Как дурят родителей
26-02-2015

У меня дочка 6 лет ходит на подготовительные курсы к школе. Платные курсы. Нет, конечно, на мой взгляд, деньги, заплаченные за курсы, в целом отрабатывают, но есть и претензии. Это… английский язык.

Были бы тут толпы родителей, у которых не получилось отправить ребенка на курсы с кучей разных полезных предметов по первоначальным навыкам чтения/письма/общего развития да еще с ранним иностранным языком, меня бы зашикали — барство это, требовать еще и качественного иностранного языка. Но попытаюсь аргументировать.

Английский язык 6-леткам в нашем случае дают по курсу «Wonderland», с диснеевскими сюжетами и иллюстрациями. Может быть, если бы я не изучил в свое время язык в той самой советской еще «английской спецшколе», то меня бы все устроило — там картинки, наклейки раскраски, песни, какие-то видео показывают на уроках, танцы разучивают. Красиво и весело. Но и только. Курс на самом деле пустой…

Во-первых, активный словарный запас, который дается, практически нулевой. Через полгода после изучения ребенок не может построить фразу типа «I am…», «This is…», «A is B», не умеет задавать вопросов ВООБЩЕ НИКАКИХ — нет там вопросов в активе, не предусмотрено. Логично, что и диалог из пары-тройки простейших фраз типа «What is this?» — «This is a cat» ребенок построить не может, при том, что словарь к этому времени должен бы позволять — названия предметов изучают, в пассивном запасе эти фразы мелькают. Курс же в основном рассчитан на пассивное называние предметов на английском языке. Соответственно, по грамматике материал также не дается — причем если по чтению/письму на родном языке некоторые основы грамматики (строение предложения, например, фонетика, строение слова) детям даются, то научить простейшим грамматическим формам по английскому курс считает излишним.

Во-вторых, фонетика у курса просто дерьмовая. Фонетические конструкции перегружены труднопроизносимыми даже для взрослых вещами — на шестом или седьмом уроке предлагалось детям выучить бессмысленный набор звуков «Trickety, trockety, wickety wack». Любой логопед скажет, что сочетания согласных [trwktw] даже для взрослых тяжелы. А как ставить с нуля произношение, если даже взрослый носитель языка это произносит не без труда? Детям не даются основы правильного произношения — например, не отрабатываются глухие согласные и вообще все гласные, дети произносят с характерным рязанским акцентом, даже не пытаясь ничего изобразить. Об этом в курсе ничего нет — а преподаватель считает, что так и надо. И неудивительно — в аудиоматериале курса произношение сильно американизировано и попорчено. Вот буквально вчера разучивали песенку — фразу «here in the sea» на диске поют как [herein ðə si…] вместо классического [hiə in] или, если уж так хотелось связывающую «r», [hiə’rin]. Это [herein] — типичнейший «piggish English», которым нас пугали в школьное время учителя в случае неуспеваемости. Там в той же песне характерная для социальных низов фишка с глотанием звука «а» в «we are» при быстром произношении. Само произношение крайне нечетко — например, вместо [in] в том же месте явно слышится [ənd], ребенок это перенимает, а кто детей учил, знает, что переучивать всегда сложней, чем научить с нуля. Так говорят негры в Африке, индийцы, китайцы, африканеры, австралийцы, наконец, кокни, но не в Оксфорде на факультете английского языка. У малышек сейчас идет становление БАЗЫ первого иностраннного языка, и ставить один из жаргонов как базовое произношение — как минимум преступная халатность. Песня — хорошая с музыкальной точки зрения, смысл хороший, а вот как пособие для обучения детей языку — ни к черту. И такое там везде. Как дополнительный материал — неплохой курс местами, а вот как основной…

