Где сверхдоходы от нефти?
15-11-2018

Где сверхдоходы от нефти?

 

 

Почти вся разница от более высоких, чем предполагалось ранее, цен на нефть ушла в отток капитала из РФ, практически не осев в российской экономике, считает заместитель председателя, главный экономист Внешэкономбанка Андрей Клепач.

“Что касается нынешнего очень умеренного роста. Если мы посмотрим на динамику курса рубля (…) и отделение от динамики цен на нефть, то тоже это объясняется не тем, что эта зависимость (экономики от цен на нефть) исчезла, а тем, что практически весь выигрыш между нынешними ценами порядка $70 за баррель и тем, на что ориентировались раньше, еще в начале года, $50 с лишним, ушел в отток капитала, собственно говоря, почти ничего не осело внутри экономики, даже скорее несколько убавилось”, — сказал Клепач на ежегодной конференции рейтингового агентства S&P.

Он добавил, что этот отток капитала является результатом опасения новых санкций в отношении России. S&P отмечало снижение зависимости российской экономики от внешнеэкономической конъюнктуры.

Клепач подчеркнул, что нужно думать не только о снижении этой зависимости, а о том, как капитализировать и сделать эффективным вклад изменения цен на нефть, газ, углеводороды в целом в рост экономики. По его словам, это еще более сложный вызов, чем снижение зависимости. “Часто говорят о “сырьевом проклятье”. Наша зависимость от нефти — это не проклятье, это, во-первых, реальность, а, во-вторых, это определенное преимущество”, — сказал экономист, отметив, что это является источником огромного ресурса для роста экономики.

“То, что мы стерилизуем и убираем из экономики фактически весь (доход от более высоких цен на нефть), значительную часть прироста доходов, связанную с повышенными ценами на нефть (по бюджетному правилу ), это не всегда благо, это хорошо может для рейтингов — стабильность бюджета и стабильность курса, но с точки зрения экономического роста это одна из главных причин, почему мы растем почти вдвое медленнее, чем страны с сопоставимым уровнем дохода”, — высказал мнение Клепач.

Клепач пошёл не туда. Ему по должности не положено делать правильные выводы, но за сказанное следует его поблагодарить.

Нужно понимать, что «капитализировать» сверхдоходы на пользу обществу невозможно вообще. Речь идёт о разнице употребления сверхдоходов в двух ЭКОНОМИЧЕСКИ ТОЖДЕСТВЕННЫХ моделях развития капиталистического класса. Одни капиталисты уносят доходы в нору, другие, более умные (за которых Клепач), бьют тревогу о необходимости укрепления национальной экономики. Зачем? Они желают не прибрать немедленно деньги, и будь, что будет, а ГОСПОДСТВОВАТЬ ПОДОЛЬШЕ. А для этого необходимо сильное буржуазное государство, которое будет опираться на относительно независимую экономическую базу. Иными словами, Клепач призывает олигархию зарабатывать С УМОМ, а не бездумно. Но причём тут народ, подавляющую массу которого составляет пролетариат?

Народу необходимо ЗНАТЬ следующее.

Все товары, которые покупает пролетарий, принадлежат исключительно капиталистам и капиталистическому государству. Все доходы пролетария возникают только в результате продажи своей способности к труду, он владеет исключительно одним товаром — «рабочей силой» и больше ничем. Имущество, полученное от Советской власти (стоимость жилья), в расчёт не берём, так как оно ничего принципиально не меняет, находится в процессе потребления, за исключением тонкой прослойки москвичей, которые могут его использовать как рантье.

Следовательно, экономическое соотношение между пролетариатом и буржуазией таково, что пролетариат всегда получает только ту долю производимого им же общественного богатства, которую устанавливает класс буржуазии. Её величина, в конечном счёте, определяется необходимостью физического и духовного воспроизводства пролетариата как класса. Пролетариат — простой придаток буржуазии, за счёт которого она обогащается, барствует и наслаждается своим господством.

Стало быть, что в этой связи из себя представляют так называемые доходы от природных ресурсов?

