предпринимателей, например, на землях мелкобуржуазных Китая и Кореи сознательно занижался в японской статистике, как и в американской статистике занижено общее количество жертв атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Таким образом, капиталистическая система по самым скромным подсчетам потеряла на десять миллионов своих подданных больше, чем коммунистическая. Следовательно, сказка о равнодушии Сталина к человеческим жизням опровергается статистическими данными.

Во-вторых, если учесть, что на советско-германском фронте было уничтожено 10 миллионов немецких и несколько сотен тысяч представителей остальных фашистских национальностей, то вместе с убитыми японцами, казненными власовцами, бандеровцами, «лесными братьями» и полицаями общее количество фашистов и им подобных, павших от советского оружия не превышает 12 миллионов.

Таким образом, 38 из 50 миллионов, убитых во второй мировой войне, убиты капиталистической системой, в том числе и 20 миллионов советских граждан. Т.е. капиталистическая система только на этой войне убила людей в три раза больше, чем коммунистическая. Как известно, на первой мировой войне капиталистическая система вообще уничтожала исключительно своих собственных граждан, что позволяет со всей научной принципиальностью утверждать, что в только в ХХ веке и только в двух мировых войнах стрельба по своим обошлась капиталистической системе в 40 миллионов убитыми, не считая еще 40 миллионов искалеченных, не имеющих никакого отношения даже к социализму, не говоря уже о коммунизме. Т.е. ни в одном из 80 миллионов граждан капиталистических стран, убитых и искалеченных в этих двух войнах, нет ни пули, ни осколка, ни рентгена коммунистического происхождения. Все убиты и искалечены исключительно родным капиталистическим оружием.

Что делают США в 2003 г.? Они вновь отправляют порции СВОЕГО высококачественного пушечного фарша на иракский фронт, надеясь, правда, что «дистанционная» война сократит потери среди американских «котлет».

Ну что ж. Совсем недавно Югославия влюбленными глазами смотрела в сторону США. Югославы с восторгом строили рыночную экономику, в надежде реализовать на Балканах американскую мечту. Получили… Особенно сербы. Такие разочарования обычно чему-нибудь да учат. Совсем недавно Иран называл Ирак цепным псом США на Ближнем Востоке. Да и для США война Ирака против Ирана была подарком. Теперь Ирак опять будет хоронить своих поклонников рынка, убитых американскими демократами. Но Ирак далеко не последняя страна, которой предстоит понять, что у смерти их граждан есть имя — Америка.

Факт пятый 

В России в роли судей коммунизма и вклада Сталина в Победу над империализмом во второй мировой войне выступают, активнее всего, те, кто сами себя называют демократами.

Но что такое «демократы»? Каков их подлинный интерес? Почему они «льют слезы» по поводу потерь, понесенных Красной Армией? Неужели они сегодня ликовали, если бы 22 июня 1941 года на границе СССР состоялся полный разгром европейского фашизма, и победоносная Красная Армия через неделю мыла танковые гусеницы на берегу Ла-Манша, разглядывая в бинокли колониальную демократию Англии?

С точки зрения фактов ближайшей истории, демократ — это представитель особо бездарного отряда двуногих прямоходящих, благодаря вороватой тирании которых ежедневный(!) утренний сбор десятков мертвецов на промороженных улицах российских городов в зимние месяцы превратился в обычную процедуру, как это было в варшавском гетто во времена действия законов Глобке. Демократы превратили РФ в место продолжения опытов фашиста-профессора Менгеле по замораживанию, размораживанию и ампутации конечностей у беззащитных людей, изгнанных из квартир, которые они при Сталине получили бесплатно.

Для здорового человека одной этой параллели было бы достаточно, чтобы ни в чем не верить демократам. Но за десять лет «перестройки» демократы отучили основную массу интеллигентов самостоятельно думать. Поэтому придется продолжить перечень «заслуг» демократов.

Благодаря демократическим реформам в РФ быстро растут… не только цены, но и число могил, особенно безымянных. Множится и молодеет население «на зонах», но сокращается количество детских садов и первых классов в средних школах. Рекордно выросла детская бездомность, беспризорность, наркомания, преступность, проституция. Ширится перечень пандемий ранее излечиваемых болезней. СНГ перегнала, наконец, США по количеству самоубийств, бытовых и заказных убийств. В Москве, например, уже более 30% заказов на убийства делают родственники в отношении родственников. Демократия!

