Замечания к речи Д. Куцумбаса
04-12-2018

Замечания к речи Д. Куцумбаса

А. Редин

 


Генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии Греции Димитрис Куцумбас произнёс речь на открытии XX Международной встречи коммунистических и рабочих партий, в которой представил взгляд КПГ на важнейшие вопросы марксизма и коммунистической борьбы.

 

 

 

 

Куцумбас учит, что рабочий класс рано или поздно

«выполнит свою историческую роль, свою историческую миссию в окончательной ликвидации эксплуатации человека человеком и строительстве социалистического-коммунистического общества»,

потому что

«у него есть сила, которая связана с централизованным промышленным производством. Из этого вытекают такие качества, как коллективизм, сознательная дисциплина, умение стойко выносить трудности, испытанные в крупной классовой борьбе».

С последним сложно согласиться. Во-первых, централизованное производство, тем более капиталистическое, не способно породить никакой дисциплины, кроме палочной, дисциплины кнута, дисциплины «слепой». Сознательная дисциплина рождается только там, где обеспечено единство воли всех звеньев, где царит добровольное, осознанное подчинение.

Может быть, из централизованного промышленного производства вытекает «сознательная дисциплина» профсоюзной борьбы, дисциплина стачечников? Такое допустить вполне можно, но следует ли считать такого рода дисциплину сознательной и тем более пригодной для коммунистической борьбы? Историческая практика миллионами фактов доказала, что организационные формы и навыки экономического «сопротивления» не пригодны для борьбы за политическую власть. Сознательность такой дисциплины и такого рода организованность качественно ограничены целями стачки, то есть выторговыванием более выгодной цены рабочей силы.

Во-вторых, тем более невозможно согласиться, что цеховой коллективизм и умение стойко выносить трудности экономической (пусть и «крупной») «борьбы» являются сколько-нибудь достаточными для выполнения исторической миссии рабочего класса — окончательной ликвидации эксплуатации человека человеком и строительства коммунизма. Сомнение вызывает их достаточность хотя бы для взятия и удержания власти рабочим классом.

Октябрьская революция, вдохновляющая КПГ, — как раз пример того, что даже для взятия и удержания политической власти рабочим классом необходима несколько иная по качеству сила, чем та, которая образуется в результате централизованного промышленного производства. Ленинизм заложил теоретические основы действительно революционного движения тем, что разбил экономизм, суть которого — в преклонении перед стихийностью пролетарского движения, и в основном как раз перед стихийностью явлений, вытекающих из централизованного промышленного производства, в том числе таких, как цеховой коллективизм и профсоюзная дисциплина.

Некоторые скажут, что Куцумбас не умалял роли партии в становлении сил, которые вытекают из централизованного промышленного производства, ведь дальше он сказал:

«Рабочий класс завоёвывает эту позицию не спонтанно, а с помощью революционной теории и деятельности Коммунистической партии, его сознательного и организованного авангарда».

Но давайте сложим воедино позицию оратора. Сила рабочего класса связана с централизованным промышленным производством, из чего вытекает коллективизм, дисциплина и умение преодолевать трудности, как основополагающие качества, образующие данную силу. Помощь в становлении силы рабочего класса оказывается партией — авангардом класса, вооружённым революционной теорией.

Что в таком случае должна в себе содержать революционная теория и какова должна быть революционная практика данной партии? Очевидно, революционная теория, если верить Куцумбасу, должна содержать в себе модель общественного устройства, наиболее отвечающую интересам рабочих централизованного промышленного производства, а революционная практика обязана состоять в развитии тех качеств рабочих, которые образуют его силу как класса.

К сожалению, подобные оппортунистические представления не редкость не только в Греции, но и у нас.

Вообще, можно выделить три условных группы оппортунизма в вопросе о сущности борьбы за коммунизм. Группа первая — это экономизм, и она представлена выше. Российские примеры — РКРП, РПР, «Рабочий путь».

Группа вторая — это митинговщина. Здесь марксизм начисто подменяется идеологией некоего единого левого фронта, задача которого — «раскачивать лодку» протестными акциями. Митинговцы обычно и не скрывают, что в качестве цели избрали не коммунизм, а различные демократические требования и смену режима (лиц у власти). Примеры — «Левый фронт» и подобные, отчасти ОКП и «Рот Фронт».

