Опять горит Париж
25-11-2018

Опять горит Париж

 

 

 

Столкновениями с полицией обернулась очередная акция протеста «желтых жилетов» в Париже. Тысячи человек вышли на Елисейские поля, выступая против роста цен на топливо и новых налогов.

Демонстранты возвели баррикады, сломали строительные леса у одного из зданий, повалили грузовик, вырвали ограждения. Активисты требовали отставки президента Франции Эммануэля Макрона и пели «Марсельезу». Полицейские применили водометы и слезоточивый газ, чтобы разрушить завалы и разогнать активистов. Шесть человек были задержаны.

Новые налоги на топливо правительство ввело, чтобы бороться с проблемами загрязнения окружающей среды и стимулировать французов пересесть на более экологичный транспорт. Однако на улицах считают, что власти всего лишь хотят больше денег.

Мишель Друо, протестующий: «Этот протест вполне оправдан. Такое ощущение, что нас эксплуатировали на протяжении долгих лет, пока члены правительства жили, как короли. Это невыносимо! Я 22 года работаю, получаю 1400 евро в месяц. А Брижит Макрон покупает обеденный сервиз за полмиллиона. Достало! Одни и те же люди почему-то всегда вынуждены затягивать пояса!»(1)

Во Франции погромы, на этот раз левые активисты и возмущённые мелкобуржуазные пролетарии бунтуют против повышения цен на топливо. БУРЖУАЗИЯ ВЫПУСКАЕТ НАРОДНЫЙ ПАР В СВИСТОК.

Самое печальное, что опыт ПОБЕДОНОСНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ никак не отражается в деятельности тех персонажей, которые хоть как-то управляют погромом. Теория — это опыт рабочего движения, говорил ВЕЛИКИЙ СТАЛИН. Элементарная логика, самый общий взгляд на историю революционного движения учит, что протест масс, всякое движение масс необходимо использовать для привнесения коммунистической, то есть научной, сознательности, для укрепления организации класса, повышения организованности. А что делают или предлагают активисты-протестанты? Они предлагают реагировать на пороки капитализма киданием в полицейских камней и бутылок с зажигательной смесью. Они предлагают раздувать бессмысленный погром. Они по сути своих действий, а не слов, предлагают воздействовать на империалистическую власть по её правилам, в рамках «борьбы» со специальными людьми «в космических костюмах». Макрон, которого поставила буржуазия, — КОЗЁЛ ОТПУЩЕНИЯ.

Большинство леваков выдаёт действительное за желаемое, то есть заявляют, что подобные протесты являются некой ступенькой на пути к революции. Европейские погромы — органическая часть империалистического политического протеста, естественная стихийная реакция на буржуазный миропорядок и мировую систему господства капитала, ПОД КОНТРОЛЕМ буржуазии.

Причина всех этих и тысяч других погромов, которыми был так богат ХХ век, коренится в… частной собственности, и до тех пор, пока существует этот «экономический институт», массовые и систематически повторяющиеся погромы и погромища неизбежны.

Погромные акции вызывали и будут вызывать в обществе противоречивые реакции: с одной стороны, сочувствие погромщикам, а с другой стороны, их осуждение. Но один из парадоксов состоит в том, что этим погромщикам сочувствуют и «левые», и правые, а осуждают эти погромы… и левые, и правые.

Так, например, сегодня большинство правых мусульманского толка приветствуют эти погромы, а большинство правых христианского толка их осуждают. «Левые», сторонники стихийности в рабочем движении, «левые» авантюристы сочувствуют погромной активности масс, а левые, стоящие на позициях научного мировоззрения ОСУЖДАЮТ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, ПРОВОКАТОРОВ ПОГРОМНЫХ ДЕЙСТВИЙ, среди которых немало «молодежи» с седыми гениталиями.

