Пример того, как нельзя критиковать
07-01-2019

Пример того, как нельзя критиковать

Р. Огиенко

 

Каждый публицист рано или поздно подвергается критики, вот пришел и мой черед — в ноябре вышла статья аж в 9 частях, в которой бомбардируется мой материал «О творчестве, реализме и цензуре».

Личность автора нам неизвестна, но, судя по содержанию статьи, писала крайне юная особа, вероятно женского пола, чего стоит одно задиристое название: «Научный центуризм» — очевидно, зрелая личность не станет прибегать к столь детскому подходу, как «обидное» коверканье слов.

Как можно понять, кроме моей статьи Аноним решил заодно еще и разгромить теорию НЦ, но поскольку юная особа (как и все наши оппоненты) банально не изучила статьи по НЦ и попросту не понимает, что она критикует, то мы эту часть пропустим.

Начнем с того, что критик не разобрался, что когда я называл горе-художника Колотева реалистом я иронизировал, ибо картины Колотева столь же реалистичны, как отражение в кривом зеркале. И если кривые зеркала делают, чтобы посмешить народ, то Колотев малевал свои картины, чтобы вызвать чувство отвращение у зрителей; именно поэтому профессиональный антисоветчик Мирович и демонстрирует его художества, комментируя: вот, мол, какой помойкой был ваш Совок! Аноним этого не понял и с юношеским жаром бросился защищать «реалиста» Колотева от зловредных прорывцев. Но как он это делает! Так, я писал, что творчество Колотева напомнило мне деятельность западных журналистов, старательно выискивающих всякую грязь в СССР, на что юная особа обвинила меня в двойных стандартах:

«При этом аналогичное творчество журналистов, освещающих «состояние американской городской инфраструктуры» автора вполне устраивает».

В таком случае вся классовая борьба состоит из «двойных стандартов»: когда репрессируют коммунистов — это плохо, а когда антикоммунистов — это хорошо.

 

«Реалистичное» отображение советской действительности В. Колотевым

 

Аноним нападает на мое замечание, что в Союзе шло ударное строительства нового жилья и трудящиеся получали его бесплатно, он заявляет:

«А что же с цитаделью зла, с Соединёнными Штатами? Как обстоят дела с жилищным строительством там? Ежегодно в США строится более 17 миллионов новых домов и квартир, более половины из которых малоэтажные дома, рассчитанные на одну или две семьи».

Т.е. Аноним ставит знак равно между решением жилищного вопроса в рыночных США и в социалистическом Союзе. Может за какие-то особые заслуги в США и выделяли жилье по льготным условия, но основная масса американцев вгонялось в ипотечное рабство, а если, не дай бог, задолжал банку — так тебя выкинут на улицу. По данным сайта LiberationNews в 2010 в США насчитывалось более полмиллиона бездомных, при этом более 18 млн домов пустовали не проданными.

Впрочем, Аноним ошарашивает нас сообщением, что в СССР, оказывается, тоже были бездомные, вот даже кино об этом показывали! Справку из «Вестника статистики» нам демонстрирует, правда за 89-90 гг., когда социализм был разрушен. Да, в Союзе были бродяжки, но бродяжничество было уголовно наказуемым делом, потому что нормальный, не ведущий асоциальный образ жизни гражданин не мог оказаться без крыши над головой: когда человек устраивается на предприятия оно обязано предоставить место в общежитии; если записывается в колхоз, то колхоз, опять же, обязан выделить дом для проживания или же обеспечить материалами для его строительства (что, кстати, показано в к/ф «Вас ожидает гражданка Никонорова»).

«Однако, где в картинах Колотева, — вопрошает критик, — хоть слово про коммунизм? Каким образом Колотев, изображая частные пороки жизни конкретной страны, критикует коммунизм как общественно-экономическую формацию?».

Действительно, а как антикоммунисты, вопя о репрессиях, дифиците в СССР, поросят коммунизм? Какие версии, товарищи?..

Вообще Аноним решительно выступает против всякой идеализации СССР. Когда я пишу, что если человек заболевал, его бесплатно лечили, он тут же бросается доказывать, что медобслуживание было на самом деле плохим; когда я указываю, что наркомания не была социальной проблемой, он старается опровергнуть мои слова. Вопрос о якобы идеализации нами советского периода разобран здесь.

Аноним, смело «срывая покровы», целиком копирует заметку Богомолова, редактора газеты «Совершенно секретно».