Третья группа — ожиданцы. Здесь левые, в основном различные кружковцы, вторят азы марксизма, но упорно ожидают объективного складывания революционной ситуации. Они считают, что разорение народа, рост армии безработных и даже военные бедствия представляются собой процесс эволюции, постепенного созревания в недрах старого общества элементов или предпосылок нового общественного строя в форме осознания пролетариатом своего классового положения. Они ожидают также, что некое повышение сознательности пролетарских масс выкует им партию большевистского типа именно снизу, из цехов, профсоюзов и офисов. Партия вырастает из пролетарского движения — вот их идея. Примеры — «Политштурм» и другие подобные кружки, в том числе сторонники Сёмина.

Так или иначе, но все эти разновидности оппортунистических представлений являются хвостистскими. Если троцкизм — главный идеологический враг, то хвостизм — главный враг в стратегии и тактике борьбы рабочего класса.

Каждая данная группа идейных течений предлагает свой взгляд на те элементы, развитие которых гарантирует созревание субъективного фактора Коммунистической революции внутри капитализма. Экономисты — коллективизм, дисциплину и умение преодолевать трудности в ходе экономической «борьбы», митинговцы — протестные акции, ожиданцы — рост сознательности пролетарских масс в форме осознания своего положения из-за социальных катастроф и бедствий. Именно на рост и развитие данных элементов направлена деятельность этой каждой условной группы левых. Иными словами, перед нами разные трактовки теории революции.

Марксистская теория революции вытекает из теории смены общественно-экономических формаций. То есть нужно понять: а) что такое капитализм как последняя эксплуататорская формация; б) что такое коммунизм как подлинная история человечества; в) и какие объективные и субъективные факторы коммунизма зарождаются и должны окрепнуть до необходимого уровня внутри капитализма. Таким образом, элементы, которые мы отнесём к субъективному фактору, и определяют цели и задачи революционной борьбы коммунистов как авангарда рабочего класса.

 


 

ЧТО ТАКОЕ КАПИТАЛИЗМ

 

Базис капитализма, то есть господствующий тип производственных отношений, представляет собой объективные отношения между людьми по поводу производства, присвоения, обмена, распределения и потребления материальных и духовных условий жизни в форме обмана и насилия. Закон анархии капиталистического производства и реализации товаров в рыночной экономике вызван к жизни осознанным стремлением каждого участника рынка использовать в своих интересах слабость, главным образом необразованность и неопытность, других участников. При этом экономические законы капитализма (и экономические законы в целом) действуют не как внешние по отношению к обществу силы, навроде законов физики, а являются деятельностью живых людей, обусловленной уровнем развития производительных сил, в том числе их сознания. Все устойчивые формы проявления законов капитализма представляют собой злонамеренное ограбление, либо страусиное непротивление этому ограблению.

Вопреки мнению большинства хвостистов, сущность функционирования общественного отношения «капитал» состоит не в реализации закона стоимости. Хвостисты, считая, что раз трудовая теория стоимости раскрывает тайну пропорций обмениваемых товаров, значит якобы целью деятельности всех рыночных субъектов является стремление к поиску и реализации этих пропорций. Тогда как суть капитализма состоит как раз в обратном — в как можно более грубом нарушении закона стоимости на стадии производства и реализации товаров. Сталин указывал, что не закон стоимости является экономическим законом капитализма, а закон максимальной прибыли, что и есть результат нарушения закона стоимости. При этом именно массовое несоблюдение всеми товаропроизводителями и товаровладельцами требований закона стоимости и становится причиной капиталистических кризисов, что получает выражение как в недопроизводстве средств производства, так и в отсутствии платёжеспособного спроса на товары потребления.

Капитализм есть продукт развития производительных сил на стадии крупного промышленного производства в условиях господства отношений частной собственности и разделения общества на классы. Сущностными чертами капитализма являются низкий уровень умственного развития большей части населения и беспрецедентно развитая система насилия, гарантирующая сохранение условий воспроизводства капиталистических отношений. Учреждения надстройки капитализма призваны сохранять и оберегать господствующий тип производственных отношений, то есть обосновать, узаконить и оправдать обман и насилие.