К сожалению, многие не понимают, что мир в очередной раз столкнулся с разновидностью гапоновщины, чуть более продуманной и организованной, чем в России 1905 г. Продуманность эта направлена на то, чтобы активность протестующих не переросла во что-то более содержательное и результативное, чтобы эти шумные дни всегда венчались ничем, трансформируясь в некую ежегодную европейскую традицию, напоминающую поведение английских и итальянских футбольных болельщиков, весеннее обострение у людей с неуравновешенной психикой.

Тем не менее, участившиеся погромы поколебали миф о западной цивилизованности, незлобливой и независтливой европейской ментальности. Всё более развенчивается некогда господствовавший в российской демократической прессе тезис о том, что зависть генетически отсутствует в ментальности коренных европейцев.

Однако дело обстоит как раз наоборот. Материальные жертвы стран Западной Европы от последних погромов, большинство участников которых не были генетическими европейцами, не идут ни в какое сравнение с материальными потерями стран Европы от агрессивности собственного населения, например, в первую и вторую мировые войны. В борьбе за право грабить африканские и азиатские колонии, как это ни глупо, но именно на территории Европы, руками европейцев было безжалостно уничтожено беспрецедентное количество материальных ценностей. Эти войны представляют собой ярчайшую иллюстрацию уровня развитости зависти в западной психике. Ни одни народы в истории человечества не устраивали на своей территории такие бойни из-за колоний, какие устроили европейцы, завидуя друг другу.

Кроме того, нельзя забывать, что именно в Европе все рыночные «революции» прошли под погромным лозунгом переграбежа. Молодая буржуазия Англии и Франции (где ещё более наглядно, чем в Англии, под пение «Марсельезы») отняла землю у грабителей-аристократов, и… поделила её между собой. Поэтому нет ни малейшего повода удивляться тому, что все современные случаи выражения молодёжной формы недовольства по поводу социально-экономического устройства европейских стран, неизменно выливаются в мстительное разрушение витрин, машин, банкоматов и т.п.

Если мы вспомним опыт Великой Октябрьской Революции, то заметим, что поведение пролетарских и солдатских масс России коренным образом отличалось от европейских революций, в ходе которых и осуществлялся лозунг всех, известных истории, организованных преступных группировок: «Отнять и поделить».

При всей своей внешней «недообразованности», пролетариат России без колебаний принял лозунг НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ВСЕХ БОГАТСТВ России. Осуществляя при помощи своей коммунистической партии политическую диктатуру, пролетариат сделал собственником не себя, как это сделали демократы в современной России, а всех людей в равной мере, независимо от их пола и возраста. Даже крестьяне России согласились с большевистской политикой национализации земли. Если бы было иначе, то пролетарское меньшинство России никогда бы не удержалось у власти в ходе иностранной военной интервенции и белогвардейского мятежа.

Таким образом, можно утверждать, что очень многим народам мира желание пограбить и поделить менее свойственно, чем европейцам. И России, и Индии, и Африке, и аборигенам Австралии и индейцам Америки тысячелетиями была присуща общинность, особенно в вопросах землевладения. Но это не потому, что таков генотип азиатов и африканцев, а европейцы иначе сделаны. Просто, рыночная экономика и, следовательно, рыночная «философия» раньше, чем в других регионах, стала всеобъемлющей именно на Европейском континенте, и именно это изуродовало общественную психологию населения Запада в большей мере, чем населения других регионов. Поэтому, то что азиаты и африканцы, оказавшись на территории Европы, повели себя в XXI веке как типичные европейцы, вполне закономерно. Дурной пример — заразителен.

Более того, богатство Запада долгое время прирастало его грабительской политикой и работорговлей. Т.е. азиатские и африканские народы по своей роли в деле роста материальной роскоши Запада, более коренные жители Запада, чем бриты, бургундцы или баварцы. Но на протяжении веков через контакты с европейцами они приобщились не столько к чудесам технического прогресса, сколько к зверствам и воровству. Иными словами, вот уже несколько веков подряд Европа обжирается колониальными ананасами, бананами, манго и папайя, арахисом, упивается кофе и какао, украшается золотом, алмазами и перьями страусов, краденными «на бедном Юге» и, казалось бы, действительно, о какой зависти можно вести речь, когда от алмазных серег уши богатых северян оттягиваются до плеч.