Что же, во-первых, посмотрим на личность автора заметки:

«Автор ряда резонансных материалов, как исторического плана, так и по современной тематике. В феврале 2016 года обнаружил и опубликовал архивные материалы, доказывающие реальность существования внебрачного сына И. Сталина Александра Давыдова» — как говорят в таких случаях, no comment.

Во-вторых, обратим внимание на «секретный документ», на котором основывается заметка. Я не смог найти даже выходных данных архива. Вряд ли такой текст мог докладывать министр: «Поставщики наживают огромные суммы денег, сбывая его спекулянтам по 200-300 рублей за килограмм»… «В погоне за лёгкой наживой…». Так в официальных документах никто не пишет. Скорее всего это очередная фальшивка. Подробнее о фальсификации истории можно прочесть в нашем материале.

В-третьих, до 60-х гг. коноплю свободно и бесконтрольно выращивали для технических целей и, как признал сам Богомолов в одной из публикаций, никому даже в голову не приходило забить ее в папиросу. Поэтому вся эта история с коноплей явно высосана из пальца, но Аноним слепо поверил в правдивость явно провокационной публикации.

Трагикомичная картина выходит: страстно желая «уесть» меня, юный критик, сам того не замечая, облил Союз помоями, не хуже всяких мировичей! Собственно, он ломился в открытую дверь: нигде у меня нет утверждения, будто бы жизнь в СССР идеальна, критик сам это выдумал. Во-первых, в СССР была низшая стадия коммунизма, которая потому-то и низшая, что сохраняет пятна старых формаций; во-вторых, из-за оппортунистической политики КПСС плановая экономика разрушалась насаждением рыночных механизмов, что выливалось в росте преступности, воровства, наркомании и т.д.

Статья Анонима пестрит бессодержательными придирками. Например, его возмутили мои слова, что большевики были вынуждены работать с тем человеческим материалом, который оставил им царизм — я, мол, оскорбил рабочий класс, назвав его материалом! Представляю, какой удар хватит юное создание, если оно прочтет в мемуарах: отряд красноармейцев в столько-то штыков и пулеметов. Это как же можно, живого человека, бойца доблестной Красной Армии, приравнивать к неодушевленному предмету!

А как вам такая комедия: я пишу, что либеральные интеллигенты любят вопить про доносы в 30-е годы, но кто писал эти доносы, спрашиваю я, — интеллигенты и писали, ведь не может же дворник дядя Ваня грамотно написать донос. Анонима жутко оскорбил такой «шовинизм»: это почему дворник не может написать грамотно донос, что он, хуже других! Далее он проникает в мое подсознание и извлекает от туда, что я рассматриваю «безграмотность как неотъемлемое свойство народа»!

Аноним не побрезговал и откровенными передергиваниями:

«Он заявляет обсуждение недостатков жизни в Советском Союзе и того, почему он её идеализирует (категория Х). Но вместо обсуждения заявленной темы он начинает рассуждать на другие темы — антикоммунистическая пропаганда и формации (категории Y и Z). Логика такая: «Меня пытаются обвинить в Х, но я вам скажу, что третьи лица спекулируют на Y, очерняя тем самым честь Z, а я с этим не согласен!» Он буквально подменяет изначальную тему обсуждения на другую, пусть и косвенно связанную, но принципиально отличную».

Во-первых, я дал понять, что идеализации в моих словах нет: «Возможно, кто-то из скептично настроенных читателей решит, БУДТО БЫ я идеализирую жизнь в Союзе…». Во-вторых, я указал, что антикоммунистическая пропаганда делает вид, будто бы недостатки, присевающие при социализме, — плоть от плоти коммунизма; в самом деле, если эти недостатки можно было исправить в рамках самого коммунизма, то какой смысл на них спекулировать?

Но ведь Аноним перекрутил не только мои слова, но и слова Луначарского! Вот эти слова:

«Он (буржуазный реалист — Р.О.) может этого сам не сознавать и иногда в ответ по требованию коммуниста: «говорите правду» — говорит: «да ведь это и есть правда»; в нем может не быть контрреволюционной ненависти, он, может быть, будет делать полезное дело, высказывая печальную правду, но в ней нет анализа действительности в ее развитии, и поэтому никакого отношения к социалистическому реализму такая «правда» не имеет».

Какой же вывод делает Аноним? Полюбуйтесь:

«Луначарский считал, что даже откровенно буржуазный, контрреволюционно настроенный автор может, высказывая печальную правду, делать полезное для строительства нового общества дела».

