Прожить без макулатуры. Часть III. О художниках
09-10-2015

Сегодня остановимся на положении искусства и творцов при капитализме.

Роман Голобиани

Прожить без макулатуры

Часть III

О художниках

«Писатель, конечно, должен зарабатывать, 
чтобы иметь возможность существовать и писать, 
но он ни в коем случае не должен 
существовать и писать для того, 
чтобы зарабатывать».
(Карл Маркс)

Рассмотрим теперь положение искусства при капитализме.

Тезис: «Искусство подчинено капиталу».

Обоснование: Художник находится в системе товарно-денежных отношений, поэтому вынужден производить то, что будет обеспечивать его жизнь. Казалось бы, рыночные механизмы, невидимая рука рынка должны отсеивать бездарностей и превозносить гениев, поощряя их заслуги всеобщим эквивалентом, то есть деньгами. По крайней мере, так гласит господствующая в мире идеология.  И действительно – зачем кому-то покупать отходы культурной жизнедеятельности, когда есть шедевры музыки, литературы, живописи и т.д. Если бы не одно но: конкуренция – краеугольный камень капитализма — неизбежно приводит к монополизации рынка. То есть, в реальности потребитель получает иллюзию выбора. Вместо энного количества уникальных произведений искусства потребитель встречает рынок, заполненный однообразными, по существу ничем друг от друга не отличающимися, товарами. И это логично, поскольку капиталист, стремясь извлечь максимальную выгоду, попросту создает конвейер по производству продуктов искусства, которые приносят ему стабильный доход. Свободное, экспериментальное творчество требует больших вложений и сроков. Кроме того, капиталист рискует тем, что товар может оказаться не окупаемым, из-за чего он понесёт убытки. Причём производственный конвейер, ориентированный на среднего потребителя, будет потакать самым низменным желаниям масс, эксплуатировать их страхи, пороки и слабости. Он не облагораживает культурный уровень масс, ибо это попросту экономически нецелесообразно. Об этом проявлении капитализма писал ещё Гете в своем бессмертном «Фаусте», описывая спор между поэтом и директором театра. В этом споре директор объясняет поэту, что зритель груб, бестолков и не имеет собственного мнения, предпочитая судить о произведении с чужих слов. Да и не всегда его интересует искусство — некоторые приходят на представление лишь для того, чтобы щегольнуть своим нарядом. Таким образом, попытки создать великое произведение не имеют смысла, поскольку зритель в массе своей не в состоянии это произведение оценить. Вместо этого следует свалить в кучу всё, что попадётся под руку, а так как зритель всё равно не оценит обилия мысли, — удивить его отсутствием связи в изложении. Поэт же, оскорбленный меркантильным и предельно прагматичным подходом к творчеству, высказывается против директора и объясняет, что поэтом должны двигать не одобрение зевак и деньги, а преданность своему делу – отражать действительность такой, какая она есть:

Директор
А главное, гоните действий ход
Живей, за эпизодом эпизод.
Подробностей побольше в их развитье,
Чтоб завладеть вниманием зевак,
И вы их победили, вы царите,
Вы самый нужный человек, вы маг.
Чтобы хороший сбор доставить пьесе,
Ей требуется сборный и состав.
И всякий, выбрав что-нибудь из смеси,
Уйдёт домой, спасибо вам сказав.
Засуйте всякой всячины в кормёжку:
Немножко жизни, выдумки немножко,
Вам удается этот вид рагу.
Толпа и так всё превратит в окрошку,
Я дать совет вам лучший не могу.

Поэт
Кропанье пошлостей — большое зло.
Вы этого совсем не сознаете.
Бездарных проходимцев ремесло,
Как вижу я, у вас в большом почете.