Противники большевизма частенько спекулируют на пушкинском изречении: «Страшен бессмысленный русский бунт», якобы дискредитирующий большевистскую революцию в России. До сих пор враги большевизма не поняли, что Пушкин имел в виду «страшность» исключительно бессмысленного бунта и всей своей деятельностью стремился поднять уровень просвещенности народа России до необходимой высоты, чтобы борьба русского народа против скотства крепостного рабовладения вышла за рамки европейских традиций бессмысленного бунта, заменявшего одну форму эксплуатации человека человеком, другой формой его эксплуатации.

Историческая практика России показала, что у ленинской партии большевиков именно такая, ГЛУБОКО ОСМЫСЛЕННАЯ СТРАТЕГИЯ ПЕРЕРАСТАНИЯ БЕССМЫСЛЕННОГО БУНТА ФЕВРАЛЬСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ В РЕВОЛЮЦИЮ КОММУНИСТИЧЕСКОГО СОЗИДАНИЯ — была. Ясно, что у современных французских, венгерских, датских, кондопожских, «энбепешных» или других кладбищенских погромщиков никакой послепогромной стратегии нет, и потому НИЧЕГО, кроме дискредитации идеи борьбы трудящихся за свои социальные права, эти погромы в себе не несут.

Некоторые скажут, что эта борьба не пропадет даром, что она даёт массам определенный опыт совместных действий, превращаясь в субъективный фактор будущей политической победы. Однако, в рассмотренных конкретных случаях, это не так. Никакого опыта, кроме освоения массами примитивной «технологии» одиночек-поджигателей бессловесных легковых машин или надгробий, в этих погромах нет. Складывается впечатление, что руководят подобными восстаниями преимущественно пироманы, для которых ПОДЖОГИ — ВСЁ, А КОНЕЧНАЯ ЦЕЛЬ — НИЧТО.

Важно понять, что все случаи выпуска «пара» социального недовольства лишь дезорганизуют трудящиеся массы. Каждый погром, каждый теракт дает правительству, олигархам, обывателям моральное право говорить о росте экстремизма в обществе, о необходимости укреплять полицейскую машину, устанавливать тотальный контроль за КАЖДЫМ индивидом и, следовательно, поддерживать «мускулы» репрессивной демократической машины в постоянно наращиваемом режиме. Более того, каждая милицейская физиономия, пролетарско-крестьянская по происхождению, но побитая молодыми пролетариями в ходе бессмысленных погромов, из пассивной сторожевой шавки, превращается в мстительного питбуля, что особенно радует олигархов. Они с удовольствием гоняют сонную полицию под свист и плевки толпы, под град камней и бутылок с бензином, чтобы воспитать из них остервенелых активных бойцовских собак. Эти погромы дают повод властвующей элите повышать налоги и за счет народа содержать постоянно возрастающую силу, удерживающую народ в рамках, удобных для работодателей.

Существенное отличие революционных выступлений русских пролетариев в 1905 году от совершено бессмысленных, например, нынешних парижских состоит в том, что первые создали в ходе борьбы прообраз максимально демократической формы власти — Советы рабочих, признали руководящую и идеологическую роль первых большевиков, а вторые действовали вообще ни над чем глубоко не задумываясь. По-европейски.

