«Я учитель в Америке»
01-09-2018

«Я учитель в Америке»

 

Журнал «Time» в сентябре опубликовал статью о положении учителя в богоспасаемой цитадели капитализма. Как-то странно получается. «Неправильный» капитализм вроде бы у нас, а проблемы подозрительно схожи.

«Я тружусь на трёх работах и сдаю плазму крови, чтобы платить по счетам». Вот что значит быть учителем в Америке.

 

 

 

Учитель истории Хоуп Браун сидит в классе средней школы округа Вудфорд. Версаль, штат Кентукки. 31 августа 2018 года.

 

Хоуп Браун может получать $60, сдавая плазму из кровяных клеток дважды в неделю, и немного больше — если она продаёт какую-то часть своей одежды в комиссионном магазине. Обычно этого хватает для оплаты электричества и платежа за машину. Подобная финансовая эквилибристика теперь часть обычной жизни — то, что она не могла себе представить два десятилетия назад, когда получила звание магистра и стала учителем истории в старшей школе. Браун часто работает с 5 утра до 4 вечера в своей школе в Версале, штат Кентукки, потом идёт на вторую работу по комплектованию металлодетекторов и пререкается с шумными посетителями лексингтонской «Rapp Arena», чтобы дополучить свои $55 000 в год. Также вместе с мужем они управляют компанией, занимающейся историческими экскурсиями — для дополнительного заработка.

Я по-настоящему люблю преподавать, но нам недостаточно платят за наш труд», — заявляет 52-летняя женщина.

Это стало сплошным ужасом для многих американских учителей, работающих в общественных школах и проводивших забастовки и марши в шести различных штатах в этом году. От Аризоны до Оклахомы, в синем, красном и фиолетовом, учителя поднялись на борьбу за увеличение зарплат, пособий и финансирования для общественного образования. Их гнев прорвался, пробуждая национальные споры о роли и ценности учителей и будущего системы образования.

 

 

 

 

Хоуп Браун работает в «Rapp Arena». Лексингтон, штат Кентукки. 31 августа 2018 года.

 

Для многих преподавателей причины для восстание копилось десятилетиями. 3,2 миллиона учителей из общественных школ и детсадов испытывают одну из худших стагнаций заработной платы в их профессии: по данным департамента образования США, в среднем они получают меньше, даже с учётом инфляции, чем в 1990 году.

Между тем разрыв в оплате труда между педагогами и другими образованными специалистами стал самым большим за историю страны. В 1994 году учителя общеобразовательных школ в США получали на 1,8% меньше в неделю, чем аналогичные работники, как следует из доклада «Economic Policy Institute». В прошлом году разрыв увеличился до 18,7%. Особенно мрачная ситуация складывается в таких штатах как Оклахома, где индексированные зарплаты учителей на самом деле снизились примерно на $8 000 за последнее десятилетие, став в среднем $45 245 в 2016 году, по словам департамента образования. В Аризоне учителя в среднем потеряли $5 000.

 

 

 

Спад финансирования образования включает в себя не только зарплаты. 29 штатов в 2015 году тратили на студентов меньше, с учётом инфляции, чем до мирового экономического кризиса, по данным «Center on Budget and Policy Priorities». Из-за этого многие общественные школы находятся в полуразрушенном состоянии, переполнены, пользуются устаревшими учебниками и изношенными материалами.

Для многих учителей подобные тренды — результат десятилетней двухпартийной войны за общественное образование, рожденной разочарованием в преподавательских профсоюзах, стремлении стандартизировать учебные планы и заявленной приверженности финансовой экономии. Это всё привело к широкомасштабному расширению чартерных школ, которые финансируются государством, но работают в частном порядке, и также действий подобных попытке законодательной власти Висконсина в 2011 году лишить учителей пенсий и отменить права на ведение коллективных переговоров. В этом году законодатели штата Колорадо проголосовали за повышение пенсионного возраста преподавателей и сокращение пособий.

 

 

 

 

Груда книг организованная в классе Бин Тая средней школы университетского округа в Нью-Йорке.

 

Пока штаты затягивают узел на шее пособий педагогов, многие уже отреагировали на проверки успеваемости учеников соответствующими стандартизированными тестами, изменениями школьных программ и оценок эффективности учителей. Потеря контроля преподавателей над классами в сочетании с прямым попаданием в их кошельки была слишком велика для многих.

Волна началась в Западной Вирджинии, где в феврале и марте этого года люди вышли на улицы. Преподаватели — в среднем они заработали $45 701 в 2016 году — отказались выходить на работу, пока штат не выполнит их требования по полному финансированию страховых пособий и увеличению заработной платы. Они промаршировали до Капитолия, раздали пакеты с едой ученикам с низким доходом, которые обычно надеются на бесплатное школьное питание, и наблюдали, как общественная поддержка их инициативы набирала силу. Через девять дней законодатели сдались и утвердили 5% увеличение зарплаты. Через неделю призрак аналогичной забастовки заставил оклахомских чиновников одобрить первое значительное увеличение налогов за последние 30 лет для финансирования учителей, которые всё равно продолжили бастовать ради ещё большего субсидирования. Учителя Кентукки и Аризоны — обоими штатами руководят республиканцы — последовали их примеру.

