О пропаганде и о рабочих
17-11-2018

О пропаганде и о рабочих

Александр Лбов

 

Никто в журнале «Прорыв» не против того, чтобы марксистская теория стала достоянием масс, и даже более — «Прорыв» всегда выступал за просвещение масс. Однако

а) журнал «Прорыв» не строит иллюзий относительно реальных возможностей по просвещению пролетария — практика показывает, что только небольшое число пролетариев реально овладевает хотя бы азами теории даже в благоприятных условиях. Остальные в самом лучшем случае просто «доверяют» партии. Это связано с характером физического труда и условиями буржуазного общества, которое не способствует [интеллектуальному] процессу;

б) журнал «Прорыв» предполагает концентрирование пропагандистской работы в первую очередь на наиболее передовой части рабочих — то есть той части, которая занимается самообразованием, не бухает, интересуется наукой и старается чему-то НАУЧИТЬСЯ от интеллигенции. А стандартный бухарик, все интересы которого дальше дачи, гаража и рыбалки не выходят, интересует журнал «Прорыв» в самую последнюю очередь — реальные возможности по повышению грамотности человека, пока он сам не начнет над собой работать, нулевые. Потому все усилия, которые направляются в НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ на пропаганду среди ОСНОВНОЙ МАССЫ рабочих — это вода, вылитая в раскаленный песок;

в) можно ли работать с основной массой не-передовых рабочих? Безусловно, но это требует в первую очередь огромных трудовых усилий. Откуда взять такие ресурсы? Нарастить некоторую массу просвещенных и образованных пропагандистов — из интеллигентов и передовых рабочих, которые будут не только передаточным звеном идеологического материала, но и «руками и ногами» партии, нарастить «массу удара» коммунистической прессы, повысить общее качество пропаганды. Тогда можно будет добиться если не понимания основной массой рабочих основных маневров, то хотя бы простой пассивной лояльности (например, во многих случаях безвластия достаточно просто не противодействовать группе коммунистов).

То, что написано выше — это фактически тезисный пересказ работы Ленина «Что делать» и частично «Детская болезнь левизны».

Оппортунисты же, не освоив сути ленинской мысли, примитивно считают, что из каждого наугад взятого из масс рабочего силами небольшой группы политактивистов можно воспитать революционера, и эту операцию можно повторять до бесконечности. Между тем воспитать революционера в условиях капитализма из КАЖДОГО рабочего невозможно — революционному воспитанию реально поддастся только меньшинство. Это многократно подтвержденный всей революционной практикой факт. А факт массовости «пушечного мяса» революций объясняется тем, что революционной партии удается «вести за собой», что неравноценно сознательности. Сегодня одна партия ведет за собой, завтра другая. Характерный пример — в 1917 рабочие пошли за большевиками, а потом, когда начались трудности с продовольствием, на заводах стали популярны меньшевики — и большевикам приходилось расстреливать рабочих, чтобы хотя бы оборонные заводы работали. Пока война — рабочие за большевиков. Началось мирное восстановление хозяйства — опять забастовки. Где сознательность? Нет ее. Крестьяне в 1917-начале 1918 пошли за большевиками, потом в марте 1918, когда стало ясно, что нужно кормить город некоторое время бесплатно — побежали за эсерами. Потом в 1919 нажрались колчаковщины — опять рванули к большевикам. Потом продразверстка — опять пошли к контрреволюции (такая фамилия как Рогов ничего не говорит?). Как такое поведение называется? Бараны.

Но оппортунисты привыкли к мысли, что рабочий — это божество, типа священной коровы… А рабочий — такой же человек, со всем скотством и дерьмом, которое вкладывается в него буржуазным способом производства. Да к тому же в массе своей не очень трезвый по выходным.

Прорывист

 

 



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.