В ходе Октябрьской революции пролетариат не гильотинировал буржуазию, а использовал её, например, на расчистке снега и ещё более производительно позднее, в рамках НЭП. Пролетарии России боролись не столько за свержение власти конкретного царя или премьер-министра, сколько за установление ДИКТАТУРЫ РАБОЧЕГО КЛАССА в России. Современные погромщики не ставят вопрос столь же стратегично. Они пытаются методами мелкого вандализма, вынудить буржуазию поделиться с погромщиками частью власти и прелестей сытой буржуазной жизни. Особенно умиляют многочисленные заявления политологов о том, что причина массовых выступлений кроется в безработице, т.е. в неспособности буржуазии заставить работать на себя всех молодых выходцев из стран «третьего мира». (2)

Во Франции погромы, на этот раз левые активисты и возмущённые мелкобуржуазные пролетарии бунтуют против повышения цен на топливо. БУРЖУАЗИЯ ВЫПУСКАЕТ НАРОДНЫЙ ПАР В СВИСТОК.

Самое печальное, что опыт ПОБЕДОНОСНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ никак не отражается в деятельности тех персонажей, которые хоть как-то управляют погромом. Теория — это опыт рабочего движения, говорил ВЕЛИКИЙ СТАЛИН. Элементарная логика, самый общий взгляд на историю революционного движения учит, что протест масс, всякое движение масс необходимо использовать для привнесения коммунистической, то есть научной, сознательности, для укрепления организации класса, повышения организованности. А что делают или предлагают активисты-протестанты? Они предлагают реагировать на пороки капитализма киданием в полицейских камней и бутылок с зажигательной смесью. Они предлагают раздувать бессмысленный погром. Они по сути своих действий, а не слов, предлагают воздействовать на империалистическую власть по её правилам, в рамках «борьбы» со специальными людьми «в космических костюмах». Макрон, которого поставила буржуазия, — КОЗЁЛ ОТПУЩЕНИЯ.

Большинство леваков выдаёт действительное за желаемое, то есть заявляют, что подобные протесты являются некой ступенькой на пути к революции. Европейские погромы — органическая часть империалистического политического протеста, естественная стихийная реакция на буржуазный миропорядок и мировую систему господства капитала, ПОД КОНТРОЛЕМ буржуазии.

Причина всех этих и тысяч других погромов, которыми был так богат ХХ век, коренится в… частной собственности, и до тех пор, пока существует этот «экономический институт», массовые и систематически повторяющиеся погромы и погромища неизбежны.

Погромные акции вызывали и будут вызывать в обществе противоречивые реакции: с одной стороны, сочувствие погромщикам, а с другой стороны, их осуждение. Но один из парадоксов состоит в том, что этим погромщикам сочувствуют и «левые», и правые, а осуждают эти погромы… и левые, и правые.

Так, например, сегодня большинство правых мусульманского толка приветствуют эти погромы, а большинство правых христианского толка их осуждают. «Левые», сторонники стихийности в рабочем движении, «левые» авантюристы сочувствуют погромной активности масс, а левые, стоящие на позициях научного мировоззрения ОСУЖДАЮТ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, ПРОВОКАТОРОВ ПОГРОМНЫХ ДЕЙСТВИЙ, среди которых немало «молодежи» с седыми гениталиями.

К сожалению, многие не понимают, что мир в очередной раз столкнулся с разновидностью гапоновщины, чуть более продуманной и организованной, чем в России 1905 г. Продуманность эта направлена на то, чтобы активность протестующих не переросла во что-то более содержательное и результативное, чтобы эти шумные дни всегда венчались ничем, трансформируясь в некую ежегодную европейскую традицию, напоминающую поведение английских и итальянских футбольных болельщиков, весеннее обострение у людей с неуравновешенной психикой.

Тем не менее, участившиеся погромы поколебали миф о западной цивилизованности, незлобливой и независтливой европейской ментальности. Всё более развенчивается некогда господствовавший в российской демократической прессе тезис о том, что зависть генетически отсутствует в ментальности коренных европейцев.