Я понимаю, что учитель подошла в значительной степени формально к вопросу — есть курс обучения, согласованный и ей проработанный, она его отрабатывает. Тем более, что курс у дошкольников, скорее, ознакомительный — изучение языка начинается позже. Тем не менее, понять преподавателя можно — задачи ставить произношение не ставится, да и времени столько нет, занятия по полчаса 2 раза в неделю. Но вот курс можно было бы выбрать и получше. Но в том и состоит проблема россиянского образования, что средние по своим способностям, педнавыкам и образованию учителя сами выбирают курсы обучения, а минобраз в лице гороно, директора, министерства только ставит «одобрямс», который фактически в сложившихся критериях подбора учебных программ означает, что курс «не вреден для ребенка и государства». О пользе речь в таких согласованиях не идет. В результате учителя выбирают то, что легче преподавать, то, что рекламируется, то, что нравится детям, то, что они субъективно считают хорошим, а так как звезд с неба не хватают, то выбор довольно-таки предсказуем.

В результате получается, что такие уроки языка — сплошная халтура. Не сильно вредная халтура, местами даже полезная, но тем не менее халтура, и утешает только то, что это в мае должно закончиться, а потом должны заниматься по нормальным учебникам, где советский опыт кое-как, но учтен.

Советская система обучения иностранным языкам да, с массовым обучением языку не справилась — об этом красноречиво говорит невразумительное мычание наших соотечественниках за рубежом. Но надо смотреть, почему. А ответ банальнейший — во-первых, кадров для обучения иностранным языкам не хватало, шагнуть из крестьянской страны в цивилизацию без издержек не получилось, потому принесли языки в жертву техническим дисциплинам, а во-вторых, не было организовано поддержание знания языка у уже имеющих некоторый базис. В результате имели ситуацию, что качественно изучивших язык и так было относительно немного — в основном тех, кому язык активно требовался по работе, а поддержание достигнутого уровня у тех, кто им активно не пользовался, было затруднено — литературы на иностранных языках в провинции было мало, кино на языке оригинала было недоступно, контактов с носителями языка тоже не было организовано (как манну небесную переписку с американскими школьниками восприняли — это же такой мощный механизм для поддержания активного языка), культурную продукцию к тому же качественно и в большом объеме переводили, что исключало необходимость в изучении языков. Ну, и массовое обучение кадров из-за рубежа в СССР позволяло надеяться, что в будущем можно будет за рубеж слать специалистов и без знания языка, так как работать они будут со вчерашними студентами советских ВУЗов.

Однако вместе с советские программы языкового обучения впитали в себя все самое лучшее из методики языкового обучения — они разрабатывались научными организациями, многократно опробовались — причем не стихийно, а планово разрабатывались и опробовались в рамках научных экспериментов. В разработке курсов был использован весь опыт страны, без преувеличений — различные педагогические структуры отбирали и сортировали предлагаемые курсы и программы, сводя все лучшее в единую систему обучения. За образец брался чистейший классический литературный язык с академическим произношением (в ходе обменов школьниками с американцами американские учителя английского языка и литературы удивлялись, как правильно наши школьники разговаривают по-английски, даже недостижимо для американских школьников грамотно). В результате даже средний учитель в средней школе мог добиться некоторый результатов при желании своем и ученика. Точно так же разрабатывались и дополнительные материалы. Советские учебники были черно-белые с простыми схематическими рисунками, но они впитали в себя новейшие достижения филологии. Даже до сих пор в качестве базового начального курса для самообучения взрослых я бы рекомендовал известный учебник Бонк, так как там скрупулезно разжевана фонетика и грамматика, а знакомиться с модными переводными пособиями по своему опыту я бы советовал позже — материал в них обычно подан непоследовательно, без учета уровня и словаря изучающего, просто механический набор полезных упражнений, который хорош как дополнительный материал. Такая форма подбора и подачи материала есть стандартный результат анархии, когда каждый автор пишет сообразно своему личному опыту, и зачастую даже не знаком ни с научными работами по вопросу, ни с материалами коллег, ни даже с филологией (как например, упомянутого авторы пособия по диснеевским м ультикам), и ориентируется на очень усредненно и очень субъективно представляемого обучаемого.

Потому есть у меня такое подозрение, что пойдет дочка в школу — вытащу я старые советские учебники, откопаю гору пластинок, протру от пыли старый проигрыватель, и буду параллельно заниматься.

bortnik



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.