Но педагоги иногда сталкивались с оппозицией со стороны государственных и федеральных лидеров.

В апреле министр образования США Бетси Девос (заняла 88 место в списке «Forbes» среди богатейших людей Америки в 2016 году, с состояниям в $5,1 млрд — прим. ред.) осудила бастующих учителей, заявив, что они не способны служить своим ученикам, и призвав их «оставить разногласия взрослых» за стенами школ.

 

 

 

Учитель гуманитарных наук Бин Тай в его класса в средней школы университетского округа. Нью-Йорк. 16 августа 2018 года.

 

И когда школы ушли на летние каникулы, выступления учителей сошли на нет. В июне Верховный суд США постановил, что профсоюзы в общественном секторе не могут взимать взносы от нечленов — решение, которое, по оценкам экспертов, может стоить весомой потерей денег и влияния для преподавательских профсоюзов. А в августе Верховный суд Аризоны заблокировал инициативу по проведению голосования насчёт ежегодного выделения дополнительных $690 миллионов на финансирование образовательной системы штата.

Нам нужно организовываться ещё сильнее и обширнее. Люди загорелись идеей», — сказала учительница из Лос-Анджелеса Роза Хименес.

Учителя хотят вернуть доминирующую позицию. Некоторые уже устроили забастовку в штате Вашингтон, другие угрожают сделать тоже самое в Лос-Анджелесе и Вирджинии. Они обещают набрать силу к промежуточным выборам в ноябре, где будут участвовать сотни преподавателей, ради платформы, гарантирующей большую поддержку общественных школ. Учителя также стремятся напомнить народу, что они находятся на переднем крае изношенной социальной системы безопасности Америки, занимаясь детьми, пострадавшими от опиоидного кризиса, живущими в нищете и опасающимися очередной стрельбы в школе.

Недавние опросы показывают, что народные массы на их стороне. Почти 60% людей в опросе Ipsos/USA Today, опубликованном 12 сентября, считают, что учителя недоплачены, в то время как большинство республиканцев и демократов считают, что они имеют право на забастовку.

 

 

 

 

Учитель социальных наук Роза Хименес в общественной школе UCLA. Лос-Анджелес. 21 августа 2018 года.

 

Когда мать Элейн Хатчинсон начала учиться в Оклахоме в 1970, она получала примерно $7 000 в год. В долларах 2018 года — около $45 000 — это практически зарплата самой Элейн, учителя 2013 года штата Оклахома, которую она получает спустя четверть века преподавания. Хатчинсон, 48 лет, педагог в четвертом поколении, чья дочь планирует продолжить семейное дело. Она говорит, что пошла в преподавание не ради денег, но при этом напоминает: «я хочу получать то, что заслуживаю».

После того, как система американских общественных школ установилась в Массачусетсе в 1647 году, многие населенные пункты имели проблемы с выплатами учителям, и старались найти людей, готовых работать дешевле. В середине 19 века калифорнийский суперинтендант по государственному обучению Джон Светт сокрушался, что работа учителей не была «столь же оплачиваемой, как труд адвоката, врача, священнослужителя, редактора».

Они не должны ожидать, что им придётся делиться хлебом знаний с другими детьми и кормить своих камнями», — написал Светт в 1865, предвосхищая доводы, используемые учителями сегодня.

Преподавание долгое время было уделом женщин, и многие эксперты говорят, что корни сравнительно низкой оплаты можно отыскать в сексизме. «„Скрытая субсидия общественного образования“ — это тот факт, что учителя на протяжении многих лет вынуждены были работать за низкую плату, потому что у них действительно не было других возможностей, кроме преподавания», — говорит Сьюзан Мур Джонсон, профессор образования в Гарварде и эксперт в области педагогической политики.

В 1960 году преподавание было более прибыльным, чем другие сопоставимые карьеры для женщин, согласно EPI; но так получалось из-за ограниченной возможности в выборе специальности, а не высокой оплаты. Как только женщины были допущены к более широкому числу профессий, выбирать образование стало невыгодно. Для примера, зарегистрированные медсестры — ещё одна профессия, исторические считающаяся женской — получают намного больше, чем учителя сегодня, зарабатывая ежегодно в среднем $73 550 в 2017 году, согласно Бюро статистики труда. Недостаток медсестер в некоторых частях США привел к предоставлению им бонусов в виде бесплатного жилья, возмещения расходов на обучение и других льгот, в то время как нехватка учителей способствовала увеличению размеров классов, сокращению школьной недели и принятия экстренной сертификации для людей, не имеющих педагогического образования.

 

 

 

 

Кадры из средней школы «Technology Magnet» в Роли, штат Северная Каролина.

 

По данным Национального центра образовательной статистики, по всей стране средняя зарплата учителя общеобразовательной школы равна $58 950, — достойный доход для многих мест, но реальная зарплата может сильно отличаться в зависимости от штата, и часто отстаёт от уровня жизни. Жалованье преподавателей меркнет в сравнении с оплатой профессий аналогичного уровня образования. Например, в 2016 году стартовая зарплата среднего учителя была на $38 617 (20%) ниже, чем в других профессиях, требующих высшего образования.

