К вопросу об отмирании семьи
18-08-2015

Институт семьи, разумеется, предназначен к отмиранию, но это в общем.

А конкретно, отмирание семьи уже на первой фазе коммунизма происходит…. путем слияния ее институтов с другими общественными институтами, путем включения семейного института в общественную жизнь, ликвидацию семейного экономического уклада через общественные фонды потребления. При коммунизме семья просто передаст свои функции обществу, при этом не факт, что при этом не останутся семейные формы отношений при полном редуцировании содержания.

У Макаренко в «Книге для родителей» это все весьма подробно описано, как семья становится формой коммунистического воспитания и расширяется, сливаясь с остальным обществом. Проблема в том, что семья, о которой у вас очень абстрактные представления, качественно может существенно различаться.

В пролетарской среде семья — ограниченная форма реализации коммунистических отношений (это, по сути, единственное место, где пролетарий может что-то получить по потребности, а не по труду), в буржуазной — сделка в той или иной форме.

В силу того, что на пролетариат активно и успешно действует буржуазия, навязывая свое мировоззрения, «чистых» семей, не запятнанных той или иной формой купли-продажи, довольно мало. Тем не менее, семейные институты в разных условиях могут быть как враждебны коммунизму, так и полезны.

Например, семьи Ульяновых и Крупских вплоть до 1917 года материально поддерживали Владимира Ильича с Надеждой Константиновной. На одно пособие для ссыльных Ленин в Шушенском через полгода с голоду бы опухал. Ульяновы (не считая Дмитрия) вплоть до империалистической войны были в целом весьма индифферентны к марксизму, но Володя оставался их сыном и братом, и в эмиграцию шли посылки и денежные перевода — немного, но регулярно.

Семья Плеханова вытаскивала его из тюрьмы, никак не сочувствуя его идеям — матушка даже императорскому дому поклонилась отнюдь не из сочувствия к марксизму.

Фрунзе не повесили в том числе благодаря настойчивым хлопотам семьи — родители регулярно писали прошения.

Энгельсу семья оставила хороший капиталец, и его родичи, даже когда Энгельсу приходилось работать, всю жизнь держали его на весьма непыльном месте даже для родственника.

Или им надо было по заветам Нечаева сразу от всех отказаться? Семья реакционна только в соединении с невежеством и бескультурием, да и то далеко не всегда и не во всех условиях — например, в Колчакии большие семьи и обширные родственные связи местных крестьян очень способствовали укрупнению партизанских отрядов по родственному принципу.

Административный аппарат контрреволюции таких нюансов не понимал, а потому очень удивлялся, почему после выборочной порки крестьяне всеми деревнями в тайгу уходят партизанить. В данном случае семейная патриархальность работала на большевиков. Аналогично обстояло и в Средней Азии — в конце концов басмачество провалилось не в последнюю очередь и из-за того, что на каждого басмача стало слишком много кровников — в 1931-м после суда над группой главарей было кровавое побоище между РККА и желающими басмачей линчевать в плане кровной мести. Апелляция к семейным чувствам проходит красной нитью через всю советскую пропаганду — «твои братья голодают», «помоги своему брату/сыну/отцу на фронте», «защитим своих детей, жен, матерей» и т. д.

Образованная и культурная же семья — это всегда благоприятные условия для революционера, постольку поскольку научные знания — это наиболее революционизирующий фактор. С таким же успехом в реакционности можно обвинять что угодно — машину, квартиру, диван, на котором сидит революционер.

То есть, враждебность семьи коммунизму — это частность, присущая эксплуататорской формации, враждебна не семья вообще, а специфически реакционная семья. Отмирание семьи не есть процесс антагонистический относительно коммунизма — антагонистический процесс есть отмирание частнособственнических отношений, семья по отношению к этому процессу является более общим явлением — она возникла ДО отношений частной собственности на основе коллективного труда, и отомрет только тогда, когда все виды труда, в том числе и по воспитанию подрастающего поколения из коллективного станут всеобщими. Именно это и имели в виду классики, говоря об отмирании семьи, а вовсе не о реакционности института семьи как такового.

Иван Шевцов



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.