Как зат’гавили поэта Исаака Соболева
29-01-2015

Соболева, паньмаишь, «зат’гавили»… Почитал я, что о нем написано по ссылке — знаете, чтобы человеку, который печатается в центральных многотиражках, быть уволенным вопреки законодательству за критику заводского руководства, надо быть редкого калибра сволочью и склочником, при этом такой фокус у руководства может пройти только в том случае, если указанные случаи злоупотреблений не подтвердились. У меня дед в те же годы очень спокойно критиковал свое руководство вплоть до министра — если критика была не голословной, подкреплялась фактами, то пострадать за это надо было очень сильно хотеть самому. И то бы не получилось. Или надо быть очень откровенным антисоветчиком, чтобы за него, такого правдолюбца, никто не стал заступаться. Как я понимаю, стихи про советских Эйхманов как раз и были ПРИЧИНОЙ, что гражданина выперли, несмотря на инвалидность и фронтовые заслуги (впрочем, последние тогда были не редкость — можно было на ту же должность более вменяемых орденоносцев найти). Никаких директивных указаний об увольнениях евреев в архивах СССР не обнаружено. Их просто нет. То, что евреи националистическими высказываниями или неистребимой тягой еврейской диаспоры протаскивать наверх «своих» антисемитизм частенько провоцировали — это факт. У советского еврея не было никаких проблем, если он не выпячивал свое еврейство как медаль, и не пытался перенести нравы еврейского местечка на советский завод. Вот только что у Драбкина на сайте рассказ, как боец-еврей мародерствовал в Германии, отсылал родственникам, те дом построили, а соседи заинтересовались, откуда дровишки. Расстреляли б солдатика за мародерство — было бы крику про антисемитизм, n’est’ce pas?

Да и вообще текст написан крайне предвзято — вот возьмем эпизод с Ошаниным. Вот сижу я, литератор, со своими представлениями о том, какие должны быть стихи. И некто, хрен с горы, приносит мне стихи, которые я оцениваю невысоко, и высказываю свое мнение. Так как мое мнение авторитетно, то стихи не печатаются. Но в издательской практике не печатаются 90% редакционной «текучки». Невозможно напечатать всех графоманов даже при желании подкормить голодающих детей графоманов. Преподносить это как «травлю» — это надо совсем с глузду съехать. Риторика-то какая «отнял кусок», «бессердечный убийца». Нормальная работа с редакционной текучкой. Нормальная. В каждом издательстве таких «убийц» в редакционном отделе — каждый первый. У меня отец в институте патентной экспертизы работал экспертом, так его еще похлеще называли изобретатели вечных двигателей и велосипедов. Или у кого-то есть иллюзии, что Соболев получил бы в современном издательстве обязательно положительный отзыв о своем произведении и был бы озолочен не отходя от кассы? Такие тексты пишут обычно люди, которые не пытались опубликовать ни одной книжки стихов иначе чем за свой счет 🙂

эти замечательные перлы недалекого сознания: «Судьба «Набата» оказалась не подвластной ни генералу советской песни, ни тупым невежественным советским чиновникам.» А в ЦК ВЛКСМ, который песню одобрил, у автора текста, получается, сидели сплошь новаторы и умнейшие образованнейшие люди??? Везде — тупые и невежественные, кроме ЦК ВЛКСМ. Слава Ленинскому комсомолу! Там сидели точно такие же, абсолютно такие же служащие, с иными художественными вкусами, и не более.

Вообще, проходящее через текст красной нитью представление, что поэту, автору хорошего стиха, по гроб жизни общество навеки что-то должно за один-единственный удачный стих, ничего, кроме усмешки, вызвать не может. КПСС должна была забыть, что этот же поэт написал тонну стихов поливающих партию отборным антисоветским дерьмом, но кланяться Соболеву всю жизнь за «Бухенвальдский набат» даже задолго до того, как поэт этот стих сочинил:)))

bortnik

 



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.