Историческая миссия капитализма была вскрыта Марксом и заключается она в развитии производительных сил до необходимого для их обобществления уровня. Целью же капитализма является бессмысленное «производство» прибыли для кучки магнатов. Капитализм — это война всех против всех, в которой господствующее положение объективно занимает всё сужающийся количественно класс предпринимателей, удерживающий в своих руках массу частной собственности и государственную власть, а пролетариат служит расходным материалом.


 

ЧТО ТАКОЕ КОММУНИЗМ

 

Если капитализм — это война всех против всех, то логично принять, что коммунизм — это общество человеколюбия и дружеского сплочения. Общество построенного коммунизма есть счастье в самом широком и глубоком смысле этого слова, счастье, возможное для всех как достаточное условие счастья каждого.

Коммунизм — это очередная естественная ступень развития общества, на которой отношения между людьми строятся не на инстинктах и эгоистических интересах, как это происходило все предыдущие тысячелетия, а в соответствии с требованиями системы познанных объективных законов развития природы и общества, и потому характеризуются отсутствием предпосылок для возникновения антагонизмов между индивидуумами. Отношения человек — общество — природные условия существования будут лишены антагонистических противоречий и объективная диалектика их взаимосвязей будет сознательно использована человеком.

Процесс материального и духовного производства, который в эпоху классов происходил путём конфликтов, классовой борьбы и принуждения, в обществе зрелого коммунизма заменяется процессом воспроизводства самого общества, то есть всех людей во всём совокупном богатстве человеческих отношений. Общественные отношения коммунизма исключают частные отношения собственности, то есть узурпацию в руках отдельных лиц каких-либо общественных богатств и следующее из этого социальное и частное насилие.

Коммунистические производственные отношения — это форма общественных отношений, всецело основанная на научном познании процесса преобразования природы, причём основополагающим условием такого рода отношений является полная консолидация усилий всех членов общества как залог, во-первых, внутренней бесконфликтности общества, во-вторых, гарантии расширенного воспроизводства общества. Такая консолидация возможна только на базе общественной собственности на средства производства. Общественная собственность — это форма отношения между людьми, возникающая по поводу обеспечения оптимальных материальных и духовных условий развития каждого индивида как условия развития всех индивидов.


 

ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ФАКТОРЫ КОММУНИЗМА В КАПИТАЛИЗМЕ

 

Как было сказано выше, историческая миссия капитализма состоит в развитии производительных сил человечества, то есть людей, вооружённых орудиями производства, до необходимого для их обобществления уровня. Что значит обобществить людей, вооружённых орудиями производства? Это означает, во-первых, обратить все орудия производства в общественную собственность, иными словами: форма отношений между всеми людьми по поводу орудий производства должна отвечать требованиям обеспечения оптимальных материальных и духовных условий развития каждого индивида как условия развития всех индивидов, а не быть средством узурпации и отстранения одних от условий и результатов производства в пользу других, как это происходит при частной собственности. Во-вторых, это означает, что люди должны обладать известной культурой, осознанием необходимости строго следовать требованиям объективных законов развития общества, а не стремиться дать меньше, а получить больше. Объективные и субъективные факторы коммунизма зреют в капитализме в пределах данной исторической миссии.

I. Объективным посылом коммунизма в капитализме является постепенное и всё более последовательное превращение науки в производительную силу общества. И уже в середине XIX века в мире сложились все материально-технические условия для разгрома капитализма как системы общественной организации и перехода к коммунизму. Речь идёт о появлении высшей техники, возможности снижения, а затем и полного исключения тяжелого физического и рутинного труда, включении сельского хозяйства в промышленность как её специфической отрасли и так далее. Маркс убедительно доказал, что производительные силы капитализма при глубоком разделении труда, превращении прикладных наук в непосредственно производительную силу, интернационализации, кооперации, концентрации, централизации и огосударствлении производств, приобретают реально общественный характер.

II. Субъективным посылом коммунизма в капитализме является марксизм, вернее большевизм, то есть высший тип марксизма. Марксизм — это системное, стройное, цельное миросозерцание, являющееся диаматической переработкой всего ценного, что создало человечество. Марксизм возник не как идеология пролетариата, а как высшее достижение человеческой мысли, всей предшествующей духовной культуры. Маркс диаматически переработал все гениальные догадки своих добросовестных предшественников, а полученные в диалектическом смысле отрицания синтезировал в единое истинное учение о наиболее общих объективных законах развития, прежде всего общества как материи особого рода.

