Силовики и ограничение конституционных прав
10-06-2018

Часто встречается подогретое либералами мнение, что у «обычных людей» есть гражданские права, которые силовики ограничивают, тем самым как будто бы нарушая законы. Эти иллюзии распространяются, с одной стороны, как ни странно, в интересах самого буржуазного государства, а с другой — с целью возбудить общественное мнение «незаконными действиями» силовиков.

На самом деле любое государство юридически всесильно, у гражданина нет никаких неприкосновенных прав и даже право частной собственности, священное для капитализма, регулярно попирается у мелких и средних буржуа в пользу олигархов на вполне законных основаниях, через суды, в том числе их высшие инстанции.

Взять такой вопрос, как сбор сведений, которые с точки зрения закона составляют тайну личной жизни, семейную, врачебную, банковскую и иногда коммерческую тайну. В интернете ведётся активная пропаганда, что органы государственной власти не имеют права нарушать эти тайны. На самом деле это не так. Государство, в лице правоохранительных органов, в полном соответствии с законом может и прямо-таки должно нарушать данные права.

Федеральный закон об оперативно-разыскной деятельности разрешает вести сбор любой информации, кроме следующих случаев.

«Органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается:

— проводить оперативно-розыскные мероприятия в интересах какой-либо политической партии, общественного и религиозного объединения;

— принимать негласное участие в работе федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, а также в деятельности зарегистрированных в установленном порядке и незапрещенных политических партий, общественных и религиозных объединений в целях оказания влияния на характер их деятельности;

— разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами;

— подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация);

— фальсифицировать результаты оперативно-розыскной деятельности».

Иными словами, данные органы могут всё, что посчитают необходимым. Никаких реальных ограничений не существует.

Законных оснований вести оперативную работу уйма, но нас интересует это:

«Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о:

1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

2) событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации».

Под эти пункты при желании можно подвести любой факт человеческой жизни.

Разного рода «прослушка», кроме того, требует решения суда. Но формально оно необходимо только для просмотра, изучения самой информации, а технический сбор осуществлять не запрещается. Стало быть, во всех странах мира сложилась единая и очень простая правовая практика — силовики собирают любую информацию, изучают её, используют в оперативной работе, а если собираются применить в качестве доказательства в суде, то получают соответствующее решение суда.

Каким образом судья принимает решение? Совершенно не как в кино:

«Указанные материалы (об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений) рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично, если законодательством Российской Федерации не установлен иной порядок их рассмотрения, и незамедлительно. Судья (суд) не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права граждан, указанные в части первой настоящей статьи, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Перечень категорий таких руководителей устанавливается ведомственными нормативными актами».

То есть «мотивированное постановление» уполномоченного лица и решение суда готово. Это просто лишняя бумажка, в которой уполномоченное лицо может написать любую произвольную мотивировку, которую суд не в силах проверить. Более того, скорее всего в ходатайстве органа следствия суду будет перечислено несколько телефонов, почт, точек доступа к интернету и узлов связи нескольких лиц, проходящих по делу. Отказов суда не бывает, если, конечно, подозреваемый не олигарх, который прикупил судью…

При этом 99% людей уверены, что их права суд как-то там защищает. Это неправда. Государство дарует права и, естественно, может их свободно ограничивать. И это совершенно законно.

Поэтому для граждан вопрос должен стоять не в аспекте борьбы за нерушимость гражданских прав, что невозможно в принципе по самой природе права, а о том, какому классу подчиняется аппарат государства.

Либо наше государство останется диктатурой буржуазии, либо оно будет разрушено и на его месте мы воздвигнем государство диктатуры рабочего класса.


СТОРОННИКИ ПРОРЫВА



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.