Однако дело обстоит как раз наоборот. Материальные жертвы стран Западной Европы от последних погромов, большинство участников которых не были генетическими европейцами, не идут ни в какое сравнение с материальными потерями стран Европы от агрессивности собственного населения, например, в первую и вторую мировые войны. В борьбе за право грабить африканские и азиатские колонии, как это ни глупо, но именно на территории Европы, руками европейцев было безжалостно уничтожено беспрецедентное количество материальных ценностей. Эти войны представляют собой ярчайшую иллюстрацию уровня развитости зависти в западной психике. Ни одни народы в истории человечества не устраивали на своей территории такие бойни из-за колоний, какие устроили европейцы, завидуя друг другу.

Кроме того, нельзя забывать, что именно в Европе все рыночные «революции» прошли под погромным лозунгом переграбежа. Молодая буржуазия Англии и Франции (где ещё более наглядно, чем в Англии, под пение «Марсельезы») отняла землю у грабителей-аристократов, и… поделила её между собой. Поэтому нет ни малейшего повода удивляться тому, что все современные случаи выражения молодёжной формы недовольства по поводу социально-экономического устройства европейских стран, неизменно выливаются в мстительное разрушение витрин, машин, банкоматов и т.п.

Если мы вспомним опыт Великой Октябрьской Революции, то заметим, что поведение пролетарских и солдатских масс России коренным образом отличалось от европейских революций, в ходе которых и осуществлялся лозунг всех, известных истории, организованных преступных группировок: «Отнять и поделить».

При всей своей внешней «недообразованности», пролетариат России без колебаний принял лозунг НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ВСЕХ БОГАТСТВ России. Осуществляя при помощи своей коммунистической партии политическую диктатуру, пролетариат сделал собственником не себя, как это сделали демократы в современной России, а всех людей в равной мере, независимо от их пола и возраста. Даже крестьяне России согласились с большевистской политикой национализации земли. Если бы было иначе, то пролетарское меньшинство России никогда бы не удержалось у власти в ходе иностранной военной интервенции и белогвардейского мятежа.

Таким образом, можно утверждать, что очень многим народам мира желание пограбить и поделить менее свойственно, чем европейцам. И России, и Индии, и Африке, и аборигенам Австралии и индейцам Америки тысячелетиями была присуща общинность, особенно в вопросах землевладения. Но это не потому, что таков генотип азиатов и африканцев, а европейцы иначе сделаны. Просто, рыночная экономика и, следовательно, рыночная «философия» раньше, чем в других регионах, стала всеобъемлющей именно на Европейском континенте, и именно это изуродовало общественную психологию населения Запада в большей мере, чем населения других регионов. Поэтому, то что азиаты и африканцы, оказавшись на территории Европы, повели себя в XXI веке как типичные европейцы, вполне закономерно. Дурной пример — заразителен.

Более того, богатство Запада долгое время прирастало его грабительской политикой и работорговлей. Т.е. азиатские и африканские народы по своей роли в деле роста материальной роскоши Запада, более коренные жители Запада, чем бриты, бургундцы или баварцы. Но на протяжении веков через контакты с европейцами они приобщились не столько к чудесам технического прогресса, сколько к зверствам и воровству. Иными словами, вот уже несколько веков подряд Европа обжирается колониальными ананасами, бананами, манго и папайя, арахисом, упивается кофе и какао, украшается золотом, алмазами и перьями страусов, краденными «на бедном Юге» и, казалось бы, действительно, о какой зависти можно вести речь, когда от алмазных серег уши богатых северян оттягиваются до плеч.

Противники большевизма частенько спекулируют на пушкинском изречении: «Страшен бессмысленный русский бунт», якобы дискредитирующий большевистскую революцию в России. До сих пор враги большевизма не поняли, что Пушкин имел в виду «страшность» исключительно бессмысленного бунта и всей своей деятельностью стремился поднять уровень просвещенности народа России до необходимой высоты, чтобы борьба русского народа против скотства крепостного рабовладения вышла за рамки европейских традиций бессмысленного бунта, заменявшего одну форму эксплуатации человека человеком, другой формой его эксплуатации.

