Учить ли марксизм по советским учебникам?
17-11-2018

Учить ли марксизм по советским учебникам?

 

 

 

 

 

Борясь с философским невежеством в левом политическом спектре, современная левая газета «Рабочий путь», разместившая на своих страницах учебник «Диалектический и исторический материализм» под редакцией М.Митина, выпущенный аж в… 1934 году. Видимо, в редакции газеты считают, если учебник написан во времена Сталина, то это автоматически гарантирует ему научность. Но, если учесть остроту классовой борьбы в СССР тех лет и непревзойденную подлость и живучесть троцкистов, то трудно предположить, что существуют учебники марксизма, не содержащие в себе следов их изощрённого оппортунизма.

Особенно убедительно по этому поводу откровенничал в 1993 году теоретик, хорошо известный в либерально-нетрадиционных кругах, Лев Клейн.

 

«Как-никак, — самовлюблённо писал Клейн, — ученые обладали некоторыми преимуществами перед партийной бюрократией. [По сравнению с Клейном, академик Александр Яковлев, секретарь ЦК КПСС по идеологии, доктор исторических наук, нагадил СССР и профессиональнее и больше учёного Клейна, как и другой член ЦК, например, Абалкин]. Они всегда и везде отличаются интеллектом, остроумием, солидарностью и тайным чувством превосходства над администрацией. Вот и научились общению через головы идеологических церберов, научились использовать даже навязанные сверху тексты. Научились вписывать свое содержание между строк и читать между строк.

Родился странный язык — понятный только для посвященных, а посвященными были практически все в науке (в каждой отдельной отрасли). Этот язык был доступен даже недругам, но они ничего не могли поделать с этой нахальной речью. Это был код, который было нетрудно расшифровать, но разоблачить кодирование было очень трудно.

Не менее полувека мы пользовались этим языком. Мы писали на нем свои работы и радовались, когда читали тексты, на нем написанные. Мы показывали друзьям избранные места и восхищались мастерством и изобретательностью авторов».

 

На языке дипломированных негодяев это означает, что, на самом деле, обществоведы либеральной ориентации в КПСС и СССР десятилетиями сознательно соревновались между собой по поводу, кто из них поднимется по официальной научной «лестнице» ближе к большим окладам, принеся наибольший вред или наименьшую пользу советскому трудовому народу, строящему коммунизм. Такие откровения доктора исторических наук Клейна означают, что современный молодой коммунист не имеет права принимать на веру, тем более слепую, ни одного учебника, ни одного теоретического труда, памятуя об остроте теоретической формы классовой борьбы и воинствующей бессовестности троцкистов во все времена.

Хорошей иллюстрацией, подтверждающей использование значительной частью дипломированных теоретиков СССР этого «междустрочного» языка, является книга «Логика», выпущенная Госполитиздатом в 1949 году. В ней автор М.С. Строгович в частности пишет:

«Логикой называется наука о законах правильного мышления. Законы правильного мышления, — продолжает Строгович, — это такие законы выражения мыслей, которые необходимо соблюдать, чтобы развитие наших мыслей было правильным, последовательным и систематичным, чтобы при изучении и разрешении какого-либо вопроса мы могли делать выводы из известных нам положений».

«Правильно мышление»!? Относительно чего? Относительно известных нам положений? У М. Строговича, совершенно беспомощное, с точки зрения логики, и глубоко ошибочное, с точки зрения диаматики, исходное определение. Автор совершенно не понимает причины, по которой Маркс перевернул логику Гегеля с его больной идеалистической головы «мирового духа» на здоровые ноги, твёрдо стоящие на материальной основе и потому, дающие голове возможность иметь критерий истинности своих умозаключений. Именно, чтобы принизить значение диалектического материализма, чтобы отвлечь от него внимание, тем более молодых ученых разных отраслей знаний, была предложена программа выпуска учебников «логики», чтобы они поглотили диалектический материализм и сделали его лишь элементом содержания более широкой «науки», т.е. «логики» вообще, как будто таковая существует независимо от материального мира, от его причинно-следственных связей, т.е. законов. Вот, это и есть тот самый язык иносказаний, которым так восхищался Клейн. При таком подходе, сколько бы раз вы не упомянули о диалектическом материализме в разделах и главах учебника, он, в сознании обучаемых, останется лишь подчинённой, единичной частью некой логики «вообще».

Некоторые молодые люди, решившие вступить в коммунистическое движение в начале 21 века, объявляют, как это не прискорбно, что осваивают диалектику, например, по книге Корнфорта выпуска середины 50-х годов, хотя, скромное, поверхностное содержание этой книги по большинству параметров лишь предвосхищает появление учебников по философии эпохи Брежнева, но ничуть не превосходит их.

Один из посетителей сайта ВКПБ так высказался об учебнике «Диалектический материализм» выпуска 1954 года под редакцией академика Г.Ф. Александрова, по которому его, в бытность студентом, пробовали научить диалектике:

«Поэтому и не удивительно, почему рухнул социализм. По такой глупости научиться социализму нельзя. Ребята, не теряйте зря своего времени для прочтения этого барахла. Читайте подлинники, читайте Маркса, читайте Энгельса, читайте Ленина, читайте Сталина, но не читайте это барахло».