Марксизм есть отрицание идеализма диалектики Гегеля, который в свою очередь переработал всю предшествующую философию; марксизм есть отрицание политической экономии Смита и Рикардо, которые впервые поставили на рельсы научного анализа производственные отношения; марксизм есть отрицание социалистического утопизма как критики частных отношений собственности. Составными частями марксизма, хотя это выражение условно, являются 1) диаматика, 2) критика политической экономии, то есть положительное изложение теории коммунизма и 3) учение о классовой борьбе.

Далее, марксизм был развит и применён Лениным и Сталиным в XX веке. Главное, с точки зрения социальной значимости, в марксизме — это учение о всемирно-исторической роли рабочего класса как политической организации пролетариев, призванного быть могильщиком капитализма и созидателем коммунизма.

Пока что марксизм остаётся вещью-в-себе, «законсервирован» в гениальных трудах классиков и в кристаллах опыта строительства и крушений коммунизма. Как только марксизм в лице коммунистической партии большевиков (Партии Научного Централизма) будет соединён с пролетарским движением, с массами, субъективный фактор начнёт свою реализацию.

Таким образом, внутри капитализма должен окрепнуть большевизм, как противоположность капитализма, а не экономизм, катастрофы и митинги, как полагают оппортунисты хвостистского пошиба.

Стало быть, теоретическим содержанием марксизма не является модель общественных отношений, отвечающая интересам пролетариата или, например, рабочих. Рабочему классу необходим марксизм как раз потому, что классовые интересы пролетариата не способны привести его к победе над буржуазией. Интерес — это не знающий меры инстинкт непосредственного потребления, возведённый в безнравственную, неразумную абстракцию материального предмета. Интерес по своей природе — практически неосмысленный мотив к деятельности. Классовые интересы порождены стремлением подавить классового противника, заполучить или выжать богатство, которым он располагает. Интересы пролетариата как класса состоят в более выгодной продаже товара «рабочая сила». А частные интересы пролетариев вообще разрушают их объединение в класс в форме перманентной взаимной конкуренции.

Когда же мы говорим о коммунистической борьбе, то имеются в виду не классовые интересы пролетариата или рабочих, а научно обоснованная цель избавления общества от господства интересов в пользу господства объективной необходимости, то есть всемирно-историческая миссия рабочего класса.

Апелляция к классовым интересам пролетариата допустима исключительно в том случае, если борьба на их основе приближает пролетариат к борьбе на основе науки, то есть к победе.

Куцумбас же утверждает, что

«КПГ борется за то, чтобы классовая борьба была направлена на свержение капиталистической системы, и в этом направлении она стремится увязать борьбу всех частей рабочего класса и других средних слоёв населения за улучшение условий труда и жизни».

Но как конкретно увязать борьбу за зарплату, социальное обеспечение, улучшение условий труда с борьбой за свержение власти капитала? Учитывая, что по мнению Куцумбаса необходимо работать над развитием цехового коллективизма и умения стойко выносить трудности экономической «борьбы», то есть развивать внутри капитализма экономизм, то увязка пойдёт по пути обещаний. КПГ обещает пролетариям, что после свержения власти капитала их жизнь значительно улучшится. Дескать, избавимся от паразитов и заживём зажиточной жизнью. Этот подход уже давно продемонстрировал своё историческое банкротство. Буржуазные политики — чемпионы по самым сладким обещаниям, причём они обещают улучшение жизни, требуя взамен лишь подачу бюллетеней в избирательные урны, а не тяжёлую революционную борьбу. Позорно это сознавать, но массы уже почти 300 лет съедают эти зачастую пустые обещания. Акцент на улучшение материального положения не работает! И не работает зачастую не потому, что пролетарские массы преступно доверчивы, а в связи с тем, что они не видят реальной альтернативы, в их сознании отсутствует понимание научности коммунистического, революционного пути. КПГ и другие партии с коммунистическими названиями проигрывают буржуазии в первую очередь в области идеологической, теоретической формы классовой борьбы, поэтому их обещания и намерения выглядят в глазах масс настолько же несбыточными, как и пустословие буржуазных парламентских политиков.

Да и сам Куцумбас это фиксирует в своей речи:

«Доминирует позиция заниженных требований. Этими оковами скованы рабочий, служащий, бедный самозанятый и крестьянин с первых шагов своей жизни и, конечно же, они сильнее сжимаются на рабочих местах, в то время как сознание готово рассматривать капиталиста как того, кто даёт работу, распределяет доход».