Получается, что Солженицын, Шаламов, Рыбаков и проч. господа делали полезное дело для социализма! Но ведь мысль Луначарского была совершенно иная: изображение советской действительности без анализа = неправда, ложь. Но анализ, конечно, не абы какой, а марксистский, а в унылом показе того «как у мира рожа крива» ничего полезного для социализма нет.

Ну и наконец критика Анонима полна откровенной дурости. Так он на полном серьезе сравнивает Колотева с Радищевым нашей эпохи; сообщает, что в фильме «Рэмбо» «замечательно прописана (!) капиталистическая система в целом как виновник войн и её отношение к своим солдатам, как к пушечному мясу»; ставит знак равно между насилием при царизме и диктатуре пролетариат:

«То что казачьи нагайки были заменены новой властью на милицейские дубинки, а казни в СССР предпочитали совершать не публично, а в специально отведённых для этого местах не меняет сути дела».

А вот комментарий к моим словам, что советский зритель был избавлен от «удовольствия» смотреть чернуху и порнуху:

«Исключительно потому, что советские граждане были избавлены от такого удовольствия, они были вынуждены искать чернуху и порнуху, завезённую с запада на чёрном рынке».

Понятно, да? Несчастный советский эстет был вынужден идти на черный рынок, ибо зловредная цензура не давала снимать свое, советское порно!

Аноним продолжает:

«Потому что официальная серуха, которая безраздельно властвовала в советской культуре, была настолько сера, что не вызывала никакого действительного интереса у большинства людей».

Хорошо, возьмем кинокомедию «Бриллиантовая рука»: за прокатный год его посмотрело более 76 млн человек. Для сравнения: зарубежный фильм «Укрощение строптивого» посмотрели 56 млн зрителей. Идейно-культурная ценность послесталинского кино — отдельная тема, но очевидно, что Аноним клевещет, обзывая его никому не интересной «серухой». Смешно, но Аноним умудряется противоречить сам себе: в ответ на мои слова, что никто из постсоветских авторов не смог создать ничего достойного, Аноним заявил, что это мое субъективное мнение. Неужели? А «официальная серуха» — это не субъективное мнение? Но существует ведь объективные оценки творчества, иначе как нам понять, кто перед нами: гений или бездарь? Аноним лишь подтверждает мои слова, раз попытался свернуть всё на вкусовщину.

Ну и вишенка на торте: оказывается, критикуя буржуазное искусство, мы, прорывцы, выступаем против революции! Аноним в конце заявляет:

«Агитируя за цензуру, вопрос о которой был подробно разобран ещё Карлом Марксом, прорывовцы выступают не за революцию разрубающую цепи, а за реакцию, ещё туже затягивающую существующие кандалы. Настоящие пролетарские революционеры всегда понимали, что начало действительных социальных перемен закладывается борьбой за общедемократические свободы, выполнением задач демократической революции. Без выполнения этих задач невозможно переходить к коммунистической революции. И получается, что выступая против буржуазно-демократического искусства, НЦ-шники выступают против самой революции».

Думаю, диагноз виден без анализов. Многие левые дурачки мечутся, всё никак не могут решит за что бороться: за общедемократические свободы или всё-таки за коммунизм. Данный вопрос подробно рассмотрен в статье Валерия Алексеевича.

Прикрываясь звонкой фразой о творчестве масс, Аноним выступает за плюрализм, де-факто, отрицает научное познание искусства, а значит и его партийность. Пускай мол сосуществуют и борются различные течения в искусстве, а чтобы группа товарищей оценивала творения художников, осмеливаясь еще и указывать им — это низ-з-зя! Ребячество как есть.

Аноним пытается представить дело так, будто бы я лишь на словах за соцреализм, а на деле — за официальщину, конъюктурщину, за лубочные картинки и т.п. Я не стану реагировать на эту ложь хотя бы потому, что тема именно социалистического реализма была затронута мною лишь в незначительной степени. В статье Анонима еще много разных глупостей, передергивания и сумятицы, но, как говорили латиняне, Allons done!

Таки образом, товарищи, перед нами яркий пример того, как нельзя критиковать нигде и никогда. Несмотря на враждебное отношение Анонима ко мне лично и к «Прорыву», я по-товарищески советую ему отложить клинок критика в сторону и хорошенько изучить марксизм в целом и отношение марксистов к теме искусства в частности. Уверен, после этого он пересмотрит свои взгляды и поймет, что ничего крамольного в наших материалах нет.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.