Историческая практика России показала, что у ленинской партии большевиков именно такая, ГЛУБОКО ОСМЫСЛЕННАЯ СТРАТЕГИЯ ПЕРЕРАСТАНИЯ БЕССМЫСЛЕННОГО БУНТА ФЕВРАЛЬСКОЙ БУРЖУАЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ В РЕВОЛЮЦИЮ КОММУНИСТИЧЕСКОГО СОЗИДАНИЯ — была. Ясно, что у современных французских, венгерских, датских, кондопожских, «энбепешных» или других кладбищенских погромщиков никакой послепогромной стратегии нет, и потому НИЧЕГО, кроме дискредитации идеи борьбы трудящихся за свои социальные права, эти погромы в себе не несут.

Некоторые скажут, что эта борьба не пропадет даром, что она даёт массам определенный опыт совместных действий, превращаясь в субъективный фактор будущей политической победы. Однако, в рассмотренных конкретных случаях, это не так. Никакого опыта, кроме освоения массами примитивной «технологии» одиночек-поджигателей бессловесных легковых машин или надгробий, в этих погромах нет. Складывается впечатление, что руководят подобными восстаниями преимущественно пироманы, для которых ПОДЖОГИ — ВСЁ, А КОНЕЧНАЯ ЦЕЛЬ — НИЧТО.

Важно понять, что все случаи выпуска «пара» социального недовольства лишь дезорганизуют трудящиеся массы. Каждый погром, каждый теракт дает правительству, олигархам, обывателям моральное право говорить о росте экстремизма в обществе, о необходимости укреплять полицейскую машину, устанавливать тотальный контроль за КАЖДЫМ индивидом и, следовательно, поддерживать «мускулы» репрессивной демократической машины в постоянно наращиваемом режиме. Более того, каждая милицейская физиономия, пролетарско-крестьянская по происхождению, но побитая молодыми пролетариями в ходе бессмысленных погромов, из пассивной сторожевой шавки, превращается в мстительного питбуля, что особенно радует олигархов. Они с удовольствием гоняют сонную полицию под свист и плевки толпы, под град камней и бутылок с бензином, чтобы воспитать из них остервенелых активных бойцовских собак. Эти погромы дают повод властвующей элите повышать налоги и за счет народа содержать постоянно возрастающую силу, удерживающую народ в рамках, удобных для работодателей.

Существенное отличие революционных выступлений русских пролетариев в 1905 году от совершено бессмысленных, например, нынешних парижских состоит в том, что первые создали в ходе борьбы прообраз максимально демократической формы власти — Советы рабочих, признали руководящую и идеологическую роль первых большевиков, а вторые действовали вообще ни над чем глубоко не задумываясь. По-европейски.

В ходе Октябрьской революции пролетариат не гильотинировал буржуазию, а использовал её, например, на расчистке снега и ещё более производительно позднее, в рамках НЭП. Пролетарии России боролись не столько за свержение власти конкретного царя или премьер-министра, сколько за установление ДИКТАТУРЫ РАБОЧЕГО КЛАССА в России. Современные погромщики не ставят вопрос столь же стратегично. Они пытаются методами мелкого вандализма, вынудить буржуазию поделиться с погромщиками частью власти и прелестей сытой буржуазной жизни. Особенно умиляют многочисленные заявления политологов о том, что причина массовых выступлений кроется в безработице, т.е. в неспособности буржуазии заставить работать на себя всех молодых выходцев из стран «третьего мира». (3)


Использовано:

1 —  https://www.ntv.ru/novosti/2112126/

2 — http://www.proriv.ru/articles.shtml/podguzov?pogrom

3 — http://www.proriv.ru/articles.shtml/podguzov?pogrom


 

 



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.