Только дело не в заниженных требованиях, а в идейно-теоретической слабости позиции марксистов. Куцумбас списывает проблематику на то, что партии с коммунистическими названиями заигрались в парламентаризм, но это следствие, а не причина.

Куцумбас ищет выход в каких-то знаниях, обретённых в процессе самой экономической «борьбы»:

«Недостаточно проводить идеологическую работу и просвещение по актуальным вопросам, повторяя общие лозунги и позиции о революционной стратегии, без энергичности и боевитости, без обогащения этой работы знаниями, приобретенными в процессе развития событий».

Какие такие знания, приобретенные в процессе развития событий, позволят внушить пролетарским массам оптимизм и позволят поднять их на борьбу за свержение капитализма? Типичная позиция «пилите, Шура, пилите». Нужно якобы углубить, усилить, поднажать. А толку? Куцумбас верит, что усиление экономического сопротивления заразит пролетариат коммунизмом, потому что он разовьёт те самые свои ключевые качества: коллективизм, дисциплину, стойкость.

Совершенно правильные мысли о том, что в основе работы партии должна лежать деятельность по организации пролетариата соседствуют с экономизмом, с тем, что формы экономического сопротивления, в том числе и организованного, каким-то неизведанным образом перерастут в борьбу политическую. Не перерастут никогда! Куцумбас, в данном случае, учит тупиковому пути.

Коммунисты должны не развивать экономистские формы, а обеспечивать переход активных групп пролетариата от экономизма, профсоюзничества, синдикализма к борьбе за диктатуру рабочего класса. А это последнее диалектически отрицает «экономическую борьбу». Вот в чём гвоздь.

Однако, чтобы добиться этого перехода, необходима серьёзная пропагандистская работа, основанная на высоком теоретическом уровне кадрового состава партии, необходима также ясная модель коммунизма, а не повторение характеристик первой фазы коммунизма СССР, тем более превратно понятных. Буржуазия уже давно оплевала практику строительства коммунизма своими лживыми теориями репрессий, тоталитаризма, имперства и прочими. Буржуазия выработала средства и способы заражения масс устойчивым вирусом антикоммунизма, который вывести можно только мощными победами на идеологическом фронте и высоким научно-организационным авторитетом самой партии.

Всё, что может пообещать Куцумбас, в толще пролетарских масс разобьётся о буржуазную ложь про Сталина, и они остановятся на стадии борьбы за свои непосредственные нужды и демократические права. Как раз на той стадии, в рамках которой Куцумбас поручает члену партии «пилить» с удвоенной силой.

В этом смысле нужно не гнаться за массовостью, а держать твёрдую линию, охватив наиболее передовые слои, сплотив вокруг себя сначала вполне убеждённое меньшинство. Но, чтобы сколотить это меньшинство, необходима глубокая теоретическая работа, необходима постановка серьёзной, компетентной марксистской пропаганды по типу той, что осуществляет у нас журнал «Прорыв».

Укрепление партии настоящих коммунистов множит силы рабочего класса. Разворачивать вширь необходимо именно марксистскую пропаганду, а не призывы к борьбе за интересы и права трудящихся. Только проникновение в сознание пролетариев объективных истин марксизма превращает их из продавцов товара «рабочая сила», то есть из жертв капитализма и бунтарей, в представителей революционного рабочего класса, в рабочих-революционеров, как говорил Ленин.

Если же послушать Куцумбаса, то достаточно усилить нажим борьбы за экономические и реформистские требования через «народный фронт» (ПАМЕ) и при этом не забывать лозунг на свержение капитализма, и дело в шляпе. Непросто оценивать обстановку в Греции, но очевидно, что если бы этот лозунг действительно работал, то греческий политический кризис должен был привести к власти не СИРИЗу, а КПГ с диктатурой рабочего класса. Греческие массы, к сожалению, не пошли и не идут за лозунгом на свержение капитала, потому что заражены экономизмом. А КПГ, к сожалению, не отказывается от экономизма, потому что боится потерять влияние в массах. Хватит ли греческим марксистам ума и смелости разорвать этот порочный круг — вот в чём главный вопрос, возникающий после прочтения речи генерального секретаря КПГ.

04/12/2018

 


 



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.