Государственные и частные капиталистические корпорации добывают и перерабатывают природные ресурсы. Процесс производства полностью подчиняется процессу получения прибыли. Исходя из совокупности следующих факторов: закона монопольных цен, закона конкуренции на внутреннем и международном рынках, фискальной политики государства, политики кредитных организаций, конъюнктуры финансовых рынков; в соответствии с компетентностью и коррупционностью, руководством этих корпораций принимаются конкретные управленческие решения о том что, как и где добывать, как перерабатывать и кому продавать. Буржуазное государство в интересах суверенитета властного отряда олигархии устанавливает известную ренту. Данные корпорации за её счёт формируют значительную долю российского бюджета. В этом же аспекте возникло возмущение Клепача, дескать, вам дали заработать, а вы всё растащили по офшорным норам.

«Патриотические» и либеральные экономисты делают вывод, что доходность бюджета зависит от процента установленной ренты, то есть от «регулирования» распределительных отношений. Это, однако, не так. Доходность бюджета зависит всецело от формы собственности, так как нельзя доходность оторвать от установления выгодоприобретателя. Нет ничего глупее, чем говорить про доход государства, отрицая факт, что государство, в том числе и его доходы, фактически служат какому-то классу.

В нашем же случае Клепач, выступая от лица «обеспокоенных олигархов государственников» говорит примерно о том же: жаль, что сверхдоходы не пошли в ренту, чтобы умное государство ими правильно распорядилось. В принципе так и есть, только вот «правильно» для известного отряда магнатов-капиталистов, а не народа.

Доход бюджета по сути определён волей господствующего класса буржуазии и зависит от политических центров влияния, стихийных процессов рынка, валютных спекуляций, степенью и характером кредитно-финансовой зависимости всех субъектов рынка и так далее. Действительно, рента может быть высокой или низкой и от этого доходность бюджета в рамках данного способа производства может быть выше и ниже. Однако она так или иначе, но определяется олигархией в соответствии с классовыми задачами её государства.

Многие забывают, что полученную налоговою выгоду буржуазное государство тратит посредством рынка даже тогда, когда выплачивает заработную плату бюджетникам. Значит, так или иначе, но всё ценообразование находится в руках буржуазного класса, потому что вся товарная масса принадлежит ему. Поэтому величина государственного бюджета есть всего лишь общая касса буржуазного класса.

Что предлагаем мы? Социалистическое государство употребляет свой бюджет сообразно интересам пролетариата, доходы от природных ресурсов в целом в таком случае представляют собой совершенно иное качество. Если бы природные ресурсы, все средства производства принадлежали рабочему классу, были обобществлены, и при этом была бы также установлена монополия на межгосударственную торговлю, то все добытые и обработанные богатства было бы невозможно рассматривать с точки зрения их стоимости. Сырая нефть и нефтепродукты, природный газ и его продукты превратились бы из товаров в то, чем они являются на самом деле — в общественные блага известной полезности. Иными словами, они стали бы не средствами чьего-либо обогащения, а рассматривались бы исключительно с точки зрения целесообразности их употребления. Каждая тонна нефти, каждый кубометр газа шёл бы в известной пропорции на увеличение производительных сил страны в форме, главным образом, расширения воспроизводства средств производства и на рост производства продукции народного потребления.

Таким образом, природные богатства, являясь источником сырья для всего общественного производства, потреблялись бы целесообразно, в соответствии со своей истинной ценностью и своим настоящим предназначением.

Сегодня же, какая бы не была высокая рента буржуазного государства, доходы с природопользования служат исключительно росту капитала за счёт обнищания пролетариата и всего народа. Поэтому не стоит удивляться, что «нефтяники» своих сверхдоходы вывели в офшоры.

Таким образом, позиция рабочего класса заключается вовсе не в том, чтобы уменьшить прибыль нефтяных олигархов и олигархов госконтракта, как это предлагает, например, Навальный. Позиция рабочего класса заключается вовсе не в том, чтобы экспроприировать прибыль нефтяных олигархов и олигархов госконтракта, как это предлагают некоторые либералы и леваки. Позиция рабочего класса заключается даже не в национализации капиталов нефтяных олигархов и олигархов госконтракта, хотя это и есть прямой пусть к снижению цен на бензин. Однако, остальная товарная масса останется в руках буржуазии, которая обязательно инспирирует кризис по венесуэльскому сценарию, когда капиталисты устроили экономический террор, поднимая цены, создавая перебои с поставками продукции и так далее. Позиция рабочего класса заключается в том, чтобы экспроприировать ВСЕ средства производства, как в области энергетики, так и во всех других областях, с целью налаживания гармоничной научно-плановой экономики, в которой природные богатства будут давать действительно высокий доход для народа, а цены на бензин не будут иметь никакого значения для труженика.

Прорывист

 

 



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.