Иван Петрович Павлов
15-08-2013

П.К. Анохин

Иван Петрович Павлов

Жизнь, деятельность и научная школа

1949 г.

«Если бы осуществилась и моя мечта,
чтобы наша лабораторная коллективная
работа заметно дала себя знать на
устроении человеческого счастья и чтобы
она в моей любимой науке оставила достойный
памятник нашего русского ума!»

Иван Павлов

РЕЧЬ И. П. ПАВЛОВА НА ПРИЕМЕ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ДЕЛЕГАЦИИ XV МЕЖДУНАРОДНОГО КОНГРЕССА ФИЗИОЛОГОВ

17 августа 1935 г. в Большом Кремлевском дворце

Вы слышали и видели (говорит Иван Петрович, обращаясь к иностранным гостям), какое исключительное благоприятное положение занимает в моем отечестве наука. Сложившиеся у нас отношения между государственной властью и наукой я хочу проиллюстрировать только примером: мы, руководители научных учреждений, находимся прямо в тревоге и беспокойстве по поводу того, будем ли мы в состоянии оправдать все те средства, которые нам предоставляет правительство. (Товарищ Молотов с места: «Уверены, что безусловно оправдаете!» Шумные аплодисменты.) Как Вы знаете, я экспериментатор с головы до ног. Вся моя жизнь состояла из экспериментов. Наше правительство также экспериментатор, только несравненно более высокой категории. Я страстно желаю жить, чтобы увидеть победное завершение этого исторического социального эксперимента. (Под бурные аплодисменты присутствующих И. П. Павлов провозглашает тост «за великих социальных экспериментаторов».)

«Правда», 20 августа 1935 г.

Вклейка после с. 4

В. М. МОЛОТОВ и И. П. ПАВЛОВ (1935 г.)

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Наша научная литература до сих пор не имеет всестороннего анализа этапов научного развития И. П. Павлова и полной характеристики его творческих особенностей. Нельзя считать, конечно, достаточными в этом смысле популярные издания о Павлове, которые вышли из печати к настоящему времени. Они знакомят читателя с достижениями И. П. Павлова в различных областях физиологии, но не ставят целью выявить внутренние пружины его творческого развития.

Написать научную биографию великого исследователя — это значит прежде всего восстановить творческую историю различных этапов его жизни, дать посильный анализ тех руководящих его идей, которые определили успех отдельных блестящих фактов.

Нет действия без причины — вот тезис, которого держался И. П. Павлов всю жизнь в своей научной творческой деятельности. Точно так же не может быть никаких серьезных научных открытий или обобщений, которые бы не были строго обусловлены предшествующими этапами научного развития, совокупностью знаний и общественным строем данной эпохи.

Надо представить себе на минуту все те трудности, которые встают перед биографом, если он ставит пред собой эти цели. Я полагаю, что эта задача не может быть решена силами одного человека, поскольку речь идет о такой многогранной личности, как И. П. Павлов, и о тех огромных масштабах научной деятельности, в каких всю свою долголетнюю жизнь работал наш учитель.

Это замечание имеет тем большее значение, что в настоящее время существует много учеников Ивана Петровича — и старшего, и младшего поколения. Каждый из нас соприкасался с покойным учителем в различные периоды его жизни, в различные фазы его творческой деятельности. Следовательно, имеются все предпосылки к тому, чтобы была дана максимально полная обрисовка его деятельности, был дан труд, охватывающий различные периоды его исследовательских исканий.

К этому следует прибавить еще другое. Каждый из нас видел в И. П. Павлове и воспринимал от него то, что по складу характера и по мнению ученика являлось наиболее значительным и наиболее выразительным. И здесь опять-таки складываются благоприятные условия, которые должны помочь по отдельным фрагментам и записям, сохранившимся у учеников, восстановить полностью творческий облик нашего учителя. Все сказанное с очевидностью доказывает, что истинная и окончательная научная биография Ивана Петровича Павлова должна стать в конце концов коллективным трудом всех его учеников.

Мы живем в такое время, когда еще свежи воспоминания об И. П. Павлове, когда все письменные документы о его жизни могут быть оценены многими через призму личного восприятия его изумительных дерзаний в науке и его блестящих высказываний на лабораторных средах. И мне всегда казалось, что наш долг, долг учеников И. П. Павлова, заключается в том, чтобы не потерять истинного многокрасочного облика этого замечательного человека для истории науки.

Руководясь этими соображениями, а также сознанием, что моя работа может стать лишь отдельным фрагментом к будущей подлинно научной биографии И. П. Павлова, я и написал эту краткую научную биографию Павлова.

