Куда ни иди, попдешь в Закамск…
26-01-2015

На днях волею судеб меня занесло в родной Закамск. Маленькое путешествие богатое на впечатления.

Путешествие – громко сказано. Фактически, я живу в Закамске, просто на окраине. На то, чтобы добраться до эпицентра требуется примерно полчаса. И вот я трясусь в скрипучем автобусе, подскакивающим на каждой выбоине и кочке убитых дорог (читай: постоянно – буквально постоянно! – подскакивающим). Из размышлений меня вырывает крик кондуктора: “Эй ты, уступи место, чё расселся?” Действительно: рядом стоит дедуля, да еще и с тросточкой. Виноват, быстро встаю.

Вернуться к приятным мыслям мне не дает очередной поток брани. У старика не хватает денег на проезд. Он говорит что-то про “пенсию”, про “войдите в положение”… Его реплики тонут в отменной брани кондуктора. На ум приходит слово “лицемерие”. Достаю из кармана мелочь…

Остаток пути проходит в тишине, насколько это слово применимо к российским автобусам. От любования собственным благородством отвлекает голос динамика. Моя остановка.

Люди редко смотрят вверх. Замечал это и за собой. Но иной раз взглянешь вверх и не можешь отвести взгляд. Так и я. Но мой взор зацепился не за звездное небо, не за обрывки облаков, а за трещины в стенах домов. По серым стенам едва ли не каждой второй хрущевки протянулись длинные и не очень разломы. Они заботливо замазаны раствором, так что можно не беспокоиться: эти дома простоят еще лет десять-двадцать точно.

Запинаюсь и чуть не падаю. Хотя снегопад прошел пару дней назад, снег еще не убран. Естественно, никто не смотрит на верх – нужно смотреть под ноги!

Прохожу мимо старушки, торгующей разным хламом. Судя по всему, этот хлам – предметы ее обихода. Тут есть старая гладильная доска, утюг, кастрюли, какие-то лохмотья и разные мелочи. Двое крепких ребят в спортивных куртках пытаются ей что-то растолковать. Из обрывков разговора понимаю, что это охранники магазина, на против которого устроилась старуха. Судя по всему, магазин хочет от нее избавиться. Видимо, опасается конкуренции. Не слышу, что отвечает старушка, но могу догадаться, что это что-то про “пенсию”, про “войдите в положение”…

Впереди банк – мой пункт назначения. Одновременной со мной заходят двое внушительных полицейских. Они увешаны оружием: пистолеты, узи… редкое зрелище. В голове промелькнуло: “Зачем?.. Уж ни ограбить ли банк решили?..” Ан нет, полицейских вызвали чтобы прогнать нищего из банковского холла, с чем они успешно справляются криками и пинками. Нищий в банке: видимо, кому-то такой контраст не по душе.

Между тем, прохожу в главный зал. Мне улыбается молодая девушка-консультант. Красивая… Позади слышны глухие удары и стоны. Улыбаюсь в ответ.

Возвращаюсь обратно тем же путем. Старушка, продававшая свое барахло, больше не за “прилавком”. Она сидит на снегу поодаль, наблюдая как молодчики без особых церемоний закидывают ее “товары” в мусоровоз. Сильный ветер дует в лицо: слезятся глаза.

Пройдя метров двадцать вижу удивительную картину. Женщина в дорогой шубе кормит бездомного пса телячьей вырезкой. Похоже, и у нее найдется повод для самолюбования.

Возвращаясь домой на скачущем по ямам автобусе размышляю о закамской жизни. И вдруг озарение! Весь мир – это большой Закамск. В нем люди добры друг к другу, пока не страдает их интерес. В нем сильный пожирает слабого, подлый – честного. В нем так же есть островки богатства и процветания, чье благосостояние держится на результатах труда обычного человека, отобранных у него. И точно так же тупая полицейская сила оберегает это награбленное добро. В нем имущий время от времени делает красочную подачку тому, у кого ничего нет, считая, что за такое благородство заслуживает похвалы.

И куда не иди, попадешь в Закамск, даже если говорят там на китайском, индийском, арабском или английском языках. Из Закамска не убежишь. И выход для тех, кто смириться не может, только один – бросить вызов Закамску, и руками, своими и своих товарищей, этот Закамск изменить.

Константин Тархов



Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.