Другие молодые левые пытаются освоить основы марксистской философии с помощью учебника «Исторический материализм», выпуска того же 1954 года. Насколько оправданно деление марксистской философии на два отдельных учебника подробнее рассмотрим ниже, а пока, можно лишь сожалеть, что начинающие марксисты редко обращаются к предисловию Маркса к «Капиталу», в котором есть довольно важный фрагмент о методе Маркса.

В одной из многочисленных рецензий на первый том «Капитала», которую сам Маркс оценивал, как достаточно удачное изложение своего метода, говорилось:

«Для Маркса, — писал рецензент, — важно только одно: найти закон тех явлений, исследованием которых он занимается. И при том для него важен не один закон, управляющий ими, пока они имеют известную форму и пока они находятся в том взаимоотношении, которое наблюдается в данное время. Для него, сверх того, ещё важен закон их изменяемости, их развития, т. е. перехода от одной формы к другой, от одного порядка взаимоотношений к другому. Раз он открыл этот закон, он рассматривает подробнее последствия, в которых закон проявляется в общественной жизни… Сообразно с этим Маркс заботится только об одном: чтобы точным научным исследованием доказать необходимость определённых порядков общественных отношений и чтобы возможно безупречнее констатировать факты, служащие ему исходными пунктами и опорой. Для него совершенно достаточно, если он, доказав необходимость современного порядка, доказал и необходимость другого порядка, к которому непременно должен быть сделан переход от первого, всё равно, думают ли об этом или не думают, сознают ли это или не сознают. Маркс рассматривает общественное движение как естественно-исторический процесс, которым управляют законы, не только не находящиеся в зависимости от воли, сознания и намерения человека, но и сами ещё определяющие его волю, сознание и намерения… Если сознательный элемент в истории культуры играет такую подчинённую роль, то понятно, что критика, имеющая своим предметом самую культуру, всего менее может иметь своим основанием какую-нибудь форму или какой-либо результат сознания. То есть не идея, а внешнее явление одно только может ей служить исходным пунктом. Критика будет заключаться в сравнении, сопоставлении и сличении факта не с идеей, а с другим фактом. Для неё важно только, чтобы оба факта были возможно точнее исследованы и действительно представляли собой различные степени развития, да сверх того важно, чтобы не менее точно были исследованы порядок, последовательность и связь, в которых проявляются эти степени развития… Иному читателю может при этом прийти на мысль и такой вопрос… ведь общие законы экономической жизни одни и те же, всё равно, применяются ли они к современной или прошлой жизни? Но именно этого Маркс не признаёт. Таких общих законов для него не существует… По его мнению, напротив, каждый крупный исторический период имеет свои законы… Но как только жизнь пережила данный период развития, вышла из данной стадии и вступила в другую, она начинает управляться уже другими законами. Словом, экономическая жизнь представляет нам в этом случае явление, совершенно аналогичное тому, что мы наблюдаем в других разрядах биологических явлений… Старые экономисты не понимали природы экономических законов, считая их однородными с законами физики и химии… Более глубокий анализ явлений показал, что социальные организмы отличаются друг от друга не менее глубоко, чем организмы ботанические и зоологические… Одно и то же явление, вследствие различия в строе этих организмов, разнородности их органов, различий условий, среди которых органам приходится функционировать, и т. д., подчиняется совершенно различным законам. Маркс отказывается, например, признавать, что закон увеличения народонаселения один и тот же всегда и повсюду, для всех времён и для всех мест. Он утверждает, напротив, что каждая степень развития имеет свой закон размножения… В зависимости от различий в уровне развития производительных сил изменяются отношения и законы, их регулирующие. Задаваясь, таким образом, целью — исследовать и объяснить капиталистический порядок хозяйства, Маркс только строго научно формулировал цель, которую может иметь точное исследование экономической жизни… Его научная цена заключается в выяснении тех частных законов, которым подчиняются возникновение, существование, развитие, смерть данного социального организма и заменение его другим, высшим. И эту цену действительно имеет книга Маркса».

«Автор, — отмечает Маркс, — описав так удачно то, что он называет моим действительным методом, и отнесшись так благосклонно к моим личным приёмам применения этого метода, тем самым описал не что иное, как диалектический метод».

Как видим, в этом фрагменте мы имеем дело лишь с ОПИСАНИЕМ внешней стороны метода Маркса, но, как показывают наблюдения, начинающие марксисты, в лучшем случае, стараются запомнить этот текст, надеясь, что, в результате, они смогут начать исследовать текущие проблемы, сразу, с позиции диалектики, и редко задаются вопросом, а что в описанном методе Маркса ГЛАВНОЕ? С чего начинается диалектик материалист?

Из приведённого отклика на произведение Маркса следует, что самой главной чертой личности Маркса, гарантирующей безусловную диалектичность исследования, является бескомпромиссная ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ Маркса в диалоге с … САМИМ СОБОЙ по ходу движения к истине. А двигаться к истине более высокого порядка можно только через СОТВОРЕНИЕ НОВЫХ, оригинальных ФОРМУЛИРОВОК объективных законов.



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.