О научной добросовестности
08-02-2016

Это к вопросу о научной добросовестности. История данного «ученого» очень показательна. Сам из семьи «незаконно раскулаченных», но при этом спокойно поступил в 1940-е годы в Историко-архивный институт и стал специализироваться на вопросах советской аграрной политики. Защитил кандидатскую и докторскую, в которых, как пить дать, прославлял коллективизацию и лично товарища Сталина. Потом ветер подул в другую сторону и он стал активным критиком «культа личности». Руководство даже доверило ему работу в неком «секретном кремлевском архиве Политбюро ЦК», откуда он «копировал и конспектировал» документы. Однако, вот беда, ссылки ему делать запретили. То есть господин Ивницкий мог спокойно эти документы просто выдумать. Но и изучив эти «документы» он продолжил восхвалять коллективизацию, несмотря на то, что из «секретных архивов» он «узнал правду». То есть, проще говоря, «врал читателю».

Со сменой класса у власти, он спокойно переметнулся, стал рассказывать про «ужасы коллективизации», обвинять во всем большевиков и Сталина. Оценки, соответственно, диаметрально поменялись в угоду новым работодателям. Документы стали подбираться для доказательства уже иного подхода. Ну ему не впервой… Маститый «ученый» сейчас, «признанный специалист» на содержании буржуазии.

Только вот научная добросовестность — это такая штука, которую не купишь. Поди теперь пойми, где он врал. Когда хвалил Сталина в начале своей карьеры, когда ругал Сталина во времена хрущевщины, когда хвалил коллективизацию, но не упоминал Сталина в брежневские времена, или все же когда сейчас, находясь на содержании у класса капиталистов, клеймит коллективизацию, Сталина, большевиков и Советскую власть? Тем более, что наш «ученый» ни капли не раскаивается в содеянном. Он лишь оговаривает, что там ему запрещали, тут не давали. Но несмотря на это, зарплату свою профессорскую отрабатывая, он коллективизацию называл «величайшим свершением».

По сравнению с подобным жидким дерьмом, невольно начинаешь уважать открытых врагов Советской власти, вроде разного рода солженицыных. Эти хоть, отстаивая свои взгляды, шли до конца. Такие мальчиши-плохиши, но идейные. Они отстаивали интересы буржуазии с самого начала и не притворялись перед советской властью «своими».

Что самое интересное, из подобных ивницких по большей части и состоит буржуазное историческое научное сообщество. Они признают даже, что врали в советских вузах, поскольку «иначе было нельзя». Но, если так, то идти в историческую науку, в которой «без вранья было никак» — это был их свободный выбор. Вранье, по такой логике, — это их свободный выбор. Если они тогда допускали искажение истины, поскольку «иначе было нельзя» получать зарплату, то где гарантии, что они сейчас ее не искажают точно за такую же, если не большую, зарплату? Дело ведь в том, готов ты продаваться или нет. И если здесь ответ положительный, если ты готов выдавать интеллектуальный продукт строго заказанного качества, то грош тебе цена как ученому.

Забавно, что господа антикоммунисты даже не понимают, как они подставляются в своих попытках оправдать подобных «ученых».

Никита Быстров



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.