Директор
Меня упрёк ваш, к счастью, миновал.
В расчёте на столярный матерьял
Вы подходящий инструмент берёте.
Задумались ли вы в своей работе,
Кому предназначается ваш труд?
Одни со скуки на спектакль идут,
Другие, пообедав до отвала,
А третьи, ощущая сильный зуд
Блеснуть сужденьем, взятым из журнала.
Как шляются толпой по маскарадам
Из любопытства, на один момент,
К нам ходят дамы щегольнуть нарядом
Без платы за ангажемент.
Собою упоенный небожитель,
Спуститесь вниз на землю с облаков!
Поближе присмотритесь: кто ваш зритель?
Он равнодушен, груб и бестолков.
Он из театра бросится к рулетке
Или в объятья ветреной кокетки.
А если так, я не шутя дивлюсь:
К чему без пользы мучить бедных муз?
Валите в кучу, поверху скользя,
Что подвернётся, для разнообразья.
Избытком мысли поразить нельзя,
Так удивите недостатком связи.
Но что случилось с вами? Вы в экстазе?

Поэт
Ступай, другого поищи раба!
Но над поэтом власть твоя слаба,
Чтоб он свои священные права
Из-за тебя смешал преступно с грязью.
Чем сердце трогают его слова?
Благодаря ли только громкой фразе?
Созвучный миру строй души его —
Вот этой тайной власти существо.
Когда природа крутит жизни пряжу
И вертится времён веретено,
Ей всё равно, идёт ли нитка глаже,
Или с задоринками волокно.
Кто придаёт, выравнивая прялку,
Тогда разгон и плавность колесу?
Кто вносит в шум разрозненности жалкой
Аккорда благозвучье и красу?
Кто с бурею сближает чувств смятенье?
Кто грусть роднит с закатом у реки?
Чьей волею цветущее растенье
На любящих роняет лепестки?
Кто подвиги венчает? Кто защита
Богам под сенью олимпийских рощ?
Что это? — Человеческая мощь,
В поэте выступившая открыто.

Теперь мы подходим к судьбе Художника при капитализме. Поскольку отчуждение распространяется на всех людей (в разной степени), находящихся в системе товарно-денежных отношений, то логично, что Художник также испытывает на себе это бремя. Художник как человек, познающий окружающую действительность чувственно, так или иначе выхватывает объективное содержание противоречий действительности, и в зависимости от его навыков, умственных способностей и моральных качеств отражает их в своём творчестве. В данном случае я имею ввиду Художника, который отвергает принципы, по которым функционирует общество. При капитализме его судьба может сложиться тремя способами: 

1) Подстроиться под существующую систему в надежде скопить ресурсов для реализации своих собственных проектов. Перспективы как в бизнесе: при равных возможностях и способностях получается это лишь у единиц. В таком случае потребитель получает, скорее всего, качественный или хотя бы необычный продукт, который становится культовым. Но даже при таком раскладе вовсе не обязательно, что такие товары окупаются, так что Художник из-за нехватки ресурсов должен будет вернуться к конвейерному производству. 

2) Художник принципиально не участвует в конвейерном производстве для накопления ресурсов. Он создает уникальное произведение и выставляет его на рынок – к издателям, спонсорам, инвесторам и получает отказ из-за авантюристичности предложения. Художник вынужден писать «в стол» и оставаться в неизвестности, в лучшем случае, до самой смерти. К некоторым слава все-таки приходит, но спустя десятилетия после смерти автора. С возникновением интернета ситуация улучшилась, но несущественно. Уникальные творения попросту теряются в бездонном океане информационного мусора. 

3) Художник объявляет открытый протест обществу, его произведения принимают радикальную форму. В случае общественного резонанса, вызванного его работой, Художник либо подвергается открытым репрессиям, либо физически устраняется под предлогом несчастного случая, либо попросту подкупается или шантажируется властями, что опять-таки заставляет его замолчать. 

4) Художник адекватно, соцреалистически отражает действительность, не прибегая к ультрареволюционной форме, вычурности и эпатажу. При этом художник никаких радикальных деклараций не совершает, но вносит свой вклад в развитие революционного движения.
__________________________________________________________
Советую также прочитать Тезисы об искусстве


Голобиани Роман
 


Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.