Некоторые части этой биографии писались еще при жизни Ивана Петровича, о чем он знал, и в одном из своих писем к автору этих строк советовал даже добавить некоторые черты к характеристике приемов его работы.

При характеристике отдельных периодов научной деятельности И. П. Павлова я стремился поставить акцент на руководящих идеях исследования, а не на отдельных частных результатах. Говоря же о последних, я, насколько это было возможно, старался показать их как следствие первых.

Разбивку на отдельные периоды я также сделал соответственно решающим переходам в исследовательской деятельности И. П. Павлова. Конечно, такая операция всегда несколько искусственна. Эту искусственность я стремился, насколько возможно, уменьшить.

Почти все эпизоды рязанского периода жизни И. П. Павлова мною записаны по непосредственным историческим документам или почерпнуты из личных бесед с людьми, общавшимися с семьей Павловых в Рязани.

Еще в 1936 г. сразу после смерти Ивана Петровича я принял решение описать некоторые периоды его жизни, для чего провел все лето 1936 г. в Рязани. Здесь по ряду архивных документов я старался воспроизвести эпоху семинарской жизни того времени, когда в ней учился И. П. Павлов. Я с благодарностью должен вспомнить о «старичках», которые в то время еще были живы и могли дать мне ценные сведения о Рязани шестидесятых годов и о семинарской жизни. Они были полны любви к истории своего родного города и с воодушевлением знакомили меня со всеми деталями рязанской жизни в различные ее эпохи.

Мне пришлось также много беседовать с людьми, которые были вхожи в семью Павловых и являлись постоянными участниками ее жизни. Особенно должен отметить беседы с однокашником Ивана Петровича Павлова по семинарии — Д. С. Яхонтовым. В 1936 г. он еще был бодр и в многократных беседах со мной исчерпывающе охарактеризовал состояние семинарии во времена Павлова.

Дрожащими руками он перелистывал сохранившиеся у него до последнего времени тетради-дневники и зачитанную, исписанную книжку Молешотта, чтобы обрисовать мне те интимные процессы, которые назревали в умах семинаристов в его время. Со страниц этих пожелтевших тетрадей на меня повеяло духом семинарии, как своеобразного учебного заведения, тяжелой атмосферой бурсы, ее жизнью и интересами ее воспитанников.

Естественно, я не смог использовать и сотой доли всего того материала, который мною был собран в то

время; думаю при последующих работах над биографией Павлова использовать его более полно.

Я надеюсь, что мои читатели учтут все трудности составления научной биографии И. П. Павлова, о которых я говорил выше, и извинят некоторые недостатки, несомненно имеющиеся в этой книге.

В заключение считаю долгом отметить то товарищеское участие, которое проявили в моей работе ряд лиц и учреждений. Я с благодарностью вспоминаю М. В. Нестерова, сестру Ивана Петровича Л. П. Павлову, его племянника А. Ф. Павлова, Д. А. Каменского, Е. М. Прокопович и других, которые в неоднократных беседах со мной дали много интересных для меня характеристик и исторических сведений.

Во многом мне помог также и архив Академии Наук СССР, особенно сотрудники архива — М. В. Крутикова и Г. П. Блок.

Автор

Москва, июль 1949 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие

Глава I. Домик Павлова в Рязани

Глава II. Рязань и семья Павловых

Глава III. Семинарский период жизни И. П. Павлова (1864—1869 гг.)

Глава IV. Петербург и первые студенческие научные работы (1870—1879 гг.)

Глава V. Период работы в клинической лаборатории С. П. Боткина (1879—1890 гг.)

Глава VI. Выборы на кафедру физиологии и в Институт экспериментальной медицины (1890—1891 гг.)

Глава VII. Зарождение эпохи хирургической физиологии (1891—1899 гг.)

Глава VIII. Развитие понятия рефлекса до И. П. Павлова

Глава IX. Канун великого открытия (1899—1903 гг.)

Глава X. Приоритет И. П. Павлова в разработке учения об условных рефлексах

Глава XI. Опыт первой теории условного рефлекса (1903—1907 гг.)

Глава XII. Избрание в Академию Наук (1907 г.)

Глава XIII. Важнейшие достижения по изучению высшей нервной деятельности в последующие годы (1907—1936 гг.)

Глава XIV. И. П. Павлов как гражданин и патриот

Глава XV. Образ И. П. Павлова как человека

Глава XVI. Творческие приемы И. П. Павлова

Глава XVII. Философское значение работ И. П. Павлова

Глава XVIII. Разработка идейного наследия И. П. Павлова в области кровообращения, пищеварения и нервной трофики (1936—1949 гг.)

Глава XIX. Разработка научных идей И. П. Павлова в области высшей нервной деятельности

Заключение



ЧИТАТЬ КНИГУ






Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.