Реакция общественности на протесты учителей показывает признаки сдвига в восприятии данного ремесла. Даже в консервативных штатах многие избиратели поддержали увеличение налогов для поддержки общественного образования и призвали законодателей остановить сокращения школьных бюджетов. Государственное финансирование общеобразовательных школ упало 10 лет назад, когда штаты, пострадавшие от рецессии, урезали бюджеты на образование и сократили налоги. Восстание в Западной Вирджинии, кажется, стало поворотным пунктом в общественной поддержке пополнения казны.

Но, как и большинство историй, борьба за зарплату учителя имеет много оттенков серого. Щедрые пенсионные и оздоровительные пакеты, согласованные профсоюзами учителей ранее, истощают многие штаты. Те, кто считает, что большинство учителей получают справедливый заработок, указывают на эти пособия вместе с их летними каникулами.

Учителя, однако, говорят, что эти очевидные льготы часто исчезают при пристальном взгляде. Многие из них регулярно работают летом, планируют учебные планы, проходят курсы непрерывного образования и повышения квалификации, а также проводят летние программы в своих школах, что делает их работу круглогодичной. Действительно, учителя, около 40% из которых не охвачены социальным обеспечением из-за зависимости штатов от пенсионных планов, должны оставаться жить в том же штате для получения своих пенсий. Исследования показали, что большинство начинающих учителей не остаются в одном и том же месте достаточно долго, чтобы претендовать на пенсии. Да и тем, кто останется, сложно будет найти утешение в отдаленных пенсионных пособиях, когда даже зарплаты не поспевают за стоимостью жизни.

 

 

 

 

Учительница Нашонда Кук в средней школе «Technology Magnet». Роли, штат Северная Каролина.

 

«Коммунальные компании не волнует, что вы провели отличный день с одним из ваших студентов. Им все равно, что вы тренируете футбольную команду. Они хотят, чтобы вы заплатили за услуги, которые они вам предоставляют», — заявила Нашонда Кук, учительница и мать-одиночка с двумя детьми из города Роли, штат Северная Каролина.

«Я не могу сказать, сколько писем, которые я получил этим летом, которые сообщали о „последнем предупреждении“». Кук, которая зарабатывает около $69 000 долларов, часто пропускает встречи с врачами, чтобы сохранить часть денег и позаботиться об оплате за обучение в колледже её старшей дочери.

Речь идет не о желании увеличить зарплату или получить дополнительный доход. Это всего лишь желание получить приемлемую заработную плату», — сообщила Кук.

Стагнирующее жалованье — одна из причин того, почему педагоги сталкиваются с наёмным кризисом по всей стране. Этот год в Оклахоме стал рекордным по числу выданных срочных учительских сертификатов, несмотря на отсутствие у их получателей традиционной подготовки. В Аризоне школы начали набирать учителей за границей, чтобы сократить нехватку их в штате. В прошлом году американские общественные школы наняли 2 800 иностранных учителей по спецвизам, в сравнении с 1 500 в 2012 году, по данным федеральной статистики.

Между тем ситуации становится только хуже. По данным Американской ассоциации колледжей по педагогическому образованию, в период с 2008 по 2016 год число новых преподавателей, завершивших подготовительные программы, сократилось на 23%. И как только учителя попадают в класс, многие из них оказываются не готовы к такому труду: по крайней мере 17% покидают профессию в течение первых пяти лет, как показало исследование 2015 года.

 

 

 

 

Нашонда Кук (в центре) дома утром со своими дочерьми. Роли, штат Северная Каролина.

 

Хатчинсон говорит, что её дочь планирует продолжить семейную традицию и стать преподавателем, но это становится всё сложнее для ученика средней школы. Братья Элейн — адвокат, инженер и терапевт — все получили высшее образование, но она имеет лишь половину от того, что зарабатывают они.

Мой младший брат, работающий инженером, имеет больший бонус, чем моя зарплата», — сказала Хатчинсон.

С началом нового учебного года назревает продолжение весенних протестов. В августе лос-анджелесские учителя проголосовали за начало забастовки, если переговоры по зарплатам и размерах классов зайдут в тупик. В Вашингтоне преподаватели в некоторых районах уже вышли на забастовку, требуя поднятия зарплат в связи с недавним выделением финансирования. В Вирджинии — учителя заявляют о возможности забастовки, охватывающей весь штат.

Браун, преподаватель из Кентукки, говорит, что борьба должна начаться сейчас или никогда. Если сокращение бюджета и приватизация школ продолжатся, предупреждает она, преподавание перестанет быть жизнеспособной карьерой для образованных, заинтересованных и амбициозных людей. Обучение для неё не работа, а призвание.

Я не религиозный человек, но я верю, что моя судьба — быть учителем. Я просто хочу, чтобы у меня была для этого финансовая возможность», — считает Хоуп.

Но для Браун и её товарищей-учителей это не только вопрос справедливости. Общество на стороне преподавателей из-за понимания, что всё это в конечном счёте ради детей.

 

Источник:


 



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.