Благодаря совместным усилиям демократов и патриотов, уже несколько лет идет война в Чечне, которая по многим параметрам похожа на то, что фашисты делали в Орадуре, Лидице, Хатыни, а разбомбленный Грозный мало отличается от Ковентри, Сталинграда или Дрездена. По рыночно-демократическим причинам вот уже пятнадцать лет лежат в руинах армянские города Ленинакан и Спитак. Миллионы русских, азербайджанцев, армян, грузин, евреев, таджиков и т.д. превратились в беженцев. Сотни тысяч «нэзалэжных» украинцев и независимых молдаван превратились в «гастарбайтеров» и проституток.

Именно демократы создали в стране экономические условия для возрождения организованной преступности, т.е. бизнеса с применением наглой силы. Демократия и бизнес ликвидировали бригады коммунистического труда во имя становления «бригад» демократического беспредела. Патриоты при содействии демократов возродили фашизм на Украине и в Прибалтике, реанимировали проблему сепаратизма, рожденную февральской БУРЖУАЗНОЙ революцией в России в 1917 г. Демократы поставили местные власти под контроль местных олигархов, превратив государственный и частный терроризм в повседневность. Кража людей, рабовладение и работорговля, взрывы в троллейбусах, в подземных переходах, погромы на кладбищах, захват Буденновска, оккупация части Дагестана религиозными фанатиками, подрывы домов в Москве, Буйнакске, Волгодонске, взрыв во время демонстрации в Каспийске, захват в заложники нескольких сотен любителей мюзиклов…- все это следствие деятельности демократов при пособничестве патриотов.

«Российские» демократы ВСЕГДА знали, что результаты их деятельности будут ужасными, но нагло обещали «лечь на рельсы, если станет хуже», т.е. врали, врали и еще раз врали.

Почему склонности демократов ко лжи следует уделить особое внимание? Да потому, что сама демократия обязана своим возникновением рабовладельческой Греции и рабовладельческому Риму, нашедшим наиболее удобную форму лжи для придания рабовладению большей устойчивости. Рабовладение столетиями прекрасно уживалось и с демократией США. Демократия абсолютно не противоречит рабовладению.

Поэтому каждый лишний день пребывания рыночных демократов у власти делает все более возможным установление на Земле РАБОВЛАДЕНИЯ, перед ужасами которого меркнут законы Хамурапи, Рима, Екатерины II, Глобке» и фантазии американских кинематографистов, снявших «почему-то» за последние 15-20 лет немало натуралистических лент на тему рабовладения в, т.н., «информационную эру».

Но трагикомедия в том и состоит, что ни афера с ваучерными приватизационными фондами, ограбившими 99% населения, ни афера МММ, обобравшая более 15 миллионов человек, ни крах «Властилины», «Чары», «Гермеса», «Хопра», ни «дефолт» 1998 года не смогли пока развеять заблуждение, царящее в сознании российского дипломированного обывателя. Обыватель убежден, что так врать не могут, потому, что так врать нельзя никогда. Наши люди еще не могут поверить, что по отношению к ним демократы ВО ВСЕХ СЛУЧАЯХ применяют принцип Геббельса: «Ложь должна быть грандиозна, чтобы в нее поверили».

Однако, как показывают социологические исследования, уже все большее количество людей начинают исповедовать безошибочный принцип: «Если демократы, т.е. вор, предприниматель, чиновник и т.п., произносят слова, значит, они врут, и чем грандиознее обсуждаемый предмет, тем подлее их ложь». Это, конечно, не весна, но уже запахло идеологическим Сталинградом.

Таким образом, единственной причиной лжеисторической активности платных литераторов является заказ: удержать общественное мнение в плену абсурдной идеи о том, что демократическая реформа, т.е. тирания олигархов, менее трагична по сравнению с фашистским нашествием на СССР 22 июня 1941 г., виновником которого якобы является… Сталин. Умственное «оскопление» населения — таково главное средство продления агонии коррумпированного, геноцидогенного демократического режима.

Для того чтобы иметь научное представление об истории начального этапа Великой Отечественной войны, необходимо, во-первых, перестать верить демократам и усвоить, что вера как форма отношения к информации есть первый признак слабоумия и, во-вторых, найти в себе силы и почитать труды самого Сталина, мемуары, и не только Жукова или Василевского, но и секретную переписку Черчилля и Рузвельта, дневники Гальдера и Иодля (давно изданы). Тогда Вас не смогут обмануть даже Резун, Немцов, Хакамада, Чубайс, Бешанов и Проханов вместе взятые.

Евгений Фадеев

Источник



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.